Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
ЭТНИЧЕСКИЕ ЧИСТКИ
 
В Комитет обратился беженец из Азербайджана , инвалид 2 группы Тумасян Акоп Ашотович, с 1990 г. состоящий на учете в Миграционной службе г. Москвы. Акопу Ашотовичу и его семье (жена и сын) Миграционная служба не предоставила место для размещения и ему пришлось подыскивать такое место самому. В течение нескольких последних лет семья Тумасян проживает у знакомых по адресу: Каширское шоссе, корп. 1, кв. 13. Однако, из-за действующих в Москве ограничений на регистрацию в зависимости от размеров жилой площади, они вынуждены оформлять регистрацию по месту пребывания по другому адресу.14 октября с.г. участковый инспектор ОВД МО "Нагатино-Садовники" явился на квартиру, где проживает семья Тумасян, в 8 ч. утра и отобрал у них справки о регистрации по месту пребывания сроком на один год, выданные им после прохождения перерегистрации, проводившейся в соответствии с распоряжением мэра Москвы # 1007 от 13.09.99 г. Когда А.А.Тумасян обратился за разъяснениями к начальнику паспортного стола этого ОВД А.К.Михалеву, тот в грубой форме заявил ему, что их регистрация аннулирована и они в течение трех дней должны зарегистрироваться по месту фактического проживания. Поскольку действующие Правила регистрации не предусматривают возможности аннулирования регистрации в подобных случаях, депутат Госдумы В.В.Игрунов направил в Паспортное управление ГУВД Москвы по этому поводу запрос.
****
ТЕКСТ ЗАЯВЛЕНИЯ В СУД НА МЭРА Г. МОСКВЫ, ГУВД Г. МОСКВЫ

--------------------------------------------------------------------------------

Он требует некоторых пояснений.
1. Заявление касается только обжалования перерегистрации! Если на Вас наложили какое-либо административное взыскание, обжалование именно взыскания производится иным образом и в другой суд! Соотношение - примерно как у причины и следствия.
2. Мне не удалось достать ни текста, ни реквизитов каких-либо актов ГУВД Москвы по поводу перерегистрации (поэтому в тексте заявления стоит прочерк). Может быть, имеет смысл вообще изъять из текста упоминание о них. Но можно и оставить. Это же относится к вступвшему в силу с вчерашнего (или сегодняшнего?) дня постановления Мосгордумы о порядке выдворения приезжих из Москвы.
3. Заявление подается в Мосгорсуд.
Он находится недалеко от м. Преображенская Площадь, две остановки любым трамваем по Краснобогатырской ул. (точный адрес: Богородский Вал, дом 8). Подается заявление в экспедицию (кажется, кабинет 141). Можно также переслать заявление по почте (заказным письмом с уведомлением о вручении и с описью вложенного). Мосгорсуд открывается в 9-00.
4. Госпошлина уплачивается в размере 12 руб. 52 коп. (15% МРОТ).
5. Реквизиты, по которым уплачивается госпошлина: р/с 40201810738000101818 в МБ АК СБ РФ, БИК 044525342, к/с 30101810600000000342.

Текст заявления:
В Московский городской суд Заявитель: ______________________________________ (ФИО полностью)
Место жительства: _______________________________________________
Место временного пребывания: ____________________________________
Органы, акты которых обжалуются: мэр г. Москвы, ГУВД г. Москвы
Жалоба на незаконные нормативные акты органов исполнительной власти, нарушающие права и свободы граждан.
13 сентября 1999 г. мэром г. Москвы издано Распоряжение 1007-РМ "О неотложных мерах по обеспечению порядка регистрации граждан, временно пребывающих в г. Москве", которым предусмотрена обязанность всех граждан, временно находящихся в г. Москве, провести перерегистрацию по месту пребывания. На основании и во исполнение указанного Распоряжения ГУВД г. Москвы приняло ________________________________________________________________________.
Считаю указанные правовые акты незаконными по следующим основаниям:
1. Указанные правовые акты распространяют свое действие на неопределенный круг лиц и, следовательно, являются нормативными актами. Указанные нормативные акты возлагают на граждан обязанность произвести перерегистрацию по месту пребывания, следовательно, затрагивают права и свободы человека. В соответствие с пунктом 3 статьи 15 Конституции Российской Федерации: "+Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения". Указанные нормативные акты опубликованы в установленном порядке не были, но, несмотря на это, применяются органами Внутренних Дел г. Москвы, что является грубым нарушением указанной конституционной нормы.
2. Даже если указанные нормативные акты будут опубликованы в установленном порядке, их содержание нарушает гарантированный государством конституционный принцип равенства прав и свобод человека и гражданина, закрепленный статьей 19 Конституции Российской Федерации: "+Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства+", поскольку возлагают на граждан дополнительную обязанность (по перерегистрации) дифференцированно, в зависимости от места жительства каждого конкретного гражданина. Эта обязанность возлагается исключительно на граждан, имеющих место жительства за пределами г. Москвы, в том числе и на меня.
3. Указанными нормативными актами на лиц, временно пребывающих на территории г. Москвы, в том числе и на меня, незаконно возложена дополнительная обязанность по перерегистрации в месте временного пребывания, не предусмотренная какими-либо действующими федеральными законами. Обязанность по регистрации по месту временного пребывания, предусмотренная статьей 3 закона РФ 5242-1 от 25.06.93 г. "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" мной выполнена полностью, что подтверждается свидетельством о регистрации _______, выданным паспортным столом __________________ "_____" __________ 199___ г. Какими-либо действующими федеральными законами обязанность по перерегистрации граждан по месту пребывания не предусмотрена. Следовательно, ограничение моих прав, выражающееся в накладываемой на меня дополнительной обязанности по перерегистрации по месту пребывания, противоречит статье 55 Конституции Российской Федерации: "Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства".
4. Наконец, пункт 1.2 указанного выше Распоряжения мэра г. Москвы 1007-РМ от 13.09.99 г. "О неотложных мерах по обеспечению порядка регистрации граждан, временно пребывающих в г. Москве" предусматривает необходимость при перерегистрации "+устанавливать цель временного пребывания в городе" граждан, временно пребывающих в г. Москва, что следует рассматривать как введение разрешительного порядка регистрации по месту жительства, причем с использованием неустановленных критериев, и что является грубейшим нарушением конституционного права граждан РФ на свободу передвижения, выбора места жительства и пребывания в пределах Российской Федерации, закрепленного в статье 27 Конституции Российской Федерации, в законе РФ 5242-1 от 25.06.93 г. "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации", получивших также разъяснение в Постановлении Конституционного Суда РФ 4-П от 02 февраля 1998 г. "По делу о проверке конституционности пунктов 10, 12 и 21 Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 июля 1995 г. 713".
Цели, сроки, и само место пребывания гражданина на территории РФ устанавливаются исключительно самим гражданином на основе его свободного волеизъявления (за отдельными исключениями, предусмотренными федеральным законом для отдельных местностей или категорий граждан).
На основании изложенного выше и в соответствие с главой 24.1 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, законом РФ "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" 4866-1 от 27 апреля 1993 г., статьей 60 закона РФ "О краевом, областном совете народных депутатов и краевой, областной администрации" 2449-1 от 05 марта 1992 г., разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ "О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и свободы граждан" 10 от 21 декабря 1993 г. прошу:

