Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Георгий Егиазарян
 
UMBRELLA

На следующее утро я увидел его на заднем сидении своей "каризмы". У меня на
лице появилась довольно глупая, как мне показалось, улыбка, как будто я увидел
что-то необычайно светлое и радостное, ну, к примеру, как радугу после дождя.
Хотя это был всего лишь зонтик. Надо сказать, что я лукавлю, это был не "всего
лишь" зонтик, это был ЕЁ зонтик.
Здесь необходимо представить моего невольного попутчика, с кем я провел три
дня. Это был так называемый зонт-трость, с изогнутой пластмассовой ручкой,
сделанной под дерево, с небольшими царапинами; с длинным металлическим
наконечником, которым при желании можно было кого-нибудь покалечить; и с
бело-голубым полосатым окрасом. И еще на нем были какие-то слова, вроде "Sun &
Rain", или что-то похожее на это. Зонтик как зонтик.
Ура! У меня есть повод ей позвонить! Да, но не в восемь утра, ну что ж
подождем хотя бы до десяти.
Доехав до офиса, заставил себя начать рабочий день как обычно, включил
компьютер, подождал пока загрузится (тормоз!, вот что значит хозяин фирмы жмот,
никак не выбью новый комп), проверил электронную почту, как всегда пара писем с
рецептами как заработать миллион, одно письмо от корейцев и все. Посмотрел на
часы - всего 9:15, еще целых 45 минут постоянного поглядывания на часы... Ну да
ладно, хоть подумаю как лучше начать разговор.
Без пяти десять, ничего не придумал. Импровизация - это лучшее. Ага,
самообман тоже, сказал внутренний голос. Вечно он лезет, когда не просят. Все,
беру мобильник, выхожу из конторы, дабы не давать коллегам повод опускаться
низко, и подслушивать, выхожу на улицу и набираю ее номер. Гудок, второй, тре...
- Да?
- Привет, это я.
- Я у тебя зонтик забыла.
Импровизация?! Получай, посмотрим, что ты на это ответишь...
- Да, он у меня в машине, - просто гениально! Где ж еще ему быть?!, - И мы с ним
очень хотим тебя увидеть...,- ну, уже лучше...
- Да? - мне показалось я услышал как она улыбнулась.
- Я заеду к тебе сегодня после работы, часов в семь - полвосьмого?
- Хорошо, давай.
- Ну ладно, пока, до вечера.
- Пока.

Я выключил телефон и опять у меня на лице появилась эта дурацкая улыбка. Надо
же, так все просто.




* * *

Но не так все просто, как кажется на первый взгляд, говорил кто-то из древних
и мудрых.
Когда ее телефон не ответил, в моей голове начал прокладывать свой извилистый
путь червь сомнения. Он все свербил, свербил - что-то не так, что-то не так.
"Абонент не отвечает или временно не доступен". Ненавижу этот синтезированный,
мертвый голос, уж лучше гудки, которые можно считать и тешить себя мыслью, что
вот-вот снимут трубку. Когда синтезированное ОНО сказало, что меня временно не
хотят слышать, и что, этот абонент для меня совершенно не доступен, мне ничего
не оставалось, как пойти и проверить это самолично, так как я уже находился
рядом с высоткой, где располагалось тур-агентство, в котором она работала.
Солгав охраннику, что иду выкупать "горящую" путевку, поднялся на лифте на
шестой этаж. В здании уже было тихо, все-таки начало восьмого, и мои шаги
неприлично громко прогромыхали по коридору. Я знал, что она часто задерживается,
когда нужно передать билеты или путевки запоздавшим клиентам, поэтому надежда,
что она еще здесь у меня теплилась, хотя червь продолжал делать свое гнусное
дело.
В комнате действительно сидела девушка из агентства и ждала клиентов, но это
была не ОНА. Я спросил о ней и девушка, мило улыбнувшись, сказала, что она уже
ушла. Я так же мило улыбнулся и сказал "Спасибо". Червь дополз первым и уже
обливался шампанским на подиуме...




