Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Армянофобы, политика и идеология
 
АРМЯНЕ ДОЛЖНЫ ЗНАТЬ СВОЕГО ТАЙНОГО ПРОТИВНИКА
Говоря о далеко не блестящих успехах армянских структур, занимающихся пропагандой в Америке, директор газеты "Калифорниан курьер", ее издатель и редактор Арут Сасунян в своей статье, которую мы предлагаем вниманию читателей в переводном варианте, пытается ответить на вопрос о том, почему армянам Америки не удается в некоторых вопросах получить поддержку правительства США. "Почему еврейской общине Америки удается с легкостью получить американскую поддержку в жизненно важных для Израиля вопросах, а армянской общине - нет?", - пишет он и сам же отвечает: "Есть много причин, объясняющих заметное различие пропагандистских возможностей двух этнических групп. Одна из них та,
что еврейские пропагандистские структуры, благодаря родственным и дружеским связям, создали гигантскую сеть во всех эшелонах американского правительства, а также в неправительственных кругах.
А армяне свои усилия сконцентрировали в основном на Конгрессе. Во многих важных вопросах, даже когда армянам удается обеспечить в Палате представителей достаточное количество голосов, администрации при поддержке своих внутренних и внешних единомышленников удается провалить проармянскую резолюцию. Яркий пример тому -происшедшее в октябре 2000 года при принятии резолюции о признании Геноцида армян.
Очень важна и поучительна статья Джейсона Веста, опубликованная в газете "Нейшн" в номере от 2 сентября. В ней автор раскрывает механизм воздействия ряда неправительственных структур на решения
американского правительства. Он приводит названия подобных структур. Одна из них - "Еврейский институт по вопросам национальной безопасности" (ЕИНБ), другая - "Центр политики безопасности" (ЦПБ). Согласно Весту, обе эти структуры выступают против договоров за нераспространение
вооружений, поддерживают накопление запасов ракет и вообще вооружений, а также ратуют за вооружение Турции. Большинство людей, вовлеченных в деятельность этих структур, за годы своей работы в них не раз декларировали протурецкую, а, следовательно, антиармянскую позицию.
"В Пентагоне руководителем управления, разрабатывающего политику обороны, является советник ЕИНБ и ЦПБ, сотрудник Министерства обороны при администрации Рейгана Ричард Перл. А само управление наводнено советниками этих организаций", - пишет Вест, который в своей статье раскрывает пропагандистское влияние этих структур на Вашингтон.
"В военных и разведывательных кругах некоторые люди считают эти две структуры "осью зла", как и организации, имеющие такие взгляды, как у "Америкн интерпрайз институт", "Хадсон институт", а также крайне правые и консервативные сионистские организации", - продолжает Вест, приводя слова пожелавшего остаться неназванным ветерана - сотрудника разведслужб: "Каждый раз, когда представители ЕИНБ или ЦНБ в прессе или по телевидению пытаются на принципиальной или идеологической почве защитить ту или иную позицию, знайте, что тем самым они каким-то образом
прикрывают иных идеологов, которые выигрывают, просто уцепившись за "Ликудник" и "Пакс Американ". Согласно Весту, в 1976 году годовой бюджет основанного ЕИНБ нового крыла консерваторов составлял
1,4 млн. долларов. Они в своих картотеках хранили имена лиц, имеющих большое влияние во властных структурах Вашингтона и в политических кругах. До прихода к власти администрации Буша в состав советников ЕИНБ входили такие гиганты, как Дик Чейни, Джон Болтон (заместитель министра ИД по вопросам ограничения вооружений) и Дуглас Фит (третье высшее должностное лицо в исполнительном органе Пентагона). Перл и экс-директор ЦРУ Джеймс Вулси, которые являются ярыми сторонниками нападения на Ирак, вместе с оставшимися в управлении с рейгановских времен Джин Киркпатрик, Юджином Ростоу и Майклом Ледином продолжают являться сотрудниками ЦРУ. Перл, Киркпатрик и Филис Камински одновременно являются членами консультационного правления ЕИНБ и ЦНБ. До нового
назначения в Пентагоне, Фит являлся председателем правления ЦНБ. Другой арменофоб - Роберт Ливингстон (бывший конгрессмен) также является советником ЦНБ. Согласно Весту, ныне 22 советника этого центра в органах национальной безопасности занимают важные посты. Большинство ветеранов ЕИНБ работают или работали в Пентагоне и поддерживают деловые связи с Израилем. Некоторые из них имеют связи с компаниями "Нортроп грамман", "Локхид Мартин", "Дженерал Дайнамикс". В статье Вест указывает и на ряд выгодных для Америки политических вопросов, которые не нашли "зеленую дорогу", так как не совпадали с интересами ЕИНБ и ЦНБ.В конце своей статьи Вест советует армянским пропагандистским структурам наращивать свои усилия и не ограничиваться работой, проводимой в рамках Конгресса. За пределами властных структур
Вашингтона также существуют влиятельные структуры, которые, исходя из своих интересов, могут занять антиармянскую позицию. Армяне обязаны осознать эти реалии, знать своих скрытых противников Kи, благодаря этому, суметь нанести ответный удар и блокировать их усилия.