1. Признать Распоряжение Мэра г. Москвы 1007-РМ от 13.09.99 г. "О неотложных мерах по обеспечению порядка регистрации граждан, временно пребывающих в г. Москве", а также акты, принятые иными органами исполнительной власти г. Москвы в соответствие и во исполнение указанного Распоряжения незаконными и недействующими с момента их принятия.
2. В случае удовлетворения настоящей жалобы, в связи с особым общественным значением решения по настоящей жалобе, в соответствие с пунктом 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ 5 от 27.04.93 г. "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел по заявлениям прокуроров о признании правовых актов противоречащими закону", обязать редакцию газеты "Тверская, 13" (официальный печатный орган законодательной и исполнительной власти г. Москвы) опубликовать сообщение о принятом решении. "_____"__________1999 г. __________________________ подпись

Приложения:
1. Копия настоящей жалобы.
2. Квитанция об оплате государственной пошлины.

****
Хроника беззакония
МОСКВА ПОСЛЕ ВЗРЫВОВ

"ГРАЖДАНСКОЕ СОДЕЙСТВИЕ",
Общественная благотворительная организация помощи беженцам и вынужденным переселенцам

Начиная с августа 1999 г., периода активизации боевых действий в Дагестане, и особенно после взрывов жилых домов в Москве 9 и 13 сентября в Москве и Московской области под предлогом поиска террористов и предотвращения новых взрывов происходят массовые и грубые нарушения прав граждан. Эти действия носят систематический и централизованный характер и не могут быть сведены к отдельным нарушениям со стороны исполнителей, они означают грубое нарушение действующего законодательства и являются открыто дискриминационными, то есть четко направленными против лиц определенной расовой и этнической принадлежности. Принимаемые московскими властями меры по их характеру и направленности заведомо не ведут к обеспечению порядка и безопасности, а также поиску преступников, напротив, способствуют росту напряженности и нагнетанию этнической вражды.

Полностью проигнорировав заверения Президента Ельцина, что "все ближайшие действия властей будут осуществляться со строжайшим выполнением Конституции РФ и российских законов", московские власти с 13 сентября 1999 года незаконно вводят в Москве "особый режим", предполагающий в числе прочих мер ужесточение правил пребывания в Москве приезжих. Несмотря на то, что исполнители взрывов задержаны не были, Юрий Лужков выразил твердую уверенность, что теракты совершены немосквичами, пообещав осуществить "самые жесткие меры по нашим гостям". Было объявлено, что все граждане, временно находящиеся в Москве, обязаны в трехдневный срок пройти перерегистрацию, в противном случае они будут привлечены к ответственности вплоть до принудительного выдворения из города. Соответствующее Распоряжение мэра Москвы "О неотложных мерах по обеспечению порядка регистрации граждан, временно пребывающих в г. Москве" за # 1007-РМ, датированное 13 сентября 1999 г., так и не было опубликовано, таким образом не имелось законных оснований к его исполнению. Ст. 15 Конституции РФ гласит: "Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения". Проведя экспертизу данного документа, Независимый экспертно-правовой Совет (председатель - советник юстиции Мара Полякова) разработал Заключение, в котором зафиксировал несоответствие Распоряжения статье 12 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. ; ст. 2 Протокола # 4 к Европейской конвенции о правах человека; статьям 18, 19, 27 (ч.1), 40 (ч.1), 55 (ч. 2 и 3), 71 (п. в) Конституции Российской Федерации, Закону Российской Федерации "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации", ст. 178 Кодекса об административных правонарушениях.

Распоряжение Мэра содержит ограничение важнейших прав человека на свободу передвижения и поселения, устанавливая в столице разрешительный порядок регистрации граждан. Так, в п.1.2 говорится: "Обеспечить рассмотрение вопросов о регистрации граждан, временно пребывающих в Москве, лично руководителями территориальных отделов и отделений органов внутренних дел. При этом устанавливать цель временного пребывания в городе". Т.е. в обязанность вменяется не регистрация граждан, а рассмотрение вопросов о регистрации, на практике - получение разрешения на нее.

