Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Зачем России Карабах?
 
 
  
 
02.11.01, 'Вечерний Новосибирск'


Зачем России Карабах?

Корреспондент 'ВН' побывал в государстве,
которое не признано, но живет и развивается.


Шуши. Храм Святого Казанчеци
До конца 80-х годов многие граждане Советского Союза и не догадывались, что существует Нагорно-Карабахская автономная область. Большинство узнало о Нагорном Карабахе после событий 1988 года. Конфликт в Карабахе был первым звоночком о том, какое будущее может ожидать Советский Союз. Но партийное руководство во главе с Михаилом Горбачевым могло только следовать за событиями, а не упреждать их. Великое государство распалось, а где было тонко, там и порвалось - начались войны.

Сегодня на территории бывшего СССР существует четыре непризнанных государства - Нагорный Карабах, Абхазия, Южная Осетия и Приднестровье. Пока дипломаты ведут бесконечные консультации, а бывшие союзные республики угрожают 'восстановить порядок', эти государства, которые получили свою независимость не по чьему-то милостивому разрешению, а в бою, развивают свою экономику и укрепляют вооруженные силы. За их спинами решать их судьбу никому не удастся по одной простой причине: народ победить нельзя.

Когда началась война в Карабахе, азербайджанская армия, получившая огромное количество вооружений со складов Советской Армии, превосходила армянские вооруженные формирования по различным видам вооружения от двух до двухсот раз. Например, в Армении были пилоты, а в Азербайджане были самолеты - сто штук. Пилотировали их наемники, в основном с Украины.

Война в Карабахе продолжалась до 94-го года. Азербайджан считал и продолжает считать эту территорию своей, в свою очередь армяне здесь жили всегда и всегда имели свою государственность, традиции которой прервали лишь большевики в 1918 году.

Когда азербайджанская армия захватила север Нагорно-Карабахской республики, армия как таковая у карабахцев отсутствовала. Были две сотни партизанских отрядов. Важную роль в создании армии Нагорного Карабаха сыграл генерал Анатолий Зиневич, который до этого пять лет воевал в Афганистане. Вскоре Карабах имел армию численностью от 15 до 20 тысяч бойцов, и впервые в горах было сбито сразу 36 самолетов.

Здесь полностью использовали афганский опыт. Горы - совершенно особая территория, где нельзя воевать как на равнине. Поэтому взвод может задержать полк. Тактика была определена быстро: захват господствующих высот стрелковыми подразделениями, которые обеспечивают продвижение по долине бронегрупп под прикрытием огневой поддержки вертолетов, и артиллерии. В результате карабахская армия сначала смогла обеспечить безопасность столицы Степанакерта от обстрела 'Градами' и 'Гиацинтами' (это 162-миллиметровые гаубицы, вылетая из которых, снаряд, по свидетельству очевидцев, воет как свинья). Национальным праздником стало освобождение древнейшего города - культурной столицы Карабаха города Шуши. Это произошло 9 мая, поэтому в этот день в Карабахе отмечают двойной праздник. Затем были новые бои, а последнее из наступлений карабахской армии закончилось тем, что азербайджанская армия просто побежала. По мнению западных военных экспертов, при желании армия НКР могла дойти и до Баку. Сегодня она контролирует ряд районов Азербайджана, поэтому дальнейший разговор сводится к традиционной в мировой истории формуле: территория в обмен на мир. Впрочем, об этом чуть позже.

Армия НКР, по мнению военных экспертов, является сегодня лучшей на Кавказе. Высокую оценку дал ей и генерал Лебедь. Впрочем, по мнению бывшего заместителя министра обороны Армении Нората Тер-Григорьянца, армия в данном случае не вполне подходящий термин, правильнее говорить о вооруженных силах, которые очень хорошо оснащены. В Советской Армии Тер-Григорьянц дослужился до генерал-лейтенанта, в Афганистане он был начальником штаба 40-й армии, а закончил свою военную карьеру в Советском Союзе заместителем начальника Главного штаба Сухопутных войск. По его оценке, армия НКР - 'боеспособная, боеготовная, очень управляемая и обладающая исключительно высокими морально-волевыми качествами'.

О том, что в Карабахе воевать умеют, русские историки знают давно. В царской армии выходцам из Карабаха всегда оказывали особое уважение - ведь именно отсюда вышло множество заслуженных генералов и старших офицеров. Известен факт: Карабах дал Советской Армии сорок генералов, трех знаменитых маршалов - Баграмяна, Бабаджаняна, Худякова - и адмирала Исакова. А ведь здесь живут всего 150 тысяч человек...

В годы войны были разрушены все здания на расстоянии 40 километров от Степанакерта. По оценкам иностранных экспертов, в результате боевых действий было разрушено три четверти городов и сел. Сегодня экономика восстанавливается, чему немало способствует то, что есть прямая связь с Арменией. Вместо старой, разбитой дороги Степанакерт и Ереван связывает прекрасное шоссе. Конечно, трудностей много, но карабахцы привыкли рассчитывать на свои силы. Хотя с благодарностью готовы выслушать полезные советы. Так, президент НКР Аркадия Гукасян встречался с нашим земляком - академиком Абелом Аганбегяном, который сегодня руководит Академией народного хозяйства. Разговор, разумеется, шел об экономике, и Аганбегян обещал внести 'посильный вклад'.

