Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Виктория Агаджанова
 
 
  
 




А-ах!
Какие слова, какие попытки...
А-ах!
Нет, я не вынесу медленной пытки
Словами!
Ну что же ты, нежный,
Меня ублажаешь -
А-ах! -
Разными голосами...
Помнишь, я люблю смелых!
Мальчиков робких воспитывать -
А-ах! -
Мне надоело!
Губы на шейную впадинку!
Мне -
А-ах! -
Это нравится...
К черту робкие шепоты!
Криком кричи, красавица!
Чтобы вселенная слышала,
Как ты - а-ах! -
Подвластен мне!
Я сладострастием вышила
Запретные наши желания....
Нежностью изойдешь -
А-ах! - Негою...
Дождем ли прольешься,
Снегом ли!
А-ах...
Не бойся, не отберу я тебя у других,
Заново просто открою для них -
Ах...- все твои вскрики в ночной тишине.
Я ли в тебе, ты ли во мне...
***
Целовала ладони несмело,
Словно знала, что нежность нужна.
За меня вновь проделало тело
Первый микроскопический шаг.

Целовала запястья стыдливо
(пальцы в кольцах, как будто в грошах),
как весенний предсказочный ливень,
как наложница, мой падишах!

Целовала ладони, запястья,
Равнодушных губ уголки
Нет (и не было) нового счастья.
Наше счастье - оттенок тоски.

Наше чувство - оттенок разврата.
Все тут ясно: целуй - не целуй...
Только... Боже, чему я так рада?
И чему я пою аллилуйя?

Мне с тобой, бесшабашным, хочется
Быть всю ночь, а там - хоть враги!
Только ночь мне - без одиночества.
А судьбу...я построю с другим.

23.06.03г.



***
Сквозь ураган тысячелетий,
Нимало грусти не тая,
Услышишь голоса ты эти -
Армения:

Сквозь все невзгоды роковые,
Без страха длится жизнь твоя.
Гремят раскаты громовые -
Армения:

И часто в сумерках тревоги
Звучит вопрос: 'Жива ли я?'
Всегда жива, всегда в дороге -
Армения:

Не счесть тебе ни битв, ни войн,
Не посчитать сражения:
Но ты всегда встаешь из пепла -
Армения!


Церковь Св.Григория Просветителя

Я люблю ходить в церковь. Люблю тишину и полумрак, люблю запах восковых слез и просьб, люблю красивые голоса, льющиеся тихонечко откуда-то сверху, так, что кажется, будто самые юные и самые нежные ангелы поют специально для тебя. Люблю слушать шепоток набожных бабушек, смотреть, как они тяжело поднимаются с колен и припадают старческими губами к исцелованным каменным стенам, чуть попахивающим плесенью. В такие минуты в людях виден Бог. А я становлюсь невольным зрителем этого чуда...
Я шла в новую, только что отстроенную церковь. Возвышаясь над миром, над дорогами и мостами, над людьми и деревьями; возвышаясь даже над птицами, стоит это достижение архитектуры. Башенки с крестами возвещают о приходе нового века. Восемнадцатого века. Несмотря на то, что на дворе - век двадцать первый. Несмотря на то, что внутри церкви - век двадцать второй.
Долгая дорога, вымощенная светлым камнем, ступеньки, площадки и снова ступеньки. На площадках между пролетами стоят фотографы. "Девушка, давайте я вас сфотографирую на фоне церкви! Смотрите, как красиво! Сюда сам Папа Римский приезжал!" Что сказать? Я прохожу мимо. Я иду в церковь.
Ступеньки заканчиваются. Небольшая пауза перед входом в Храм. Вижу небольшой фонтанчик, пулпулак, подхожу к нему, пью леденящую душу и тело воду - такую чистую, что кажется, будто глотаешь воздух Альп. Умываю лицо и руки. не вытираю капельки, пусть сохнут на обжигающем ереванском солнце. Делаю несколько глубоких вдохов. И захожу в церковь.
Господи, почему ты не дал мне сил уйти оттуда сразу же? Почему заставил стоять и смотреть на это великолепие тронного зала? Чему ты хотел научить меня, Господи? Видеть красоту? Но красота внутри нас. Видеть результат труда человеческого? Но труд важен только тогда, когда от него есть польза. Показать, как ты велик? Но самое простое подтверждение твоего величия - это я сама. Так зачем же ты не дал мне уйти оттуда?!
Восковая свеча липко тает в руке. Воск не выдерживает помпезности и торжества. Воск хочет быть расплавленным огнем, зажженным человеческой рукой в знак восхваления Бога, в знак согласия и смирения, в знак просьбы. Но свече и этого ты не позволил в тот день, Господи! Ты дал ей растаять у меня в руках, ты отказал нам со свечой в жертве. Знаешь, мое самое большое желание в тот миг было - воткнуть зажженную свечу во влажный песок, чтобы она горела рядом с сотнями других молитв, чтобы потухла не потому, что пришла служительница церкви в грязных башмаках, которой приказано экономить свечи, не давая им самим умереть от огня, а потому, что Бог принял мою молитву и дуновением ветерка затушил крошечный огарок... Это казалось так просто, так легко и естественно. Но в церкви - в самой большой и красивой церкви в центре древней столицы не было места свечам. Свечи - это небезопасно. Свечи могут взбунтоваться, устроить пожар и спалить этот архитектурный шедевр.
Позже я узнала, что по просьбам молящихся в храме было отведено место и для свечей. Знаешь где, Господи? В подвале. Женщина-инвалид, вот уже много лет не встающая с коляски, плакала, глядя на небо. Чего она просила, Господи? Я почти слышала ее молитву. Она просила вернуть ей ноги. Знаешь, почему, Господи? Она тоже хотела поставить свечу... Но даже стараниями молодых мужчин, которые вызвались помочь бедняжке, не удалось спустить коляску в подвал. И тогда двое самых крепких парней скрестили руки и внесли женщину в подвал на руках. И тогда она снова плакала. Знаешь, почему она плакала теперь, Господи? От безграничной благодарности. И это были самые святые слезы...
Но это я увидела только потом, когда спустилась в подвал. А пока же я стояла посреди огромного зала, которому скорее подошло бы название Колонного зала Дома Союзов. Резные скамеечки со спинками, алтарь на возвышении, микрофоны для служителей церкви. Господи, слуги твои идут в ногу со временем! Я присела на краешек самой последнее скамеечки. Началась двухчасовое служение. Священники в ризах пели в микрофоны. Служки на ходу поправляли выглядывающие из-под одеяния джинсы. Я вслушивалась в слова молитвы, но не могла разобрать ни слова. Ты отнял у меня слух и понимание, Господи? Или ты отнял речь у твоих слуг?
Я сидела и слушала молитву как музыку. Как концерт. Я ждала колоколов. Прошел час, но колокола молчали. Я уже почти отчаялась, я как молитву повторяла слова: "Господи, скажи мне, что это все мишура. Скажи мне, что на самом деле все совсем не так. Господи, скажи мне это! Подай мне знак! Разразись громом колоколов на вертепность мнимой службы!" Я почти перестала ощущать что-либо еще, кроме этой полумолитвы. Я даже не сразу поняла, что зазвенели колокола. А когда их звук стал совсем невыносимым - я словно пробудилась от кошмарного сна. Помню, я вскочила и выбежала из церкви. Я бежала, не разбирая дороги, бежала, зная, что где бы я ни оказалась - я все равно увижу колокола и звонаря, который мечется в канатах, как муха в паутине. Яркий дневной свет ударил мне в лицо. Я подняла голову вверх, я искала колокольню. Господи, зачем ты позволил мне это сделать? Почему ты не увел меня дальше от этого храма, почему ты дал мне увидеть то, что на долгие годы осядет в моем сознании, что не позволит мне больше безоглядно верить в Тебя? Я подняла голову вверх. И я увидела. В арке над входом висел...репродуктор, из которого лился чуть шипящий колокольный звон. Живого звонаря и чугунную тяжесть колоколов заменило простой устройство...
И тогда я рассмеялась. И знаешь, что я сделала, Господи? Я подошла к фотографу и попросила снять меня на фоне церкви. Потому что перестала видеть Храм. Он стал для меня великолепным образчиком архитектуры, как Пизанская башня, как Мавзолей, как Эрмитаж. А раз так, то я имею право привезти с родины домой фотографию этого архитектурного чуда.