* * *

Все-таки отличная штука мобильный телефон. Как раньше мир без него обходился?
Всегда и везде можно найти человека, ну или почти всегда и везде.
- Извини, я звонила, но у тебя телефон был выключен, - сказала она, когда я
все-таки до нее дозвонился и пытался выяснить, почему она меня не дождалась, -
Мне срочно надо было уехать.
- Понимаю, все бывает, и где ты сейчас?
- В солярии, - немного замявшись, ответила она.
- Ясно, - срочно нужно принять солнечные ванны, подумал я, но сказал только, -
Ладно, позвоню тебе завтра.
- Завтра, я уезжаю к подруге на дачу, позвони в понедельник, ладно?
- Хорошо, позвоню на неделе, пока.
- Пока.

Сразу стало пусто, я даже огляделся вокруг, но все оставалось как прежде.
Город не опустел как в фильме "Адвокат дьявола", когда Киану Ривз выходит от Аль
Пачино. А зря, было бы в самый раз. Город жил своей жизнью, машины метались и
люди спешили по заранее определенным маршрутам, а мне что делать? Я сделал как
обычно в таких случаях - поставил диск Depeche Mode и поехал кататься по ночному
городу. Эти ребята, я имею в виду Дэвида, Мартина, Энди и Алана, всегда мне
помогали, когда было хреново. Играла песня "Never let me down again", вот-вот,
подумал я, никогда больше меня не предавай...
Идеальные условия для размышлений, никто не мешает, любимая музыка - сиди и
думай. Сразу вспомнились гениальные слова героя Этуша из фильма "Не будите
спящую собаку" - "Тюрьма дается человеку, для того чтобы он мог сесть и
хорошенько подумать". Сиди и думай.
Что пошло не так? Я ей абсолютно безразличен или это древняя как мир женская
хитрость? Может, я слишком резво стал форсировать события, кто его знает, какие
тайны хранятся в этой прелестной белокурой головке?
Фары встречной машины проблеснули как ее глаза. Господи, какой у нее взгляд!
Так, наверное, русалки заманивали в глубины моряков. Хотя нет, они там напевали
какие-то песенки. Бред какой-то, о чем я думаю. И тут я решил вспомнить все с
самого начала, как же все отлично начиналось.



* * *

Все началось месяц назад. Мы с другом решили уехать куда-нибудь к морю
отдохнуть. Вообще-то нас должно было быть больше, но третье звено нашей компании
не смог к нам присоединится, так как он человек семейный и у него возникли
проблемы, нам пока не знакомые.
Ну, мы и решили, чего сидеть в душном, пыльном городе в середине июля, едем к
морю, хотя бы в ту же самую заселенную нашими соотечественниками Турцию. Кир
(так зовут моего друга) взялся за поиски достойного тур-агентства, и очень
кстати оказалось, что его сосед по дому, с которым они чуть ли не писали в один
горшок, является владельцем такого вот миленького агентства, которое может все.
Недолго думая, на следующий день берем деньги, паспорта и едем просить временно
депортировать нас в какую-нибудь южную страну, желательно с синим морем, белым
песочком и зелеными пальмами.
Прорвавшись сквозь все пробки, летим по требуемой улице, вот она высотка ?30,
бегом на 6-ой этаж, офис 805! Впереди белый песочек, и стройные аборигенки под
зелеными пальмами, с тропическими коктейлями в руках! Врываемся в комнату, -
Хотим уехать к морю!
Милая девушка, дежурно улыбнувшись, говорит, - Присаживайтесь, вами займется
наш старший менеджер, она разговаривает по телефону, через пять минут она вас
примет. Чай, кофе?
- Спасибо, ничего не нужно, - мы тоже умеем дежурно улыбаться.

