Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Шиканян Андрей
 
 
  
 


"...мне лестно, что моя работа оказалась в списке "Литературных страниц" сайта бакинских армян. К тому же для меня лично это очень важно. "


Закончил в 2002 году МФЮА. Ура! Теперь я дипломированный юрист, к тому же. Раньше был только дипломированным педагогом. Теперь, вот, совмещаю. Занимаюсь каратэ с 1990 года. По идее должен иметь не ниже 2-го дана, но всего лишь только коричневый пояс - 1-й кю (на момент написания). Ну ничего страшного в этом нет. Каратэ - путь долгий и не без терний. Торопиться некуда. Все равно, чем больше уэнаешь, тем больше понимаешь, как мало тебе известно.

Шиканян Андрей (Москва).

 
  
 

Дух и флейта.
(Сказка)


В одной далекой-далекой стране на востоке, в одной маленькой деревушке, соседствующей околицей с джунглями жил мальчик по имени Чой Сан. Каждый вечер, как только солнце опускалось к кромке земли, мальчик выходил из дома, садился на крыльцо своей хижины, что стояла на самом краю деревни, и начинал играть на флейте. Флейта была сделана из простого, выдолбленного бамбукового стебля. Играл Чой Сан всегда до того момента, как солнце окончательно исчезало за кромкой земли. Каждый день Чой Сан играл новую мелодию и нежные звуки флейты, разносившиеся по окрестностям, заставляя слышавших их отрываться от горестных мыслей о земном бытие и мысленно возноситься на небеса, где живут только боги да просветленные. Селяне, слушали эту музыку каждый вечер, и каждый вечер благословляли богов за то, что послали им такого умельца, который своей музыкой вселял в сердца радость. Даже птицы слетались на звуки флейты. А дикие звери выходили из джунглей, чтобы послушать дивные звуки простенькой дудочки. Потому что играл мальчик от сердца для себя и для всех, кто его слушал.
Однажды подул прихотливый западный ветер и занес звуки флейты в самую глубь джунглей - в гнилое болото, где жил и царствовал Болотный дух. Услыхал Болотный дух звуки флейты и пошел посмотреть, кто же это так дивно играет? Может небожитель спустился на землю, и развлекает своей игрой рожденных в травах? Каково же было удивление Болотного духа, когда он увидел, что эти прекрасные звуки издает маленький мальчик, дующий в простой стебелек бамбука.
Постоял Болотный дух у забора послушал пение флейты и говорит:
- Мальчик, мальчик. Отдай мне свою флейту, а я тебя сделаю старшим в этой деревне.
Перестал играть мальчик, затихла флейта.
- Нет, - ответил духу Чой Сан, пожимая плечами. - На что мне деревня, когда у меня есть моя флейта. - Встал и ушел в дом.
И недоумённый дух вернулся в свое болото.
На следующий вечер снова пришел Болотный дух послушать флейту.
- Мальчик, мальчик - снова обратился он к Чой Сану. - Отдай мне свою флейту, а я сделаю тебя ваном этих земель
- Зачем мне эти земли, - вновь пожал плечами Чой Сан, - когда у меня есть моя флейта.
И снова ушел в дом.
Опять Болотному духу пришлось возвращаться в свое болото ни с чем.
Надо ли говорить, что следующим вечером Болотный дух вновь был около дома Чой Сана и вновь слушал музыку флейты. На этот раз Болотный дух был намерен без флейты на своё болото не возвращаться.
- Мальчик, мальчик, - в который раз обратился дух к Чой Сану. - Отдай мне флейту. Я сделаю тебя императором.
- К чему мне это? - снова ответил мальчик, намереваясь встать и уйти в дом.
- Но почему - воскликнул удивленный Болотный дух. - Почему ты не хочешь отдать простую флейту, когда я предлагаю тебе богатство, роскошь и власть!
- У меня есть клочок земли - ответил Чой Сан - вот моё богатство. У меня есть хижина - вот моя роскошь. А власть? Зачем она мне? Люди слушают мою флейту, и это делает их счастливыми. Вот и вся власть.
- Тогда, - закричал Болотный дух. - Я уничтожу всю деревню, если не получу от тебя твоей флейты!
- На, возьми, - просто сказал мальчик, протягивая болотному духу свой инструмент. - Только играть на ней ты не сможешь. Потому что играю не я, а моё сердце. И играю не для себя, а для всех, кто меня слушает и услышит.
Обрадовался Болотный дух, схватил флейту и умчался в своё болото. Он не прислушался к словам Чой Сана. Оказавшись у себя дома, Болотный дух приложил флейту к губам и, раздувая щеки, принялся дуть в неё. Но ничего, кроме шипения из флейты не доносилось.
А Чой Сан сходил в такие близкие к его дому джунгли, срезал небольшой стебель бамбука, выдолбил серединку, проделал три дырочки, и на следующий день окрестности вновь огласили дивные, нежные и чуть печальные звуки флейты, идущие из самого сердца.



Рождённые в травах - простолюдины.
Ван - князь (кит.)



Отважная лягушка.
(Сказка)

В одном старом болоте, которое все жители называли Тихой заводью, жила-была лягушка. Лягушка, в общем, так себе - ничего особенного обычная, ничем не примечательная квакша. Каждую весну, как только стаивал снег, и жизнь на болоте просыпалась, с юга прилетали птицы и начинали вить гнезда. Среди птиц прилетали и аисты, которые кормились лягушками.
Старый жрец-жаб Квак-Руша всякий раз всплескивал лапами и начинал заунывную песнь о том, что придет Небесный демон Крака-Беспощадный и снова начнет поедать жителей Тихой заводи и что надо молиться Милостливому Ваке-Глубинному, чтобы не позволил он пропасть детям своим.
Лягушка слушала речи старого жреца-жаба и думала про себя: "Зачем молиться никем не виданному Богу, который никому никогда еще не помог. Уж лучше не попадать под мощный клюв Небесного демона". И продолжала себе прыгать, квакать и ловить комаров.
Однажды, перепрыгивая с одного листа кувшинки на другой, лягушка умудрилась-таки попасть в клюв Небесного демона. Лягушке повезло. Небесный демон просто cхватил, а не долбанул ее клювом, расплющивая. Подхватил и поднял голову, чтобы жертва провалилась поглубже в горло и в желудок. Но в этот момент в лягушке проснулась гордость.
- С чего это я буду простой пищей - подумала она, проваливаясь Краке беспощадному в горло.
Набрав побольше воздуха, лягушка раздула щеки и застряла в узком горле Небесного демона.
Крака подавился, закашлялся и выплюнул нашу героиню обратно в болото.
Увидев это, все остальные лягушки стали сторонится бывшую товарку.
- Ты теперь не наша, не лягушка, говорили они ей. - Ты была в горле Небесного демона и ты переродилась.
А жрец-жаб Квак-Ракша велел уходить лягушке из этого болота.
Теперь лягушка живет одна на краю болота и размышляет о том, что смелых и отважных никогда не понимала толпа. Её не пугает одиночество. Её пугает другое - все чаще и чаще лягушка стала задумываться о том, что однажды какой-нибудь шальной мухе, которую она, лягушка поймает, взбредет в голову растопырить лапки в ее, лягушачьем, горле.