В тот же день я села в душный автобус и полтора часа тряслась по немыслимой дороге. Я ехала туда, где меня всегда ждут. Я ехала в свой дом. В городок в сорока километрах от Еревана, такой маленький, что исчезни он - Великая Армения не заметит этого. Я ехала в Церковь, где меня крестили, где я впервые обрела чувство родства со стенами, с обветшалым двориком, с плакучими ивами. В Церковь, где был старик-священник, который - вот оно, твое чудо, Господи! - еще помнил, как крестил меня 12 лет тому назад, помнил мое белое платье и свои слова: "Юная невеста...". И Церковь встретила меня радостно, как будто ждала моего возвращения долгие 6 лет, которые я провела вдали от Армении. И тогда я почувствовала себя одной из тех старух, которых вспоминала раньше. Я опустилась на колени в центре крошечной церквушки, где не было света, где аромат благовоний становится ненужным, потому что горят свечи, и свечи пахнут лучше любых ароматов. Слова молитвы полились сами собой. Да и было ли это молитвой? Это было благодарение Тебе за то, что есть в нашем огромном современном мире место, куда я еще могу прийти и припасть поцелуем к горячим рыжим (не белым, а именно рыжим!) камням, где обветшалые и постаревшие, но все такие же плакучие ивы расскажут мне о том, как жили они без меня. Место, где меня ждут. Место, где я нахожу Себя.

28.11.2002 г.

***



Легко коснувшись левой,
Летит к тебе несмелый
Лепесток абрикосовой веточки.
Почувствуешь дыхание
Весенне-придыханное
Одной абрикосовой девочки
Тайну деревьев храня -
Это всего лишь я

***

Я увидела Город. Он спал. Он мечтал.
О дождях жарким летом, о солнце зимой.
Обо мне. О себе. Об асфальте. О том,
Что случиться должно с тобой и со мной.

Он ветвями своих каменистых дорог
Призывает постылые снять башмаки
И пройти, питаясь от недр земли,
Прорастая кореньями-пальцами ног.

Он прозрачным потоком горных ручьев
Окунает в прохладу живящей воды.
Все богатство земли - мое иль ничье
Мне сегодня так хочется - просто побыть.

Будоражит фантазии запах плодов.
Воздух на вкус - как домашний кефир:
В каждом фрукте как будто свой маленький мир,
Нескончаемый мостик реалий и снов.

Мне недолго осталось гулять по Нему.
Завтра птица железная скажет: "Домой!"
Я два лучика света с земли подниму,
И с собой увезу, чтобы грели зимой.

Декабрь, 2002 г.

***

Твоя любовь - стеклянный шар
Не у пророчицы на полке.
Твоя любовь - стеклянный шар,
Стеклянный шар:на ёлке.

09.01.02г.


Молилась, но без слез, без истин,
Как будто выпросить хотела
Ему - рябиновые кисти,
Себе - союз души и тела.

Январь,2002

Всё давно уж было ясно - все до ижицы.
Как жила, так умерла - чернокнижница.
Как любила, так и мучалась - с силою.
Жизнь и душу без остатка - милому.

Смоляную прядь серебрит - инеем.
Умирать, так на губах - с именем.
Жизнь свою перекроить - наново.
Воскресать, так искушать - заново.


23.01.02 г.

"Ты - безгрешен", - я шептала
"Ты велик, а я ничтожна"
"На него похожа стала", -
Говорили. - "Разве можно

Так себя стереть до нитки?"
Но подумай, что мне мыслить?
Если ты из шелка соткан.
Если ты из нервов выткан.

Да, у нас несовпаденье -
Не победы, а потери.
Пусть мои грехопаденья
До чистилища потерпят.

"Будь безгрешен", - я молила. -
"Будь всегда и будь со мной!
За двоих грешу, мой милый,
Милый мой, безгрешный мой:"

30.03.02г.


Костры инквизиций
Рекламы столицы
Следы на асфальте
И платье на свадьбу

Молитвами в храмах
Крепчайшими в барах
Ночная дорога
К родному порогу

Костяшкой по двери
Кричу, что я верю!..
Назад без разбору
Сподобилась вору

Разорваны мысли
Как плети повисли
Когда бы умела
Я бросила б тело:

(Костры догорели
Огни потемнели
Следы затерялись
И платье порвалось:)

23.01.02 г.

Кисти и краски - вам, творцы
Мы улетаем, правда?
Нам с тобой ни к чему дворцы,
Если место не свято.

Нам с тобой хватит оков -
На двоих - одни кандалы.
Нам с тобой на двоих - альковы,
Если миры малы.

Мы улетаем, прощайте, птицы,
Райские - только взглядом.
Что тебе, милый, ночами снится,
Если меня нет рядом?

07.04.02г.

Привет! Вот и я,
Я пишу тебе
Сквозь призму прожитых дней
Привет! Я помню твои слова:
"Когда ты станешь моей?"
Прости:
Иногда я сама не своя,
Иногда я бываю злой:
Кричала тебе: "Почему рядом ты?
Ты, а не другой?!"
Я хотела пролить тысячи слез -
Ты их за меня пролил.
Я хотела испить все яды земли,
Но ты меня опередил.
Прости:
Я сегодня немного смела,
Я - не такая, какою была,
Ты не грусти,
Попытайся простить
Или хотя бы понять.
Помнишь?
Кто-то из древних сказал -
"Оно не вернется вспять!"
Может быть, есть и другие миры
Мысли людские ничтожно малы.
Или Вселенная слишком мала:
Прислушайся:
Слышишь?
Колокола:

09.04.02 г.