К черту чай, к дьяволу кофе, давайте нам тропические коктейли под зелеными
пальмами! И вообще, что там за старший менеджер такой?! Одновременно с другом
поворачиваем головы и смотрим в дальний угол комнаты, там за столом,
заставленном компьютером, телефонами, кучей всяких бумаг сидит ОНА!!! Также
синхронно поворачиваем головы и смотрим друг на друга. ВАУ!!! Все, никуда не
еду, буду жить в этой комнате и с утра до вечера смотреть на нее.
Обычно я делю девушек на две категории: те, к которым меня тянет, и те к
которым меня не тянет. Так вот она была из категории:
Девушка Об-Которую-Меня-Расплющило.
Светлые волосы, собранные вверх, с парой выбившихся прядей, темно-карие,
блестящие как угольки глаза, в которых можно заниматься дайвингом и найти там
кораллы цвета ее губ.
Делаю вид, что листаю рекламные буклеты, на самом деле не могу оторвать от
нее глаз. Наконец она освободилась, и мы подсаживаемся к ней.

- Куда собираетесь ехать? - говорит она и улыбается.

От этой улыбки я готов встать, и выбросится из окна, но Кир меня удерживает.
Спасибо, друг!

- Вообще-то в Турцию.
- Пожалуйста, выбирайте отель, - говорит она и передает еще кучу буклетов.

Выбираем минут пятнадцать. Она безмятежно улыбается, - Вы знаете, я бы
посоветовала вам поехать в Тунис.
- Конечно, можно и в Тунис, - поддакиваем мы, и я понимаю, если бы она
посоветовала отправиться на Северный Полюс к белым медведям, мы бы, ни секунды
не раздумывая, так бы и поступили.
- Отель "Рояль Салем", четыре звезды, всего по пятьсот у.е.

В мозгах сразу всплывает образ зеленой длинной пачки с белыми буквами "Salem"
- темно-коричневые, длинные сигареты с ментолом.

- Отличное название для отеля. Едем! - отстегиваем по пять сотен у.е. (узбекские
ены - валюта имеющая широкое хождение у нас в стране), оставляем номера
телефонов и свободны до завтра - она должна получить подтверждение отеля и
билеты.
Все! Полдела сделано, можно и по стаканчику пропустить. Обычно мы это делаем
в разных местах, но по такому случаю, мы решили отправиться в свой любимый бар
"Последняя рюмка".



* * *


Бар "Последняя рюмка" располагался на втором этаже старинного особняка,
который в свою очередь находился на известной пешеходной улице в центре города.
Кого только нельзя было встретить на этой улице - праздношатающиеся, иностранные
туристы, бомжи, влюбленные парочки, музыканты, милиционеры, художники, в общем,
полный набор ярких индивидуальностей. Но в этот бар заходили люди определенного
круга, которые перекочевали из прежнего бара тех же самых хозяев, который
назывался "Первая рюмка". Это были молодые люди от 20 до 35 лет, в основном
менеджеры или начальники среднего уровня, причем неважно в какой области они
трудились, могли встречаться банкиры и телевизионщики, торговцы и музыканты.
Привлекал бар "Последняя рюмка" всех вышеперечисленных вкусной недорогой едой, а
самое главное выпивкой. Но самой главной достопримечательностью бара был
режиссер, исполнитель всех главных ролей и художественный руководитель в одном
лице - бармен Клаус. Все знали, что его зовут совсем по другому, но эта кличка
так прочно к нему приклеилась, что во всех журнальных и ТВ рейтингах барменов он
проходил под этой подпольной кличкой, даже в интернет-чатах его узнавали через
пять минут, когда он подписывался этим именем.
Мы зашли в бар и сразу направились к стойке. Посетителей было мало, Клаус
стоял за стойкой и увлеченно вырисовывал что-то в глянцевом журнальчике.
Оказалось надо соединить линии по номерам, и получалась эротическая картинка. С
нашей помощью он благополучно дорисовал, бросил журнал в помойное ведро под
стойкой и сказал:
- Ну что, как обычно?
- Как обычно, - отозвались мы.

В "как обычно" входило: сто грамм водки со льдом и лимоном в один стакан для
Кира, и пинта ирландского "Харпа" для меня. Кир очень гордился, что придумал
этот коктейль сам, и даже называл его "кировка".

- Как дела, чего нового? - спросил Клаус.
- Да вот, в Тунис уезжаем, - ответил Кир.
- А чего там делать?
- Чего-чего, кальян курить - земля валяться.
- Ну тогда можно, - согласился Клаус.



