Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Караханов Ашот "Хочу устроить я турне, Читать стихи в России. А кто устроит его мне, Поэту и миссии. "

 
Итак, Караханов Ашот, 1965 г/р, натуральный бакинец. Сейчас живёт в Киеве.

Елена Асланова.



КАРАХАНОВ АШОТ ЭДУАРДОВИЧ

Богдан Гетьман или выборы по-украински.

( От редактора :

Нет, не бойтесь, дамы и господа. Здесь нет никакой политики. )


Резко наступившая в июне жара не влияла на темп работы редакции, работники газеты также бодро, независимо от времён года, жары или холода суетились в своих рабочих кабинетах заходя и выходя по разным отделам помещения. Блуждая по лабиринтам коридоров с довольными улыбками на лицах успевая на ходу перекинуться короткими приветствиями с коллегами, типа: "Привет, привет: как дела? А у тебя? Всё в порядке, что нового"?:
Газета, это машина, даже больше это живой организм и эта машина, этот организм не имеет права останавливаться ни на секунду, ни на йоту, она не может ломаться, он этот организм, должен всегда дышать, быть всегда заведенным. Таковы правила ежедневных изданий, это закон.
Главный редактор в приподнятом настроении предстоящего отпуска сидел в кресле своего кабинета, занимаясь весьма серьёзным для него делом. Он подсчитывал дни окончания трудового года, перелистывая настольный календарь. Хотя до 1-го июля оставалось совсем немного времени, но ему очень и очень хотелось узнать этот срок в цифрах.
- Так, 22-е, 23, 24, - бубнил себе под нос главный, пока на цифре 25 его не отвлёк заместитель вошедший в кабинет без стука.
- Не помешал, Сергей Борисович?
- А: Петро, да так чтоб не очень, но ты всегда не вовремя. Что там у тебя?
- Посетителя примите, рвётся.
- Кто там, депутат, или учёный, что-то во вчерашнем не понравилось?
- Да нет, шахтёр кажется какой-то.
- Ну так отправь его куда-нибудь, скажи мы не можем постоянно освещать их извечную проблему по задержкам зарплат, скажи пусть идут на площадь и митингуют, или голодают, а ещё лучше пусть идут к:.
- Да он по другому вопросу.
- По какому ещё другому?
- Написал, что-то, хочет в номер утренний запустить.
- А бабу он не хочет, ты у него не спрашивал. Ну что ты Петро вчера родился, не знаешь куда отправить, в отдел ниже там наши журавчики с ним быстро разберутся.
- Да был он внизу, навязчивый слишком и ребята ко мне отправили.
- А ты решил от него через меня избавиться. Ладно, настроение у меня сегодня весёлое, пусть заходит. А что, кстати, он там нацарапал, жалобу?
- Нет, вроде очерк или статью.
- Так что конкретно, ты мне можешь сказать.
- Да я сам толком не пойму, смесь бульдога с носорогом, в общем, публикация.
- Хм: шахтёры нынче странные в писатели лезут. Ладно, тащи этого бывшего гигимона если он не в робе и без каски, уважим работягу, - поторопил главный зама.
Петро довольный, что наконец-то избавился от занудного посетителя и дабы не сглазить быстро переменчивое настроение своего шефа, выстроил комбинацию из пяти пальцев правой руки, правда, в глубине своего кармана. Выйдя из кабинета главного, он с ехидной улыбкой на лице подошёл к ожидавшему посетителю.
- Ну всё уважаемый, договорился я с главным редактором, примет он Вас, прямо сейчас. Его зовут Сергей Борисович. Запомните?
Посетитель благодарно закивал головой.
- Да, сумку можете здесь оставить, никуда она не денется, Оля присмотрит. Оля присмотришь? - Обратился заместитель к секретарше энергично работавшей пилкой со своими длиннющими ногтями.
- Пусть оставит, - ответила Оля.
- А что там у вас? -Поинтересовался Петро у посетителя.
- Ничего особенного, роба и каска. Я прямиком с работы, из метро к вам не медля.
- Ну всё идите, а то шеф заждётся, передумает, второй раз не устрою, - вежливо пригрозил Петро.
Открыв дверь кабинета, посетитель уверено вошёл в него.
- Здравствуйте, я Гетьман Богдан, - громогласно заявил посетитель.
- Не понял, кто? - Переспросил главный.
- Гетьман, - повторил посетитель.
- Какой Гетьман? - опять переспросил главный.
- Гетьман это моя фамилия, можно просто Богдан, - поясняюще ответил новоявленный гость.
- А -а, - понимающе акнул главный. -Проходите, присаживайтесь, не стесняйтесь, поближе к столу. Показывайте, что там у вас? Гетьман поспешно достал из кармана своих штанов вчетверо сложенный лист бумаги развернул и положил на стол главного.
- Вот статью принёс в утренний номер, вчера вечером написал, - похвастался посетитель.
- Статью, статью, - беря в руки лист, повторял главный. - Шрифт мелкий, надевая очки, выразил своё неудовольствие Сергей Борисович.
Гетьман молча пропустил замечание.
- У вас, что на шахте проблема с писчей бумагой, - спросил главный, доставая из ящика своего стола огромных размеров лупу.
- На какой шахте? - Переспросил у главного Гетьман.
- Ну на вашей, где вы работаете, - продолжал главный редактор.
- А я не шахтёр, я метростроевец, - удивился посетитель.
- Как не шахтёр? Ещё больше, - удивился главный.
- Метростроевец я, - уже возмущённо ответил Гетьман.
- Странно, хотя какая разница, тоннель, проходка, вагонетки.
- Большая, - ответил Гетьман, - наша работа чище.
- Ну если только в этом, - не отрывая взгляд от лупы продолжал диалог Сергей Борисович.
- Не только в этом, у нас зарплата больше и регулярна, а самое главное несчастные случаи очень редки в нашем производстве.
- Ну ладно с проходкой, давайте по делу. Я как главный редактор не могу запустить вашу статью в нашу газету.
- Вам она не понравилась? А моя бригада оценила её по достоинству, я сам бригадир первопроходчиков и они настояли отнести её в газету.
- Не в этом дело уважаемый Богдан Гетьман, фактов мало, суть конечно есть, а где цифры, имена, сноски, скоски и т.д. и т. п. Понятно, пан Гетьман? И название несколько чопорно, ну что это за название "Мы Украинцы" национализмом отдаёт, оно больше подойдёт к названию какого-нибудь политического блока или партии, но никак не к статье, да и проблемы вы больше в ней раскрываете бытовые, а не национального характера. У нас газета информационно-политическая, а ваша публикация не в обиду вам сказано, непонятно к какому стилистическому жанру отнести. Но вот что это у вас сверху в жирном шрифте, афоризм или двустишие или эпиграф, непонятно просто.
- Это стих Сергей Борисович, я его тоже вчера написал, как эпиграф к статье.
- Ну вот он мне даже больше понравился, чем вся статья в целом. Если б мы печатали стихи или нашлась на то причина, я бы его с удовольствием поместил. "Я купил вчера вино, было кислое оно" замечательно, созвучие, рифма, лаконичность, но самое главное смысл глубокий. Чувствуется большой талант и опыт в стихосложении.
- Эт я так, эт у меня первое и статья первая, писать я начал вчера только, - застенчиво признался Гетьман.
- Да? Никогда б и не подумал, ну что ж очень неплохо для начала, уважаемый Гетьман. Вот только не пойму, почему вы её нам принесли? На что вы ориентировались? Какая причина была, что вы её принесли именно к нам? Вы можете мне аргументивно ответить без лишних комментариев.
- Я и моя бригада ориентировалась исключительно на название вашей газеты, "Комментарии без фактов" и вы уважаемый редактор сами же себе противоречите, требуя от меня неизвестно каких фактов. Вам что мало аргументов?
- Мало Гетьман, мало. Когда учреждалась газета под этим названием, было время другое и писать комментарии под каждым фактом было опасно. То время прошло, а газета осталась под тем же названием, а менять его очень и очень не рентабельно. Вот так вот Гетьман.
- А мы в вашей газете встречали статьи и по хуже моих и ничего, а я своей публицистикой раскрываю проблемы общества. А некоторые ваши герои интервью только раскрашивают свою личную бытовуху, обходя почему-то общественные.
- Так у них имя, а вас кто знает бригадира первопроходчиков, землекоп одним словом. И метро для людей уже давно обыденность. Какой вы подвиг совершили? В чём ваше геройство? Да, мы печатали на прошлой недели стихи господина Ничипоренко, так то была сенсация и дело вовсе не в стихах. Вы же помните эту статью? Бизнесмен, предприниматель, уважаемый всеми человек, берёт на 25 лет в аренду участок земли под Киевом для строительства нового ипподрома: и что дальше помните?
- Помню, пан редактор, помню, кто ж не помнит эту историю. Начал бурить артезианскую скважину, а нашёл месторождение нефти.
- Правильно Гетьман, нефти, а Вы знаете, что значит нефть для нашей страны. А потом выясняется, что этот много уважаемый человек пишет ещё и стихи, правда бездарные, но не в этом дело. А людям уже интересно узнать, о чём пишет, о чём думает их герой, методом тыка нашедший клад с чёрным золотом правда с ограниченным запасом, на четверть века добычи, если верить экспертам. Вот вам целый букет и факты, и комментарии и аргументы и даже цифры и плюс искусство с творчеством помешалось.