В соответствии с Распоряжением , гражданину могут препятствовать в проживании в г. Москве вопреки его волеизъявлению. В п. 3 дается указание управлениям внутренних дел "принять исчерпывающие меры по недопущению въезда в город, удалению из аэропорта и вокзалов, выдворению граждан, не зарегистрировавших свое временное пребывание в Москве", в то время как ст. 178 Кодекса об административных правонарушениях предполагает ответственность за проживание гражданина без паспорта или регистрации лишь в форме предупреждения или штрафа.

Эксперты приходят к выводу, что данное Распоряжение как не соответствующее Конституции РФ, международным правовым актам и другому действующему законодательству не подлежит исполнению. Оно не имеет юридической силы, поскольку не было официально опубликовано. Его издание, исполнение, а также действия должностных лиц, требующих от граждан обоснования регистрации, выдворяющих их из Москвы, либо препятствующих въезду в Москву в зависимости от регистрации, должны рассматриваться как незаконные действия.

14 сентября 1999 г. губернатор Московской области Анатолий Тяжлов издал распоряжение (номер распоряжения?) об антитеррористических мероприятиях в области, включающее пункт о развертывании в Подмосковье "фильтрационных лагерей", предназначенных для приема и размещения лиц, не имеющих регистрации в Москве и Московской области, на базе бывших пионерских лагерей. Область, в отличие от Москвы, не имеет своего закона о регистрационном учете лиц, имеющих право на безвизовый въезд в Россию. Соответствующий законопроект неоднократно предлагался областной думой для обсуждения, однако не получил поддержки областной прокуратуры.

С 15 сентября в Москве введена в действие антитеррористическая операция под кодовым названием "Вихрь", в которой приняли участие 22 тысячи сотрудников правоохранительных органов. Для помощи московской милиции в столицу направлено дополнительно 9 тысяч участковых инспекторов из других городов. Зам.министра внутренних дел Игорь Зубов заявил, что "Вихрь" коснется не только пострадавшей от взрывов Москвы, но и всей страны".

Из опыта октября 1993 г., периода "чрезвычайного положения" в Москве, известно, что "приданные" московской милиции подразделения из других российских городов проходят в Москве практику массовых репрессивных действий в отношении населения, чтобы затем перенести приобретенные навыки в свои регионы. Именно с 1993 г. жестокое обращение с задержанными и другие незаконные действия стали нормой для сотрудников милиции.

В развитие "Распоряжения # 1007"

21 сентября 1999 г. Правительство Москвы издает Постановление # 875 "Об утверждении временного порядка перемещения лиц, злостно нарушающих правила регистрационного учета, за пределы города Москвы к месту их постоянного проживания". "Временный порядок перемещения..." предписывает сотрудникам милиции выявлять граждан Российской Федерации и стран Содружества Независимых Государств, не прошедших регистрацию, доставлять их в дежурные части органов внутренних дел

для оформления привлечения к административной ответственности за совершенное правонарушение и решения вопроса о перемещении из Москвы к постоянному месту проживания. Перемещение осуществляется органами внутренних дел г. Москвы посредством железнодорожного, воздушного и водного транспорта за счет средств перемещаемых лиц, а при отсутствии таковых - на средства ГУВД Москвы, поступившие в виде регистрационных сборов. До отправки к месту постоянного проживания лица, подлежащие перемещению, должны содержаться в подразделениях органов внутренних дел. По заявкам УВД административных округов соответствующие префектуры должны предоставлять автомобильный транспорт для перевозки перемещаемых лиц. Те же УВД организуют работу нарядов милиции по их сопровождению.

Эксперт Сети "Миграция и право" ПЦ "Мемориал" Маргарита Петросян (руководитель Сети Светлана Ганнушкина), проведя анализ Постановления N 875 от 21.09.99, пришла к выводу, что в данном документе правительство Москвы превысило свои конституционные полномочия, нарушив статьи 2, 11, 15, 27, 55, 56, 72, 76 и ряд других статей Конституции Российской Федерации, а также ряд федеральных законов.

Возобновление военных действий в Чечне, бомбардировки городов и сел вызвали небывалый поток беженцев, сосредоточившихся главным образом на территории Ингушетии. Оперативно реагируя на осложнившуюся миграционную обстановку, московские власти 28 сентября принимают документ, призванный ограничить появление беженцев в Москве, - Распоряжение # 1057-РМ "О временных мерах по упорядочению работы с прибывающими в Москву беженцами и вынужденными переселенцами, а также с лицами, ходатайствующими о предоставлении соответствующего статуса". Отныне постановка на учет вынужденных переселенцев, получивших статус в других субъектах Федерации, осуществляется только при наличии регистрации по месту жительства. Ходатайства о предоставлении статуса беженца и вынужденного переселенца принимаются к рассмотрению московскими миграционными службами лишь при наличии регистрации у прямых родственников. Цель пребывания в Москве должна быть указана в качестве цели получения статуса.

Таким образом находящиеся в Москве беженцы и вынужденные переселенцы, не получившие регистрации, не только лишатся пенсий и пособий, но и могут быть выдворены из города, а те немногие из вновь прибывших, кому удастся зарегистрироваться у прямых родственников, не получат статуса, а следовательно, пенсий и пособий, если не смогут обосновать "цель пребывания".

В приемную Комитета помощи беженцам и вынужденным переселенцам "Гражданское содействие" в последние дни приходят десятки жителей Чечни, которым удалось вырваться из-под бомбежек и окружения? Они рассказывают, что предпринимаются все меры к тому, чтобы не дать им возможности покинуть Чечню и Ингушетию. Многие москвичи боятся принимать прибывших или, во всяком случае, регистрировать их у себя. Решившимся поступить по закону и зарегистрировать приезжих отказывают в регистрации по месту пребывания в Москве.