Сказка о Никчемном человеке.
(Сказка)


В тридевятом царстве жил был совершенно Никчемный Человек по имени Борис. Тогда он еще не знал, что он никчемный - никто ему об этом не говорил. На самом деле ничего такого в нем не было. Обычный неудачник. За что бы ни брался - все у него получается шиворот навыворот.
С самого детства он ни на чем не мог сосредоточиться и ни чем долго не занимался. То музыкой, то борьбой, то танцами, то иностранным языком. В результате к окончанию школы он ничего не достиг. Не был разрядником в спорте, не закончил музыкальной школы. Даже не знал толком, что он от жизни хочет.
Перед Борисом стояли разные дороги. Он мог стать экономистом, военным чиновником, армейским офицером... Да бог его знает кем еще. Но... Никчемный человек этот решил стать учителем. Отучился он на учителя целых шесть лет, и вдруг оказалось, что учителя никому не нужны - спецов много, а детишек, которых учить надо было - мало. Проработал он в школе три года - и адью. Да и проблем в школе хватало - не так учишь, не так говоришь, слишком эмоционален, не так стоишь, не то делаешь. В общем, объявили ему перед увольнением - учить детей не твоё. Тогда решил Борис стать стряпчим. Ушел он из школы, бросил преподавать, и пошел работать на радио. Потом в библиотеку. Потом в координационный центр какого-то большого приказа. За те пять лет, пока учился на стряпчего, перепробовал кучу разных специальностей, даже такие экзотичные как системный администратор компьютерного клуба.
Наконец, свершилось! Диплом стряпчего был на руках! Да не просто диплом - красный. Вот только знания в основном теория, да не сказать, чтобы уж очень глубокая. Но как оказалось, стряпчие тоже были не шибко-то нужны. Слишком много их было - стряпчих. Как несколько лет назад учителей. Мыкался, мыкался Никчемный человек, но ему повезло - устроился-таки на работу в одно учреждение. Но через год уволили его оттуда, заявив, что не умеет он думать как стряпчий, что ленив он и туп непроходимо.
В личной жизни происходила та же котовасия. То несколько пассий сразу, которые звонили, дергали и что-то хотели от Бориса. То практически, ничего - год-полтора вообще ни с кем не встречается. Все его друзья и одноклассники успели жениться не по одному разу, развестись также не по разу, нарожать законных и внебрачных детей. Только Никчемный человек по-прежнему оставался один - даже ребенка внебрачного не зачал.
- Что делать? - схватился за голову человек. - Сколько лет учился, сколько лет вкалывал, сколько лет потеряно, сколько здоровья потрачено - и все без толку!?
Жизнь рушилась. Рушилась как карточный домик под напором легкого сквозняка. А столько было планов на жизнь, которая, казалось бы, установилась и приобретала размеренность. Сколько мечтаний и чаяний не могло сбыться. В своих мечтах Человек спасал прекрасную девушку от изнасилования, разбросав банду пьяных подонков, вытаскивал детей из горящего дома, защищал в суде безвинно оклеветанного, становился видным ученым-правоведом... Да мало ли какие овеянные романтикой мечты витают в голове человека, увы, совершенно лишенного жизненного прагматизма и практической сметки. Может эти мечты и забивали голову Бориса, мешая ему реально смотреть на мир? Никто этого не знал, даже сам Борис. Ведь он намертво сросся со своими грезами.
В день, когда его уволили Никчемный человек почувствовал себя действительно никчемным и никому ненужным. В тот день он напился, что случалось с ним крайне редко. Напился и рухнул спать. Приснилось Борису в ту ночь, что собрались на последнем месте работы все его бывшие начальники - директор школы, директор радиостанции, заведующий библиотекой. Все, под чьим началом ему приходилось работать. Все они собрались за одним столом в конференц-зале. Председательствовал последний начальник Бориса. Начали с того, что стали обсуждать отрицательные черты Человека. Их оказалось много. Потом перешли к обсуждению положительных черт. Их оказалось тоже не мало. Никчемный человек сидел и слушал. Он находился на совещании как бы опосредованно. Все слышал, все видел, и, в то же время, его там не было. Борис понял, что собрались разбирать его самого, решать его будущее. Он хотел сказать, что не нужно его обсуждать и решать за него его судьбу, но никто из присутствующих не услышал его слов, словно и не было его вовсе. И понял Никчемный человек, что все здесь решается без него, без его воли и желания. Что хочет он того или нет, а непонятно кем уполномоченные люди или не люди решают его дальнейшую судьбу.
- Не позволю! - закричал человек в гневе, топнул ногой и проснулся, свалившись с кровати. А напоследок он увидел, как все собравшиеся в конференц-зале одновременно посмотрели на него и согласно кивнули. Все разом.
Нельзя сказать, что в его жизни сразу все устроилось. Опять пришлось мыкаться пару месяцев, прежде чем он нашел работу. Опять пришлось бегать на собеседования, подвергаться унизительным расспросам и смотринам работодателей. Но все плохое когда-нибудь заканчивается и на смену черной полосе, сколь бы долгой она не была всегда приходит белая.
Со временем, все устроилось. Человек начал защищать права детей, преподавать основы права в школе и читать лекции на вечернем отделении вуза. Человек повстречал девушку, которую искал всю жизнь и женился. Жена родила ему здоровенького горластого сына. Потихоньку даже мечты Человека стали исполняться. Ведь главное для любого человека в этой жизни - найти свое место, забить свою нишу, которая, несомненно, есть для каждого из нас и ждет, не дождется, когда придет хозяин и займет ее.
Но это уже, как вы поняли, другая история.
Но перед тем, как все это произошло, Никчемный человек по имени Борис сел и написал эту сказку.