А тот поэт, помните, Гетьман? Сбросивши себя с крыши 16 этажного здания в 1998 году в апреле месяце. Вы б смогли так поступить, пойти на такое? Хватило бы духу, Гетьман? А у него очень стоящие стихи были. Мы не пожалели разворот, целых две полосы, Гетьман. Люди плакали, когда читали, и я тоже плакал, Гетьман. А при жизни его топтали, давили, травили. Почему так, Гетьман, знаете? Нет, а я знаю, потому что бездарей больше, они дружны, они сплоченней, они везде и всюду. Вот так вот Гетьман бывает, жизнь штука очень сложная, не всё так просто в этом мире. Я лично вёл журналистское расследование. И знаете, что мне ответили представители литературных студий, волосы дыбом до сих пор встают, они сказали: - " а мы ничего против него и его творчества не имели, мы ему давно говорили, сменить фамилию, либо прикрыться псевдонимом, а он упрямился". - А фамилия его была Дзе, у него прадед был китайцем, хотя у самого поэта, глаза узкими не были, да и фамилия эта больше отдаёт грузинским, нежели китайской. Вот так вот Гетьман, это вам с такой фамилией легко живётся.
А та девушка помните Гетьман, если вы внимательно следите за нашими публикациями? Марина Артамонова, молодой начинающий писатель, попав первый раз на телевидение с группой поддержки, для участия не помню точно, какого-то ток шоу, совершила самый настоящий подвиг, на который решится не каждый. Может, смотрели эту передачу?
- Слышал, но не смотрел, нас в тот день задержали на вторую смену. Твёрдый грунт проходили, и вода мешала работе.
- Вы б смогли так поступить, как она? Внезапно раздеться и не просто платье сбросить, а до гола, перед всей страной. Конечно, я представляю её тяжёлые вечера с самой собой после, но зато читателю уже было интересно читать историю её жизни.
- А вот с космонавтом вы промахнулись Сергей Борисович.
- А что промахнулись, он космонавт, у него имя, ему позволительно и бред запустить. В любую газету пройдёт, а, учитывая, что разговор происходил по телефону, мы по горячему запустили без редактировки, с небольшой коррекцией.
- Дело не в тексте, а в скафандре.
- А кто в скафандре? Открою вам секрет, второпях у нас не оказалось портрета космонавта, вот мы и поместили фото в скафандре. Это символ, да и попробуйте доказать, что в скафандре не наш космонавт.
- Очень просто Сергей Борисович, фотография хоть и не большого размера и черно-белая, но если внимательней приглядеться, то на груди у космонавта, а точнее скафандра, флажок СССР, а не Украины.
- Гетьман не шути, не может быть, - прошипел главный редактор с серьёзным выражением лица.
- Можете сами проверить, у вас как раз лупа в руках.
Редактор нажал кнопку в аппарате.
- Слушаю, Сергей Борисович, - нежно пропела секретарша.
- Оля, как можно быстрее принеси ко мне номер газеты за первое число.
Через две минуты номер с космонавтом уже лежал на столе у Сергея Борисовича.
- Гляньте, гляньте, если хорошо присмотреться, это видно и невооружённым глазом, а через лупу на все сто, - продолжал разжигать страсти Богдан Гетьман.
После детального просмотра фото, редактор отодвинул газету на край стола, представив лупу к своему левому глазу несколько сфокусировав расстояние еле заметным движением руки, посмотрев сквозь неё на Гетьмана огромнейшим размером зрачка, внутри которого Гетьман прочитал аббревиатуру СССР.
- Ты прав, Гетьман, - еле слышно произнёс главный редактор: - Ошибочка вышла. Он опять нажал на кнопку аппарата.
- Слушаю вас Сергей Борисович, в динамике снова раздался Олин голос, но уже в несколько дрожащей интонации.
- Оля, Петра ко мне, быстро,- строго потребовал главный.
Ровно через минуту в кабинет вошёл Пётр.
- Вызывали Сергей Борисович, - ни о чем не подозревая, спросил Пётр.
- Посмотри, что это? Главный протянул ему номер.
- Статья, "Чрез тернии к звёздам" нашего первого космонавта. Ну и что, - недоумевал Пётр, - вы ж её уже читали, Сергей Борисович.
- Ты мне не текст читай, на фото смотри.
- Петр, повертев в руках газету, внимательней стал рассматривать фото, под разными углами зрения.
- Ну что видишь? - Продолжал подкрадываться шеф второстепенными вопросами к главному.
- Портрет, точнее скафандр, вы ж в курсе событий. "Петро, нет портрета, лепи скафандр и не морочь себе яйца", вас цитирую дословно, Сергей Борисович, вы ж помните спешку и срочность. Сергей Борисович молча протянул ему лупу. Петро, всё ещё недоумевая начал фокусироваться на фото, то, приближая то, отдаляя почему-то газету, а не лупу. Видимо сообразив, в чём дело, он виновато перевёл взгляд на шефа.
- Говори, что молчишь, - первым нарушил недолгое молчание шеф.
Петро продолжал молчать, но при этом переведя взгляд уже на Гетьмана, он мысленно удивлялся, почему главный ведёт разговор о внутренних секретах издания, при каком-то упавшем с неба шахтёре.
- Что ты на него смотришь, он в курсе всего и это шахтёры заметили первыми, а не вы профессионалы.
- Метростроевцы, - аккуратно поправил Гетьман.
- Какая разница, продолжал главный.
- Я уже вам говорил какая, - не успокаивался Гетьман.
- Да не меж вами Гетьман, а кто заметил.
- Разница есть, - вмешался Петро, - если б заметил сам космонавт, мог бы и в суд подать, за подлог фактов.
- Да, слава Богу, что этого не произошло, - успокоился редактор, - я надеюсь, ты Гетьман не гу-гу.
- Могила, Сергей Борисович, - успокоил редактора Гетьман.
- Какая могила, чья могила? - Заволновался главный.
- В смысле стена, Сергей Борисович. У стен есть уши, есть глаза, но нету языка, -поясняюще ответил Гетьман.
- Правильно Гетьман, будь стеной, и мы тебя не забудем. А тебе Петро строгий выговор, за невнимательность, иди в подвал разберись с верстальщиками и дизайнерами, ограничься выговором и построже с ними, увольнять не надо, чтоб сами же не сдали. А мы с Гетьманом ещё побеседуем.
- Понял Сергей Борисович, - облегченно вздохнул заместитель, взглянув с упреком на Гетьмана.
- Молодец Гетьман, - в фальшивой интонации благодарности похвалил главный редактор давно перешедший незаметно на ты к своему внезапному посетителю, почувствовав какую-то родственную близость к этому человеку.
- Дело в том, мы вашу газету очень внимательно читаем от корочки до корочки и встречали в ней погрешности по страшнее этой, - интригующее улыбался Гетьман.
- Ладно Гетьман с погрешностями, людям свойственно ошибаться, мы ж не машина бездушная а живой организм, - оправдался редактор, - я вот попробую помочь тебе с публикацией. Ты обращался в газету "ДНЕВНЫЕ ВЕСТИ"?
- Нет, - ответил метростроевец.
- А, в "ВЕДОМОСТИ ПО-УКРАИНСКИ"? - Продолжал задавать вопросы главный редактор.
- Тоже нет, - ответил Гетьман, - я с работы прямиком к вам.
- Эт плохо, что ты сразу к нам пришёл, тебе ж пока что никто не отказал. Зайди к ним, только не ссылайся на меня и вообще временно забудь, что ты здесь был. А я тебя в дальнейшем, буду направлять в правильное русло. Понял, Гетьман? В крайнем случае, если эти снобы и там откажут, зайди в "ЗЕРКАЛЬНУЮ НЕДЕЛЮ", там главный мой друг, с ним можешь говорить от моего имени. А ещё лучше зайди в "БУЛЬЛЯВРУ", они точно возьмут, я в твоём тексте заметил два слова, "пьянка и секс", это их любимый жанр. Возьмут, как пить дать. А по поводу твоих стихов, хочешь, я тебя познакомлю с известным поэтом Киева и не только.
- Хочу, - радостно возбудился Гетьман.
- Александр Лобанов, слышал о таком?
- Неа, - некнул в ответ Гетьман.
- Правда он сейчас в "САДОВОДЕ" сидит, хернёй занимается, экспериментирует выращивание овощей на вертикальных грядках, огурчики, помидорчики, картофель, в перспективе планирует на арбузы перейти, если с огурцами получится. И при всей своей научной занятости успевает в промежутках и стихи писать, говорит, если добьётся хорошей урожайности с огурцами и картошкой, премию может получить большую, государственную. А на одних стихах, далеко не уедешь, это тебе к сведению Гетьман, чтоб губу не раскатывал. Давай Гетьман продиктуем твой стишок Оли, пусть Лобанову отправит, прям сейчас, что тянуть.
- Давайте-давайте, Сергей Борисович, - радостно засуетился на своём стуле Гетьман.
Редактор опять нажал кнопку своего аппарата, дождавшись ответа от Оли, он снова нацелился лупой в статью Гетьмана.
- Оля, диктую, - записывай, он медленно по слогам прочитал Гетьмановское двустишье. - Записала?
- Да, Сергей Борисович,
- А ну проверь вслух.
- Я купил вчера вино, было кислое оно, - красиво пропела Оля.
- Всё правильно, Оля. Правильно? - На всякий случай спросил редактор у автора .
- Да-да да, - задакал Гетьман.
- А дальше? - Решила продолжить Оля.
- Всё, это всё Оленька, - ответил редактор.
- Куда это, Сергей Борисович? - Поинтересовалась Оля.
- Отправь факсом Лобанову в "САДОВОД". И не забудь подписать, диктую, Гетьман Богдан, хотя нет, наоборот, Богдан Гетьман, не перепутай Оленька.