* * *



По дороге я думал, я всегда думаю, даже во сне, так вот я подумал, может она
замужем, у нее дети, муж любимый. При первой встрече я заметил кольцо на
безымянном пальце, правда, не очень похожее на обручальное, но все-таки...

- Вот ваши билеты и путевки, проверьте пожалуйста, - и протягивает их мне.

Кольцо с камушком! ЙЕЕСС!!! Решено, делаю первый шаг.

- Может Вас подвезти, мы в центр едем.

Она посмотрела как-то по другому, как будто переключилось что-то, щелк и я уже
не "клиент" а " парень, который клеится". Когда мы подошли к лифту, она еще раз
посмотрела на меня, на этот раз взгляд скользнул сверху вниз. Еще один ЙЕЕСС!
Возьмите любую книжку по взаимоотношениям полов - этот взгляд выражает интерес!

- Спасибо, мне тут рядом, с подружкой встречаюсь, - сказала она, - Ну, удачно
вам съездить, приедете расскажете, как отдохнули.
- Обязательно, сходим куда-нибудь, посидим и расскажем. Счастливо!
- До свидания, - и опять эта обворожительная улыбка.

Какой к черту отдых, теперь эта улыбка не даст мне покоя.



* * *



По давней традиции, забираясь в самолет, летящий к морю, мы выпивали бутылку
виски, обычно "Ballentine"s" и на взлете пели хором:

Под крылом самолета о чем-то поет
зеленое море тайги...

И на этот раз мы не отступили от традиции, выпили "Ballentine"s", позвонили из
самолета отсутствующему другу и все-таки исполнили хором:

Под крылом самолета о чем-то поет
зеленое море тайги...

Тунис оказался заурядной арабской страной, правда, справедливости ради надо
сказать, что песок, море и пальмы оказались именно такими, о каких мы и мечтали.
Неделя пролетела так же быстро, как мы выпили бутылку "Ballentine"s" в
самолете, о чем потом долго сожалели, потому что в этой стране кроме
отвратительной местной инжирной водки, справедливо названной "буха", пить было
нечего, и мы бы точно свихнулись, не доехав до дома, если бы случайно не
встретили на пляже соотечественника, который увидев наши страдальческие
физиономии, через десять минут притащил откуда-то бутылку "Русского Стандарта" и
"Johny Walker Blue Label" и продал нам все это всего за 30 баксов. Спаситель! Ты
всегда останешься в наших сердцах.
Все это великолепие было уничтожено в тот же вечер, и ничего не оставалось
делать, как снова идти в кальянную, где мы уже стали желанными гостями хозяина,
стопроцентно колоритного араба, неизменно ходившего в белой рубашке и шароварах,
в туфлях с загнутыми кверху носами и красном тюрбане, в честь которого мы
называли его Красной Шапочкой.
Короче говоря, обратно домой мы ехали в приподнятом настроении, а я
предвкушал скорую с ней встречу.



* * *



Кир вызвался пригласить ее от нас двоих посидеть где-нибудь за кружкой пива и
выслушать отчет о нашей поездке, я не стал возражать, так как вероятность того,
что она согласиться в этом случае была больше. Расчет оказался верным, и через
день после звонка мы уже дожидались ее у офиса в конце рабочего дня. Она
выглядела как всегда неотразимо, на ней были светло-голубые джинсы, обтягивающая
блузка и красная виниловая куртка, в руке она держала зонтик-трость с
бело-голубыми полосками.
Забравшись в машину, мы поехали в сторону центра, проехав два перекрестка мы
незаметно перешли на "ты", Кир без умолку трепался, а я заставлял себя почаще
смотреть на дорогу, а не на нее, за рулем все-таки.
Естественно мы остановились на "Последней рюмке", всегда легче играть на
своем поле, хотя ее это не касалось, она одинаково превосходно играла везде.
Отказавшись от знаменитых коктейлей Клауса, она захотела пива. Я заказал для
нас "Харп", а Кир остался верен своему фирменному напитку.

- Ты тоже любишь пиво? - спросила она.
- Да, и это мое любимое, - ответил я.
- Вкусное, - кивнула она, сделав глоток.