Джамила Хасбулатова с мужем и ребенком приехала в г. Люберцы Московской области к друзьям 1 октября 1999 г. Вместе с хозяйкой она пришла на регистрацию в ОВД "Ухтомское-2" к начальнику ОВД г-ну Струкову. Однако последний не только отказался произвести регистрацию, но и оштрафовал хозяев дома, а от гостей потребовал выехать в три дня. Он заявил, что имеет инструкцию не регистрировать чеченцев, и пристыдил хозяйку дома за то, что она укрывает у себя врагов.

В Комитет "Гражданское содействие" поступает много жалоб от беженцев и вынужденных переселенцев, стоящих на учете в московской миграционной службе, имеющих регистрацию по месту пребывания, но по каким-то причинам проживающих не по адресу регистрации. Как правило, происходит это потому, что мигранты не могут получить регистрации в занимаемом жилье из-за ограничительных московских правил регистрации. К ним является сотрудник милиции, требует предъявить справку о регистрации и, убедившись, что она не соответствует занимаемому помещению, рвет справку и требует покинуть дом, в котором многие из них живут с 1990 года.

Трехдневный срок "перерегистрации" оказался нереальным для тысяч людей: сбор документов и стояние в очередях у многих занимало значительно больше времени, иногда до недели. Таким же нереальным был и крайний срок проведения перерегистрации - 21 сентября. Проходящие регистрацию и перерегистрацию должны документально подтвердить "основания для пребывания в Москве", предъявить трудовое соглашение или справку с места работы вместе с разрешением на трудовую деятельность, которого в принципе не может быть, например, у рыночных торговцев.

На практике приезжих регистрируют выборочно - как правило. регистрируют русских, отказывают в перерегистрации многим азербайджанцам, армянам, грузинам, другим приезжим из Закавказья и Северного Кавказа и отказывают всем приезжим чеченцам, даже при наличии полного комплекта документов, необходимых для перерегистрации, - или без объяснения причин, или - ссылаясь на некое "указание - чеченцев не регистрировать". Поскольку, по словам Лужкова, "основная угроза исходит из Чечни", то и "предметом особого внимания", по его мнению, должны стать "приезжие из этой республики". Помимо отказов в регистрации "особое внимание" к чеченцам выражается в требовании обязательного снятия отпечатков пальцев и фотографирования. В частности, такой процедуре подвергают студентов, аспирантов и докторантов высших учебных и академических институтов. Нередко сотрудники милиции отбирают или уничтожают имеющиеся справки о регистрации или ставят штамп об их аннулировании без всяких объяснений, вынуждая тем самым их владельцев спешно покинуть город, чтобы не быть задержанными. Городские власти с удовлетворением констатируют, что впервые за долгое время поезда южного направления уходят из Москвы переполненными.

Судя по заявлениям ряда сотрудников милиции, в том числе патрульно-постовой службы и паспортно-визовых подразделений, им были даны устные распоряжения на основании телефонограмм начальника ГУВД Москвы задерживать и не регистрировать "кавказцев", в первую очередь чеченцев. Заведомо незаконные приказы руководства, оставляющие свободу действий для исполнителей, неизбежно ведут к коррупции, вымогательству денег у задержанных или тех, кому отказывают в перерегистрации. Об этом свидетельствуют не только правозащитные организации, но и руководители московских национальных объединений (можно назвать в скобках, кто именно), к которым поступает множество жалоб на произвол и вымогательство со стороны сотрудников милиции. Этого и достаточно!

Я бы сняла цитаты из Спекторов и проч., тем более, что цитаты неяркие, а люди . Другое дело ссылки на конкретную информацию.

Роман Спектор, президент Конгресса национальных объединений России:

"Сегодня каждый милиционер четко различает расы и обнаруживает кавказца просто за версту, а кавказцы стараются обходить любые места, где их могут задержать, и в каждую из наших организаций приходят десятки и сотни жалоб на произвол, чинимый правоохранительными органами, которые в большинстве своем ориентированы на взятку, потому что дать этот жалкий листочек, дать эту индульгенцию готов любой, надо только правильную цену заплатить..."

Генерал Аслаханов, председатель попечительского совета общества "Даймохк": "Чеченцы стали бартерным товаром или источником внебюджетного финансирования. 10 тысяч долларов - или ты сидишь. И сидят, виноватые только в том, что они чеченцы".

Вот как описывает московский чеченец Ломали регистрацию своей родственницы, приехавшей из Чечни к детям, которые учатся в Москве: "Сначала вместе с квартирной хозяйкой она отправилась в жилищную контору, оформила там документы, заплатила деньги, получила квитанции. Затем пошла в паспортный стол милиции. Начальник паспортного стола сказал ей, что для регистрации она должна пройти СКМ (службу криминальной милиции), получить визы инспектора СКМ и участкового инспектора. В СКМ у нее были сняты отпечатки пальцев и ладоней, затем ее сфотографировали в профиль, анфас и полный рост. Участковый инспектор проверил ее данные по адресному бюро и еще какие-то свои проверки сделал. Все проверяющие поставили свои визы. После этого она отправилась к начальнику паспортного стола, который без всяких объяснений заявил, что зарегистрировать ее не может, пусть решает начальник отделения. Начальник отделения также без объяснения причин отказался ее зарегистрировать. "Но как же я тут буду жить без регистрации?" - "Живите, как хотите, но сегодня я не могу вас зарегистрировать".