 
  
 



А это я с моей любимой группой "Дети Picasso"

все тело - губы
все мысли - нервы
мечусь-кричу я -
ты - первый!

огонь желаний
мольбы свирели
и только чувства -
зверели.

на волю - в клетку
под душ - одетым
шепотом губы -
ну где ты?

27.01.02 г.

Твоё молчание - пародия на крик...
Твоё "минуточку" - пародия на миг...
Твоё "хочу" - пародия "нельзя"...
Твои "люблю" пародией скользят...

Твое последнее "прости" -
Пародия на обвинение...
Твое "я верю" прозвучит
Пародией на недоверие...

То время, что у нас прошло -
Есть лишь пародия на вечность...
Конец твоей любви - всего
Пародия на бесконечность...

22.03.02г.

Поэма Осознания.

Посвящение
Я когда-то пела песни. Теперь, говорят, пишу. Может, мои письма скажут тебе обо мне больше, мой
милый?

I.

Мыслей было - круговерти
Души - пламеннее смерти
Не зову тебя ко дну -
Двум - не умирать в войну!

Сколько мыслей наверчено -
Время вспять!
Позвонишь мне вечером? -
В пять!

Ресторанчики закрываются -
Ровно в ночь!
То ли сын ты мне -
То ли дочь!

II.

Ты: Пойдем гулять по городу?
Я: Ничуть!
Разворованная ворохами,
Разворошенная грусть

Вниз к душе уносится -
Я - в Аид!
Не смотри же косо так -
Не смотри!

III.

И не горлицы и не вороны -
Соловьи!
Как стонали на две стороны -
О любви!

До собора не дотерпим мы -
Вот мой дом!
Наступил на мысли кованым
Сапогом!
И запястье - браслетом! - левое
Целовал!
Серым выстрелом - как желал меня! -
Наповал!

IV.

Плоть растерзанная -
Простыня!
Не моя война -
Не моя!

Поцелуем в лоб -
Не в губы!
(Поцелуи в губы -
так грубы!)

Мотом стал - всю меня
Распродал!
Не плывешь ты - идешь
Бродом!

Улетаю в окно -
Птицей!
Я вернусь, чтобы - но! -
Чью сниться!

V.

И упали слова - раз!
Не подводник и не скалолаз!
Не монашенка и не блудница!
Не ответчик и не истица -
Не судья...

VI.

Бредом бредить.
Плачем плакать.
Криком кричать -
Пропадом пропасть!

VII.

Мостовину разобрали -
Как в дыре
Простою весь день - молитвой
На горе.

Обобью атласны туфельки -
В лоскуты.
Стон знакомый - обернусь -
Нет, не ты...

VIII.

Все попы оделись в ризы -
Исполнять мои капризы,
Переписывать скрижали -
И одиннадцатой - жалость! -
Допишите...

Вместо заключения.

Крепче сожму - не уста -
Губы!
Твои - не лелеют меня! -
Губят!

Морфеем я тебя сморю -
Сомлею!
Отныне не тебя -
Себя лелею!

Напрасно кликом кличет
Воронье!
Мне губы произносят имя -
Не твое...

На чужбине небо синее, как вода морская:
И зачем я здесь, что здесь делаю? Я сама не знаю.
А в моем краю - голубое небо
Если не был там, то нигде ты не был.
Ночью в небе там звезды - врассыпную:
И зачем я здесь, к ней других ревную?!
Ночью даже снег там кажется белее:
Оттого Армения сердцу мне милее.
Знаю я, что нужно, нужно быть смелее:
Только сердце стонет: "Домой, домой скорее!.."

Пристань загулявшего поэта
Разочарованье с новой силой
Жизнь раскрыла все свои секреты
Но пророка так и не простила.

Каждое полночное двустишье
Каждое потерянное слово
Каждая депрессия - на вирши
Умирая - воскресать им снова.

25.01.02г.

:а сегодня пришло одиночество:
каждый миг как последний раз.
Тривиальное наше пророчество
Совершилось в назначенный час.

Нагадали себе мы счастье:
Аналой и церковный звон.
Обернулось оно ненастьем,
Судорожным детским сном.

Обхватило оно за плечи,
Растворило в дыханье своем:
В этот зимний ненастный вечер,
Одиночество наше вдвоем.

Осень 2001г.

Ты раб мой, я твоя раба...

Ты раб мой, я твоя раба, -
Шептала смелые слова.
Пыталась прошлое вернуть,
Себя желая обмануть.

И льются горькие слова -
Почти, чуть-чуть, слегка, едва,
Совсем как прежде, лишь на час,
Есть бог, и он рассудит нас!

Под стоны, крики, горечь слез -
Все, что свершилось - не всерьез -
Как в зеркале - едва жива...
И вновь преследуют слова:

Как, где, зачем и почему,
Постой!, Уйди..., Я не пойму...
Мой милый, женщина слаба!
Ты раб мой, я твоя раба...

03.04.02 г.

Шагами меряешь душу.
Сознание в ухо дышишь.
Желание рвется наружу,
слышишь?

Губами по лбу, снимаешь
Дневное оцепенение.
Услышал ли ты за вечерней
Пение?

Сцепившись двумя мирами,
Летим по ночной вселенной,
Не представляясь монетой
Разменной.

Рассвет отодвинут на завтра:
Под половицей мыши
Как будто в душе скребутся,
слышишь?


02.11.2001г.

Снова вечер, зима, воскресенье.
Снова сани стоят у ворот:
"Только в музыке наше спасенье", -
Ты сказал, начиная фокстрот.
Платье белое томно кружилось.
Взмах руки, головы поворот:
"Ах, как жаль, что у нас не сложилось", -
Произнес ты, кончая фокстрот.
Все прошло, только изредка руки
Воскресают былое движенье:
Ты был прав, в состояньи разлуки
Только в музыке наше спасенье.

22.07.2001г.


Как беспомощны Ваши слова,
Как безличны они и серы.
С детства впитанные манеры
Вам удастся забыть едва.

Как привыкли Вы видеть смелость
В несмелых девИчьих словах.
Пробираться от тела к телу,
От "Ах!" до другого "Ах!"

Каждый раз словно к балу одеты,
Привлекаете женский румянец.
А я жду, чтоб однажды где-то
Подошли: "Разрешите на танец?"

Жду руки вашей нежной и тонкой
И скольжения ног по паркету
На глазах у безумного света,
Что бы там ни судили потомки.

Чтобы дамы в шелках и батистах
Вслед глядели, завидуя танцу:
Под томную музыку Листа
Встречаем зарю в багрянце.

Мечтам одинокой и юной
Не суждено было статься
Мечта пролетела вьюном,
Другую кружа в танце.