- Не перепутаю, Сергей Борисович, уже отправляю, - успокаивающе ответила Оля.
- Видишь Гетьман, какую я тебе рекламу сделал, имя твоё поднимаю, через пять минут твою нетленную мысль прочтёт лучший поэт и может быть опубликует. И всё это с моей подачи, понял Гетьман.
- А каким концом "САДОВОД" к моим стихам, удивился Гетьман.
- Как, а ты не в курсе? В журнале "САДОВОД" уже год как литературная страничка организована, это Лобанова идея. Эксперименты он проводит теоретически, а практикует народ на своих грядках в огороде, а любые опыты и эксперименты иногда имеют свойства обваливаться, ты как первопроходчик, должен это знать. Он несвоевременно начал сразу с арбузов, грядки не выдержали такого веса, и начали обваливаться, а это арбузы, бед было много на приусадебных участках. Журнал чуть не разорился, срочно была открыта литературная страничка, за счёт привлечения другого круга читателей, литераторов, писателей и даже графоманов. Рейтинг журнала стал быстро расти, а у тех тоже свои огороды и дачи имеются, так что никто ничего не потерял и он продолжил свои эксперементы, только начал уже с огурцов и помидоров. Вот так вот бывает Гетьман, не было б счастья, да несчастье помогло, в тоне наставника произнёс Сергей Борисович.
Разговор перебился голосом с динамика, говорила Оля:
- Сергей Борисович, звонит Лобанов, вас спрашивает. Соединять?
- Да Оленька, конечно. Редактор поднял трубку.
- Серёжа, привет. Ты факс отправлял? - Спросил Лобанов с того конца провода.
- Да, Саша. А ты что сильно занят своими опытами? - Поинтересовался Сергей Борисович.
- Да не очень, я в состоянии ожидания, жду большие потоки писем результаты рецептов ?2 и ?3, так не терпится узнать, что там у наших читателей на грядках происходит. А ты что на частушки перешел от не хрен делать перед отпуском?
- А это не я, тут у меня автор сидит, стихами интересуется, хотел к тебе отправить.
- А как его имя? - Поинтересовался Лобанов.
- Гетьман, Богдан Гетьман, - чётко повторил главный.
- Под псевдонимом работает? - Продолжал интересоваться Лобанов.
- Да нет Саша, это его настоящее имя.
- Где-то я слышал, он в "СТАРОМ МИРЕ" не печатался?
- Нет, Саша не печатался.
- Может в "АГУДАРЕ"? - продолжал расспросы Лобанов.
- Да не где он не печатался, писать вчера только начал, дебютировать хочет. И вообще он не писатель, а шахтёр.
- Метростроевец, - опять подправил Гетьман.
- Пардом, метростроевец, оговорился я, Саша.
- Какая разница, - ответил Лобанов.
- Большая Саша, большая, у них работа чище.
- Ну не чище нашей, Серёжа.
- Ой, Саша, о чём ты, работа в газете самая грязная в мире, так можно испачкаться, потом в жизнь не отмоешься, вот и приходиться пачкать других, чтоб самим чистыми ходить, да что я тебе рассказываю, сам, что ли не знаешь.
- Ты Серёж меня к своим журавчикам не приравнивай, я поэт, а они мусорщики. Я в "САДОВОДЕ" огурчики выращиваю, чтоб народу вечерами было чем закусывать, а они в погоне за дурной сенсацией, только аппетит людям портят.
- Ладно, не распинайся, дебаты будешь на телевидении устраивать, лучше скажи, как с Гетьманом быть.
- С каким Гетьманом?
- Ну с автором моим.
- А -а-а, с твоим автором. У него дача или огород есть?
- Гетьман у тебя есть огород или дача? - Обратился редактор к засидевшему гостю.
- У тёщи дача, - ответил Гетьман.
- Дача у тёщи, - переадресовал ответ редактор.
- Спроси у него, не хотел бы он попробовать вырастить арбузы на вертикальных грядках, схему подобных теплиц, я ему предоставлю.
- Нет, Саша он не хочет заниматься арбузами, - не переспросив, ответил сразу редактор.
- А огурцами, спроси.
- И огурцами тоже, его интересуют только стихи.
- Ладно дай ему трубочку, я с ним сам побалакаю.
Редактор передал трубку Гетьману.
- Здравствуйте, - неуверенно начал Гетьман.
- Приветствую. Стихи пишите, давно, много? - Не дожидаясь ответа, Лобанов продолжал, - мне нужно увидеть, хотя б с десяток ваших текстов я не могу делать выводы по одному недоконченному произведению, пришлите остальные тексты.
- Но у меня больше нету, - огорчился Гетьман.
- Почему? - В удивленной интонации возмутился Лобанов.
- Не успел, я вчера только писать начал,- оживился Гетьман, - но у меня ещё есть статья, это прозаическое произведение. Вы пишите прозу? - Начал переходить на вопросы Гетьман.
- Нет, прозу я не пишу, - недовольно ответил Лобанов.
- А почему? - Настойчиво продолжал интересоваться Гетьман.
- Потому что у меня задница не чугунная, - в несколько резкой форме ответил Лобанов, чтоб быстрее отвязаться от дотошного поэта. - Передайте трубку Сергею Борисовичу.
Гетьман протянул трубку редактору,
- Алло, Серёга, ты где его откопал, он что с гор спустился, или с леса вышел?
- Из шахты, из шахты он поднялся.
- Антрацит, чистый. Света белого не видел. Ладно, Серёжа, удачи, тут мне почту принесли, буду разбирать. Пока.
- Пока, Саша. Редактор положил трубку и обратился к погрустневшему в лице Гетьману.
- Ну что, не получилось с Лобановым Гетьман? Тебе не надо было за прозу у него спрашивать, не любит он, прозаиков и подобные вопросы. Ну не расстраивайся у тебя всё впереди, главное не отчаиваться. Ладно, иди Гетьман, задержал ты меня, мне работать надо, может, когда и свидимся.
Гетьман не попрощавшись, молча вышел из кабинета, а редактор вернулся к своему незаконченному делу с календарём.
Гетьман вышел с помещения редакции в совершенно ни в каком настроение, блуждая по старым тенистым улочкам Киева с мрачными мыслями в голове, он не заметил, как оказался на самой центровой площади страны, в недалёком прошлом переименованной в независимую. Остановившись у бассейна с фонтанчиком, где плескались дети под бдительным присмотром молодых родителей, он присел на прохладный бортик, продолжая обдумывать весь свой разговор в редакции с главным. Капельки фонтанной влаги под влиянием небольшого переменчивого ветерочка, приятно обсыпали его плешь, ярко отражающим солнце, скатываясь по шее брильянтовым бисером прям за воротник его ситцевой рубашки. Эти капельки воды и отвлекли его от грустных мыслей, напомнив о 30-ти градусной внезапно наступившей июньской жаре, ему захотелось пить. Повернув голову на право, он увидел в 5 метрах от себя тележку с прохладительными напитками, под стойкой большого зонта сидела молоденькая продавщица, повернув свою почти обнаженную спину к нещадно палящим лучам солнца и с глупым выражением в лице наблюдавшей за детьми плескавшихся шумно в бассейне.
Оставив свою сумку на бортике, Гетьман подошёл к тележке, и стал внимательно рассматривать ассортимент напитков.
- Пепси, пиво, - въедливо вмешалась в его мысли продавщица.
Гетьман молчал и продолжал высматривать нужный ему напиток.
- Пепси, пиво? - опять повторила вопрос продавщица.
- Живчик, - резко ответил Гетьман.
- Берите пепси, оно более холодно, - навязчиво посоветовала продавщица.
- Я сказал живчик, - более грубо произнёс Гетьман.
- Я ему советую как лучше, а он оказывается грубый упрямец, - вслух возмутилась продавщица, доставая из под раздвижного стекла бутылочку живчика.
- А я советую залепить газетою, - взяв бутылку буркнул в ответ Гетьман, направившись назад к своей сумки.
- А мне ваша сдача не нужна, - кричала в след продавщица, - хам несчастный. Гетьман на ходу поспешно отвинтил капроновую крышку, сладкая, липкая водичка шумной пеной хлынула наружу, как джин из бутылки оставив мокрые пятна на брюках и нижней части рубашки.
- Так тебе и надо, хам несчастный, - уже смеясь над чужим горем продолжала кричать продавщица.
Подойдя к своему бортику, Гетьман одним мощным глотком высосал всё содержимое бутылки, и стал внимательно наблюдать за весело купающими детьми, вспоминая своё детство и купание с дворовыми ребятами в сельской речке в жаркие дни летних каникул. Его воспоминания перебились детским вопросом: - "дяденька, а хотите, я вас обрызгаю"? - спросила маленькая девочка подошедшая вплотную к бортику со своей стороны, заранее набрав в пригоршне воды, на тот случай если дяденька даст положительный ответ. Гетьман любопытно взглянув на девочку стал обдумывать её по-детски наивный вопрос. Девочка не заставила себя долго ждать, и опять набрав в пригоршни воды, повторила вопрос. Гетьман, наконец, поняв о чём его просит девочка, посмотрев на свои ещё не обсохшие штаны, отрицательно покачал головой.
- Леся, ну-ка быстро иди ко мне, не приставай к дяденьке, а то я тебя сдам дяде милиционеру, - строго позвала к себе мама девочки.