Шарфутдин Бисултанов, житель Москвы, имеет постоянную московскую прописку. Шестеро детей, экономист. В квартиру пришел участковый и заявил, что по указанию УВД Юго-Западного округа всем чеченцам предписано сдать отпечатки пальцев и сфотографироваться. Для прохождения этой процедуры его направили в отделение милиции "Северное Бутово", где сняли отпечатки пальцев обеих рук, ладоней, сфотографировали. "Я сказал им, что это незаконно и я буду жаловаться".

Магомед Дугаев, военный летчик в отставке, 27 лет отслужил в советской армии, житель Москвы: "У меня взяли отпечатки пальцев. Я пошел в милицию в форме".

Мать четверых детей Зайнап Садулаева живет в Москве более 2-х лет. Ее 11-летний сын страдает онкологическим заболеванием и находится под постоянным наблюдением врачей онкологического центра. Зайнап зарегистрирована в Москве на год у родственников, живет в пустующей квартире подруги. 13 сентября участковый 138 отделения Кожков явился к Садулаевым на дом, отобрал у Зайнап паспорт и справку о регистрации и потребовал немедленно выехать из занимаемой квартиры, угрожая принудительным выселением с помощью ОМОНа. После звонка сотрудника комитета "Гражданское содействие" паспорт был возвращен Зайнап, а справку о регистрации участковый демонстративно разорвал у Зайнап на глазах, грубо оскорбив и замахнувшись на нее. Зайнап обратилась с жалобой на участкового к начальнику отделения милиции, но тот только повторил его угрозы о принудительном выселении.

Рафик Гафаров из Баку, имеет официальный статус вынужденного переселенца. Без всяких объяснений на справку о регистрации ему поставили штамп о ее аннулировании. "Сейчас в метро и на улицах останавливают всех, у кого черные волосы. Я знаю не один такой случай, когда у кавказцев отбирали справки. Но если я террорист - сажайте меня в тюрьму. А если нет - зачем меня гнать из Москвы?"

Сайди. "Я здесь живу с 1996 года. Постоянная прописка у меня в Грозном, хотя там от нашей улицы ничего не осталось. Я не имею возможности вернуться в Грозный, т.к. я работал с теми властями, завгаевскими. Здесь, в Москве, у меня была справка о регистрации. Неделю назад ко мне пришли участковый и какая-то женщина и еще один мужчина. Пришли, проверили, потом повели в Алтуфьевское ОВД, там сняли отпечатки пальцев, сфотографировали: это, говорят, так нужно. Единственное, что я у них попросил: когда меня вести будете, в карман ничего не закидывайте. Справку о регистрации они у меня забрали и после этого никто ее не видел. Они говорят - не было у тебя ничего. Сейчас я без регистрации. Из дома стараюсь выходить незаметно, и сразу - в машину. ГАИ в принципе не придирается к регистрации, но если выйдешь из машины... Думаю, все это неконституционно, но мы бесправны, ничего не докажешь".

В ходе проверок документов на улицах и в жилых помещениях сотрудники органов МВД задерживают и доставляют в отделения милиции "лиц кавказской национальности", прежде всего чеченцев, дагестанцев и азербайджанцев. Среди задержанных оказываются лица, постоянно живущие в Москве и имеющие регистрацию по месту жительства, постоянно живущие в Москве беженцы из Азербайджана и Абхазии, люди, временно живущие или работающие в Москве и имеющие регистрацию по месту пребывания. При задержании сотрудники милиции как правило уничтожают справки о регистрации по месту пребывания. У некоторых из задержанных (обычно при проверках жилых помещений) изымают паспорта. Некоторых задерживают на длительный срок (более трех суток), при этом многим из них не дают возможности сообщить о своем местонахождении родственникам и знакомым.

Известны многочисленные случаи, когда сотрудники милиции входили в жилые помещения без санкции прокуратуры, с применением силы и против воли живущих там лиц. Подобным проверкам подверглись помещения, где живут чеченцы и дагестанцы. В ряде случаев живущие в этих помещениях лица были задержаны, им были вручены предписания о выдворении из Москвы, а квартиры опечатаны.

Задержанных во время проверок в отделениях милиции в ряде случаев избивают, применяют пытки. В ходе проверок и задержаний сотрудники милиции допускают высказывания, унижающие национальное достоинство чеченцев, азербайджанцев и других выходцев с Кавказа. Нередки случаи, когда в ходе "проверок" из квартир и офисов исчезали ценные вещи и деньги.

Приобрели массовый характер случаи задержания граждан, чеченцев, ингушей, дагестанцев по национальности, у которых в момент личного досмотра "находят" небольшую порцию наркотиков, либо боеприпасы (ручную гранату, толовую шашку, несколько патронов). Задержания, как правило, проводят сотрудники УОП административных округов Москвы. На 14 сентября было задержано 529 человек, которым были предъявлены обвинения по ст. 222 (незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств) и 228 (незаконное изготовление, приобретение, хранение, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ) УК РФ.

Жертвы милицейского произвола, как правило, не обращаются в прокуратуру, опасаясь дальнейших преследований.

:...10.09.99 в офис Общества чечено-ингушской культуры "Даймохк" (председатель Абуезид Апаев) прибыла группа из 8-9 человек, из них трое в масках. Была произведена проверка документов всех присутствующих, в том числе двух посетителей, которых отвезли в ОВД "Коптево". Поведение сотрудников милиции и их обращение с членами общества и посетителями было вызывающим, граничащим с откровенной грубостью. На просьбу объяснить цели своего визита, не переходить рамок закона в обращении и не выражаться нецензурно, руководителю общества было предложено убираться из Москвы в Чечню, были дважды высказаны угрозы "обнаружить" у в кармане, а также в помещении общества наркотики и другие запрещенные предметы (боеприпасы, оружие и т.д.), если председатель будет "выступать и качать права". Многочисленные задержания в последние дни в Москве чеченцев с наркотиками и несколькими патронами в кармане дают основания воспринимать крайне серьезно угрозы, высказанные в адрес членов общества.