Забыли развернуть или Жертвы недомыслия.
(Пародия)

Уже который месяц шел дождь. Вода, плотной стеной падающая с небес, превратила некогда иссохшую и обезвоженную долину во влажное болото.
Поначалу дождю радовались. Молодой служка Махал, так удачно подсунувший жрецу ту необычную жертву был возведен в старшие служки и сильно этим гордился. За неделю он обзавелся женой и новым шатром. Долина цвела и зеленела. Жители разбили грядки, распахали новое поле для риса, запрудили, наполнившуюся водой речку. Образовалось искусственное озерко, в котором мужчины ловили заплывшую туда рыбу, женщины стирали холсты и шкуры, а ребятишки вовсю плескались на мелководье.
Но прошла неделя, другая, третья, а дождь и не думал прекращаться. Тогда люди пришли к жрецу и тот, раскинув крысиные кости, сказал, что виноват Махал, что он подсунул не ту жертву и Каменный бог разгневался и послал вечный дождь. Жрец сказал, что Каменный бог приказал разжаловать Махала опять в служки.
Махала разжаловали. Отобрали жену и шатер. И то, и другое забрал себе жрец.
Прошла еще неделя. Дождь все шел. Вздувшаяся от постоянного притока воды, река вышла из берегов и затопила рисовое поле. Жители долины опять пошли к жрецу. Тот, раскинув жабьи кости, сказал, что надо принести в жертву человека виновного в божьем гневе.
То есть Махала.
Служку связали и потащили на гору, где стоял идол Каменного бога. Махал громко ругался и проклинал тот день, когда решил подсунуть жрецу необычную жертву. Служку принесли в жертву Богу, запихнув его целиком в искривленную щель рта идола.
Но дожди не прекращались. Вода подбиралась уже к самому поселку и люди снова пришли к жрецу. Только жители не просили служителя культа поговорить с богом. Они решили принести самого пастыря в жертву. Жрец пытался убежать через задний вход в шатер, но его поймали, связали, отвели на гору и под звуки грома с небес и молитв из уст людей запихали туда же, куда и Махала.
Но дождь не унимался.....

- Дубины, идиоты, дебилы, - думал Каменный бог, кривя губы идола в недовольной гримасе. - То дождь им дай, то дождь прекрати. То суют всякую дрянь. Не люблю я человеческие жертвы! А вот шоколад хорош был! Только почему не развернули?! Неужели Вам приятно жевать шоколад в обертке?! И в очередной раз не внял людским мольбам.
- Ладно - через некоторое время подумал Бог, глядя на людей внизу, - пора бы сменить гнев на милость. Громыхну еще пару раз и хватит. А то что-то уж больно часто стали они поглядывать на свои топоры и мотыги и уж больно злые взгляды они кидают в мою сторону.
В небе и впрямь, прощально громыхнуло. Тучи вмиг рассеялись. И долгожданное солнце осветило низину и людей, успевших за эти месяцы затосковать по жаре и суховею.



О крутом зайце.
(Сказка)


В одном лесу жил был молодой заяц.
Так себе заяц. Ничего особенного. Бегал, как все зайцы. Жевал травку и корешки летом, ягодки-грибки осенью, кору с осин драл зимой. Волков да лис боялся от филинов и ястребов шарахался. В общем, заяц, как заяц, ничего такого.
Но, однажды, надоело ему так жить. А то что такое? Волки организовали охотничью артель - на оленей и лосей охотятся, да мелким рэкетом пробавляются, лисы - тоже, только рэкет у них еще мельче. Белки сушат впрок грибы, запасают орехи, а зимой втридорога продают. Еноты прачечную открыли. Гадюки судьбу предсказывают... Медведь - и тот пасеку завел, медком приторговывает.
В общем, решил заяц круто изменить свою жизнь
"А что, - думает, - стану крутым. Круче всего заячьего племени и все меня зауважают. А волки в долю возьмут."
С такими мыслями собрался он и пошел заниматься боксом. Только ничего у него не получалось. Передние-то лапки коротенькие совсем. Не дотянуться ими ни до лапы, ни до груши, ни до соперника. Все время зайцу доставалось - то синяк под глаз поставит, кто нос разобьет. Одно хорошо - в зубы не били. Они у зайца острые - перчатки порвать можно.
К тому же в секции были одни волки да барсуки, которые все время над ним подсмеивались.
- Куда тебе, косой боксом заниматься - смеялся молодой волк. - Да ты по мне и попасть-то не можешь. Все мимо.
- Да не то, что по тебе, - смеялся рядом мохнатый барсук. - Он по груше-то не попадет никак.
Думал заяц думал, что ему делать, совсем отчаялся и однажды придумал. Задние ноги ведь у зайцев сильные. Вон сколько бегать и прыгать приходится. Вот во время очередного боя с волком на ринге и упал заяц на спину и изо всех сил ударил задними ногами соперника в грудь. Упал волк и заскулил жалобно. А заяц понял, что на ногах не только бегать можно.
С тех пор зайца в лесу зауважали. Как же волка скулить заставил! Волки по плечам хлопали - в бригаду приглашали. Лисы тоже дружить хотели. Медведь и тот кумом называть стал, хоть заяц с ним и не кумился.
Стал заяц работать с волками - расширили сферу влияния, потеснив рысей. Обложили данью местных белок и енотов, чтобы долю с прибылей отдавали справно. Заяц даже подумывал, как бы к медведю наведаться о дани с пасеки поговорить. Но серая братва отговорила - одно дело рысей, лис да кабанов с барсуками прижимать, совсем другое к Михал Потапычу с такими заявлениями подходить. Порвет враз когтями на полоски - опомниться не успеешь.
Разбогател заяц неимоверно - шубку теперь каждый месяц менял. Переехал из своей бывшей норы в барсучью - она просторней будет.
Загордился - мочи нет. Со своим-то зайцами и знаться почти перестал. Все с волками, да лисами.
Но однажды пришел в лес охотник со сворой собак. Загнали собаки зайца, разорвали на куски. И не стало крутого. Не помогли ноги.
А мораль сказки такова - на каждого крутого круче найдется.




У

"Есть упоение в бою
В пустыне мрачной на краю..."

Лермонтов М.Ю. "Мцыри".