Гетьман покрутил головой в поисках дяди милиционера, но, не увидев такового, успокоился за судьбу девочки, снова погрузившись в свои мысли. Он почему-то вспомнил геройский подвиг, совершивший в годы второй мировой войны солдат Александр Матросов, до неприличия затасканную историю учителями в советских школах. Он ещё подумал, - жаль, что ему не приходиться участвовать в каких-нибудь боевых действиях связанных с большим риском для жизни, уж тогда бы он показал себя, но взять и просто спрыгнуть с балкона 7-го этажа, как тот поэт ему не очень хотелось, всё слишком просто, да и за сумасшедшего могут принять. Он заметил молодую семейную пару не далеко, слева от себя с плачущим мальчиком в детской истерике вцепившейся в подол маминой юбки и, тянув её в сторону бортика бассейна, капризно повторяя по несколько раз одно только слово: - "хочу, хочу, хочу. Родители ребенка, недолго посоветовавшись, решили положительно удовлетворить желание сынишки. Не спеша, раздев мальчика и поставив его на бортик бассейна, мама, любяще похлопав по его голой попке, лёгким движением руки в детскую спинку плюхнула успокоившегося ребёнка за борт. Вдруг Гетьмана осенило, точно, точно: начал повторять Гетьман, он прекрасно понимал, нефть он никогда не найдёт не в Киеве а тем более в его пределах, полёт в космос ему тоже не грезился. Его снова начала мучить жажда, но возвращаться к глупой продавщице ему не хотелось. Гетьман поспешно начал освобождать свою сумку, но что-то удерживало робу изнутри, потянув сильнее, он услышал хрустящий звук пластмассы - рабочий комбинезон, запутавшись с внутренними капроновыми перегородками каски, вырвал их с корнем. Бросив весь этот хлам под бортик бассейна, Гетьман стал внимательно рассматривать дно каски.
Без внутренних перегородок, разделяющих дно каски от макушки головы, ходить на работе по причине технической безопасности строго воспрещается, но в данной ситуации ни каких обвалов грунта ему на голову не предвещалось, с этой успокаивающей мыслью, Гетьман надел каску. Получился эффект кастрюли с утопающей головой по самые уши и глаза, но так даже лучше, - подумал Гетьман, - знакомые не узнают. Сняв с себя рубашку спешно затолкав в сумку, принялся за брюки.
- Смотри, мужик купаться собрался, - обратился муж к жене, которая только что плюхнула в воду ребёнка.
- Может больной,- ответила девушка.
- Не, скорее пьяный, - продолжил парень.
- Как вам не стыдно, - закричала Лесина мама, увидев как Гетьман начал снимать с себя последнее, что на нём оставалось, - дети же кругом: в милицию вас сдать надо, не успокаивалась Лесина мама.
Её тут же поддержала продавщица.
- Он придурок, он мне нагрубил и сдачи не взял, он больной, - громче всех кричала продавщица, в отместку за его грубость, больше обращая внимание людей на себя своим криком, нежели на Гетьмана, в подтверждение своих слов, указывая пальцем в его сторону.
Людей стало собираться больше и больше, сложилось такое впечатление, что они никогда не видели голого мужчину. Из толпы вынырнул худощавый паренёк ниже среднего роста, обежав вокруг Гетьмана, как будто бы удостоверившись, что перед ним действительно стоит обнаженный мужчина, он стал скороговоркой задавать вопросы профессионального уровня, - скажите, что подтолкнуло вас на этот шаг? Скажите, в чей адрес выражаете свой протест? Скажите, к каким меньшинствам общества вы относитесь? Вы шахтёр, нудист, или эксбецианист? С чьей стороны вы испытывали дискриминацию? Гетьман молчал, от жары и жажды, а также нервного перенапряжения, его язык так прилип к нёбу, что никакая сила не могла его оторвать, да и отвечать на непонятные вопросы ему не хотелось. Ему хотелось, чтоб быстрее закончился этот кошмар, но одеваться уже было поздно. Паренек, не дождавшись ответов на свои вопросы, также шустро отбежал в сторону, доставая из кармана мобилу. Гетьман начал понимать, ещё немного и он провалится сквозь землю, стоять нельзя говорил он мысленно себе, надо идти, идти, идти вперёд: и он пошёл, пошёл, куда глаза глядят. А глаза его видели не дальше одного метра под ногами по причине глубоко надетой каски. Толпа зевак двинулась за ним, увеличиваясь в пути как снежный ком.
- Алло, алло, - кричал паренёк в мобилу, Оля, Оля, это я Игорь, быстро, быстро соединяй меня с шефом, скажи очень срочно, горячая новость. Аллё, шеф, Сергей Борисович:
- Ну что ты устроил истерику Игорёк, где ты? - спокойно начал шеф. Я с "Майдан Незалежност?" тут сенсация, - стараясь перекричать гул толпы, рассказывал Игорь, - мужик голый гуляет.
- Нудист или эксгибицианист, - всё также спокойно спросил Сергей Борисович.
- Не знаю, молчит, по-моему, Шахтёр.
- С чего ты взял, что он шахтёр, - заволновался Сергей Борисович.
- Потому что он в каске, - орал Игорёк.
- Может, метростроевец? - оживился Сергей Борисович.
- Какая разниця, - начал про себя раздражаться Игорёк.
- Большая, ответил шеф, - у них работа чище и зарплата больше.
- Сергей Борисович, тут появились конкурирующие журавчики, двое с "БУЛЬЛЯВРЫ" и один с "ДНЕВНЫХ ВЕСТЕЙ".
- Не допускай их, это, кажется мой клиент. У тебя диктофон или фотоаппарат есть?
- Нет только мобила.
- Тогда временно записывай и щёлкай на мобилу, а я к тебе в поддержку группу журавчиков отправлю с аппаратурой. И держи меня на связи. Да, опиши мне его по быстрому.
- Трудно сразу, Сергей Борисович.
- Какая на нём рубашка, в клетку, ах да понятно... Плешь на голове есть?
- Не знаю, в каске он, Сергей Борисович.
- Глаза, какого цвета глаза? - Продолжал выяснять главный.
- Глаз не видно, Сергей Борисович, каску до ушей натянул. Одно скажу очень высокого роста.
- Вобщем подойди ближе, крикни ему Гетьман, если откликнется, проси распечатку с текстом, скажи Сергей Борисович в номер запустит, и торопись в любой момент менты могут сцапать. Всё до связи.
Толпа во главе с Гетьманом уже свернула за угол главпочтамта, выйдя на главную улицу страны. Теперь никто не стыдил Гетьмана, толпа ликовала, она была в экстазе. Люди поражались смелостью шахтёра одиночки, многие мужчины в знак солидарности, тоже раздевшись, правда, пока до трусов шли за Гетьманом по ходу увеличивая свои ряды. СВОБОДУ, СВОБОДУ!!! Скандировала толпа. Многие женщины осмелились снять с себя верхнею половину одежды, оставшись в бюстгальтерах, а некоторые и без них. Они приближались к ратуши городской мэрии.
В мэрии в это время проходило очередное заседание главков. Во главе длинного стола заседал главный хозяйственник города, всеми уважаемый мэр столицы. По правую и левую сторон стола, сидели коммунальные представители разных хозяйственных и строительных муниципальных организаций города. Такие как "ГОРВОДОКАНАЛ", "ГОРЭНЕРГО", "ГОРГАЗ", "ГОРМУСОР". "СЛУЖБЫТСТРОЙ", "СТРОЙБЫТЖИЛ" "ПГСэвцы" и "ДТСэвцы", представители разных пожарных организаций и "ТРЕСТов", а также "МЕТРОСТРОЙ". Это ежеквартальное плановое заседание проходило как обычно в тёплой дружеской обстановке. Подавались рапорты и отчёты, зачитывались цифры и проценты, списки и результаты. Обсуждались обыденные проблемы города, такие как освещение тёмных улочек столицы, озеленение парков и скверов, а также строительство новой троещинской ветки метро. Мэра очень интересовало, как выгоднее и удобнее её проложить, под Днепром, или над. Мнение обсуждающих были разделены. Сами метростроевцы распинались о выгодах и удобствах прокладки тоннеля под рекой, нежели сверху, для чего не потребуется возведение нового моста дорогостоящего в строительстве и обслуживание. И в этом случае не появится проблема слома всех наземных строений в том числе различных пристаней и лодочных станций, что грозит не меньшими финансовыми затратами, а хуже всего скандалами, жалобами и митингами, тем более для этих целей уже собраны и брошены на прокладку отборные бригады первопроходчиков.
Мостостроители тянули в свою сторону, распинаясь о выгодах строительства нового моста. Утверждая, что подобная конструкция разгрузит основные дороги, и главные магистрали города, где участились транспортные пробки в часы пик и по этой причине на дорогах столицы, ежедневно происходят дорожно-транспортные происшествия влекущие за собою человеческие жертвы. Строительство нового моста крепче свяжет правый и левый берег столицы, не говоря уже о престиже перед мировым сообществом в количестве мостов и грандиозности проекта, а также появление новых рабочих мест и привлечение рабочих рук, скучающих в периферии. С точки зрения безопасности мост защищён большим опытом специалистов подобных сооружений, а прокладка тоннеля под рекой дело новое и не даёт гарантий безопасности в случае обвалов и проникновения воды, что грозит чреватыми последствиями. И в этом случае не нужно будет привлекать инженеров и специалистов зарубежных государств.
Эти обыденные прения в монотонной обстановке нарушились пока не сильным, но постепенно нарастающем гулом толпы доносившиеся с центральной улицы города. В помещение воцарилась кратко временная тишина. Все начали прислушиваться.
- Что за гул? - Первым задал вопрос мэр.