В принципе Нагорный Карабах - место, куда должны толпами стекаться туристы. Во-первых, великолепные горные пейзажи; во-вторых, замечательные архитектурные памятники. Очень пострадал во время войны древнейший город Шуши, но в нем сохранилось множество ценных исторических памятников. А в монастыре Гандзасар (это название наверняка знакомо ценителям хорошего коньяка) похоронена голова Иоанна Крестителя. В каждом из районов НКР есть что посмотреть. Ну а встречать гостей здесь умеют. Достаточно сказать, что на концерт, посвященный приезду в Карабах делегации 'Союза армян России', на котором выступали, в том числе, и российские артисты, пришли тысячи людей, и праздник завершился глубокой ночью. Кстати, славен Карабах не только своими воинами - его сегодня называют еще и кузницей кадров: дело в том, что многие ведущие политики Армении - выходцы из НКР. Достаточно сказать, что президент Армении Роберт Кочарян в самое трудное время был главой Нагорно-Карабахской республики.

Особый разговор - карабахское вино. Старики здесь рассказывают, что нужно выпить стакан домашнего вина, просто посидеть пять минут на лавочке и прислушаться к своему организму: если что-то где-то 'ойкнет', то именно с этим нужно обратиться к врачу. Говорят, приметы работают безотказно.

И еще одним качеством славятся карабахцы на Кавказе - все отмечают, что существует особый карабахский юмор. Один из известных российских юмористов отметил, что карабахцы - народ не только смелый и трудолюбивый, но он еще и не боится сочинять про себя анекдоты и казаться смешным. Анекдоты про карабахцев так же популярны в Армении, как анекдоты про габровцев в Болгарии.


Так встречают в Карабахе. Фото Владимира КУЗМЕНКИНА
Сегодня Карабах живет мирной жизнью, постепенно восстанавливая разрушенное. Но здесь не могут не думать о будущем, ведь воевать не хочет никто - все хотят жить в мире. Сегодняшняя реальность такова, что, как отмечают политологи, 'проблема получит такое компромиссное решение, которое не устроит ни армян, ни азербайджанцев, и очаг напряженности останется, что, конечно, будет использовано в дальнейшем какой-либо из мощных международных сил в своих целях'. Свой интерес имеют и Россия, и Турция, и США. В последнее время в Баку стали говорить о том, что, поскольку переговоры не дают никакого результата, Азербайджан готов решить проблему силой. Отсюда и 'наметившиеся попытки официального Баку подвести Нагорный Карабах и Армению под статью 'сепаратисты и террористы', об этом сказал в Степанакерте один из самых известных российских политологов Андраник Мигранян, который затем добавил, что эти попытки 'не имеют никаких шансов получить общественное признание как на Западе, так и в России'. Проблема в том, что Азербайджан желает вести переговоры с Арменией, игнорируя Нагорно-Карабахскую республику. Такой подход, очевидно, ведет в пустоту. Кстати, о переговорах. Здесь многие надеются на Россию, потому что помнят, что карабахские князья еще в начале XIX века обратились к России с просьбой о присоединении, и с тех времен Карабах всегда был вместе с Россией. Ведь не случайно в начале 90-х многие предлагали обратиться к Российской Федерации с просьбой принять НКР в ее состав...

Но зачем России Карабах? Во времена, когда говорят не о народах и их связях, а исключительно о долларах и баррелях, для чего нам это нужно? Вот что говорит по этому поводу бывший посол России в Армении Владимир Ступишин: 'Армения и Нагорный Карабах имеют ключевое значение для России. Это каменная преграда для пантюркизма, почти не скрывающего свои притязания на распространение своего влияния на все Закавказье.., отсюда на Северный Кавказ, в Поволжье, в Среднюю Азию, на Алтай и далее. Даже китайцы уже поняли, что исчезновение армяно-карабахской преграды чревато угрозой для тюркоязычных районов Китая'.

Есть, конечно, у нас и другие мнения. Посол говорит об этом так: 'Это довольно влиятельные силы в высших органах власти и в дипломатическом аппарате России, которые либо действительно не понимают, либо не хотят понимать, что в лице тандема Карабах - Армения Россия имеет в Закавказье единственного верного союзника'. Именно поэтому Владимир Ступишин открыто заявил в российской печати, что 'предательство Карабаха равноценно предательству собственных интересов России'. И объяснил почему: 'Запах каспийской нефти и пресмыкательство перед западными кредиторами могут побудить наших беспринципных правителей устроить против Карабаха и Армении то же, что при их пособничестве было сотворено против сербов в бывшей Югославии'.

От России и в самом деле зависит многое. А те, кто не понимает, что у нее есть собственные национальные интересы, в том числе и исторические на Кавказе, должны бы, по моему разумению, попробовать стаканчик карабахского вина и посидеть пять минут на лавочке. Если аукнется в голову - пора на отдых, и желательно побыстрей.

И в Карабахе, и в России этому будут очень рады, а вина жалеть не надо - в карабахских горах растет замечательный виноград, который выращивают замечательные люди. Так что всем хватит...

Степанакерт - Шуши - Новосибирск




ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ КАВКАЗЦЕВ
Чеченцы становятся третьей по численности российской национальностью, а немцев вытеснили армяне и азербайджанцы
Максим Гликин

В то время как Россия уходит с Кавказа, Кавказ приходит в Россию. Это показывают предварительные итоги переписи населения, которые по просьбе обозревателя "НГ" прокомментировал министр по делам национальностей РФ Владимир Зорин. Как выяснилось из слов министра, в стране серьезно изменилась "расстановка сил" среди национальностей. Из десятка крупнейших народов России выпали немцы. Их место, по предположениям Зорина, теперь займут азербайджанцы или армяне. А вот чеченцы, которых, как оказалось, намного больше миллиона, в этом списке вплотную приблизились к русским (их около 120 миллионов) и татарам. Официальных цифр по итогам всероссийской переписи пока нет, и появятся они, вероятно, нескоро. Однако президенту и правительству общая картина уже ясна. Более того, Владимир Зорин заявил, что глава государства уже поручил ему начать работу по пересмотру концепции российской национальной политики.