Владимир СТУПИШИН

Пантюркизм весьма конкретен, а препятствовать его распространению
МЫ ЕЩЕ НЕ НАУЧИЛИСЬ
Вышла в свет весьма актуальная книга Александра Сваранца "Пантюркизм и геостратегии Турции на Кавказе" (Москва, 2002 год), в которой всесторонне анализируется обозначенное в названии явление. Автор обстоятельно рассказывает об истоках пантюркизма, его целях, методах, союзниках, о его антироссийской направленности и опасности для жизни народов всего постсоветского пространства. Сделано это документированно, с использованием достоверных источников - документов, свидетельств, исследований предшественников.
Пантюркизм проявляет себя ежедневно и ежечасно, обрабатывая не только тюркоязычную молодежь, но и - через своих агентов влияния - наиболее податливых русских, готовых поверить в эпатажные выдумки евразийцев и неоевразийцев, заумь покойного Льва Гумилева и вполне здравствующих Фоменко, Дугина и им подобных "геополитиков", не замечая, что под прикрытием геополитической романтики и демагогии тихо шьется идеологическая подкладка для вполне прозаических территориальных притязаний таких главных локомотивов пантюркизма, как Турция и открыто следующая в ее фарватере Азербайджанская Республика.
Судя по всему, и перед пантюркизмом, который носит не исламский, а вполне светский, политический характер, ставятся задачи, вписывающиеся в глобалистский "проект" подавления национальных интересов народов, отстаивающих свой самостоятельный выбор и не желающих мириться с иностранной оккупацией, имперским диктатом, эксплуатацией, разорением среды обитания. Вот почему очень важно высветить подлинную суть пантюркизма, показать, что дело здесь совсем не в какой-то "исламской угрозе", а в самой обыкновенной политике территориальной экспансии.
А. Сваранц рисует историческую картину зарождения пантюркизма в XIX веке, сначала в Казани и Баку, затем в Турции, где на ниве выковывания соответствующей идеологии основательно потрудились и некоторые сионистские ученые, и политики, надеявшиеся за поддержку пантюркизма получить арабскую Палестину под еврейский национальный очаг. Надеялись они не напрасно. Только Палестину подарила им не Турция, а британский мандатарий при соучастии новорожденной ООН, тогда еще неспособной оценить последствия такого безответственного шага, как решение проблем одного народа путем ограбления и унижения другого народа. Плоды этой безответственности Ближний Восток пожинает до сих пор. И сейчас все это видят, но никак не могут понять, что любая оккупация чужой земли неизбежно порождает ответное насилие вплоть до террора.
И реализация пантюркистских идей привела к неисчислимым бедствиям для тех народов, которые в составе Турции, а затем в Азербайджанской Республике отуречивали под знаменем "тюркизма", не останавливаясь перед геноцидом армян и других народов, унесших жизни миллионов ни в чем не повинных людей. Одновременно турецкие политики начали обращать свои алчные взоры - это уже "пантюркизм" - в сторону Северного Кавказа, Поволжья, Урала, Центральной Азии, Сибири, Китая и т. д. Что такое тюркизм и пантюркизм А. Сваранц формулирует очень четко, в полном соответствии с известными фактами практического применения этих лозунгов. Поэтому несколько странным представляется некритическое использование им формулы "два Азербайджана": ведь за ней как раз и прячутся притязания турок и их азерских братьев на единственный исторически существующий Азербайджан, расположенный к югу от Аракса, в Иране, чье имя было присвоено мусаватистами и большевиками территории, состоящей из Аррана и Ширвана.