Присутствующие переглянулись. Мэр встал и подошёл к окну. Присутствующие, последовав примеру мэра тоже встали и облепили окна,
- По моему, шахтёры, - высказал кто-то своё предположение.
- Но вот почему голые, - высказал ещё кто-то.
- Если шахтёры, то они не по адресу, они в республиканском подчинении, - заметил мэр.
- Может арестовать главного, - посоветовал кто-то.
- Не надо, - ответил мэр, - я не хочу в своих территориальных пределах нарушать права человека с посягательством на свободу слова и демократию. Пусть охрана аккуратно и вежливо без лишнего шума направит их на Банковую, пусть глава государства сам разбирается со своими шахтёрами и их проблемами. Так и прикажите начальнику охраны.
Начальник охраны, в форме майора милиции, приближался к высокой фигуре Гетьмана, вставшего передохнуть в тени городской ратуши.
- Кто таков и куда держим путь? - С конкретного вопроса, начал начальник охраны.
Гетьман продолжал молчать, он так и не смог отлепить язык от нёба. Начальник охраны взял в руки рацию.
- Иван Иваныч молчит, как в рот воды набрал, - доложил майор мэру.
- Спроси, с какой шахты, и какие предъявляют требования, - продолжал мэр.
- С какой шахты, и какие у вас проблемы, - опять задал вопрос майор. - Молчит Иван Иваныч.
- Значит, действуйте по установленному сценарию, - продолжал наставлять мэр.
- Понял, сейчас должны бобик подогнать, - ответил начальник охраны.
- Ни в коем случае в бобик не сажайте, толпа не так поймёт, его нельзя отрывать от людей, они могут стать не управляемыми, - взволновался мэр. - Кстати к вам рикша прогулочный приближается, закажи его и на Банковую.
- Понял, - ответил майор, подходя к вспотевшему рикше.
Мэр вместе со своей публикой продолжал сверху наблюдать за майором, яростно жестикулирующим в попытке объяснить что-то упрямому рикши.
- Иван Иваныч, не везёт, отказывается, просит денег, - снова выйдя на связь, докладывал майор.
- Скажи, приказ, мой личный, - начал злиться Иван Иванович.
- Объяснял, он говорит, что подчиняется только приказам своего начальника экскурсионной фирмы. И продолжает настаивать на деньгах.
- Майор отдай ему свои карманные, а мы с тобой потом разберёмся.
- Предлагал, за двадцатку не везёт, 150 просит, а у меня нет больше 20 грн.
- Он что сдурел от жары, - возмутился Иван Иванович, - до Банковой 15 минут пешим под гору.
- Вот и я ему тоже, - продолжал связь майор, - он говорит клиент не ординарный и нарушение маршрута согласованным уставом их экскурсионной фирмы грозит увольнением с работы по статье 40, пункта 4 КЗПП УКРА?НИ, с очень нехорошей печатью в трудовой книжке.
Мэр начал поспешно шарить в своих карманах, найдя две купюры, номиналом в 1 и 500 гривен, он обратился к присутствующим, - у кого ни будь, есть мелкие деньги, к его удивлению все молчали. В первую попавшую чью-то руку он сунул пятисот гривнивую купюру и попросил срочно отнести майору. Представитель "ГОРМУСОРА" сжав в кулаке мёртвой хваткой спасительные деньги, пулей выскочил из кабинета.
Майор опять вышел на связь:
- Иван Иваныч, у рикши нет сдачи. Что делать?
Мэру не очень хотелось оставаться с затёртой гривней в кармане, учитывая, длинную неделю до получки, но ещё больше ему не хотелось видеть эту голожопую компанию под своими окнами
- Скажи ему, майор, сдачи пусть возьмёт на чай и подавится, добавь от себя. Всё, действуй и быстрее, репортёры начинают собираться, чтоб через минуту я никого здесь не видел.
Новоявленные соратники Гетьмана, помогли своему высокому лидеру удобно расположиться на мягком кожаном сиденье тележки, предоставленной городской администрацией. Рикша, проворно развернувшись на 180 градусов, беря стартовую нагрузку, постепенно начал набирать темп галопа. Толпа, развернувшись, последовала следом за рикшей, но уже в несколько быстром шаге. Транспортное движение главной улицы страны, естественно было парализовано.
- Уф, избавились, - вздохнул облегченно мэр, - Продолжим наше заседание.
- Гетьман, Гетьман, - кричал из толпы паренёк, приближаясь до рикши. Гетьман как очнулся, вспомнив знакомое ему имя, повернув голову на зов кричащего. Он узнал паренька, который не более как полчаса назад задавал ему непонятные вопросы.
- Я от Сергея Борисовича, - продолжая, запыхавшись, бежать и кричать вдогонку Игорёк, - давайте вашу статью, Сергей Борисович решил запустить её в утренний номер.
Гетьман, взяв свою сумку, протянул пареньку, молча, тыкая пальцем в её содержимое, давая этим понять, что текст находится там. На подъёме к Банковой рикша несколько сбавил ход, ручьи пота стекали с запряжённого, но за такие деньги он был готов отвезти своего клиента хоть на край города.
Президент, в молчаливом одиночестве обдумывая свой предстоящий визит в панскую Польшу, мерил шаги в своём кабинете. Он подошёл к окну, чтобы сделать глоток свежего воздуха и полюбоваться зеленью каштанов растущих напротив президентского дворца.
- Что это? - Подумал президент, увидев экзотическую демонстрацию во главе с голым шахтёром, рукой подгонявшим запряженного рикшу.
Такой картины он не встречал ещё ни в одной стране мира за долгий срок своего президентского правления. Он, быстро связавшись со своими помощниками, приказал выяснить с какого угольного бассейна или разреза отправлены парламентарии и в чём заключаются их требования, почему именно в таком виде они решили выразить свой протест.
- Алло: Донецк!!! Алло:Макеевка!!! Алло: Енакиево!!! - Разрывались телефоны провинции страны. - Донецк на связи: Макеевка слушает: Енакиево на проводе: кричали в ответ голоса в телефонных трубках. "Как там ваши шахтёры"? Задавались, вопросы. "Ниже травы тише воды", слышалось в ответ. Отправлялись ли ваши профсоюзные делегации в столицу? Планировались ли ими митинги, связанные с акциями протеста в столице и других городах страны? Нет, - звучало в ответ, - никто никуда не отправлялся. До начала президентских выборов ни какие митинги не запланированы и в ближайших восемь лет тоже.
- В угольных провинциях всё чисто, - ответили помощники, - это какая-то провокация, наверное, организованная оппозицией для срыва предстоящих выборов и создания хаоса в стране. Может вызвать воинские подкрепления и разогнать всех к чёртовой бабушке.
- Нет, - ответил президент, - им это только на руку, они этого и ждут. Не надо самим подвергаться провокации. Лучше выясните, что они хотят, и отправьте до ратуши городской администрации, пусть сами разберутся.
Через некоторое время, один из помощников в форме подполковника СБУ вернувшись, доложил:
- Виктор Леонидович, ни какие это не шахтёры, я узнал, там в их толпе несколько наших людей тоже разделись для маскировки, они сами точно понять не могут, что происходит, хотя с самого начала в сопровождении, говорят, что это маскарад.
- Какой ещё маскарад, - удивленно возмутился президент.
- Ну, наподобие бразильского карнавала, - ответил помощник, - возникший вдруг, спонтанно, не преднамеренно.
- А что это за чучело в каске, - спросил президент.
- Это их Гетьман, - ответил, улыбаясь, подполковник.
- Какой ещё Гетьман,- ещё больше удивился президент.
- Ну типа неформального лидера, его личность пока точно не установлена, одни говорят, что это журналист переодевший, вернее раздевшийся под шахтёра, другие говорят, что он метростроевец, а есть такие кто утверждает будто бы этот человек хочет выдвинуть свою кандидатуру на президентские выборы.
- Эксгибицианиста нам ещё не хватало во главе государства, - ответил президент.
- Так что будем делать, Виктор Леонидович? - Спросил подполковник СБУ.
- Не знаю, надо подумать, - почесав затылок, ответил президент.
Пока президент думал и чесал затылок, в мэрии раздался телефонный звонок, это звонил Сергей Борисович с редакции. Кратко разъяснив Иван Ивановичу, кем в действительности является человек в каске.
- Как метростроевец! - Выразил свое неподдельное удивление мэр.
При слове метростроевец, глава "МЕТРОСТРОЯ" нервно заёрзал на стуле.
- Не может быть, какой ещё Гетьман?! - Продолжал недоуменно удивляться горадминистратор.
Положив трубку, он в нервном срыве закричал на главного представителя "МЕТРОСТРОЯ" .
- Ваша работа!?!?! За моей спиной:.!!! Без предупреждения: !!! Это вы таким методом решили с меня деньги вытребовать под туннель, да я уже было, согласился, а вы: негодники, - продолжал неистовствовать мэр, - сидел и молчал всё это время, перед президентом решил меня лажануть.
Главный метростроевец, в ответ только беззвучно открывал и закрывал рот в попытке хоть что-то сказать в своё оправдание, испуганно моргая глазами.
- Вон из моего кабинета, - указывая пальцем на дверь, учащенно дыша с пеной у рта продолжал кричать мер.
Главный метростроевец обняв свою папку с документами спешно начал пятится к двери, пытаясь, что-то сказать в ответ.