В Новопеределкино (район Москвы) при подходе к подъезду своего дома был задержан Султан Исмаилов, 1966 г.р., уроженец Грозного, живущий в Москве в течение 13 лет, инвалид второй группы. Задержание было произведено сотрудниками РУОП Центрального административного округа. Исмаилов был одет в джинсы и рубашку, на нем не было пиджака или куртки, он не держал в руках пакета или сумки. После задержания он был отведен в подъезд, где во время личного досмотра при нем якобы были обнаружены ручная граната и несколько патронов. Ныне Исмаилов содержится в следственном изоляторе "Бутырки", против него возбуждено уголовное дело по ст. 222 ч.1.УК РФ.

Аслан Гатиев 10 лет назад приехал из Хасавюрта (Дагестан) в Москву. Отслужил в армии. В настоящее время заканчивает Московский государственный университет природообустройства. Одновременно работает. Зарегистрирован в квартире своей невесты, Наили Пипия. Вместе с ней 17 сентября Аслан отправился на перерегистрацию. Его очередь подошла в воскресенье 19 сентября. Открыв его паспорт, участковый уполномоченный сказал, что всем чеченцам надо делать дактилоскопию, и повез его в 44-е отделение милиции. Из отделения он не вернулся. Сотрудники милиции отказались давать невесте Аслана какую-либо информацию о нем. . 20 сентября задержанного посетил адвокат, которому сказали, что Аслан обвиняется в хранении наркотиков: у него в кармане обнаружены 0,03 грамма героина. Наиля Пипия убеждена, что никаких наркотиков в карманах Аслана не было до того, как он сел в милицейскую машину.

Резван, житель Ингушетии, 2-й месяц находится на излечении в московской больнице. Выходные дни Резван решил провести с родными. В пятницу брат отправил за ним служебную машину. Подъехали к дому. Рядом остановилась другая машина. Из нее вышли милиционеры в форме, сказали, что надо проверить документы. Поднялись в квартиру, проверили документы, затем Резвана и водителя служебной машины отвезли в 38 отделение милиции, где посадили в разные камеры. Сотрудники милиции отняли и выбросили лекарства, бывшие у Резвана, порвали рецепты, выписанные в больнице, со словами: "А ты, бандит, в Чечне лечись!" Затем ему сделали "ласточку": заковали руки наручниками за спиной и прицепили наручники высоко к решетке, после чего он был жестоко избит двумя милиционерами: один бил согнутого Резвана коленом в грудь, другой в это время - дубинкой по спине. В больнице установили перелом двух ребер, но выдать справку о причиненных увечьях отказались: "не прописанным таких справок не даем".

В ночь на 17 сентября оперативники ГУБОПа и ФСБ задержали двух ингушей - Тимура Дахкильгова, 1967 г.р., работающего в красильном цехе на заводе "Красный суконщик", и его родственника - Бекмарза Саутиева, 1959 г.р. Как показала экспертиза, у Дахкильгова на руках были "частицы гексогена", а в квартире Саутиева при обыске, проводившемся без понятых, было изъято оружие. Жена Саутиева рассказывает, что пистолет был "найден" в ванной комнате после того, как сотрудник, проводивший обыск, удалил ее из помещения, сославшись на "тесноту". Директор завода "Красный суконщик" рассказал корреспонденту "Известий" о том, что сотрудники ФСБ взяли пробы с рук всех красильщиков, работающих на заводе. "И тот же результат. А взяли почему-то только одного Дахкильгова". По свидетельству адвоката, долгое время не допускавшегося к Дахкильгову, его подзащитный подвергался пыткам с целью получения признательных показаний о причастности к взрывам.

Руслан Муситов, 1959 г.р., житель Грозного. Заместитель председателя чеченского отделения Международного общества прав человека. 22 сентября прибыл в Москву для участия в съезде движения "Отечество", проходившего 25 сентября. Зарегистрировался у родственников в Строгино. На съезде был выдвинут кандидатом в депутаты ГД по 31 избирательному округу. 27 сентября сотрудники РУОП вызвали Р.Муситова из квартиры на улицу. Там у него якобы обнаружили два спичечных коробка с наркотиками и три патрона. Муситов был задержан на трое суток, затем срок задержания был продлен до 10 суток и его перевели в следственный изолятор # 2.

Исмаил. "Мой брат прописан в Подмосковье, живет в Москве. 13 сентября он был на работе. Приехали к нему, поставили лицом к стенке. Закинули что-то в карман, потом извлекли - 1 грамм героина. Их было пятеро из уголовного розыска. Сами же они были свидетелями, сами составили протокол, сами подписали - и забрали его. Дома у него жена и девятимесячный сын. Забрали его 13-го, а протокол задержания составили 15-го. Два дня просто так держали, незаконно. С 15 по 18 - еще три дня. Били, естественно. Там кроме него еще куча народа была. Там сесть было невозможно, приходилось стоять. И через каждые полчаса выводили по одному наверх, на второй этаж, дубинками избивали. Кто задержанные были? Ну, все, как говорят здесь, "черные" - много чеченцев было, другие, азербайджанцы, все, кто с Кавказа. Через три дня документы повезли прокурору, чтобы дал санкцию на арест. Он не дал им. Так они что сделали: они его вывели, снова отвезли в отделение, составили там протокол о мелком хулиганстве, что он на улице ругался матом, подписали и отдали в суд. Судья говорит - Все понятно, ну что, свидетелей будете искать? Или просто штраф выписать - 40 рублей? Оштрафовали его на 40 рублей и отпустили. Взяли подписку о невыезде"

Сайди. "Недавно мой родственник улетал из Внуково в Ингушетию. 19 человек вытащили из самолета и отправили в Раменское ОВД. Именно чеченцев. Потом, правда, моего родственника отпустили, но он так и не смог улететь".