Пантюркизм в действии - и в захвате Нахиджевана и Арцаха советским Азербайджаном, совершенном при пособничестве Сталина и других большевиков. И выход Турции на границу с Нахичеваном, как стали называть эту область Армении в составе Азербайджана, путем обмена территориями с Ираном в 20-е годы - из той же оперы. И американский план Гобла, осуществление которого отделило бы Армению от Ирана, - это тоже пособничество пантюркизму, равно как и подыгрывание такого рода планам со стороны российской дипломатии.
Преступной глупостью является и антииранская тенденция, дающая о себе знать в некоторых московских СМИ, симпатизирующих Азербайджану и обожающих США, или, как они любят говорить, Америку, за критику которой наши американофилы готовы изгнать из общества либералов и демократов, любого журналиста или политика, осмеливающегося возражать против превращения России в натовскую "шестерку", равно как против разрыва с Ираном, на который нас все время науськивает наше проамериканское и проазербайджанское лобби. Кстати, глава о соперничестве Ирана и Турции - одно из сильнейших мест в рецензируемой книге.
Он весьма конкретен, пантюркизм, а препятствовать его распространению мы пока не научились. Все принимаем за чистую монету объяснения в любви к нам, на которые не скупятся некоторые сирены из Баку, когда им надо что-нибудь выкозырять у Кремля. Ну так давайте же учиться у тех, кто от пантюркизма и тюркизма уже пострадал и кто является постоянной мишенью с их стороны.
А. Сваранц совершенно справедливо подчеркивает, что в далеком и совсем недалеком прошлом Турция никогда не была другом России. Это - с одной стороны. И что, с другой, главным препятствием для пантюркизма, для реализации планов "Великого Турана" является "армянский клин", не дающий Турции территориально сомкнуться с Азербайджаном, а через него протягивать свои щупальца на все постсоветское пространство. При этом я бы обязательно уточнил: армянский клин - это Армения вместе с Карабахом, ибо именно НКР играет роль самого стойкого бастиона в борьбе с турецко-азерской экспансией.
А. Сваранц документированно разоблачает давний союз пантюркизма с политическим сионизмом и его покровителями в лице США, которые в Закавказье вместе с Израилем и Турцией покровительствуют Азербайджану, чьи руководители руководствуются тюркизмом дома, отуречивая всех, кого получится, и пантюркизмом вовне, претендуя чуть ли не на всю Армению и значительную часть Ирана. Это ведь сам Г. Алиев заявляет, что Турция и Азербайджан суть "два государства, одна нация". Это он обещает азербайджанцам, что они вернутся на "исторические земли Азербайджана", "где ныне расположена Армянская республика" ("Бакинский рабочий", 23. 01. 98, 17. 11. 98).
Президент Турции Демирель под "турецким обществом" понимает "огромное географическое пространство" от Адриатики до Китайского моря. А его предшественник Тургут Озал объявил весь XXI век веком Турции (А. Сваранц, с. 174). Для обоснования этих неумеренных аппетитов активно фальсифицируется история и культура региона (с. 514-515). И делают это не только в Турции, но и в Азербайджане. Большая "заслуга" в помещении рожденного в 1918 году Азербайджана в весьма отдаленные исторические эпохи принадлежит некоторым советским ученым: в советских учебниках и энциклопедиях Азербайджан упоминается как некая страна, якобы уже существовавшая на территории, вошедшей в состав Российской империи, в те времена, когда в действительности ни такой страны, ни азербайджанцев как реального этноса в Закавказье просто не было и быть не могло.
Все это отнюдь не безобидные игры ученых эрудитов, откапывающих "исторические аргументы" для словесных баталий. Переиначивание истории пантюркистам нужно прежде всего для оправдания своих территориальных вожделений.