28.04.02г.
Думаешь, так это страшно -
Пустоту в душе пестовать?
Думаешь, так это важно,
С одиночеством соседствовать?

Самой себе посылать письма
Самой - поцелуи, признания
Саму себя почувствовать высью
Вершиною мироздания.

Себе одной - ночные свирели
Себе - ночные страданья
Одной в широкой метаться постели
Укалываясь воспоминанием.

Вспомни, что ты со мной чувствовал?
Счастья минуты, любовей тысячи.
И без меня - тебе - не пусто ли?
Зеркалом без отраженья молчишь.

Думаешь, так это холодно -
Смотреть на окно запотевшее?
Знаешь, я - сама молодость...
Нежности! - в клетке, утешно ли?

26.04.02г.

Слово поэта.

Изящное -
Как поцелуй
Грешника.
Журчащее -
Как капли родника
Вешнего.
Безвольное -
Как платье
Подвенечное,
Белое.
Спокойное -
И в то же время
Смелое.

Безъязыкое -
Как улица
Маяковского.
Безголосое -
Как соловей
Ахматовой.
Многоликое -
Как галерея
Третьяковского.
Ярко-глянцевое
Сменяется
Матовым.

Пристальное -
И отстраненно-
Далекое.
Низменное -
И неизменно
Высокое.
Истинное -
Словно зеркало
Ложного.
Простенькое -
И непременно
Сложное.

Капля -
Пролилась солнечным
Дождиком.
Слово -
Вот эталон
Художника...

03.04.02 г.

ворвусь тринадцатым апостолом
испепелю на память жилы
такой весны - дождливой поступью -
не помнят даже старожилы

распахивая створки пыли
широким шагом рвутся капли
и кресло шаткое застыло,
похожее на ногу цапли.

дождем омытые субботники
которые вчера кричали
окажутся на малом ботике
оттуда - прямо на причале

в толпе беснующихся окон
прильну к тебе заздравным тостом
средь водосточно-летних стоков
я твой тринадцатый апостол

11.05.02 г.


Мяч, забытый на траве.
Хлеб, засохший на столе.
Или это правда жизни,
Или сон явился мне?

Мне ли ночь дана без слез?
Мне ль шипы от первых роз?
Или это было в шутку,
Или, может быть, всерьез?

Дом затоплен в тишине.
Мой сыночек в вышине:
Светит ручкой мальчик звездный -
Или то приснилось мне?

Детским крестиком крестя,
Не всерьез и не шутя,
Светит мне из поднебесья
Нерожденное дитя.

10.11.2002 г.

Рукой к руке
Плечом к плечу
Мы выстояли вечность,
Маленькую вечность.
Я промолчу.
Я просто промолчу.
Я слишком влюблена
В чужую бесконечность.
Ты вспомни все.
Ты просто вспомни все.
И озеро, и пальчиков сплетенье,
И детвору,
И томное смятенье,
И вздох, и нежное "еще":
Ты просто промолчи и вспомни все.
Любовь - такая детская игра.
Кому-то удается в ней прожить
Всю жизнь. Кто говорит: любовь лишь раз дается.
А я смолчу, как Млечный путь молчит.
Не в силах осознать
Свое проклятье - млечность.
И ты смолчи. Мы просто помолчим,
Влюбленные в чужую бесконечность.
И видится алтарь.
И красное, как кровь.
И что-то стонет по углам без дела:
А ты теперь мне муж.
Звучащее - как "ударь!"
Наотмашь. Гляну в воду.
Поседела.
О, еcли бы дано нам было предсказать
Какими будем мы
Лет этак через пять -
Я предпочла бы смерть свершившемуся НЕТ.
Я спела бы про боль.
Про жалкое "прости".
Про ревности осиновое жало.
Про то, какая я теперь -
Неумолимая,
Как сталь кинжала.,
Истребившего мечту.
Я не скажу "прости".
Скажу лишь - "я прощала!"
Я боюсь тебя, карающее око
Предательской любви моей.
Боюсь тебя, поэта и пророка,
И череды безликих дней,
Просящих извиненья у любви,
Которая была не слишком крепкой.
Боюсь молвы.
Боюсь детей.
Боюсь и жду.
От этого больней.




Палачом умирать или нимфой.
Пересчитывать звезды на синем.
Вылетают неточные рифмы,
Не рифмующие твоё имя.

Бас, альты или меццо-сопрано.
Вырисовывать белым в лазури.
Слишком поздно ли, слишком рано?
Равномерно застыть глазурью.

Ночь ли, День, мы такие разные.
Горизонты, волна за волной.
Звезды с небом разве не связаны?
Плюс и минуc равны меж собой.

Морем, солнечным утром, метелью.
Снегом, истинной дымной ночью,
Маслом, гуашью и акварелью,
Мы нарисуем рассвет. Хочешь?

28.04.02 г.


Весна наговорила комплиментов -
Миллионы, тысячи и сотни нежных слов.
Пообещала радостных моментов,
Охапками объятий и цветов.

Послала поцелуями по небу
Мне пару кучерявых облаков
И вроде бы сбылось. Но мне бы, мне бы...
Хотелось просто больше легких снов.

Чтоб не разбрасывались косы по подушке
В объятиях кошмарных сонных сил.
Пусть мне приснятся детские игрушки -
А не пророчества, что дождь наморосил.

Пусть мне приснится островок Надежды,
Омытый океанами Тепла.
Пусть мне приснится мой - мой! - самый нежный.
И вместо реквиема - колокола...

09.03.2003г.

Умру в твои глаза:
Воспоминаний обо мне
Не сосчитать
Пересказать
Пожалуйся весне
На мысли и слова
Которых нет во мне
Тебе ведь так хотелось
Грелось
Пелось
Сонатой о луне
Мечтой о теле
Выбрасываем смело!
Душа вовне
Кому какое дело
Что я сказать хотела
Накапает слеза:
"Умру в твои глаза:"

Фабула.

Вечер. Снег. Камин. Свеча.
Стук. Ботинки. Тяжело.
Отряхнул. Стянул. Ворчал.
Подошел. Обнял. Тепло.

Поцелуй. Висок. Молчу.
Пульс. Удары. Кровь. Вино.
Стыд. Следы. Рукав. Платок.
Встать бы. Крикнуть. Тяжело.

Шепот. Ложь. Рука. Уйди.
Не могу. Болит. Во сне.
Память. Смелость. Скромность. Стыд.
Бледность. Дрожь. Отдам. Тебе.

Просыпаюсь. Пустота.
Ветер. Щели. Ни души.
Завтра. Видишь? Я. Одна.
Поспеши.


*К.

Я квартирантка, человек на час.
Мне обещали при рождении имя.
Мне нагадали жизнь прожить сначала,
Со слов: "раскройся, я же сердце выну".

Ни веры, ни сомнений, ни докуки
Не испытать тебе, сомнительное чудо.
Ты на любовь откликнулось со скуки,
Нечаянно слетело слово "буду!"