Чтобы повыделываться, что редко со мной случается, я попросил официантку
принести мне сигару, выбрал Cohiba Robusto, на мой взгляд самые лучшие из
кубинских сигар. Посмотрев на меня, она с иронией сказала:

- Тебе бы еще двухдневную щетину, и будешь настоящим наркобароном.

Я улыбнулся и подумал: в яблочко, всегда хотел быть наркобароном!

Весь вечер мы на пару с Киром рассказывали разные смешные истории о наших
путешествиях и не только, причем как два самца, каждый пытался произвести на нее
впечатление. Она тоже оказалась хорошей рассказчицей, и мы с удовольствием ее
слушали. Одинаково дружелюбно она смотрела то на него, то на меня. Когда мы
встречались с ней взглядом, я думал, как же я хочу видеть мир в отражении этих
глаз, я отдал бы полцарства и коня в придачу за то, чтобы мог встречать с ней
рассвет, засыпать с ней под шум дождя, кружить ее на руках под падающими с неба
снежинками, болтать с ней обо всем на свете и вместе молчать по несколько часов,
слушая музыку и катаясь по ночному городу. Да, давненько со мной такого не
случалось.

Ближе к полуночи она деликатно поинтересовалась:

- Вы до которого часа собираетесь оставаться, а то мне с утра на работу, я
пойду.
- Что ты, я тебя довезу до дому, - сказал я.
- Конечно, мы тебя довезем, а потом и меня куда-нибудь забросишь, - изрек Кир,
который, по всей видимости, не очень хотел оставлять нас с ней наедине. Мне
очень хотелось заехать в него чем-нибудь тяжелым и большим, но я сказал:

- Конечно брат, поехали, - как никак с ним я дружу почти пол жизни.

На прощанье я поцеловал ей руку, Кир проделал вслед за мной то же самое. Уж
не знаю, что она о нас думала после встречи. Наверное, мы выглядели полными
придурками. На следующий день я увидел его на заднем сидении своей "каризмы".
Это был ее зонтик.



* * *



Я не стал ей звонить в понедельник, а просто отнес зонтик в цветочный
магазин, попросил оформить его в букет и отправить к ней в офис.
Она его получила, я проверил. Так и не дождавшись от нее звонка, я позвонил
ей на следующий день.

- Здравствуй, это я. Тебе принесли зонт, все в порядке?
- Да, все в порядке, передали. Спасибо, мне очень понравилось...
- Да? Мне тоже понравилось, красивый букет получился. Ну ладно, позвоню тебе
как-нибудь на неделе.
- Хорошо, пока.
- Пока.

Я действительно звонил ей еще несколько раз и пытался пригласить куда-нибудь,
но у нее постоянно в последний момент возникали какие-то неотложные дела.
Странно, что она не говорила мне напрямую, чтоб я не звонил и оставил ее в
покое, то ли из вежливости, то ли действительно обстоятельства не давали нам
встретиться. В последний раз она вроде согласилась на встречу, но я сломал ногу,
когда катался на карте, лавры червя на подиуме не давали покоя, и так и не
встретился с ней. Она сказала: "Как жаль, позвони, когда будешь чувствовать себя
лучше". Прошло несколько недель, и я чувствую, что стал терять ниточки, ведущие
к ней, я не знаю, есть ли у нее мужчина, что она чувствует. Я растворяюсь в
дымке, как город, которому мстят горящие леса за то, что он их вытеснял все
дальше и дальше.
И вдруг мне страшно захотелось написать обо всем, что случилось со мной этим
летом, богатым на события. Я так и поступил, потом сохранил файл и отправил ей
по электронной почте.
Потом я положил телефон перед собой и сел ждать ее звонка.
Когда я досчитаю до ста, она обязательно позвонит. Один, два, три, четыре...
и только от нее зависит, будет эта история иметь продолжение или нет...
двадцать, двадцать один, двадцать два...

Москва. Сентябрь 2002г.
Автор: Георгий Егиазарян





© Copyright: Георгий Егиазарян, 2003

g222@inbox.ru
 
Rambler's Top100 Армения Точка Ру - каталог армянских ресурсов в RuNet Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Russian Network USA