А. Сваранц совершенно правильно отмечает, что России все хуже становится на Кавказе (с. 522). Но виноваты в этом не только пантюркисты и их американские покровители. России пора оглянуться на себя и задать себе некоторые вопросы.
Вот этот аспект нашего нынешнего положения, похоже, ускользает из поля зрения нашего автора. А ведь тут-то и кроются подводные камни, которые тоже могут сыграть на руку пантюркизму.
Есть у него и другие огрехи, к которым я отнес бы:
- ЛОЖНУЮ "КОНЦЕПЦИЮ ВНЕШНИХ И ВНУТРЕННИХ ГРАНИЦ", которая предполагает наличие какой-то "проблемы внутренних границ России со странами СНГ" (с. 263), тогда как границы России с другими странами СНГ - никакие не внутренние, а самые что ни на есть внешние, то есть такие же государственные границы, как со всеми другими независимыми государствами;
- НЕ ОЧЕНЬ ПОНЯТНО, ПОЧЕМУ ЭТО "прозападная... программа действий оказалась неадекватной национальной сути российской государственности" (с. 264). Русские суть европейская нация, и государственность у этой нации чисто европейская, татаро-монгольское влияние на нее - преувеличение евразийцев, с которым соглашаться не стоит ввиду его абсолютной неподтвержденности историческими фактами. Отними у нас все, что пришло с Запада, с чем мы тогда останемся?
- ТРУДНО СОГЛАСИТЬСЯ С ТЕЗИСОМ, что Кавказ "одинаковым образом" имеет важное значение для всех региональных и мировых держав (с. 265). Нет, не одинаковым для России, которая там присутствует по меньшей мере с петровских времен, и для упомянутых автором США, Франции, Германии, которые обходились в своей мировой политике без Кавказа, пока не получили возможность туда влезть совсем недавно. Зачем же признавать за ними такие же права, как за Россией? Отсюда, кстати, и правильно отмечаемая самим А. Сваранцем приоритетность противодействия антироссийским козням США и Турции на Кавказе и значение Армении для нас в этом регионе;
- СТРАННО СЛЫШАТЬ ПРЕДЛОЖЕНИЕ О ВЗАИМОДЕЙСТВИИ РОССИИ И США против панисламизма и пантюркизма в Северной Африке, на Ближнем и Среднем Востоке, на Кавказе и в Центральной Азии, да еще "делая ставку на Израиль и Армению" (с. 379), от автора, который убедительно разоблачает сговор США, Турции и Израиля относительно Кавказа и их пособничество пантюркизму. Это они же всячески подыгрывают Азербайджану в карабахском вопросе, о чем пишет и сам А. Сваранц, делая совершенно правильный вывод, что действия Запада и Турции на Кавказе - серьезная угроза российским государственным интересам (с. 414). Откуда же взялась идея столь противоестественного сотрудничества США, России, Армении и Израиля на Кавказе? Куда интереснее и плодотворнее собственный вывод А. Сваранца (с. 547) о стратегическом партнерстве России, Армении, Греции, Ирана и Китая, базирующемся на совпадающих интересах (только ради Бога не геополитических!), и не в качестве какой-то "альтернативы пантюркистской стратегии" (альтернативы для кого?), а как единственная сила, способная противостоять агрессивному пантюркизму и его американо-израильским покровителям и пособникам.
Хочу подчеркнуть, что эти критические замечания затрагивают относительно малую часть текста книги А. Сваранца. Монография в целом сделана добротно, с научной основательностью и обстоятельностью. Она будет с интересом принята не только специалистами, но и широким читателем, поскольку рассмотренные в ней проблемы имеют не только внешнеполитический смысл, но могут поколебать стабильность повседневной жизни мирного обывателя, толкнув его в пучину братоубийственных баталий под чуждыми ему лозунгами пантюркизма. Книга очень своевременна и полезна. И надо, чтобы она дошла до каждого гражданина, заинтересованного в сохранении межнационального мира у нас в России.
Владимир СТУПИШИН