Служащий чеченской налоговой полиции, откомандированный в Москву. "В течение одного дня все мои документы стали недействительными. Это было 14 числа. Нас с водителем привезли в РУОП. Я пытался выяснить, в чем дело, чем я нарушил закон, а они говорят: "Вы все , чеченцы - наши враги, вы наши дома взрываете". Я опять говорю, какие лично ко мне претензии и при чем тут моя национальность? "А, вы здесь работаете, деньги получаете, а потом боевикам переправляете!" Потом все же вернули документы, но с предупреждением: "Если вы не уедете, если мы вас еще раз в Москве встретим, мы у вас в кармане найдем и наркотики, и взрывчатку, и боеприпасы". А водителя моего избили, назвали "чеченским прихвостнем". Сейчас я как под домашним арестом нахожусь. Без крайней необходимости из дома не выхожу. Мы сейчас бесправные, не защищенные, не нужные никому. Такой оголтелой охоты на нас еще не было. Кому ни позвони - каждый второй попал в историю".

Хадишат Эдилова с двумя детьми зарегистрирована в арендованной ею квартире по ул. Чистова. Мужу Хадишат, Ильясу Эдилову, в регистрации неоднократно отказывали, а 20 сентября отказали в перерегистрации Хадишат. С момента переезда на ул. Чистова семья находится под наблюдением участкового инспектора ОВД "Текстильщики" Николая Панькина. В последнее время свои визиты в квартиру Эдиловых, Панькин сопровождает угрозами "сделать все, чтобы они здесь не жили", "посадить Эдилову с детьми в карцер", "подбросить им гранату", если они не уберутся из Москвы, "всех перестрелять", если в Москве снова взорвут дом. 29 сентября около 21 часа сотрудники уголовного розыска забрали Хадишат, которая была больна и чувствовала себя очень плохо, в ОВД "Текстильщики", где ее заставили подписать бумаги, с содержанием которых не дали ознакомиться, и оштрафовали.

Молодой человек, не утративший чувства юмора:

"Я по национальности чеченец, и брат мой чеченец. Мы - законопослушные граждане России, и никогда в жизни приводов в милицию у нас не было, с наркобизнесом, оружием дела не имели. Я давно уже живу в Москве. К великому моему сожалению, произошел неприятный инцидент с моим родным братом. Ему подкинули боеприпасы. После этого - посмотрите на меня, что вы видите? - Накрепко зашитые карманы брюк и пиджака, как наружные, так и внутренние. Вот так мы живем. Спасибо нашему РУОПу. Сперва мы были бандитами, потом стали террористами, теперь становимся швеями-мотористками".

Ира, жена задержанного Бадруди Эскиева провела весь день 15 сентября поисках задержанного мужа. Обнаружила его в ОВД "Печатники". Ее направили в 503 кабинет, где сидел мужчина в штатском. Рассказ Иры: "Я говорю ему: "Мне нужен Эскиев. Человек пропал. Где он?" Он отвечает: "Наверное, в тюрьме". - Как в тюрьме, почему?" - "Да он же у вас чеченец, наверное, травку курит, колется. Все чеченцы такие".- "Как вы можете наговаривать на человека?" - "А как можно взрывать дома, где люди живут?" - "Если кто-то это делает, это не значит, что весь народ виноват". Тогда он говорит: "Хороший чеченец - это мертвый чеченец. Всех чеченцев надо убивать". Я заплакала, говорю: "Вы не правы". А он мне: "Уходите, мы так долго будем дискутировать. Обратитесь дня через три". Утром 16 сентября в УВД "Текстильщики" следователь Авдеева объявила Ире, что ее муж был задержан на улице в Текстильщиках и у него в карманах нашли наркотики, в связи с чем возбуждено дело по 122 статье. В действительности Бадруди был задержан рано утром у себя дома, поднят сотрудниками милиции с постели, оделся в тщательно просмотренную ими одежду, в которой ничего не было обнаружено, и увезен на глазах жены.

Зара Исаева, 1976 г.р., приехала в Москву на лечение. 14 сентября ее задержали дома вместе с сослуживцем брата Мусой Вагаевым и отвезли в ОВД "Жулебино", куда позже был доставлен и брат Зары, Залавди Исаев. Зара подверглась допросу, во время которого сотрудник милиции угрожал отдать ее на изнасилование бомжам и посадить в женскую тюрьму, и личному досмотру, в ходе которого ей было предложено раздеться догола. Спустя сутки ее отпустили. У Залавди Исаева и Мусы Вагаева из карманов было "изъято" что-то запрещенное, в ходе допроса их принуждали дать признательные показания, жестоко избивая и шантажируя угрозой отдать на изнасилование Зару.

Широкомасштабная милицейская операция, направленная против приезжих с Кавказа, сопровождается мощной информационной поддержкой СМИ, насаждающих ксенофобию, кавказофобию и чеченофобию. С экрана телевизора, со страниц популярных московских газет звучат призывы физического уничтожения целого этноса - "беспощадно уничтожить", "разгромить раз и навсегда", "перепахать и закатать асфальтом", "окончательно решить чеченский вопрос", "физически уничтожить всю республику силами стратегической авиации, бактериологическим оружием, психотропными газами, напалмом, всем, что имеется в арсенале некогда сильной армии".