Я разменяла истинную веру
На сотни правд, на тысячи осколков.
Мою позавчерашнюю премьеру
В газетах уступили кривотолкам.

Что сплетни мне, что вымыслы стервозы!
Ведь не впервой бросать себя с утёса.
Не в первый раз мне на надгробии розы
Нарежет старая рука каменотеса.

И сколько раз всплакнет еще художник,
Посмертной живописи разведя мосты:
Я знаю, все равно осенний дождик
С гранита смоет чётные цветы.

19.02.2003г.

Я счастлива глупо, но не без причины:
Со мною - ребенок с глазами мужчины.
Припухлые ручки, смешное сопенье
И над колыбелью тихое пение.

А рядом, на узкой цветастой постели,
Намаявшись за день стирая пеленки,
Забыв о холодной январской метели
Спит крепко мужчина с глазами ребенка.


Я увидела Город. Он спал. Он мечтал.
О дождях жарким летом, о солнце зимой.
Обо мне. О себе. Об асфальте. О том,
Что случиться должно с тобой и со мной.

Он ветвями своих каменистых дорог
Призывает постылые снять башмаки
И пройти, питаясь от недр земли,
Прорастая кореньями-пальцами ног.

Он прозрачным потоком горных ручьев
Окунает в прохладу живящей воды.
Все богатство земли - мое иль ничье
Мне сегодня так хочется - просто побыть.

Будоражит фантазии запах плодов.
Воздух на вкус - как домашний кефир:
В каждом фрукте как будто свой маленький мир,
Нескончаемый мостик реалий и снов.

Мне недолго осталось гулять по Нему.
Завтра птица железная скажет: "Домой!"
Я два лучика света с земли подниму,
И с собой увезу, чтобы грели зимой.

Декабрь, 2002 г.
Подсознание лелеет
Тайну жаркую твою
Неизвестность душу греет
Только ангелам в раю.

Вот уж час как вечереет,
У окна стою,
Уголек заката тлеет,
Соловьи поют.

Настроение воспрянет
Духом, как дитя.
Относиться сердце станет
Ко всему шутя.

2001-2002гг.
Просыпаюсь по утрам.
Холодно одной в постели...
Как же мы недоглядели?
Счастье лезло в руки к нам.

Было словно поцелуй -
Нежным, страстным и глубоким.
Вышло боком, вышло боком,
Разлетелось в сотни луж.

Как же мы не сберегли?
Истинного счастья дольку
Оба видели, вот только
Ухватиться не смогли.

Что мне делать, дальше жить?
Радоваться свету? Больно.
Неумело, исподвольно
Свадебное платье шить.

И принадлежать всецело
Королю, а не пажу.
Никому я не скажу,
Как твоею быть хотела.

Пусть не знает муж, какой
Быть его жена мечтала,
Если твердо поменяла
Свет любви я на покой.

10.04.2003 г.

Корсет затянут - и дыханья нет.
Весна красоткам подтянула талию!
А мне сегодня - только выход в свет,
В тот самый свет, где музыка миндальная.

А мне сегодня - танцы до зари,
С полуночи - и до рассвета знойного.
Ты про любовь сегодня мне не говори,
Мне про надежду с верою - спокойнее.

И платье цветом как размытая палитра...
Как будто дождь над краской тосковал.
Как будто вязкой патокой политый,
Мне снится мой венецианский карнавал.

Десятки масок не отбрасывают тени
Десятки сотен лиц - и без лица.
Так вот какое ты - преодоленье лени
Когда не видно края и конца.

Я не прошу у масок позволенья
Открыться мне, я знаю, лиц там нет...
Не только мне сегодня спорить с ленью,
Не только мне сегодня - выход в свет.

07.03.2003г.

Ружьишки в ряд.
Собран отряд.
Вместо игрушек -
За снарядом снаряд.
Юные палачи -
Греться огарком свечи!
Наискосок -
Пуля в висок.
Смерти в лицо хохоча
Вьется стайка девчат!
Черными птицами
Чумазые лица.
Не падает на колени
Потерянное поколение...
Десять тебе или триста -
Не избежать тризны!
Плюшевый заяц с оторванной лапой...
Сын, никогда ты не станешь папой...
Ты - оловянный солдатик!
Катитесь вы к чертовой матери! -
Губы дрожат как струна -
Что же, война как война...
Сколько же юных увидел смертей
Этот крестовый поход детей...

19.04.02 г.

круговорот миров, круговорот имен
мне в этой толкотне уже нет места
не вспоминай меня, не задевай плечом
отныне не твоя - да и ничья - невеста

и в хороводе песен, и в патоке речей
я лишняя в веселье полнокровья
как мышь крадусь, минуя тысячи свечей
поставленных за упокой иль за здоровье

давно, не в этом и не в прошлом дне
я оставляю вас уже не в первый раз
моя дорога - к выходу, вовне
за мной следит всенощно пара глаз

привязанная - словно по канату -
где ты, былое торжество? -
я умирала сотни раз когда-то
вместо тебя. Теперь ты - божество.

14.01.03г.

И жило чувство. Грело вечерами,
Летя по проводному поднебесью.
Словами оборачиваясь на экране,
И становясь для пишущего песней.

А для читающего - адской мукой,
Попыткой жизнью жить чужой и смелой,
Попыткой в счастье превратить разлуку,
Чтобы не страдали ни душа, ни тело.

Как призрачна уверенность немого
В старании глухому объяснить,
Что можно жить, не думая плохого,
И вечерами, кажется, любить.

Как разные стихии - дождь и пламя
Разнятся чувства двух сплетенных душ.
Одной - хотелось счастья проводами,
Другой - кусочков солнца в свете луж.

Одной хотелось тенью быть другого,
И нежности, зачатой между трав...
Одной - любви бессмертной и покоя.
Другой - покоя и любви. Кто прав?..

2 ноября 2003 г.

Ступили в май: Какие города
Нам создают преграды
Вечные творенья.
Гадай иль не гадай, отвечу "да"
Отдам в награду
Миропостроенье.
Почувствуешь-поймешь
Что смысла нет
В утратах и обидах.
Ступаем в дождь
Как в храм теней
Молитвами обитый.
Я наизнанку. Ты - моё сомнение.
Моя обитель, трели соловья.
Я не исчезну, неподвластны тлению
Мои мечты. Ты - исповедь моя.

01.05.02 г.

темным ангелом быть устала!
я сегодня светлее ночи.
ну а ты довольствуйся малым
или уйди, если хочешь.

дверь открыта, сквозняк мне мешает.
уходи, я безумно устала.
мне сегодня листва вместо шали,
вместо шубки - снежок талый.

я укутаю ноги пледом.
ветер в чай мне плеснет виски.
не пойти за тобой следом -
для меня - никакого риска.