- Да мы, да я...
- Вон!!! - Продолжал бушевать мэр, наступая твёрдыми шагами держа на прицеле жертву указательным пальцем вытянутой вперёд правой руки.
Когда дверь закрылась с той стороны, воцарилась мёртвая тишина. Все испуганно смотрели на утихающую бурю. Глаза Иван Ивановича горели как у старого опытного волка, у которого несколько минут назад прямо из под носа выкрали добычу. Отдышавшись и придя в себя, Иван Иваныч, вызвал начальника охраны.
- Миша, - обратился мэр к майору, - выручай. Нам не надо было отправлять их на Банковую, это была грубая ошибка, этот человек не шахтёр, он - метростроевец.
- Какая разница, - непонимающе сказал Миша.
- Большая, Миша, большая, - уже спокойно продолжал объяснять мэр. - Я им зарплату выдаю регулярно и много, премиальные, они у меня чистенькие всегда ходят, в Закарпатье я им санаторий организовал, это мои люди, моя организация, а тут такая черная неблагодарность, у них не должно и не может быть причины бунтовать, это же не шахтёры. Шахтёры, это - уже политика, а метрострой - это быт.
- У сё понял, Михаил? - Уже в нормальной интонации продолжал мэр, - короче, Миша, бери бобик, быстро на Банковую, разыщи Гетьмана и сюда по быстрому, прям сюда, - показав пальцем себе под ноги решительно приказал мэр.
- Какого Гетьмана? - Опять не сразу понял майор.
- Ну, этого голожопого в каске, прикусывая уголок своей нижней губы, ответил мэр, - и быстрее, Миша, в любую минуту его сцапают люди президента, не теряй времени, родненький ты мой.
Майор, выслушав до конца весь этот бред, невольным свидетелем которого оказался и сам, как ужаленный соскочил с места исполнять приказ, по всей видимости, государственной важности.
Пока в мэрии принималось решение о судьбе Гетьмана, президент принял своё.
- А давайте пригласим его сюда к нам, - обратился президент к своим помощникам, - и в спокойной беседе попытаемся выспросить у него всё подробно. От какой партии или блока он выдвигается, что за люди стоят в тени за его спиной, кто финансирует его программу и зачем было переодеваться, точнее раздеваться. А вдруг порядок в стране мутят сексуальные меньшинства, при поддержке оппозиции выдвигая гомика и педераста на вершину власти, чтоб во всех бедах потом обвинить меня.
- Очень мудрое решение, - поддержал президента подполковник СБУ. - Так и поступим.
Пока подполковник, с гордо поднятой головой, не спеша, спускался по лестнице вниз, к стоявшему в центре дороги Гетьману на всех газах подъехал милицейский бобик. Слегка притормозив, из него выскочили два сержанта, заломив за спину Гетьману руки, в доли секунды затолкали его в машину, газанув и оставив голубое облако выхлопного дыма, бобик также внезапно исчез, как и появился. Когда рассеялось выхлопное облако, все заметили исчезновение неформального лидера. Началась паника, люди стали кричать, пытаясь прорваться сквозь кордон оцепления к президентскому дворцу. Президент, выглянув в окно, стал кричать людям:
- Это не я. Это не мы.
Толпа его не слышала и давила на оцепление. И только выстрелы в воздух, жгучие удары резиновых дубинок и пары нервно-паралитического газа ("черёмуха" в народе), смогли на время остудить горячие головы самых активных митингующих.
Через 3 минуты голый Гетьман, стоял в центре кабинета Иван Иваныча.
- Так-так: хм, шахтёр говоришь, начал мэр, - тебе, что работалось плохо? Или славы дурной захотелось? Что молчишь, отвечай, шут гороховый.
Гетьман продолжал молчать.
-Ты что воды в рот набрал?
-Может, он немой, - высказал кто-то из присутствующих своё предположение.
- Ты немой, - опять задал вопрос Иван Иваныч, - или глухой?
Мэр подошёл ближе.
- А ну открой рот, - приказал он Гетьману.
Гетьман открыл рот.
- Да у него язык к нёбу прилип, дайте ему стакан воды.
Представитель "ГОРВОДОКАНАЛА", налив с графина воды, поднёс стакан Гетьману. Гетьман, продолжая левой рукой придерживать своё интимное место, правой взял стакан, одним глотком выпив его содержимое.
- Ещё,- выпалил Гетьман.
"ГОРВОДОКАНАЛ" повторил своё движение.
- Ещё воды, - заговорил Гетьман после второго стакана.
После третьего графин был пуст.
В тот момент, когда Иван Иваныч только открыл рот для очередного вопроса, в кабинет вбежала взволнованная секретарша.
- Иван Иваныч!!! - В панике начала она, - только что звонили с президентской администрации требуя вернуть толпе их неформального лидера. Там уже не митинг, а настоящая война. Людей становится больше и больше, они собирают подписи в поддержку Богдана Гетьмана, он не шахтёр, он кандидат в президенты на предстоящие выборы, на одном дыхание выпалила секретарша.
- Как? - Раскрыв глаза удивился мэр, - не может быть.
Иван Иваныч начал ходить по кабинету, что-то обдумывая. Подойдя к шкафу, он азартно потёр свои руки, всё также продолжая молчать, он, открыв шкаф, снял с вешалки свой чёрный костюм с белой рубашкой и галстуком. Подойдя к Гетьману, он торжественно в патриотическом тоне произнёс:
- Только человек с таким именем как Богдан Гетьман сможет достойно возглавить наше молодое Украинское государство, а это от меня подарок, - протягивая свой костюм, сказал мэр.
Гетьман не раздумывая, поспешно оделся. Иван Иванныч с оценивающим взглядом обошёл вокруг Гетьмана.
- Прекрасно, как по тебе сшито, правда брюки немного коротки, и в плечах стягивает, но это мелочи в сравнении с мировой революцией. Ты когда будешь ораторствовать, руками сильно не размахивай, чтоб швы не разошлись. Договорились?
Гетьман покорно махнул головой.
-Да, и скидывай свои босоножки, нельзя перед обществом в костюме на босу ногу. Какой у тебя размер обуви? - Спросил мэр у Гетьмана.
- Сорок шестой, смущаясь, ответил Гетьман.
- Да, неходовой, - задумался Иван Иваныч.
Мэр набрал номер телефона, дождавшись ответа, он спросил:
- Миша, какой у тебя размер обуви. Не может быть, счастливый ты мой, подымайся ко мне.
Через минуту майор уже заходил в кабинет.
- Миша, выручай ещё раз.
- Ещё кого доставить? - Поинтересовался майор.
- Нет, Миша, ты мог бы кандидату в президенты одолжить свою обувь, - серьёзно спросил мэр, испытывающим взглядом посмотрев на майора.
Майор несколько растерялся, подумав, он ответил:
- В принципе мог бы, но вы же шутите.
- Нет, Миша, я вполне серьезен, вот он, пред тобой, - Иван Иваныч подняв ладонь выше своей головы указал ею на Гетьмана.
Майор расширил глаза, но поверил. Сняв свою обувь, он одел босоножки будущего президента страны.
- Шик, шик, - восхищался мэр, рассматривая с ног до головы кандидата - а будет шок, если он пройдёт.
Присутствующие зааплодировали.
- А программа у тебя есть, Гетьман? - Вдруг опомнившись, спросил Иван Иваныч.
- Какая программа? - Непонимающе переспросил Гетьман.
- Ну предвыборная, - удивлённо ответил мэр.
- Нет, ещё не составил, - продолжал отвечать Гетьман.
- Но хоть основные тезисы у тебя есть? - Никак не успокаивался мэр, - вот что тебе не нравится, скажи?
- Мне не нравится, что в стране развелось, очень много банков, куда не плюнь, в банк попадаешь, люди путаются, не зная на чём остановить свой выбор. Это плохо, вот раньше был один банк, и думать не надо было, куда относить деньги.
- Ну, монополия это тоже плохо, Гетьман, всегда должен быть выбор, - ответил ему мэр.
- Ну два хотя бы, - не успокаивался Гетьман.
- Два не два, пусть будет три, высказал своё предложение мэр, - Бог троицу любит.
- А какие ещё два, - поинтересовался кандидат в президенты.
- Если изберут, жребий кинем, - уклончиво ответил мэр. - А что ещё Гетьман тебе не нравится, - продолжал интересоваться Иван Иваныч.
- То, что игорных заведений развелось очень много, прям растут, как грибы после дождя, везде понаставили автоматы, как капканы ловушки, они всюду, даже в хлебных магазинах, играет вся страна и дети тоже. На свалку всё, казино за город это вред и обман, - жёстко ответил Гетьман.
- А какой бюджет получает деньги игорного бизнеса? - Поинтересовался мэр у окружающих, - городской или республиканский?
- Республиканский, - хором ответила публика.
- Правильно, Гетьман, так держать, - снова похвалил мэр.
- И ещё мне б хотелось, - продолжал Гетьман, - чтоб фабрики и заводы отдали рабочим, а землю крестьянам.
Мэр задумался, если этот человек молча собрал такое огромное количество людей, то он представил, что произойдёт после объявления такой популярной в народе программы. Этот человек будет президентом, - уже уверенно подумал мэр.
- Ладно Гетьман, пора двигаться, тебя ждёт народ, - напутствующем словом предсказал мэр.
Они вышли из здания, где уже ждал чёрный Мерседес Иван Иваныча, с личным водителем. Сев в автомобиль Гетьман улыбнулся мэру доброй улыбкой, мэр ответил такой же.
- Ни пуха, Гетьман, - крикнул мэр вслед отъезжающему автомобилю.
- К чёрту, высунувшись из окна, - ответил Гетьман.