В целом убыль населения оказалась не такой существенной, как утверждали пессимисты. По данным Зорина, общая численность населения составила 145,1 млн. человек, "что на 2 миллиона больше, чем фиксировали органы статистики, и на 7 миллионов больше, чем предрекали некоторые эксперты". В общем, никакой демографической ямы пока нет, что министра по делам национальностей и его коллег из правительства очень радует.

"Мы не потеряли ни одного народа!" - не без гордости заявил Владимир Зорин. Из его слов следовало, что все этнические группы, которые раньше состояли "на учете" у специалистов по этнологии и антропологии, так или иначе оказались зафиксированы в анкетах переписи-2002. Наций и народностей получилось более 190 - примерно столько же, сколько в 1926 году, и почти на 70 больше, чем в 1989 году, когда в анкеты разрешалось вписывать лишь представителей одной из 126 "этнических единиц", которые были утверждены специальным списком.

Эта новость, несомненно, радостная для ученого сообщества, нравится далеко не всем политикам. То, что в Москве вновь решили отдельно учитывать кряшенов, очень беспокоило татарских лидеров - они усматривали в этом попытку "расчленить единый татарский народ". Те же самые опасения, но уже по поводу целостности русского народа высказывали противники отдельного учета казачества. Но в Кремле и Белом доме, похоже, нашли устраивающую всех формулу для дальнейшей интерпретации национальных аспектов завершившейся переписи. "Надо вести речь об этнических группах, которые проявились в составе больших народов, - пояснил Владимир Зорин. - Казаки и поморы - в составе русского народа, кряшены - в составе татарского, тептяре - в числе удмуртов". Такая примиренческая формула может не устроить сторонников создания автономий кряшен или казаков, но их мнение пока мало кого интересует.

Итоги переписи, вероятно, прольют бальзам на душу борцов за льготы и преференции для коренных и малочисленных народов. Теперь их список еще больше расширился - с 45 до 60 наименований. При этом многие народы по-прежнему находятся на грани вымирания. Например, ораки, которых, по последним данным, в России (и, видимо, во всем мире) ровно 179 человек. Так что у сторонников особых целевых программ для Севера (таких, как сенатор и бывший начальник Чукотки Александр Назаров) появляются дополнительные козыри для лоббирования своих проектов. На усиление господдержки территорий, где проживают коренные народы, намекает и Владимир Зорин. Он заявил обозревателю "НГ", что необходимость неотложной помощи видна по целому ряду показателей, которые зафиксировала перепись: низкий уровень жизни, образования, незнание национального или русского языка.

Очень сильно расстроила министра российская молодежь. Она "продемонстрировала индифферентность к нашей истории, нашим корням". Вместо того чтобы записывать себя русскими, кряшенами или хотя бы ораками, многие молодые люди сбивали с толку статистические органы и писались хоббитами, эльфами и гоблинами. В связи с этим Зорин полагает, что пора вновь вернуться к теме изучения истории в школе и содержания школьных учебников.

Подведение итогов переписи напрямую связано с новой национальной политикой России. Большинство экспертов сегодня считают, что прежняя концепция, утвержденная в 1997 году, уже не отвечает вызовам времени. Политику надо корректировать. И многие специалисты желают коррекции в совершенно определенном направлении: признании и усилении роли русского народа как "государствообразующего", а также роли православия как доминирующей конфессии. По сведениям "НГ", комитет Госдумы по делам национальностей уже подготовил проекты закона о русском народе и закона об основах государственной национальной политики.




ФАШИЗМ КРЕПЧАЛ

Наше общество стоит у опасной черты [ 15:52 02.12.02 ]



http://www.izvestia.ru/day/article27186

"Известия" первыми написали о резком росте радикальных настроений среди молодежи (тематическая полоса в ? 81 от 16.05.2002), опубликовали расследования о скинхедах (? 69 от 19.04.2002), о погромах армянских кладбищ (? 71 от 23.04.2002). Теперь пришла пора сказать о менее заметном, но более массовом и опасном проявлении все той же тенденции. О скрытом, латентном фашизме, который проникает в социальные поры, накапливается, как радиация, и осторожно ищет политический выход на свет божий. Как нам объясняли в детстве, кто ищет, тот всегда найдет.

Когда заходит речь о современном фашизме, все по инерции кивают на маргиналов. На подонков общества. Которые нацелены на "низовую" борьбу видов - мелкие лавочники против мелких лавочников, русские лабазники против кавказских торгашей. Отечественные фашисты предстают сейчас в образе недорослей-скинхедов, футбольных фанатов, немногочисленных бритоголовых, совсем уже редкоземельных национал-большевиков и полубезумного вождя этой экзотической партии Эдуарда Савенко по кличке Лимонов.

Благонамеренный читатель газет и зритель ТВ ужасается, трепещет, но волей-неволей утешается: это творится где-то там, на темных улицах, у детей подземелья; быдловатые армяне наезжают на быдловатых русских, те их немножко рэжут; авось меня пронесет.

Да не пронесет, вот в чем беда.

Кого бояться?

Главное происходит не внизу. А где же, наверху, что ли? Есть такое мнение. Чаще всех высказывает его Владимир Познер. Будучи человеком убежденным, ангажированным (в хорошем смысле) и последовательным, в своей программе "Времена" он систематически демонстрирует публике то краснодарского ксенофоба Ткачева, то московского жидобора Миронова, который занялся партийным строительством... Это уже посерьезнее, чем подростки в черном с металлическими прутами в исколотых наркотических руках; это не быт, это, братцы вы мои, политика.