ты заметил во мне изменения?
я уже не тоскую о неге.
и отбросив тугие сомнения,
я сегодня прошу - снега!

как все ново и как знакомо!
мне весь мир - ни широк ни узок:
узурпаторов вон из дома!
я сегодня сама себе муза.

25.02.2003г.

Представлена к награде. Миражи
Оконных и дорожных сновидений
Терзают душу, память, витражи
Играют бликами. Повсюду тени.

Сама себе признаюсь во грехах.
На перекрестке поклонюсь народу.
Столпились души в четырех строках
И не дают пройти, не зная броду.

Спасение в тиши библиотек?
Мне дела нет до книжных излияний
Я не смогу забыть сегодня тех
Вчерашних и оглохших изваяний.

И музыкой не передать мотив
Душе - такой таинственной и чистой.
Нет ничего прекрасней, чем уйти
От стонов Моцарта, Бетховена и Листа.

Представлена к награде. Торжество?
Моя ли в том заслуга, Авва Отче?
И неужели стать пророком суждено
Той, что пророчества не хочет?

Бояться гениев и не признать беды,
Подкравшейся с нечаянной наградой.
О, мне ли суждено испить воды
Отравленного водопада?!

И все мои молитвы об одном -
Не допусти меня до слова "стыдно"!
Чтоб на словах мне не пришлось скорбеть о том,
Что в будущем пророчества не видно.

15.01.2003г.
Свет на стене в оловянной оправе:
Рядом в обнимку Каин и Авель.
Так друг на друга похожи,
Что разобрать невозможно,
Кто Каин, кто Авель,
Кто лед, а кто пламень,
Кто заморозил и кто расплавил.
Сердце мое. Авель.

Истина в рамке старинных узоров,
Битва двух братско-пламенных взоров.
Так друг на друга похожи,
Что разобрать невозможно,
Где мое счастье и где мое горе,
Кто взбудоражит и кто успокоит,
Кто мне солжет, кто правды не скроет.
Или, быть может, не стоит?

Свет излучает смелость и рабство.
Это такое безумное братство:
Один себя лечит, ругает, пытает,
Другой успокоит: "Да, так бывает..."
Кто мне милее всех святых тайн...
Сердце мое. Каин.

21.06.03 г.
"Нет, это не я, это кто-то другой страдает:"
Анна Ахматова, "Requiem"


Знаешь, я еще могу плакать.
Просто ничком на диван броситься
И бабьи тугие слезы капать
И крик не сдерживать, что из горла просится
Наружу, как инородное тело.
Я бы, наверное, так не сумела -
Вынуть из недр
Тысячу Федр,
Вырыдать все свои "почему",
Упираясь руками в спинку дивана.
И это небесная твоя манна?!
Эта зияющая рана?!
Нет, я тебя до конца не пойму:
Стонами чаек
Нас разлучает,
Грехопрощает
Всегневное око.
Нет, я не стану
(Тебя не застану)
Вылизывать рану:
Не стать мне пророком.

09.05.02г.

Отпускаю тебя. Уходи.
Я от слез безнадежно устала.
Наше Будущее - позади.
Нас самих почти не осталось.

Уходи. Не старайся понять.
Мысли женщины так нелогичны!
Что? Седая? Ах, да, эта прядь
Поседела назло всем приличьям.

Не оглядывайся, уходи.
Мне неважно, что будет потом.
У меня же "вся жизнь впереди":
У меня же "останется дом".

У меня останется грусть.
Ведь не так уж и мало, да?
Я все верю (пусть глупо, пусть!) -
Ты вернешься ко мне навсегда.

21.12.02 г.

Ушел без объяснения причин.
Я больше никогда не плачу.
Возненавидела мужчин
И свою мнимую удачу.

Перестарался объяснять
Свои нелепые ошибки.
И ни прибавить ни отнять -
Ни слез, ни страха, ни улыбки.

И не обидно мне ничуть.
Не на тебя же мне сердиться!
Лишь беспричинно снегогрусть
Ложится слезно на ресницы.

Лишь беззастенчиво тоска
Уединение нарушит.
Я неприятственно-резка
Со всеми, кто мне лезет в душу.

11.04.2003 г.

И девушка с веслом, и юноша с гитарой,
И старые аллеи, словно лабиринты...
Здесь я сама себе кажусь такой же старой,
Как запах так любимого веками гиацинта.

Прогулки под луной - занятная привычка.
Холодный желтый диск по-волчьи тосковал
О лунных силачах, о воинах и стычках,
О старике седом, что море рисовал.

Мне древний парк открыл заветные секреты:
Он рассказал о том, что сотни лет назад
Один мудрец давал здесь мудрые советы,
Которым ни один (поверьте!) не был рад.

Так жизнь его прошла, как горечь шоколада -
Лишь губы обметав и не оставив сласти.
А море сохранило истинные страсти -
Последний легкий вдох: "А надо?"

07.09.02 г.
весенним скользить по февральскому снегу
дарить всем надежду без счета и сил
зажмуриться мартом-котенком от неги
и сделать подарком, что день попросил

а март заклинал меня звонкой капелью
как будто сегодня же будет весна
как будто в оркестре помятой свирели
Орфеи заждались без сил и без сна

не спится зеленым, как море, апрелям
они предлагают без марта прожить
весна разозлилась, весна озверела
весенний мосток через реку дрожит

нам чары природа подарит едва ли
но вот волшебство послезавтрашних фраз
мы выпьем до дна, как всегда выпивали
зажмурившись, залпом, до дна и зараз.

1.03.03г.
Воспринят - и забыт.
К чему теперь восторги?
Попытки перестроить жизнь
не стоят и гроша.
Былой успех слепит
Былое пьянство оргий
И грёзы на конце
Его карандаша.

13.01.02г.

"ПОСЛЕВКУСИЕ"
(цикл стихотворений)

Моим трем жизням и трем смертям:
Спасибо, что вы у меня были.

Моему past
<Ты был. Ты? Был? Был. Ты:>

* 11 сентября - день смерти музы и мечты.
Что, в общем-то, одно и то же:

Грустить заставил - жаль, не беспричинно:
Я все еще пишу тебе стихи.
Саму себя поздравила с почином
Тогда. Теперь спишу долги.

Я верила в возможность заграницы -
Такой далекой и такой родной
Еще вчера. Твои родные лица
Рассыпались под каменной стеной.

Мой многоликий бог, мой идол, мой иуда,
Мое проклятие и мой покой!
Я, как и в детстве, буду верить в чудо.
Я буду верить. Верю. Ты - живой.

04.02.2003г.
***

<:молчание - золото>
верная часть пословицы

В трубке - длинные гудки.
За душой - одни долги.
Разменяла золото
На твои звонки.

Разменяла свою жизнь
Я на рыжий скрип пружин,
На веселую игру:
Видно, выбрала не ту.

Видно, мелочь не в ходу
Нынче на мою беду.
Помнишь: 'С неба я тебе
Ночью подарю звезду!'?