Версия для печати. Опубликовано на сайте inoСМИ.Ru
http://www.inosmi.ru/full/165162.html



Русский философ Павел Флоренский был антисемитом? ("Neue Zuercher Zeitung", Швейцария)
Светоч с темными пятнами


Феликс Филипп Ингольд (Felix Philipp Ingold), 27 ноября 2002
Ненависть Флоренского к евреям, прежде всего, ненависть к 'еврейской крови', чье 'разлагающее', заразное влияние способствует смешению рас нееврейского мира, отличается от прочего, доминирующего в России религиозного и экономического антисемитизма своей дозированной расистской направленностью.

Но все же кажется, что Флоренский позднее никогда не возвращался к своим антисемитским рассуждениям, он никогда их не подтверждал, не уточнял или развивал. Но даже если могла идти лишь о единичном промахе, необходимо задать вопрос, что могло заставить Флоренского ставить без нужды на карту свою славу научного и нравственного авторитета

В Интернет-издании англоязычной газеты "St. Petersburg Times" недавно появилась статья российской правозащитной организации 'Мемориал' о массовом захоронении, обнаруженном на артиллерийском полигоне южнее Санкт-Петербурга. Там 8-го декабря, в течение одного дня, было казнено путем расстрела 509 человек. Среди тех жертв находился, как следует из списка имен, составленного прежней советской спецслужбы НКВД, также философ и православный священник Павел Флоренский. До этого он уже провел несколько лет в лагерях в качестве политического заключенного по обвинению в антигосударственной пропаганде и якобы в принадлежности к 'контрреволюционной национал-фашистской организации'. Приговор к смерти был вынесен на основе доноса и утвержден в обход суда тремя коммунистическими судьями-дилетантами.

К эксгумации на месте расстрела приступили только в августе этого года, и пока не найдено никаких доказательств, которые бы позволили однозначно идентифицировать скорбные останки Флоренского. Но все же это заставляет вспомнить о крупнейшем российском ученом 20-го столетия, который при диктатуре Сталина не мог найти ни средств для жизни, ни общественного признания и после невыразимых страданий и унижений пал жертвой государственного террора уже в 55 лет. Павла Флоренского, который в 1911 году был рукоположен в сан православного священника, сравнивали в связи с его энциклопедическими знаниями с Леонардо (Leonardo) и Паскалем (Pascal). Его рано стали считать также духовным и нравственным образцом высшей пробы.

Универсальный гений

В отличие от некоторых своих православных братьев и коллег Флоренский перенес захват власти большевиками без ущерба и предложил себя 'первому атеистическому государству мира' в рамках революционной просветительской работы среди народа в качестве преподавателя высшего учебного заведения, публициста и научного издателя, разумеется, не идя на идеологические компромиссы. Он постоянно поддерживал тех, кто активно выступал за демократизацию знаний и институтов образования, а ими тогда были коммунисты. С 1927 года Флоренский работал редактором советской 'Технической энциклопедии', для которой он подготовил более ста статей из различных областей знания. К обширной области приложения его сил и интересов относились наряду с теологией и философией религии, исследование имен и символов, музейное дело и фольклор, теория относительности и электротехника, ботаника и иконопись. Среди его научных публикаций есть среди прочего работы по специальным вопросам математики, химии, теории искусства и языка.