Увидев своего уже формального лидера, выходящим с черного Мерседеса, взбунтованная толпа успокоилась, ожидая от него пламенной речи. Гетьман в приветствии поднял правую руку, сжав ладонь в кулак.
- Богдан Гетьман!!! Богдан Гетьман!!! Богдан Гетьман!!! -в ответном приветствии скандировали собравшиеся.
Гетьману захотелось увидеть лица всех пришедших его поддержать и он, не долго раздумывая, взобрался на капот Мерседеса. Теперь все видели его, и он видел всех, воцарилась мёртвая тишина, все ждали, что скажет их новый лидер. Выждав паузу, Гетьман коротко, чётко и ясно высказал людям три основные пункта своей программы, люди зааплодировав, начали обниматься друг с другом со слезами радости на глазах. Растрогался даже сам президент, выйдя из своего дворца пожать руку новоявленному кандидату.
- Поздравляю, от всей души поздравляю, - тряся руку Гетьмана повторял президент, - но вы забыли упомянуть ещё один пункт, "БОРЬБА С КОРРУПЦИЕЙ", - обнимая Гетьмана шепнул на ухо президент.
- Я непременно вставлю этот актуальный тезис в четвёртый пункт своей программы, - ответил Гетьман, садясь в машину для продолжения своего предвыборного турне по стране.
- Ни пуха, Гетьман, - крикнул президент вслед отъезжающему автомобилю.
- К чёрту, - высунувшись из окна, ответил Гетьман.