Здесь на случайность, маргиналитет и спонтанный выплеск социальной агрессии ничего не спишешь.

А некоторые (о ужас! правда, не публично) показывают пальцем в потолок. Дескать, там, в кремлевских небесах, таится главная беда. Слишком многие чекисты в глубине души сочувствуют ткачевским выплескам и мироновским выкрикам; слишком очевидно делают ставку на этих самых мелких лавочников как на главную опору своего режима.

Все так, все правда. Скинхеды все чаще устраивают показательные кровопускания на московских рынках, с фанатами лучше вообще не пересекаться, чекисты недаром используют сленговое выражение "все пучком" - образ "пучка", "связки" лежит в этимологической основе слова "фашизм". Национальная политика губернатора Ткачева опасна, Миронов ничем не лучше генерала Макашова, который собирался писать в еврейские окна. Но ведь ничем и не хуже. Спор о том, где прячется главная угроза нового фашизма, где таится зло, в нижних или верхних слоях политической атмосферы, напоминает мне очередную бессмертную фразу Виктора Степаныча Черномырдина. Сказанную о конфликте нижней и верхней палат парламента. "Вот многие говорят, где лучше, сверху или снизу. По мне, так снизу оно даже спокойнее".

Приходится признать: главная угроза - не в ощерившихся маргиналах, не в зажравшихся фанатах, не в обнаглевших партийцах. И даже не в скучных чекистах. Она - в том самом благонамеренном, обычном, внешне мирном, спокойном, работящем и обыденном слое, который в нормальном обществе служит опорой буржуазной стабильности, а в нашем, больном и усталом, вполне может стать закваской ядовитого теста.

Выйдите за пределы охраняемых офисов, пообщайтесь с таксистами, продавцами, мастерами сервиса, ремонтерами, маклерами, чиновниками средней руки, военными, консьержами, мастерами на хороших заводах, редко - учителями, чаще - университетскими преподавателями, еще чаще - мелкими клерками крупных бизнес-структур. И вы уловите один и тот же мотив, который на разные лады повторяется людьми разных поколений, разных жизненных ориентаций, разных уровней дохода, разных бытовых укладов. Этот мотив: вокруг незримые враги; демократия защитить не может; силе способна противостоять только сила; их ненависть к нам должна быть уравновешена нашей ненавистью к ним.

Причем роль его, роль настоящего врага - вопреки устарелому Макашову, он же Миронов, он же Ткачев и батька Кондрат, давно уже отобрана у братьев-еврейцев. Нет в России массового антисемитизма, что бы нам ни твердили авторы газеты "Завтра" и их пламенные враги, публицисты-шестидесятники. Болезнь наша носит другое название, стало быть, и лекарство следует искать другое. Имя этой болезни - ксенофобия; в разные эпохи она принимает разные обличья, направляется на разные объекты. То под руку и впрямь попадутся евреи. То - свой, русский, сосед, просто прибывший из соседней области, а потому - чужак.

Ныне главными врагами нации стали черные.

Прислушайтесь к ропоту толпы. Попробуйте различить ее невнятное бормотанье. И тогда вы уловите вполне четкое, вполне однозначное, по-своему логичное и очень жесткое противопоставление. Они - и мы. Они нам бандита Закаева - мы им героя Буданова. Они нам террориста Бараева - мы им рядового Иванова, который придет на зачистку во всеоружии и покажет им кузькину мать. Все, что выходит за рамки этой примитивной логики, отторгается напрочь. Или преобразуется, приспосабливается к нуждам среднего уровня.

Так произошло со сложными, путаными фильмами Алексея Балабанова.

Ну что, "Брат"? "Война", брат.

В "Брате" Балабанов впервые зафиксировал появление молодого героя, который лишен четких нравственных представлений. Зато в избытке наделен жаждой справедливости.

Чем-то бодровский типаж похож на молодого немца после веймарской республики до прихода нацистов. Данила аккуратен, работящ, душевно чист, не обременен чрезмерным интеллектом и не знает, как применить себя в мирной жизни, как какой-нибудь Ганс или Фриц, которых спустя несколько лет Гитлер увлечет перспективой национал-социального обустройства Германии. Именно они станут его опорой, его пушечным мясом, его орудием и его жертвой. Именно что - потом. Так и Данила. Кто предложит ему Большую Идею, кто ответит на мучительный вопрос "в чем сила, брат", тот и распорядится когда-нибудь его молодой мощью.

Потом. Не сейчас. Но очень скоро.

В фильме "Война" Балабанов сделал следующий шаг в заданном направлении. Его новый герой смел, субъективно честен, добр и силен, как Данила. Но в конце концов предан всеми - и своими, и чужими. Англичанином, увлекающим его на вызволение невесты (Ингеборга Дапкунайте) из чеченского плена. И чеченцем, полубоевиком, полупастухом, дающим ложные показания. И родным российским государством, которое герой Балабанова защищает от этих самых чеченцев и которое отправляет его в кутузку.

Он молод, он нуждается в наставнике, который даст ему формулу смысла жизни (опять - "в чем сила, брат?"). В том, кто предложит нравственный пример. Но мужественный пленник-лейтенант в исполнении все того же Бодрова, на которого юный герой готов равняться, - сам предан государством, сам брошен на произвол судьбы.

Ужас той ситуации, о которой говорит со своим зрителем Балабанов, - в том, что смысл у современной жизни появляется только на грани смерти. А единство со страной и армией возможно лишь в катастрофических обстоятельствах - когда беглецы, окруженные чеченами, вызывают на помощь нашу авиацию... Как только война окончена - забудьте. И о единстве, и о взаимопомощи, и о солидарности, и о смысле, и об армии, и о государстве. Сидите себе в тюрьме. Пока не придет какой-нибудь вождь, который предложит вам все это: смысл, государство, солидарность...