Видно, звездам невдомек,
Что какой-то паренек
Вместо золота упал
Медным звоном в кошелек.

04.03.2002г.
***

И тогда все было ясно!
Я твои закрыла глазки.
Обеспечила покоем
И молитвой упокойной.

Я твои поцеловала
Мертво-каменные губы,
Я сомнения стирала
Поцелуем в губы грубым.

Я писала тебе письма
На тот свет и даже дальше.
Я осенние все листья
Собрала в букет прощальный

У подножья, в изголовье:
Разве есть сильнее мука,
Резать плоть ножом столовым
И терзать кусочки друга?

Разве каменные руки
Всю меня не обнимали?
Нас история со скуки
Вновь пустила по спирали:

Ведь тогда уж было ясно,
Что глаза твои закрою
И у неба я с опаской
Попрошу лишь: 'Упокою!'

09.02.2002г.
***

Шоколадные раструбы -
Медо-паточные губы -
Поцелуем на прощанье,
Говорили, что на счастье:

Я в кафе за столиком
Притворилась ноликом,
Посмотрела - через три
Столика сидите вы.

Так наивны и безбожны
Две влюбленные души.
Неужели же ты сможешь
Бросить сердце госпожи?

Неужели с нею лучше
Целоваться при луне,
Раздвигать улыбкой тучи?..
Нет, не мне учить, не мне,

Разбивать мечты словами.
Не тебя (не мне!) учить
Умывать с утра слезами
Трещинки ее души.

Но невинная не знала,
Что недолог ее век.
Как отравленное жало
Ты - не бог, не человек!

Нет пристанища убийце
Двух десятков женских душ.
На кровавой плащанице
Я жена тебе. Ты - муж.

10.02.2003г.
***

День Святого Валентина

* - Что за праздник? Раз в год сказать 'Люблю'?
- Скажи мне это хотя бы раз в год:
(из несостоявшегося разговора)

Кто придумал праздник - раз в году!
Кто придумал в праздник говорить 'люблю!'
Кто придумал праздник - только раз! -
Откровением любви перепутать нас.

У кого спросить мне правды
Слов, тобой не сказанных!
И кого просить распутать
Нас с тобою связанных!

Мне веревка режет сердце
Плюшевое - как в кино!
Мне ль желать сегодня смерти
Мне ль крутить веретено?

Почему слова - раз в год, почему?
Почему не от тебя - не пойму.
Почему один, один лишь раз
Ты подумал за себя - не за нас!

Мне слова твои раз в год - дороги.
Мне слова твои раз в год - побоку.
Не молю и не молюсь - слышу
Как слова твои мольбой дышат.

Говорил 'люблю', а сам не верил.
В сердце постучал - не заметив двери!
Бился раненным орлом в душу
Я молчания теперь не нарушу.

Сорок пятый день года - убью!
Сорок пятую пытку мою.
Сорок пятую гибель! И вновь
Разбиваю сорок пятый лоб в кровь!

::::::::::::::::
::::::::::::::::
Кто придумал праздник - раз в году?
Кто придумал праздник - на мою беду:

10.02.2003г.


***
Скажи мне "Люблю!"
* сентябрю и январю
первой и последней ночам
посвящаю


Знала ли ты - белорученька, книжница,
Как ты будешь просить униженно,
Как выпрашивать будешь словцо,
Стыдобой закутав лицо?

Знала ль, помнила? Или накликала?
Ты беду навела криками,
Как ты будешь молить без памяти,
Словно нищая - на паперти?

Как вернут тебе слово тощее,
Словно кубок с святыми мощами -
Осторожно, как яд, как облатку,
Приучая тебя к порядку.

Как рабыней станешь ты заживо
Вспоминать, уж не милый ли хаживал
За запретные серые пряслины,
Возводя на любовь напраслину?

Сорок пятою ночью взмолишься:
'Успокой меня!' - 'Успокоишься'.
Словно львице в пасть на лопатке -
Душу с кровью порвешь на латки!

Знала ли ты, моя чистая, нежная,
Как ты будешь в любви - безбрежная!
От твоих берегов на двухсотую ночь
Твой любимый умчит все, что было - прочь:

11.02.2003г.


Темней становится волшебность
Твоих голубоватых глаз.
И губ моих усталых бледность,
Лишь повторяет сотни раз,

Что я твоя, что я приснилась
Тебе в мечтах или в бреду,
Что то ли я с небес спустилась,
То ли в немыслимом аду

Живу я до сих пор. Так что же?
Каким мне будет приговор?
Кто я? Неведомый прохожий?
Или хозяйка Медных гор?

Как долго буду я кружиться
В тени сомнений и молитв?
Как прошлогодний снег ложиться
Строкой последней на гранит?

Наступит завтра счастье наше?
Иль, отложив всё на потом,
Останется мне жить вчерашним
Лилово-горьким вещим сном?

Что б ни случилось, просто знай,
Я об одном судьбу молила:
Пусть не со мной тебе, но - в рай,
В гармонию и счастье, милый.

18.11.2001г.
Щелк!
Красное!
Роза чернее ночи!
Щелк!
Яркое,
Костровое -
Если захочешь!
Щелк!
Танец -
В безумство огня
Одетый!
Щелк!
Пальцами -
Стекающими
В кастаньеты!
Щелк!
Выстрелами в упор!
Щелк!
Умирая до тех пор,
Пока не услышит -
Щелк! -
Старый конквистадор!
Смывая танцем позор -
Щелк!
Бросая нежность в костер -
Щелк!
Сжигая движеньем укор -
Щелк!
Любуйся - Конквистадор!
"Смотри, пока я не стара!"
Душа как струящийся шелк!
Стекает на пепел костра
Щелк!

09.04.02 г.

Ну здравствуй. Вернее, привет
(здоровья желать тебе было б нелепо).
Сколько не виделись? Тысячу лет?
Тысячу бездн? Над тобою небо
Бело-облачное в прожилках синего,
Без разницы - летнее, зимнее...
Не хватает берез только, правда?
У изголовья посажены липы.
Ветер разносит жалкие скрипы...
Слышал ли ты молитвы их, папа?

Помнишь, мой первый вечер.
Андрей тогда должен был тоже приехать.
Сколько надежд возлагали на встречу
Двух отпрысков старых фамильных склепов...
Я, помню, мучалась страхом девичьим,
Страхом - сделать что-то не так.
И разговаривала только шепотом,
Не говорила непозволительное,
А тетушки видели в этом такт
И улыбались умилительно.

Помнишь торжественно-белую залу?
Золотые тени на старых портьерах.
Родные шептались чинно и лестно.
Я была тогда белее белого,
Белоснежного платья невесты.
А потом - здравицы и поздравленья.
Рядом с Андреем почетное место...
И только тогда я поняла,
Что я и есть эта невеста.