- Ичи! Ни! Сан! Ши! Го! Року! Сити! Хати! Ку! Дзю-ю-ю!
- Ища-а-а! - рвется из четырех десятков глоток вопль и бьется в стенах зала испуганной птицей, постепенно замирая........
- Ямэ. Нагарэ!......
Нет, кажется, это было уже пару часов назад. Сейчас же У рвалось из подсознания, пытаясь завладеть мозгом и швырнуть Андрея в беспамятство. Да-да, как это не прискорбно, но в данный момент шла заключительная фаза экзамена - спарринги. Лично Андрею, на синий пояс, придется отстаивать не менее пятнадцати боев. Да вот незадача: спарринг партнеров роста, веса и возраста Андрея из всех сдающих экзамен был один - Арсений, который сдавал на желтый. Поэтому Андрею Сергунову ассистировали три первых, один второй дан и сам Дмитрий Ладуш - третий дан, глава московского филиала школы Байто-дзюцу. Школа Байто-дзютцу молодая, как и все молодое злая и агрессивная. Вот и сдавали соискатели на синий пояс - пятый кю - по шесть часов, а в конце пятнадцать боев по три минуты. Впрочем, андреевому инструктору Диме Маросову приходилось еще хуже - он сдавал на второй кю - коричневый пояс - а это на два часа дольше и на десять спаррингов больше. Впрочем, как говаривал сам Маросов: "- Охота, она пуще неволи".
Ба-бах! Левая нога Андрея подломилась в колене, бедро полностью потеряло чувствительность.
- Отвлекся, - мелькнула в мозгу мысль. А не стоило. Спарринговал его сам Ладуш, а он человек жестокий не жалеет ни себя, ни учеников.
В следующий момент короткие толстые пальцы Ладуша лапнули Андрея за волосы и голову соискателя рвануло на встречу колену третьего дана. Андрей торопливо выбросил в промежуток между своей головой и враждебным коленом крестообразный блок дзю-дзю. Но колено Ладуша словно бы и не заметило блока и вместе со скрещенными андреевыми руками врезалось парню в лоб.
В голове взорвался багрово-оранжевый шар и У снова хлынуло, затопляя сознание липкой волной безумия.
-Не-е-ет! - мысленно закричал Андрей - Врешь. С-с-стоять!
Он резко разогнулся и сбросил круговым движением ладони Ладуша со своей головы, а затем шарахнул сэнсею окаменевшей левой ногой лоу-кик. Нога отозвалась тупой болью, но эта боль, как ни странно, прочистила мозги, заставив безумие в чередной раз отступить, но не надолго.
- Ого! - удивленно поднял бровь Ладуш. После его ударов люди, как правило, не вставали. Добавил с одобрением - Неплохо.
И тут же пнул Андрея поддых. Андрей успел скрутить корпус, но дыхание удар все же сбил. Соискатель сложился пополам, пытаясь поймать дыхание, а Ладуш одобрительно похлопал его по плечу:
- Отдыхай, сынок.
Между тем, У продолжало яростно рваться на свободу, используя боль как дорогу к сознанию. Все тоньше становилась грань между безумием и явью, и все труднее становилось сдерживать его.
- Пусти меня в себя, - шептало У, - пусти и тебе станет легче. Исчезнет боль, усталость, отчаяние. Все эти черные пояса, первые, вторые даны покажутся тебе детской игрой. Ты не заметишь, как все они окажутся на полу. Пусти меня, и ты сегодня же получишь от Ладуша первый дан, обойдя Маросова - своего инструктора. Ты ведь всегда мечтал об этом!
- Ага, щас! - мысленно выкрикнул Андрей - Тебя только пусти - таких дел наворотишь! Я ведь все помню. Да, трудно драться со сломанными костями, но я без тебя обойдусь, так что проваливай!