Такие вот сложные конструкции. Все проходит по грани - между пацифизмом и милитаризмом, между культом силы и апофеозом слабости. Балабановские фильмы - о предчувствии завтрашней беды, которая подготовлена днем сегодняшним. Между тем в его фильмы вчитали, вдумали очень простое, почти примитивное содержание. Многие, слишком многие зрители увидели в них проповедь фашизоидных настроений, опознали античеченскую пропаганду и различили военизированное, маршеобразное звучание. И в этом качестве - приняли, признали, подняли на щит.

И вот тут самое время для следующего поворота смыслового сюжета. А именно: случайно ли общая тяга к примитивной простоте, однозначности, четкости совпала с резким ростом массовой неприязни к образованному сословию, которая в нынешнем году обернулась бесконечной чередой избиений известных московских и питерских интеллигентов?

В очках и шляпе

"Известия" недавно написали об этом. В начале года в Петербурге избивают до смерти престарелого академика Глебова. Нападают на режиссера Алексея Германа. В Москве убивают директора института психологии, избивают декана истфака... Уже после известинской публикации в столице был избит Абрам Рейтблат, известный архивист, специалист по Фаддею Булгарину. Напали на киноведа Нею Зоркую. Печальный список я могу продолжить, останавливаюсь лишь из экономии места. Тем не менее системность происходящего очевидна.

В чем она?

В том, что жертвами хулиганов и мелких грабителей оказываются люди приблизительно одного социального типа, сопоставимого уровня достатка, близких поколений. Зачем нападать на университетского профессора, ученого, критика? Не затем же, чтобы ограбить, в самом деле. Много с них не возьмешь. Нет, тут, кажется, дело в ином. Их потертые портфели - не более чем внешний повод для выплеска подсознательной агрессии. Как чернявость кавказца-торгаша и его крючковатый нос. Маргиналы никогда не действуют сами по себе; они тупы и неоригинальны. Зато чутки, как антенны, улавливающие общее умонастроение. И если они сегодня с одинаковым остервенением бросаются на рыночных кавказцев и российских интеллигентов, значит, нечто общее между теми и другими обыватель находит.

Что именно? А вот что.

Интеллигенты или, если угодно, интеллектуалы распоряжаются смыслами. Они занудно толкуют о сложном. Хоть с кафедры, хоть в книжках и статьях, хоть в ночной программе Гордона. К этим кафедрам, книжкам и статьям масса не подпущена; Гордона она не смотрит. Затем, что спит. Но как-то странно, гибко, объемно все в нашей жизни устроено. К фундаментальным ученым краем уха прислушиваются поверхностные журналисты; к поверхностным журналистам, тоже краем уха, прислушиваются их адресаты. Самые разные. Хоть умные, хоть не очень. И до тех пор, пока ученые люди со всем их непереносимым занудством играют серьезную роль в социальном раскладе, пока они зудят и размахивают руками, протестуя против примитивизации сознания, оно и не сможет до конца, полноценно примитивизироваться.

Если же оно не станет до конца примитивным, как можно будет со спокойной совестью взирать на погромы рынков, кладбищ, общежитий? Вот и получается, что царицынские скинхеды, избивающие кавказцев, - и хулиганы, избивающие интеллигентов, делают одну и ту же страшненькую социальную работу. Точат страну с двух концов. Одни устраняют главное смысловое препятствие на
пути других к торжеству славянской идеи.

Вместоимения

Свято место постепенно освобождается. Устраняется пятый элемент, убирается интеллектуальная, прошу прощения, прокладочка; любители неоднозначных суждений и сложных конструкций оттираются на обочину общественно-политической жизни. И тут-то появляются они. Вместоимения. Образованные провокаторы, которые промолчали всю перестройку, промычали всю гласность - поскольку никто их слушать не желал. И которые наконец-то дождались своего часа. Серединка из общества вынута, как сердцевинка из яблока, остались только черномырдинский верх и низ, теперь можно и с народом потолковать.

Они - толкуют. Мучительно-сложная проблема общенациональной вины и ответственности (русских перед чеченами, чеченов перед русскими) превращена ими в простой диагноз, он же рецепт. Вот символ общероссийского зла. Черные. Вперед. Фас. Судя по тому, с каким напряженным интересом подобные статьи читались и обсуждались, собачка давно уже готова сорваться с цепи; Смердяков внимательно слушает проповеди интеллектуала Ивана Карамазова и точит, точит свой ножичек; когда-нибудь непременно вынет.

Так в начале XX века респектабельные публицисты объясняли городу и миру, что у российского революционного террора ярко выраженные еврейские черты. Когда же плебс делал шаг в заданном направлении, объявлял еврейство террористической нацией, а погромы - радикальной формой самозащиты русского народа, эти учители жизни прятались за чужие спины. Пока античеченскими погромами не пахнет. Покамест пахнет скорее чеченским террором. Но за трагедию Норд-Оста мы уже заплатили страшную, непомерную цену. Я сейчас не о погибших; я о живых. Мертвых не вернешь. А вот живые в ужасе отшатнулись к краю пропасти. Там - темнота, которая засасывает в себя, как в воронку. Там - подсознание нации. Там - ее коллективные страхи. Там - смутные вопросы, оставшиеся без ясных ответов. Нацию тринадцать лет, с момента рождения новой России, мучит один вопрос: что делать? А ей наконец-то дали ответ на другой: кто виноват. И она похолодела от восторга. Последствия будут. Не сегодня, так завтра.