Однако успешному ученому и доценту, который держался в стороне от политики, не вступал в партию и даже в самый разгар преследования большевиками церкви не снимал рясы ни в лаборатории, ни в аудитории, где читал лекции, стали относиться с все большим недоверием. Острой критике в воинствующей советской прессе Флоренский подвергался уже в 1928 году, его поносили как правого реакционера, научного шарлатана. Хотя тогда в его адрес не было официального обвинения, Флоренского отстраняли на несколько месяцев от своих должностей, ссылали в российскую провинцию. После прохождения испытательного срока ему разрешали снова заниматься многогранной деятельностью, но смотрели на него с раздражением. Он оставался 'бывшим обскурантом', что означало - представителем дореволюционной 'черной' интеллигенции, ненадежным, если даже не опасным 'элементом'. Когда в начале 1933 года против него снова открыли дело, в спецслужбах его характеризовали как 'поповского профессора с правоэкстремистскими монархическими убеждениями'.

По ложным обвинениям одного из своих коллег Флоренский был арестован. На него оказывали давление до тех пор, пока он не признался в своих 'преступлениях против советской власти и Всесоюзной коммунистической партии большевиков' и в своем 'преступном участии в создании национал-фашистского центра' и пока собственноручно не нарисовал схему структуры контрреволюционной 'Партии возрождения России', руководителем которой он якобы являлся. Абсурдное признание не уберегло Флоренского от приговора, предусматривавшего десять лет лагерей. Уже летом 1933 года он был отправлен на Дальний Восток, где он как представитель интеллигенции сначала еще пользовался привилегиями и снова при наличии самых скромных средств занялся научной деятельностью. Он исследовал вечную мерзлоту и возможности ее использования, собирал материал для тунгусско-манчжурского словаря языка орочей, писал многочисленные статьи для советской Академии наук, работал над автобиографическими стихотворениями дидактического характера. Это продолжалось до тех пор, пока он не был переведен на остров-тюрьму Соловки, где был заключен в нечеловеческих условиях в одном из бывших монастырей.

Как раз в это время в сталинистском боевом органе 'Большевик' появилась полемическая редакционная статья под названием 'Против последних откровений буржуазного обскурантизма', которая была в основном посвящена якобы подрывной 'пропаганде идеализма' в советских специализированных журналах и особо - публикациям Флоренского. Последнего в статье поносили не только как опоздавшего апологета святой инквизиции, но и как 'высоко образованного поборника реакционного православия, закостеневшего идеализма и неясного мистицизма'. С этого момента у Флоренского уже больше не было возможности публиковаться, но, несмотря на строгую цензуру почтовых отправлений, ему удавалось обращать внимание на свои научные интересы в тех многочисленных письмах, которые он писал с Соловков членам своей семьи. Это были статьи из области ботаники и физики, иногда тщательно проиллюстрированные и сопровождаемые афоризмами философского характера, исторический самоанализ, толкование литературных произведений, соображения относительно лингвистики и истории имен.

При всей своей воле к выживаемости и творчеству Флоренский, чья вера в бога была сильнее, чем вера в человека, знал также и моменты глубокой подавленности. В частности, у него вновь и вновь возникало 'впечатление, что ничто не проходит бесследно, что ничто не может быть утрачено, что все где-то и как-то будет сохранено'. Но в связи с систематическим разрушением дела его жизни он также постоянно жаловался на то, что все его многогранные усилия, которые он мог бы, будучи лояльным, отдавать на службу советскому государству, оказываются напрасными и не находят применения. Вместо признания они стали лишь причиной вердикта называть его 'врагом народа'. Впрочем, Флоренский сознавал, что он достаточно крупный мыслитель и ученый, что позволяло ему оправдывать свои страдания: 'Страдание это доля любой крупной величины', говорится в одном из его писем из лагеря.