Первый раз У пришло два года назад. В тот вечер Андрей с двумя друзьями Вовкой и Толяном возвращались из кафе. Слегка расслабиться в пятницу перед выходными, зная, что завтра не вставать утром на работу, милое дело. Вот друзья и расслабились как нужно, слегка выпили пива. Погода весенняя, настроение такое же.... В общем, отдых шел как нельзя лучше. Но когда дорогу друзьям заступили восемь крепко сложенных ребяток, жизнь приобрела более мрачные тона. Троица в тот момент выходила из переулка. Справа от них был пустырь, слева - автобусная остановка.
Ребятки, преградившие дорогу, почти все как на подбор бритоголовые, широкоплечие, коренастые, как говорила одна знакомая Андрею художница тяготеющие к квадрату, с одинаковым сонно-тупым выражением на скучающих от постоянной рутины лицах. Выделялись из общей массы только двое - невысокий худощавый паренек со стильной шевелюрой и холодными глазами. Этот худощавый держался чуть в стороне от остальных, словно подчеркивая этим свою индивидуальность и непричастность к столь серым личностям. Андрей сразу выделил в нем вожака. Впрочем, худощавый слабаком отнюдь не был. Двигался он легко, шагал мягко, словно крадучесь, а глаза внимательно следили за каждым движением троицы. Второй, державшийся чуть впереди худощавого, выделялся громадным - чуть больше двух метров - ростом. На его широченную грудь можно было водрузить небольшой стол, руки же были толщиной с бедро обычного человека. Однако толстые, как бревна, ноги несли эту громадину с удивительной легкостью. Этот богатырь, на которого с невольным восхищением засмотрелась вся троица, слегка прикрывал худощавого слева.
Шестеро крепышей взяли троицу в полукольцо и начали теснить приятелей к пустырю, отрезая от остановки. Шестерка быков ничего не предпринимала, просто молча шла на друзей, но прорываться через цепь на свободу ни у кого из троих приятелей не возникало желания. В этом случае, непременно нужно было бы пускать в ход кулаки. А ребята все ж надеялись на хороший исход.
- Чего надо, Сморчок? - выступил вперед Толян, когда приятелей окончательно оттеснили на пустырь. Толян обращался через головы быков к худощавому.
- Денег бы.... - лениво протянул Сморчок, не двигаясь с места и глядя куда-то в сторону.
- Я уже все отдал. - Толян сплюнул под ноги одному из быков - Забирай своих битков и отваливай.
И Толян двинулся на качка, загораживающего дорогу. Тот, не ожидая подобных действий, отодвинулся, но, опомнившись, вернулся на место. Его толстая рука легла Толяну на плечо, короткие пальцы сгребли куртку.
- Стоять - рявкнул он повелительно на ухо Толяну, желая напугать того резким окриком.
Толян рывком сбросил руку, ткнул качка локтем в ребра и оказался лицом к лицу со Сморчком и его телохранителем.
- Ха! - Сморчок с криком выбросил ногу, целя пяткой Толяну в солнечное сплетение. Толян успел лишь подставить под удар руку, чтобы не сбить дыхание, но равновесия не удержал, и его внесло обратно в круг.
Это явилось как бы сигналом к атаке, и быки ринулись на троицу приятелей. Амбалы действовали на редкость слаженно, чувствовалось - не в первый раз, моментально разъединив друзей и взяв каждого в клещи. На каждого из троицы пришлось по два мордоворота. Толян, сбитый с ног ударом Сморчка, резво вертелся на земле, отбиваясь от, пытавшихся топтать его, быков. Вовке досталось больше. Он попал в железный захват одного из качков. И теперь второй увлеченно окучивал корпус и голову Вовки своими пудовыми кулаками.
Андрей же, заученно прикрыв корпус и голову руками, отпрыгнул назад, лишая возможности взять себя в клещи.
- Один слабый всегда может победить двоих сильных, если он знает, как это делается - приговаривал Маросов, поучая Андрея во время спаррингов по формуле "двое против одного". - Даже черный пояс, не умея работать против двоих, неминуемо проиграет.
И теперь Андрей вовсю пользовался маросовской наукой, вбитой в него руками и ногами сэнсэя.
Андрей ушел под локоть руки, стремительно несущей дубинку к его голове и ткнул амбала крюком в печень. Затем, прихватив того же амбала за толстую шею ладонями, добавил коленом в бедро. Хорошо так добавил. Увесисто. Биток отпрыгнул, удивленно моргая и выронив дубинку. Она откатилась Андрею под ноги. Сам амбал двигался уже не так резво, припадая на правую ногу и перекосившись на правый бок. Лицо его скорчилось в непонятную для окружающих гримасу. Скорее всего, это означало, что качку просто больно. Причем непривычно больно. Бык давно позабыл, что такое встречаться с равным по силам бойцом. Чаще он встречался со слабаками, которые, либо быстро скисали, либо не дрались вовсе, предпочитая откупаться. Но здесь было нечто иное. И это иное в лице невысокого и совсем, с виду, не сильного паренька очень больно, оказывается, било и довольно хорошо двигалось.
Андрей бросил взгляд на место побоища, чтобы быть в курсе происходящего и совсем ненадолго выпустил из поля зрения второго быка, который находился чуть сбоку от первого, изрядно Сергуновым потрепанного. И второй тут же неприминул воспользоваться моментом и от души засадил Андрею круговой удар маваси гэри в голову...
Сергунов видел удар и даже пытался защититься от него, подняв руку, но странная ватная слабость навалилась на тело и сознание, сковывая мышцы, не давая быстро соображать и двигаться.
- Все, хана - мелькнула мысль.
Сразу перед глазами встала картина: вот он падает, оба качка радостно затаптывают его, мешком завалившегося от пропущенного удара, ногами, ломая ребра и череп....
Яркая вспышка, в глазах......
И..... ничего не случилось. Просто будто кто-то поменял ракурс съемки некоей видеокамеры, и Андрей увидел всю сцену со стороны и немного сверху, как будто он воспарил подобно небожителю над схваткой и наблюдает за ней сверху. Толян все также вертелся на земле и, похоже, уже собирался вставать. Качки старались держаться от него на расстоянии - один уже сильно хромал. Вовке удалось вырваться из захвата, но сил серьезно сопротивляться у него уже не было, и один из быков перебирался ближе к Толяну, оставив Вовку на попечение напарника. Нет, не к Толяну. Глянув на себя, Андрей увидел.... Нет, то, что увидел, нельзя было назвать Андреем Сергуновым, студентом-троечником, любителем восточных единоборств и те де. На месте Андрея бешено вертелся вихрь из рук и ног, расшвыривая противников в стороны. Человек с бесстрастным лицом и холодными глазами - вот кто теперь вместо студента-троечника был на пустыре в окружении противников. Подхваченной с земли дубинкой он избивал двоих ближайших к нему амбалов. Похоже, уже и Сморчок со своим телохранителем смекнули, что что-то неладно, потому что они довольно резво двинулись в сторону Андрея или того, кто им сейчас был, заходя ему опять за спину. Коротко оглянувшись, Андрей встретил приближающегося телохранителя пинком ноги в пах и наотмашь добавил по дубинкой по голове. Обогнув еще падавшего на асфальт телохранителя, не-Андрей саданул Сморчка кулаком в челюсть. Но Сморчок, как оказалось, был не дурак подраться. Блокировав удар, Сморчок сам бросился в атаку. Однако жесткий встречный йоко-гэри в область лобка живо охладил бойцовский пыл, а дубинка, отстучавшая дробь по рукам и ногам со скоростью барабанной палочки в руках умелого барабанщика, вовсе остановила напор. Последовавшая после атаки подсечка и хлесткий пинок в лет по ребрам завершили все притязания Сморчка на победу, водворив того в беспамятство...
Очнулся Андрей уже на руках у друзей, которые по руки выволакивали его к остановке. Оказалось, что с момента превращения и данным моментом прошло всего ничего - несколько минут. Голова жутко болела, как будто по ней долго и часто били резиновой дубинкой, которую все еще сжимала правая рука.
- Ну, ты даешь, - тяжело падая на скамейку в павильоне остановки, просипел Толян.