Что было дальше - не помнит никто.
Вена, Венеция, Ницца, Париж...
Первой уехала в Мельбурн сестренка.
Ты кричал на Андрея: "Что же ты спишь!
Увози жену и ребенка!"

Новая жизнь, кичливо-российская...
"Царь (ему память!), помню, просил..."
"Господа, опомнитесь, что ж происходит-то?!"
"Хорошие вести - большевики уж без сил!"
Как верил ты, папа, что внука покрестишь
В Храме Христа. Храма уж нет.
А память услужливо мне тычет
Твой христианский обет...

Просьбу последнюю, видишь, исполнила.
Горсточка пепла с пожарища старого...
Я эту просьбу всю жизнь свою помнила.
Мне теперь только одно останется.

Придут ли внуки в к моей могиле?
Скажут: "Здравствуй. Вернее, привет...."
А я буду мирно смотреть на них с неба.
Я снова буду молодой и красивой
В платье том, помнишь, цвета фейхоа.
А правнукам достанется читать таблички
На кладбище Сент-Женевьев дю Буа.

11.12.02 г.
По мощеным улочкам гулкие шаги.
Те, что были днем друзья - нынче всё враги.
Тишина и темнота - вот и весь секрет.
Никого на всей планете мне дороже нет

Скрипы стареньких колес - мнимые друзья.
Мне сегодня никому доверять нельзя.
Мне сегодня путь домой через сотни миль.
В мире мне метель и шторм, на душе мне - штиль.

Обегаю за версту башни и дворцы.
Ненавижу запах роз, мой цветок - нарцисс.
Дальше, дальше от забот прожитого дня.
Пусть заботится мой род в поисках меня.

Спрятаться в тиши домов - разве в том нужда?
За решетчатым окном льстивость и вражда.
Только с крыш чужих домов мне открылся свет:
Счастья нет в своем окне, да и в прочих - нет.

07.05.2003г.

...nolite mittere margaritas ante porcos...

Что тоска негоцианта!
Нынче празднуем печаль!..
Заказала официанту:
"Мне один "копченый" чай!"

Густо пахнущее чудо,
Неразбавленный Китай.
Всё забуду, всё забуду -
Хоть на чае не гадай!

Вкус озноба и сирени -
Неизвестно почему!
Сладкозвучные Сирены
Близки сердцу моему.

И наивные сомненья
Развороченной души:
В облике стихотворения
Жизнь попробуй расскажи!

Что творилось долгой ночью
На просторах витражей...
Хочешь ты или не хочешь -
Платье бисером расшей.

Бисером, который призван
Млечною дорогой стать!
Тонкой ниточкой нанизан -
Перед свиньями метать!

Заслужила? Веет тризной?
Не забудешь невзначай?
Будет вечной укоризной
Этот вкус - "копченый" чай.

27.04.2003г.

Отозвались капельки смеха,
В тишине заплакали эхом.
Майские вишни
Стоны услышат,
Вырыдают -
"Где ты?"
Сегодня целых три
Скатились: "Со мною умри!"
Три снежинки
Превратились в слезинки,
На раскаленной щеке.
Посмотри, я совсем обнищала
Бедная - как мышь церковная
Прощала, прощала, прощала
Всепрощающая словно я:
Не могу так больше, не выдержу
Ты ушел навсегда? Ты вернешься?
Простишь? Уснешь и проснешься?
Только взмахом ресниц ответь мне -
Северный или восточный ветер
Мне ждать? Застыну женою Лотовой
Пока не опомнишься ты, или кто-то
Не пройдет, задев рукавом случайно
Чтоб рассыпалась в пыль вековая тайна.
Оставляя на твоих ладонях
Только отсвет моих глаз бездонных:

13.04.02 г.
Почему так пряно пахнут травы?
Солнце светит, но уже не греет...
Мы с тобой, наверное, оба правы,
В том, что любовь не стареет.

С подоконника птицы перьями
Слезы дождя стирают.
Мы, конечно же, оба верим,
Что любимые не умирают.

Шалашу приказали быть раем.
Бледность платья как данность моде...
Мы наверное, оба знали,
Что любви этой нет в природе.

17.11.2002г.

Весеннее равно-душие,
Капельное настроение.
Земля - островочки суши и
Глобальное наводнение.

И вербное воскресение
Приветствует почками ранними.
Весеннее наводнение
Сегодня не с нами ли?

И кажется - вмиг переполнены...
И льется за край удивление...
Сегодня, я знаю, вспомним мы
Старинное нас-строение.

19.03.02г.
Помнишь, как все начиналось?
Паутинка тонкой ниткой
Нас связала против воли
Говорили о снежинках
Или же о вечной боли
Я не помню
Помню чувство
Чувство грело
Вечерами. Помогало:
Помню ласку
Белых клавиш,
Что тебе передавали
Мою нежность
Твою слабость
Я на связи
Ты на связи
Льется сладость
Проводами.
Помнишь?
Я тогда мечтала
О тебе.
А ты: писал мне,
Как мы будем благодарны
Паутинке, тонкой нитке:
Помню птиц,
Они искали
Нас с тобою.
Мост вечерний,
Помнишь?
Под дождем осенним
Нас Арбат встречал огнями
Вечерами
Расстреляли
Мы свои потенциалы
Ты как будто охлажденный
Я утомлена собою
Я стараюсь сделать чище
Понимаю - невозможно.
Наш лимит уже весь вышел,
Нас с тобой забраковали
Январи, костры и сети
То ли я не так сказала
То ли ты не так ответил.
Я не помню
Я не знаю
Я не вижу искажений
Помню только исправленья
Иногда - твои признанья
В том, что есть костры другие
В том, что сети - ненадежны
Согласись - не так уж сложно
Разорвать все путы сразу?
Разорвали. Что, так лучше?
Или снова будет пытка?
Помнишь: "Ты из нервов выткан"?
Ну а я? А я другая
Я, наверное, осилю
Рас-стоянья, версты, мили:
Я, наверное, сумею
Пересилить свое сердце
Пусть весной уже не пахнет
Главное - не пахнет смертью.
Гибель девичьего сердца
Состоялась -
Я довольна!
Только:если бы я знала,
Что любовь -
Так больно:

06.04.02 г.
Между нами - знак безразличия...
Две упрямые черточки равенства.
Мы всю жизнь играем в величие,
Притворяясь, что нам это нравится

Между нами - знак чистого мнения.
Мы равны, как равнение верности.
Я примером служу на сомнение,
Ты - примером моей беспримерности.

Нам без разницы суммы и разности.
Две черты, как два чертика черные,
Нас с тобой оградят от опасности:
Ты по четную - я по нечетную.

27.02.2003г.








viktory@mail333.com

http://zhurnal.lib.ru/a/agadzhanowa_w_i/

http://vostochka.narod.ru

Россия,Самара.

 
Rambler's Top100 Армения Точка Ру - каталог армянских ресурсов в RuNet Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Russian Network USA