А рядом с ними, с престарелыми провокаторами, - молодые циники. Те, которые играют в культуру, как дети играют в кубики. И охотно впрыскивают в общество смысловой яд. Именно это мы наблюдали в завершающемся году - когда по полной программе был раскручен роман Александра Проханова "Господин Гексоген". (Не называю этот роман фашизоидным, чтобы не поссориться с родной прокуратурой, которая неохотно защищает нас от провокаторов, но их от нас обороняет весьма успешно.)

Хуже того; ставку на это умопомрачительное графоманское сочинение о двойном заговоре против России со стороны жидов-олигархов и жидов-чекистов сделали отечественные банкиры. Первый шаг навстречу идеологической погибели сделал питерский банкир Коган, чей голос и решил судьбу премии "Национальный бестселлер". Доставшуюся, как известно, тов. Проханову. Теперь славную участь Когана готовится разделить московский банк "ЕвроФинанс", который решил финансировать эту премию в следующем сезоне.

В любой стране мира, претендующей на звание цивилизованной, банковская структура, наступающая на осклизлое скандальное вещество, автоматически теряет репутацию. У нас - нет. Да и что пенять банкирам, что сердиться на них, зачем обижаться? Им в солидных, респектабельных изданиях разъяснили, что теперь такое носят, что стоять рядом с Александром Прохановым не просто можно, но и должно. Они и встали. Как немецкие банкиры. Вокруг Лени Рифеншталь.

К чему все это может привести?

Давайте, как говорят люди конкретные, прикинем. Сейчас в России фашистские умонастроения именно что латентны, скрыты, убраны в подкорку. Как мы это видим на примере балабановских персонажей. И лишь изредка дают откровенный выплеск темной энергии. Но это в условиях относительного благополучия, стабильности, цен на нефть, зашкаливающих за все мыслимые и немыслимые пределы.

Что ждет нас завтра, году в 2005-м? Цены на нефть скорее всего понизятся. Крупный бизнес, который сейчас содержит полстраны, дает рабочие места, гарантирует социальную занятость и проч., - бизнес этот достигнет пределов рентабельности на том экстенсивном пути, по которому он шел все эти годы. И - начнет сбрасывать лишний вес. То есть резко и бескомпромиссно сокращать численность работников в обмен на рост производительности труда. Делать он это будет не потому, что плохой, не потому, что злобный; вовсе нет. А потому что есть железная необходимость, диктуемая экономическими отношениями. Кто не пойдет на сокращение (оно же снижение затрат, оно же повышение эффективности производства), тот проиграет.

Встречный вопрос: кто должен подобрать людей, оказавшихся на улице? Правильно, малые и средние предприятия. А они у нас есть в достаточном количестве? Ответ очевиден. Ясно и другое. В современной России только крупный бизнес способен развиваться, продавливая бетонную стену бюрократического сопротивления. Только у него есть административный ресурс и финансовые
возможности для этого.

Значит, через два-три года мы неизбежно получим огромное количество людей, которые а) не защищены денежно, б) не защищены социально, в) не защищены идеологически. Кто эти люди? Да в первую очередь те самые добропорядочные мещане, чей подсознательный ужас перед жизнью уже сейчас маргиналы преобразуют в антикавказские погромы. Те простецы, от которых все активнее изолируют ответственных интеллектуалов и на которых спускают свору провокаторов.

Данила Багров может остаться бандитом. Данила Багров может стать нормальным человеком. А может и превратиться в штурмовика. Как карта ляжет.

Что делать?

Собственно, подробные объяснения излишни.

Власть, если не хочет получить взрывоопасную ситуацию в обозримой исторической перспективе, должна срочно поссориться с бюрократией. Установить новые правила игры. Решиться на резкие и быстрые шаги, создавая условия для развития малого бизнеса. Даже ценой неизбежных злоупотреблений, ухода от налогов и проч. Все равно злоупотребления бюрократии всегда будут на порядок страшнее.

А интеллектуалам предстоит всерьез заняться идеологией. Той самой идеологией, от которой они шарахаются, как сами знаете кто от ладана. Идеологией здравого патриотизма и либерального консерватизма. Идеологией открытого общества и прозрачной экономики. Идеологией честности, отторгающей идею воровства. Идеологией отечестволюбия в условиях глобального мира.

Не надо надеяться на политиков. Политики всего лишь опираются на массу. Такую, какая есть. Не надо рассчитывать на бизнес. Бизнес ставит на победителя. Так что будем уповать только на Бога и надеяться на себя. И постараемся не проиграть.