- Ну, ты бешеный - в свою очередь удивлялся Вовка, вытирая кровь с поврежденного носа. Это у него получалось не очень удачно и еще не остывший от боя парень, скорее размазывал густую алую жидкость по лицу, чем вытирал.
- Слушай, - толкнул не до конца пришедшего в себя Андрея Толян, - так бы и сказал, что занимаешься у какого-нибудь японца, а то все врешь про три года в каратэ. Так после трех лет в каратэ не дерутся.
На этом их приключение закончилось. Зажил вовкин разбитый нос, затянулся рассеченный лоб. Перестали болеть отбитые толяновы ребра и весь случай друзья вспоминали как недоразумение. К Андрею, впрочем, уважения значительно прибавилось. Сморчок на поверку оказался одним из сильнейших бойцов района. Так или иначе, ни к Андрею, ни к его друзьям больше не подъезжали по поводу денег. Ну, Толяна как-то избили, но это уже другая история.
У приходило еще несколько раз. И приходило оно в самые неожиданные моменты. Андрей не успевал подготовиться заранее, и всякий раз пропускал момент прихода.
В следующий раз это произошло во время спарринга с Маросовым через полгода после происшедшего. Маросов был чуть выше и тяжелее Андрея. Да и мастерство его было выше андреева. У пришло в трудный для Сергунова момент - он пропустил несколько ударов в голову и теперь отступал в угол. Маросов наседал своими ста килограммами, вкладывая их в удары. Двигался же он гораздо быстрее Андрея. Андрей увидел движение руки Дмитрия, и тут на какой-то момент сознание погасло. Очнулся Андрей через какую-то долю секунды. Он стоял левее Маросова, а тот неудержимо гнулся к полу, пытаясь поймать вдох.
- Ой, - выдохнул Андрей. - Ты в порядке? - он бросился помогать инструктору.
- Нормально-нормально - с натугой просипел Маросов, пытаясь разогнуться.
- А что я сделал-то?
- Отшагнул влево и пнул меня в печень - Маросов наконец-то разогнулся. Кровь отлила от лица, но печень растирать продолжал.
- Ну, я это..... не хотел, в общем - промямлил Андрей, растерянный происшествием.
- Что ты как девочка? Я ударил, ты, наконец-то удачно контратаковал. Ладно, на сегодня все - инструктор решил больше не напрягаться, видя потерянный вид Андрея и ощущая, не желающую успокаиваться боль в печени.
Переодеваясь, Андрей припомнил первый приход У, и, сравнив ощущения, понял, что сегодняшнее явление и прошлое - одно и то же. Разница была в том, что полгода назад Андрей видел, как действовало его тело, а теперь нет. Да и произошло все сегодня в течение секунды, если не меньше. По дороге домой Андрей рассказал о происшествии полгода назад Маросову, связывая его с сегодняшним случаем.
- Тогда ты поймал У, - сказал Маросов, - Дзен-буддисты называют так просветление. У приходит тем людям, которые предают большое значение своему делу. В данном случае, то что у тебя - это воинственность, воинское умение. Но это понятие синоним боевому безумию берсеркеров. И то, что ты не умеешь им управлять - не очень хорошо. В твоем случае все гораздо сложнее, потому что просветление - явление разовое. Оно приходит тогда, когда ты готов к переходу на качественно другой уровень.
- У меня оно приходит, когда я пропускаю удар в голову. И после этого у меня долго болит голова. Вот и сейчас тоже - Андрей поморщился.
- С этим надо что-то делать. У - свойство опасное. Видимо, оно пытается защитить своего носителя, то есть тебя, от врага. Ему нужен только раздражитель - самое слабое в человеке-носителе. В тебе это - голова. Удар в голову пробуждает что-то в мозгу, открывающее дорогу У к твоему сознанию из подкорки.
- А может это кармическая память? - взгляд Андрея вопрошал.
- Кто теперь разберет? - Маросов пожал плечами. - Понимаешь, знания, которыми мы располагаем, достаточно разрознены и не полны. К тому же истинных-то носителей этих знаний либо нет, либо они хороняться, потому как не созрело человечество для подобных знаний.
На этом разговор был закончен.
Андрей понял, что просветление становится его проклятием. Парень пытался разыскать литературу, которая могла бы разъяснить всю ситуацию. Но все было тщетно - отрывочные знания не больше. Только определения, понятия, но никаких механизмов действия и противодействия этому процессу. А между тем, У начало проникать в сознание и менять личность Андрея. Проявления были почти незаметны - он стал чуть жестче, чаще огрызался там, где обычно отмалчивался, сам вызывал на спор собеседников в тех темах, где обычно предпочитал уйти от прямого ответа.
Однажды, возвращаясь из библиотеки поздно вечером, Андрей наткнулся у своего подъезда на драку. Обычная пьяная драка - одни ребята банальнейшим образом бьют морды другим с переменным, естественно, успехом. Андрею нужно было домой. Он очень устал - день прошел в довольно бешеном темпе. Кроме того, сдача курсовой была на носу, а материала - кот наплакал. А тут эта толпа хрипящих, сопящих и окучивающих друг друга молодых людей, никак не могущих удовлетворить свои потребности в правоте, вызванные непонятно какими противоречиями между ними. В другое время Андрей бы поостерегся даже подойти ближе, а пошел бы погулял до фазы перехода конфликта в дружескую попойку со всеми атрибутами и фразами типа "ты меня уважаешь", переходящую плавно в новый мордобой, но уже в другом месте. Но в этот вечер что-то толкнуло его вперед, через толпу к подъезду.
- Эй, пропустите! - парень настойчиво начал пробиваться через галдящую суматоху драки. Драка остановилась. Десять пар замутненных боем глаз уставились на чужака, нарушившего идиллию процесса сворачивания носов.
- Не понял - дорогу к спасительной двери с домофоном загородил какой-то малолетка ростом, наверное, не выше метра шестидесяти.
- Дорогу, говорю, дай - Андрей подошел к маломерку вплотную.
- Не, я не понял...- продолжал упорствовать маломерок, отступив, впрочем на шаг назад.
- Чего же тут неясного? Пропустите, а потом развлекайтесь дальше - раздраженно прорычал Андрей. Он сам себя испугался в этот момент. Ему полагалось краснеть и испуганно мямлить спертым голосом, что-то типа "пропустите, пожалуйста". Но вместо этого, он был готов сожрать с потрохами и маломерка и всех остальных парней, некоторые из которых были шире Андрея в полтора раза.
- Ха, глядите-ка, пройти ему надо! - малолетка кривляется перед Андреем, чувствуя за собой силу толпы. - Пройти, говоришь, хочешь? За все надо платить. Заплати и иди.
В толпе послышались одобрительные хмыканья.
- Что б я за вход в собственный подъезд еще всякой мрази платил?! - деньги у Андрея с собой были, но расставаться он с ними вовсе не собирался. - Катись с дороги!
Но обнаглевший маломерок с дороги убираться не собирался. Более того, он ухватил Андрея за рукав:
- Не дашь, возьмем сами. - Просипел он, дыша перегаром.
Тут у, всегда в экстремальных ситуациях тугодумного, Андрея приятной неожиданностью моментально созрел в голове план. Ключ-таблетка от домофона - в левом кармане. Самое главное - успеть прорваться к двери, наложить таблетку в паз, рывок двери - и спасен. А железная дверь выдержит любой напор. Важно чтобы не попали по голове.
Чуть нагнувшись вперед, Андрей бросил в лицо маломерку:
- Ага - и тут же с силой ударил его по держащейся за рукав руке в район локтя сверху и одновременно резко нагнул голову. Твердый лоб встретился с переносицей маломерка. Там что-то хрустнуло и мелкий наглец, выпустив рукав, без звука рухнул на асфальт. Все произошло быстро, но толпа пришла в движение, и надо было что-то делать, чтобы реализовать план и не быть затоптанным. В тот же миг Андрей махнул ногой назад, попав кому-то в пах. Об этом засвидетельствовал утробный всхлип сзади. Парень рванулся вперед к двери, на ходу нанося удары локтями и сбивая, пытающие схватить его руки. Мгновение и рука ныряет в карман. Еще мгновение и рука выныривает оттуда с ключами. Еще одно - ключ в пазу, слышится спасительный писк - сигнал открытого замка. Пинок назад по ноге, кого-то из нападающих, мат в ответ, рывок двери на себя - и вот Андрей в спасительном подъезде. Вся операция заняла секунд пять не более. Андрей отделался легким испугом и таким же головокружением. Он опустился на ступеньки возле почтовых ящиков и под аккомпанемент глухих ударов в дверь и матюгов обманутых в своих ожиданиях парней, попытался отдышаться. "Несомненно, это тоже У," - думал он, приводя в порядок сердечный ритм. Адреналин еще бродил в крови в большом количестве, и сердце никак не хотело успокаиваться. "Я никогда не действовал так в подобных ситуациях. Чаще всего тормозил. А тут даже почти на базаре съехать удалось. Был в сознании, не отключался ни на секунду. И бил опять же не так как учили, а чуть по-другому. Гораздо жестче."