В один из зимних вечеров, мысли главного редактора, рассматривающего через лупу свежий номер газеты, перебились голосом с динамика. Говорила Оля:
- Сергей Борисович, звонит президент, вас спрашивает. Соединять?
- Да, Оленька, конечно.
27.06.04.







***
Может быть вы устали сильно,
Может быть исчерпали любовь,
Может, стало вам очень противно,
От пустых и бессмысленных слов.

Может быть, вы искали пророка -
Предсказателя судеб людских,
Чтоб мужчина тот был без порока,
Без печали, грусти и тоски.

Чтоб во всём и всегда в идеале,
Чтоб красавцем он был и не глуп,
Чтоб узнать он мог вас и в вуали
И в постели, чтоб не был, как труп.

Что бы ростом ещё был высоким -
Мускулист и широкий в плечах,
Что бы фрак был на нём или смокинг
И горел темперамент в очах.

Что бы был при деньгах и богатстве,
Чтоб ухоженный был и холён,
Чтоб при троне, ещё и при царстве,
Чтобы духом он был закалён.

Чтобы был энергичен и молод,
Чтоб улыбкой сияло лицо,
Не боялся б жару или холод
И держался б всегда молодцом.

Где же встретить такого вам принца,
Властелина души и судьбы,
Может это каприз или принцип,
Прихоть женская под названием бы...
17.06.04

О звезда Вифлеемская счастья -
Путеводная наша звезда,
Если люди друг другу все братья,
Так за что же вы били ХРИСТА?

Так за что же травили беднягу
И распяли за что на кресте,
Привела ли вас ненависть к благу,
Или крови нуждались в посте?

И зачем было шоркать ногами
И кричать всё сильней и сильней,
Почему виноватые сами,
Возложили ту кровь на детей?
17.06.04.


ВРЕМЕНА ГОДА

Зимой уютна теплота в холодный снежный вечер,
Греть ноги, сидя у огня, когда снаружи ветер.
А осенью смотреть в окно на золотую краску,
Когда не можешь снять с лица печали грустной маску.

Весной промокнуть под дождём, забыв о чей-то злобе,
Приятно после войти в дом, в чуть лёгеньком ознобе.
А летом ночи хороши, когда они прохладны,
Год дарит людям много дней, но вот на эти жадный.
21.06.04.

Скажите, пожалуйста, Ашот Караханов,
Что вы испытываете, рождая стихи?
Ваши тексты чисты и без всяких обманов,
В них душевная грусть, а порою хи-хи.

Трудно сразу ответить на нелёгкий вопрос,
Вы спросили так прямо, заставши врасплох,
Хотя в сути ответ может быть даже прост,
Ведь поклонник поэзии никогда не был лох.

Ощущения те описать невозможно,
Нету слов в языках, чтоб познать этот кайф,
Спектр чувств отразить на бумаге так сложно,
Это больше чем смысл понимания кайф.

Ведь стихи для меня, как душевность погоды,
Как цветов полевых нежный вкус аромат,
Как стихии морской обрушения воды,
Как мерцанье грозы или грома раскат.

Как утеха игры в жизни дней, что в опале,
Где азарт с темпераментом душу роднит,
Как запасов воды в глубочайшем Байкале,
Как в ночи звездопадов бликов огни.

Как влечение к женщинам повелительниц страсти,
Как наркотик души вдохновляющий яд,
Как лекарство от бед от тоски и напасти,
Каждый стих, как последний и первый обряд.

Как желание тяги из плена к свободе,
Как родительский долг о заботе детей,
Как любовь, что рождается только в народе,
И народ есть кормилец моих голубей.
21.06.04.


Я разденусь перед вами,
Я разденусь до гола.
Я хочу в утробу к маме,
Чтобы снова родила.

Как же жизнь начать сначала,
Время как вернуть назад,
Нет без лодочки причала,
Смерти тоже буду рад.
30.07.04.

Распечатай, распечатай, распечатай,
Распечатай за ночь мне его.
Выясни с какого поэт чата,
Выясни, работал на кого.

Опусы прочти его по строкам,
Меж строкою тоже пробеги.
Почему так быстро не по срокам,
Совершенствует поэт свои мозги.

Почему, зачем и вдруг откуда,
Не свалился ж он на нас с луны.
Выясни с какого вышел люда,
Предки кто, холопы иль паны.

Выясни ещё с какого года,
Проживает он на матушке земле.
Если он в слепую ищет брода,
То отправим в космос на метле.
30.07.04.


ЛЮБОВНИЦА ФЕБА

Посмотрите на небо, сегодня Луна
Засияла улыбочкой полной.
И о чём же молчит, одинока она,
Ведь недавно была ещё сонной.

Подмигнула проказница щедро любя,
Бросив звёздочку с чёрного неба
И шепнула мне лично: - ты знаешь кто я?
Не поверишь, любовница Феба.
29.07.04.


Хочу устроить я турне,
Читать стихи в России.
А кто устроит его мне,
Поэту и миссии.
30.07.04.
СОЮЗ СУВЕРЕННЫХ РЕСПУБЛИК СОВЕТСКИХ,
Сплотился навеки в могучий кулак.
И нет Беловежских, тем более Брестских,
Ни договоров, не распрей, не драк.

И может быть Феликс великий железный,
Протянет нам руку и брызнет слезой,
Он раньше был злой, а нынче он нежный,
Сломав об колено свой ствол нарезной.

И в этом экстазе братских народов,
Под символы молота с острым серпом,
От армий полков и до маленьких взводов,
Измерим страну одним маршем броском.
27.07.04.

Я хочу построить город,
Город юности мечты.
Будет город очень молод,
По минуточкам расти.
27.07.04.

Бездари царствуют в жизни реальной,
Бездарям всюду открыты врата.
Реакция мира быть может нормальной,
Если мир судит с позиций крота.

А кто же поставит мир ракурсом, в позу,
Где в норах блуждают кроты в темноте,
Подбросив крысина огромную дозу,
Тем людям, что в творчестве были не те.
27.07.04.

ГОЛОС МУЗЫ
Мой любимый бой френд - говорила Она,
Пораженная вирусом страшным:
В интернете всё время происходит война,
Та болезнь отмечена красным.

Виртуальная жизнь рассыпается в прах,
Виртуал превращается в робот.
Этот вирус под названием ужас и страх,
Перейти всех заставит на шёпот.
28.07.04.

 
Rambler's Top100 Армения Точка Ру - каталог армянских ресурсов в RuNet Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Russian Network USA