КАВКАЗСКИЙ УПЫРЬ РОССИИ

В начале мая 1998 г. на одном из московских рынков произошла обычная для нынешних смутных времён кровавая (то ли криминальная, или чисто бытовая) "разборка". Редкой особенностью (считанные десятки случаев за последние 8 лет) данного конкретного конфликта явился тот факт, что активной стороной данной поножовщины явилось "лицо явно славянского типа", а пострадавшей - азербайджанец. Что тут началось! "Землячество" сразу же провело "акции протеста", разного рода беспорядки. Бакинский посол с помощью ОРТ пригрозил террором России со стороны "миллионной московской общины" его соотечественников. В отношении же якобы "500.000 русскоязычных жителей" Северного Азербайджана (число которых, кстати, закавказский дипломат почему-то в 6 раз преувеличил) прозвучал с его стороны намёк-угроза сделать это славянское население заложником.
Но в "аманатах" же может вполне оказаться и данный пресловутый "московский миллион" азербайджанцев. Плюс ещё почти столько же носящихся (обезумев от наглости!) по территориям "Эрефии", Украины, Белоруссии, Казахстана, Молдавии и Прибалтики соотечественников господина посла. Репрессивные же санкции официального Баку (как и местной кланово-криминальной "общественности") против менее чем 100.000 русских жителей Апшеронского полуострова и Гянджи всегда можно 20-кратно компенсировать.Почему же ответственный бакинский дипломат так уверен в естественности роли "кнута" для почти 2-миллионной азербайджанской диаспоры на Руси, а не объекта возмездия, или хотя бы правосудия? Тем более, что вполне очевиден исключно паразитический и преступный характер закавказского иммигрантского сообщества к северу от Эльбруса и Казбека!
Хотя очевидны и различия в специфике криминальной деятельности грузинского и азербайджанского "крыльев" данного "отряда" нынешней переднеазиатской (левантийской) геополитической экспансии против нас.
Кавказская этно-популяционная полуконгломеративная общность развернула примерно с конца 50-х гг. XX столетия в отношении русских и прочих антропологически близких к последним народов своеобразную бытовую "холодную войну". Активно используя в свою пользу заложенную ещё 75 лет назад "интернационал"-большевиками систему дотаций и субвенций из союзного госбюджета для "выравниваемых в СССР" республик - Грузии, Азербайджана и большинства автономий региона, местные "титульные" нации в дополнение к данной "централизованной" форме паразитизма "наладили" на Руси, в Прибалтике, Казахстане и Молдавии масштабную частную (или кооперативную) торгово-спекулятивную сеть.
Однако, данный запоздалый "бросок на шею" крупнейшему (пока ещё!) восточно-североевропеоидному этносу оказался "продуктивнее" картвело-грузинского. Азербайджанские торгово-криминальные кланы заняли доминирующие (среди прочих кавказцев) позиции в афёрно-спекулятивной "структуре" сегодняшней России. Картвелы вынуждены были, в основном, переключиться на иные виды преступной деятельности, гл. о. - квартирные кражи.
В московской "радикально-дерьмократической" прессе неоднократно раздаются комплименты по адресу "азербайджанского искусства торговли". Таким способом наши минкины, голембиовские и егоры яковлевы исподволь подбрасывают мысль о якобы общественной полезности пребывания большей части российского частного рынка в руках будто бы "умелых негоциантов из Восточного Закавказья". Продавшиеся (одни "идейно", другие сугубо "сиеминутно"-материально) Западу борзописцы заинтересованы в "горных джигитах" как весомом дополнительнольном (а в последующем и главном) факторе уничтожения Русской Цивилизации.
"дерьмократические" дифирамбы "азербайджанскому умению торговать" строго гносеологически не обоснованны. Выходцам из солнечного Апшерона, Муганской степи, талышских субтропиков, Ширвана и прочих местностей нижней части бассейна Куры характерна своеобразная архаичная раннефеодально-позднеродоплеменная (лишь с нек. элементами мелкотоварного уклада) методика торговли, которая не ускоряет, а значительно тормозит скорость самого механизма оборачиваемости мелких товаров и услуг в экономике России.
Схема же утверждения рассматриваемых "умелых негоциантов" в нашей рыночной системе до примитивности проста.
Довольно таки многочисленная группа азербайджанцев всякими способами (подкупом чиновников, милиции, местного криминалитета, а также разнообразным бытовым террором против местных торговцев) монополизирует компактную сеть расположенных вблизи друг от друга базаров какого-нибудь большого города. По "закреплению" же подобным образом за собой конкретного "куста рынков", выходцы из Восточного Закавказья устанавливают завышенные (по сравнению с региональными) цены в данной группе микрорайонов. Дотошный покупатель переориентируется, повидимому, на более удалённые базары, но т. н. "новые русские", номенклатура (всё ещё, кстати, функционирующая как своеобразное сословие), а также отчасти и пресловутый "средний класс" - "не мелочатся". Да и простые (но тяжёлые на подъём) люди иной раз аналогично переплачивают кавказцам.
Утаиваемые же первыми 3-мя из перечисленных социальных слоёв от государства налоги таким способом "оседают" в виде принудительно-монополистской спекулятивной прибыли в карманах заезжих негоциантов. Характерно, что данные паразитические манипулрования базируются, гл. о., преимущественно на перепродаже внутрироссийской продукции. При сотнях тысяч торгующих в РФ (преимущественно в Москве) гражданах Азербайджана, "челночно"-товарный (как и кооперативный) поток из данной страны очень мал. Западно-кавказская же продукция субтропических фруктов (также количественно не очень значительная) сейчас преимущественно перекупается оптом теми же азербайджанцами. Второй по прибыльности сферой деятельности проживающих в России (да и просто "гастролирующих" по ней) подданых бакинского правительства является - торговля наркотиками. Эта статья доходов по "Эрефии" выходцев из Восточного Закавказья вполне могла бы стать главным их бизнесом, но здесь азербайджанцам сильную конкуренцию составляют негритянские, цыганские, чеченские и нек. среднеазиатские преступные кланы.
У азербайджанца же во многом иной менталитет удовлетворения "на гастролях" своих "естественных физиологических потребностей". Выходец из Восточного Закавказья не представляет себе самого процесса изнасилования без последующего убийства своей жертвы. Существеннейшим объектом сексуальных поползновений азербайджанцев являются и дети. Вскоре после массового "развёртывания" на рубеже 80 - 90-х гг. нашего столетия этой новой тогда для России кавказской этно-криминальной структуры резко увеличилось на подконтрольной правительству Ельцина территории количество лиц (до нескольких десятков тысяч в год) пропавших безвести. Львиную же долю (да и почти весь сам прирост) числа "канувших в неизвестность" составили молодые женщины, а также дети. Азербайджанский "сексуальный досуг" стоит России ежегодно "пару-тройку" десятков тысяч жизней, как правило, себя не отрепродуктировавших. За 8 прошедших лет это уже более 200.000 убитых! Что по сравнению с этим те несколько десятков восточно-закавказских преступников и полукриминалов, погибших за тот же период от рук славянской "братвы", российских органов правопорядка или рядовых граждан?
"Технология" данной разновидности "азербайджанского отдыха" элементарна.
Группа (как и в "базарных процессах"!) "джигитов" организует похищение и умыкание в "надёжном месте" молодой женщины или ребёнка, коллективно насилует и убивает данный объект своего преступления. Затем происходит ликвидация трупа. Это нередко осуществляется его обычным расчленением с последующим вывозом из своей "комнаты отдыха" куда-нибудь за город с окончательной "утилизацией" останков. Известны случаи задержания автомобилей и "рафиков" с азербайджанцами и расчленёнными трупами. Дети солнечного Восточного Закавказья при этом всячески божились о случайном нахождении данных останков на своих лестничных площадках. Затем же, по их словам, испугавшись увиденного, они решили спрятать такую "страшную находку"! Следственные органы в режиме российской "дерьмократизированной" юриспруденции вынуждены были, в конце концов, отпускать данные группы азербайджанцев. Лишь в одном из рассматриваемых случаев милиция успела лишь избить пассажиров подобного "рафика".
Объектом такого азербайджанского "сексуального промысла" чуть было не стала летом 1996 г. невеста одного из российских олимпийских чемпионов в момент возвращения этого триумфатора в Москву. Лишь ценой своего тяжелого ранения спортсмен предотвратил развитие событий для этой девушки по "ликвидационному" для неё сценарию.
Простейшим элементом в "разрубывании гордиевого узла" "кровососания" Руси представителями её бывшей "всесоюзной здравницы" является конфискация криминальных финансово-имущественных состояний. Если, например, в отношении русского, еврейского, прибалтийского, армянского, среднеазиатских, татарского, осетинского и ряда иных этнических частных капиталов патриотическому правительсту ещё необходимо будет разбираться - в какой степени они преступного происхождения, то в отношении "навороченного" кавказскими (как, впрочем и цыганскими, и негритянскими) группировками актуальна (за редкими исключениями) лишь одна мера - экспроприация!
Абакумов Александр Васильевич,
abakum@newmail.ru
Экономическая газета.
http://dpni.org/stat17.htm