Этот случай чуть позже Андрей записал в дневнике. С момента второго проявления У - на тренировке, - парень завел дневник, где фиксировал все проявления "воинственного просветления". Андрей постоянно думал об этой способности, несомненно, появившейся в результате того злополучного удара ногой по голове. Андрей не раз читал, что в результате той или иной травмы, в основном черепно-мозговой, у людей просыпались разного рода паранормальные способности вроде способности телепатии, суперчувствительного слуха или способности к телекинезу. "Что же у меня? - думал Андрей. - Какое же поле мозга у меня повреждено, что открылась способность впадать в боевой транс? Что же такое сдвинулось в голове, что это явление этакой тихой сапой сливается с сознанием и плавно переходит в мою жизнь, меняя меня и мое поведение?"
Последнее явление У случилось за месяц до экзамена. Дело было мартовским воскресным вечером. Уже стемнело. Андрей ехал от метро на автобусе. В салоне было немного народа. Рядом с Андреем на соседнем сиденье сидела девушка. Простенькая такая, невзрачненькая. Сидит себе, то в окошко посмотрит, то в салон. На другом сиденье - напротив - сидел какой-то полупьяный мужик, который, видя подобное поведение девушки, сально заулыбался и подсел ближе, думая, что девчонка пытается обратить на себя его внимание. Затем начал делать недвусмысленные знаки в сторону девчонки. Но девушка, не растерявшись, показала мужику средний палец и скорчила страшную рожицу. Лицо мужика стало наливаться дурной кровью. Наблюдавший всю сцену со стороны, и видя, что в салоне все старательно делают вид, что ничего не происходит, Андрей развернулся всем телом по направлению к сцене с обозленным мужиком, всерьез собирающимся накостылять девчонке по шее, и этой девчонкой, не знающей что ей теперь делать, и громко спросил у девчонки:
- Помощь не нужна? - при этом он пристально глядел уже поднимающемуся со своего места для осуществления агрессивных намерений мужику прямо в глаза. Мужик как-то скис, сел на свое место и отвернулся в окно.
- Нет, не надо - девчонка поняла, что опасность миновала и глянула на Андрея с благодарностью.
- Может, проводить?
- Если только выйдешь на одной остановке со мной. Не затруднит?
- Нет, конечно.
- Тогда следующая моя - девчонка поднялась и направилась к двери.
Когда они вышли из автобуса, а тот, закрыв за ними двери, уехал, девчонка повернулась к Андрею:
- Теперь иди. Меня должен встречать парень. Он очень ревнивый, полезет драться.
Андрей снял очки (он иногда ходил в очках и был в них и в этот раз.), протер платком, водрузил опять на нос.
- Ладно, счастливо. - Андрей повернулся, чтобы уйти, но просто так этого сделать не удалось. Павильон остановки находился на стороне улицы, которая примыкала к парку - месту довольно глухому, заросшему кустами. Вот из этих-то самых зарослей в момент прощания и выскочил с рычанием какой-то парень. С невнятным возгласом типа "Ты попал, очкарик" он бросился к Андрею. Все произошло довольно быстро, и Андрей не успел снять очки. Он повернулся к нападающему и в этот миг, мигающий свет придорожного фонаря упал ему на стекла очков, создав блик. И в этот самый момент незадачливый и сильно пьяный молодой человек ударил Андрея в лицо. Целил парень явно в очки и удар достиг цели. Брызнули осколки левого стекла. Один из них впился Андрею в бровь. А парень, не успокоившись, продолжал наносить удары. Не такие, впрочем, точные и совсем не сильные. Руки Андрея сами собой прыгнули к лицу. Одной он прикрывался от ударов, другой пытался отряхнуть осколки с лица и сдернуть остатки очков. Наконец, он смог это сделать и теперь руками гасил удары взбешенного ухажера. Девчонка пыталась удержать своего парня, с криками "Вова успокойся! Вова не бей его!" повиснув у него на плечах. Но парень был хлопцем дюжим и моментально сбросил ее на землю, не заботясь, как и куда упадет его девчонка и что она при этом себе разобьет. Между тем ухажер перешел к использованию ног. Впрочем, без особого успеха. Парень пытался наносить Андрею удары из арсенала каратэ, но эти удары были размазанными, и в них не было никакой силы. Сергунов же просто гасил удары поворотами корпуса.
Бешенство начало застилать Андрею глаза. Ему уже порядком надоело играть роль пассивной стороны, тем более, что ухажер выдыхаться и не собирался. Поэтому Андрей перешел к активным действиям. Очередной пинок ногой он перехватил рукой и резко дернул вверх. Взбешенный ухажер шумно рухнул на асфальт. Андрей хотел добить ногой, но в последний момент передумал - пожалел девчонку. Но поверженный ухажер и не думал сдаваться. С малоразборчивым бурчанием он вскочил и, широко расставив руки, снова кинулся на Андрея. Тот сделал шаг навстречу и нанес встречный прямой левой в челюсть. Ухажера встряхнуло. Он остановился на полушаге, голова запрокинулась назад. Из-под воротника показалось горло, такое беззащитное, просто выманивающее на себя удар. Правая рука Андрея была готова завершить серию и даже начала свое движение к челюсти противника, раскрывая кулак в форму "пасть дракона" - вилку между расставленными большим и указательным пальцами. Но вдруг Сергунов отчетливо понял, что этот удар убьет этого безумного пьяного дурака, бросающегося на прохожих только потому, что они разговаривают с его девчонкой на автобусной остановке. Не закончив движения рукой, Андрей круто развернулся и побежал. Вернее хотел развернуться и побежать. Но ничего не получилось. Потому что ноги НЕ ХОТЕЛИ бежать, тело НЕ ХОТЕЛО поворачиваться, а рука ХОТЕЛА завершить удар! Но Андрей уперся, сжал волю в кулак, и тело начало слушаться. Корпус развернулся, а ноги нехотя, но понесли его от места драки. С каждым шагом бежать становилось все легче и легче. Остановился Андрей только в пятидесяти метрах от дома. Сердце бухало о ребра, как будто хотело проломится сквозь грудную клетку. В глазах плавали разноцветные круги. Кровь стучала в виски и гулко отдавалась в ушах. Этот волевой рывок настолько вымотал Андрея, что он не помнил, нанес он роковой для того парня удар или нет. Его так и подмывало вернуться на место драки, благо оно было метрах в двухстах от дома, и глянуть, что же произошло - лежит ли у павильона остановки труп со сломанной шеей. Но Андрей запретил себе думать об этом, решив для себя, что убежал до смертельного удара. Если нет, его арестуют уже через несколько часов по горячим следам.
После этого случая Андрей понял главное - с У можно бороться. Его можно держать под контролем! Но чем тяжелее будет приходиться в жизни, чем больше Андрей будет уставать, чем меньше будет волевой контроль, тем больше возможности, что У захватит его сознание, подчинит его себе и сделает безудержным маньяком-убийцей, не терпящим не только споров с ним, но даже косых взглядов в его сторону.
И сейчас, сидя на деревянном полу додзё Андрей понял, что победа почти одержана - надо лишь продержаться до конца экзамена. На одной воле, на стиснутых зубах, но продержаться и тогда У будет в его руках и оно будет делать то, что пожелает Андрей. И Сергунов трансформирует его под себя, как он хочет, как ему удобно. Надо только продержаться...