То, что Павел Флоренский был приговорен к смерти и казнен уже в 1937 году, оставалось долгое время неизвестным. Только в 1989 году появилось официальное свидетельство о смерти, в нем уточняется причина смерти ('расстрел'), но не указывается точное место смерти погребения (в 'Ленинградской области'). Забытье, продолжавшееся не одно десятилетие, способствовало, разумеется, появлению легенд об ученом - заключенном из лагеря, который все больше и больше превращался в светлый образ святого. Со времени своей политической реабилитации, открытия или восстановления его обширного наследия Флоренский считается в значительной мере выдающимся классиком европейской современности, убедительность которому придают многогранность и своеобразие. В России он относится к наиболее часто публикуемым философам 20-го столетия, его имя чаще других становится предметом дискуссии. И в немецкоязычной сфере ни один из его современников до сих пор не воспринимается столь же единодушно позитивно, как он.

Расистский антисемитизм

Появившееся в качестве приложения к немецкому изданию книга 'Материалы о Павле Флоренском' дает лишь повод подойти критически к вопросу о духовной и интеллектуальной целостности православного ученого. То, что публицист Иосиф Бакштейн еще десятилетие назад определил как 'мифический антисемитизм', приведя ряд убедительных и шокирующих цитат, широко излагается в новой книге с материалами разными авторами с различных позиций со ссылкой на те же самые документы. В итоге оказывается, что Флоренский в 1913 году заставил увидеть в себе из-за некоторых опубликованных статей за анонимной подписью, а также частных высказываний откровенную, даже по тем временам неслыханную ненависть к вереям. Импульс этому дал философ и публицист Василий Розанов, который в реакционной российской прессе по силам поддерживал надуманное обвинение на пользующемся дурной репутацией 'процессе о ритуальном убийстве', проходившем в Киеве, и который запрашивал у Флоренского экспертные оценки, чтобы опереться в своих антисемитских тезисах на квази-научные выводы.

Экспертные заключения Флоренского (среди них - исследование вопроса о символике и практике еврейских ритуальных убийств) Розанов использовал в 1914 году в своем полемическом сочинении об 'обонянии и осязании евреями крови', тексте, который не упускает ни одного клише из антисемитской риторики. Ненависть Флоренского к евреям, прежде всего, ненависть к 'еврейской крови', чье 'разлагающее', заразное влияние способствует смешению рас нееврейского мира, отличается от прочего, доминирующего в России религиозного и экономического антисемитизма своей дозированной расистской направленностью, известной раньше, скорее, из французских и немецких источников. В итоге, все же кажется, что Флоренский позднее никогда не возвращался к своим антисемитским рассуждениям, никогда их не подтверждал, не уточнял или развивал. Но даже если в 1913 году в его публицистических трудах речь могла идти лишь единичном промахе, необходимо задаться вопросом, что могло заставить Флоренского ставить без нужды на карту свою славу научного и нравственного авторитета. А может в том и заключается часть любого человеческого светоча, что они - если вспоминать о перечне грехов из жизни какого-нибудь святого, - благодаря своим темным пятнам приобретают еще больший блеск.




Перевод: Синица Владимир, inoСМИ.Ru
Опубликовано на сайте inosmi.ru: 27 ноября 2002, 10:58
Оригинал публикации: Lichtgestalt mit Schattenseiten

--------------------------------------------------------------------------------
© Национальная информационная служба Страна.Ru, 2000. Свидетельство о регистрации в Министерстве печати РФ: Эл. # 77-4102 от 7 сентября 2000 года. При полном или частичном использовании материалов, ссылка на inoСМИ.Ru обязательна.
Информация о проекте: mail@strana.ru · Реклама на сайте: ad@strana.ru
 
Rambler's Top100 Армения Точка Ру - каталог армянских ресурсов в RuNet Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Russian Network USA