Пряником и шпагой

Россия более четырех веков отстаивает свои интересы на Кавказе

До начала XVI века у России не было прочных связей с Кавказом - интересы лежали не там, а восточнее, где Россия боролась с татарскими ханствами за торговые пути через Каспий и Черное море, за безопасность южных границ. На Кавказе с переменным успехом шла борьба между Турцией и Персией.

Начало XVII века, время русской Смуты, на Кавказе было временем персидской экспансии. Россия в то время действовала заключением временных военных союзов с дагестанскими владетелями.

В начале XVIII века империя Османов стала главным противником России. В ходе Персидского похода Петра I русская конница впервые столкнулась с чеченскими отрядами в моздокских степях. Военные успехи императора позволили подписать в 1724 году Стамбульский трактат, по которому сферами влияния России становились прикаспийские части Дагестана и Азербайджана. Удержать земли не смогли, чем воспользовалась Турция, и, провоевав пару лет, в 1735 году Анна Иоанновна вернула границу на Терек, где она была до Петра. Специально созданные казачьи войска прикрывали границу.

На Кавказе в это время Турция, проиграв очередную войну, уступила персам Дагестан. К середине века Персия вновь завоевала Закавказье и побережье Каспия. Россия проиграла еще одну войну, после чего признала султана покровителем Черкесии. Почти до конца века империя выжидала, одновременно укрепляя казачьи области на кавказских рубежах и заключая вассальные договоры с местными князьками. В результате войн с Турцией и заключения Кучюк-Кайнарджийского мира Россия стала покровительницей всех христиан Османской империи. В 1796 году, защищая одно из союзных грузинских царств, Россия вступила в войну с Персией, победы на трех фронтах открыли дорогу на Тегеран, но смерть Екатерины смяла успех. Павел вернул войска на исходные позиции и не стал требовать территориальных уступок. Тем не менее последний царь Восточной Грузии принял решение о вхождении его земель в состав империи. Встал вопрос о присоединении Кавказа, который оказался между двумя частями державы.

Бухарестский и Гюлистанский мирные договоры с Ираном и Турцией (1812-1813) закрепили права России на Кавказе: в регионе бурно развивались казачьи и крестьянские поселения, появилась царская администрация. Эти причины наряду с другими положили начало Кавказской войне.

Борьба шла с переменным успехом, имамы и их наибы предпринимали рейды для распространения своего учения ("чистого ислама", основанного на газавате и отвергавшего родовое право). Рос Отдельный корпус на Кавказе (группировка достигала 200 тысяч штыков), казаки освоили методы ведения войны в горах. Тогда же было учреждено Кавказское наместничество, возглавлявшие его администраторы - Ермолов, Воронцов, Барятинский - оптимально сочетали военную и культурно-экономическую экспансию в регионе. В итоге имамат был разгромлен, Кавказ присоединен к России и на долгие десятилетия стал безопасной "всесоюзной здравницей".

Михаил ВИНОГРАДОВ
http://www.izvestia.ru/politic/article39425
 
Rambler's Top100 Армения Точка Ру - каталог армянских ресурсов в RuNet Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Russian Network USA