 
  
 








ПЕСНЬ О КОНЦЕ СВЕТА.


Наступила ночь. Одна из прекрасных лунных ночей. На небе ни облачка и видны, прекрасно видны звёзды. Лес, купаясь в лунном свете, заливавшем мир, принимал самые причудливые формы, пробуждая минувшие образы древних сказителей. Ночь тиха - ни звука вокруг.
Тихо, словно дыхание призрака, подул ветерок.
- Конец света: - тихо шепнули травы.
- Конец света: - зашептали кусты и деревья. Зашумели могучие столетние дубы в древней дубраве.
- Конец света. Последний раз цветёт папоротник! Конец света! Конец света.....
Загудели древние деревья, загудел лес, провыли оборотни, чувствуя свой конец, беспокойно простучали лешие, плеснула хвостом русалка в лесном озере, запричитали лесные духи. Глухо застонал колокол в лесной молельне, и старый монах вздрогнул и перекрестился, молясь.
А гул всё ширился и разрастался.
- Конец света!... - неслось над Гималаями и горными башнями Тибета. И покойники вставали из своих могил.
- Конец света!.... - неслось над океаном. И словно призраки минувших веков вплывали из тёмных глубин давно затонувшие корабли.
- Конец света!...... - неслось над страной индейцев, и всюду запылали костры и забили барабаны.
- Конец света!..... - заплакал зомби на далёком острове в Карибском море, отбивая на крышке собственного гроба ритмы ву-ду.
- Конец света!....... - пронеслось над далёким континентом чёрных и в ответ глухо зарокотали тамтамы и вожди со жрецами принялись молиться одним им ведомым богам.
А весть, облетевшая земной шар, вернулась обратно, принеся на своих крыльях духов света и тьмы, пожелавших лицезреть последнее цветение папоротника.
- Конец света! - застонали в аду.
- Конец света! - возвестили ангелы на небесах.
И всё затихло.

Ровно в полночь, едва ударил колокол, весь лес заискрился призрачно-голубоватыми огоньками. Сначала они просто висели на листьях и траве, подобно каплям росы на рассвете, потом начали медленно двигаться. Казалось, что сотни светляков летают совершенно хаотично, без цели и проку - как молекулы в броуновском движении. Потом движение приобрело осознанный, направленный характер и приняло вид плотного круга, медленно двигавшегося вперёд и вращавшегося слева направо. Посторонний наблюдатель решил бы, что перед ним в биллионы раз уменьшенная модель Млечного Пути. И вот этот "млечный путь" окружил ореолом старый, замшелый, насквозь прогнивший пень, на котором рос куст папоротника.
Из основания куста, из самого корня, появилась тонкая ниточка света, уходящая в небо. И вдруг стремительно, словно разжалась некая пружина, из гущи листьев вырвался гибкий стебель, с которого свисал ещё нераскрывшийся бутон. Мгновение, и медленно раскрывшиеся лепестки последний раз явили миру изумительной красоты бутон, прибавивший к призрачному сиянию ореола мягкий свет своих чудесных лепестков.
Зазвучала тихая мелодичная музыка, подул ветерок и духи закружились в танце. Это был чудный танец: танец последнего цветения папоротника. Вскоре лепестки опали и взорам собравшихся открылась чудесная чаша, наполненная нектаром земли - соком папоротника.
Все приникли к краям и каждый отпил по глотку, но чаша становилась всё полнее, ибо это было последнее цветение и земля щедро делилась силой, заключённой в соке. Слетелись птицы, сбежались звери, лешие и водяные, даже гномы вылезли из своих подземелий. И каждый из них пил из чаши, пока земля не перестала давать сок.
И вновь зашептали деревья, закричали птицы, зарычали звери и запричитали духи, прощаясь с родным миром. Ибо на утро - КОНЕЦ СВЕТА.
Не знали об этом лишь люди. Лишь немногие, посвящённые из шести миллиардов, знали и готовились достойно встретить конец старого и начало нового пути. Остальные, запершись в своих городах, каждый в своей ячейке ждали светлого будущего. Сотни уж раз "пророки" возвещали о конце света и людям надоело его ждать.....

Заалел горизонт. Начинался новый день. Солнце уже поднялось над вершинами деревьев.
И вдруг.......
.......Небо раскололось. Грянул гром и по земле ударил ураганный рёв. Это сошлись в смертельной битве воины рая и ада. Они долго - две тысячи лет - готовились к этому, копили злость и обиды. И вот теперь, сойдясь в поединке, они выплеснули всё это на грешную и невиновную землю.
Надломился край неба и из него выплеснулся огонь и пошёл гулять по планете, оплавляя горы, по возможности, выжигая всё живое, испаряя моря и океаны.
Три дня и три ночи бушевала небесная битва с переменным успехом. Три дня и три ночи гулял по планете огонь, выжигая всё, что попадётся.
Закончилась битва. Уладили ангелы ми черти свои проблемы. А жизни, за которую они так боролись, уже не было.


Печально стонет колокол в полуобгоревшей молельне посреди обугленного леса.
- Конец света! Конец света!... - плакал колокол. Это сухой ветер раскачивал чудом уцелевшую верёвку, привязанную к его язычку, петлю которой судорожно сжимала оторванная по плече обгоревшая рука старого монаха.......


A.V. 28.02. - 01.03.95.



http://zhurnal.lib.ru/s/shikanjan_a_s/about.shtml
 
Rambler's Top100 Армения Точка Ру - каталог армянских ресурсов в RuNet Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Russian Network USA