Майрбек Вачагаев, представитель Президента Чеченской республики в Москве: "Власть не может найти преступников, поэтому решила все валить на чеченцев. Как бороться с чеченофобией, если ее развивает сама власть и СМИ? В Москве слышатся призывы к чеченским погромам. Если москвичи не начнут громить чеченцев, то погромы устроят городские власти. Евреи могут радоваться - теперь мы заняли их место. Теперь на наших дверях могут появиться метки"

Абуезид Апаев: "Античеченская пропаганда приносит свои плоды. 5-летнему мальчику бросили в голову яйцо; девочку избили в школе в округе "Сокол".

Аспирантка Лингвистического университета, чеченка. За месяц до защиты диссертации ей не продлевают регистрацию. Научный руководитель идет к проректору: "Заступитесь, она же девушка". Проректор: "А кто в Пятигорске вокзал взрывал?"

Программа "Времечко" на ОРТ проводит интерактивный опрос "Кого следует выслать из Москвы?" Ответы: "Всех чеченцев" - 96; "Всех кавказцев" - 637; "Всех бандитов" - 193.

Московский канал ТВЦ : "Согласны ли вы с ужесточением режима регистрации в столице?" Ответы: "да" - 90,3%, "нет" - 7,9%, "мне это безразлично" - 1, 9%.

Говоря о результатах перерегистрации, начальник паспортного стола ГУВД Москвы сообщил: "Мы были вынуждены отказать более чем 15 тысячам иногородних. Приезжие не могли объяснить цели приезда, места проживания...ну, и целый ряд других причин. 74 тысячи успели перерегистрироваться. Остальных ждет депортация по месту прописки. Задержанный нарушитель напишет обязательство в трехдневный срок покинуть город. Если не покинет, начальник ОВД напишет "постановление о перемещении"... Мы же перемещаем автотранспорт, который мешает движению на дорогах, - так и здесь".

Депутаты Государственной думы Сергей Юшенков, Сергей Ковалев, Эдуард Воробьев, Виктор Похмелкин и другие разработали проект постановления ГД "О необходимости обеспечения строгого соблюдения Конституции РФ и законодательства РФ при осуществлении антитеррористической деятельности", содержащий рекомендации правительству Москвы "привести свои нормативные акты", направленные на предотвращение террористической деятельности, "в строгое соответствие с Конституцией и законами РФ".

Постановление было провалено Госдумой. За документ проголосовали 62 депутата, против - 136.

6 октября 1999 г. Уполномоченный по правам человека Олег Миронов объявил регистрацию в Москве незаконной и подлежащей отмене.

Экс-премьер Сергей Степашин назвал происходящее в Москве "этническими чистками", говоря о том, что нельзя путать две разных вещи: борьбу с преступностью и "выборочное отношение" к выходцам с Кавказа, когда априори их всех делают преступниками.

Вице-мэр Москвы Валерий Шанцев дал следующую оценку действий московских властей: "Мы прошли в данном случае в очень мягком варианте. Обстановка требовала и давала нам права и полномочия действовать в более жестком варианте, но мы сделали мягкий вариант: мы ничего не стали менять, мы действуем по закону, мы никакой разрешительной регистрации не устанавливали, потому что она как была уведомительной, так и осталась уведомительной".







Хроника беззакония
БОРЬБА С ТЕРРОРИЗМОМ ПО Г-НУ ЛУЖКОВУ И ДР. ЧАСТЬ 1, 17.09.99-12.10.99

--------------------------------------------------------------------------------

Часть первая

Материал к пресс-конференции

в Доме журналистов

17.09.99 г.

Уже несколько лет в России идет война. В Москве, Волгодонске происходят трагические события, добавляющие к десяткам тысяч погибших в Чечне и Дагестане сотни новых, столь же невинных, жертв. Мы ложимся спать с чувством страха за своих детей. Мы ждем активных действий со стороны наших властей и правоохранительных органов, мы требуем защиты.

Чем же отвечают московские власти на действия террористов?

С 13 сентября в нашу организацию приходят, звонят, взывают о помощи десятки пострадавших от борьбы с терроризмом по-московски. Это наши постоянные подопечные - вынужденные мигранты. Бакинцев мы знаем с 1990 года, сухумцев - с 1992-го, грозненцев - с 1995 г. Они попали под подозрение из-за отсутствия прописки - регистрации по месту жительства в Москве. Той самой регистрации, в которой им незаконно отказывали все эти годы.

Основываясь на некотором неопубликованном документе органы милиции проводят перерегистрацию тех, кто имеет временную прописку - регистрацию по месту пребывания. По собственному произволу регистрацию могут аннулировать, посчитав, что у кого-то "нет оснований для пребывания в Москве", или обнаружив, что человек находится не по месту своей регистрации. Тем, у кого регистрация закончилась, в ее продлении отказывают. Разумеется, основной принцип проверки - этнический.

Сотрудники милиции ссылаются на распоряжение Мэра, якобы принятое им 13 сентября с.г. Текст его нам неизвестен, поскольку в ответ на запрос депутата Государственной Думы В.В. Игрунова Мэрия отказалась выслать документ факсом. Есть ли этот текст в отделениях милиции, или, как это было в 1993 году с Постановлением #906, оно только в общих чертах "доведено" до исполнителей, мы тоже не знаем.

Однако, как сказали нам в одном из отделений милиции, инструкция: лиц "не той" национальности не регистрировать, из Москвы выдворять, квартиры освобождать.

Вот всего лишь три примера активных действий милиции.

1. В общежитии Метростроя по ул. Шолохова 2 уже много лет живут беженцы из Баку, имеющие статус и регистрацию. Два дня назад им справки о регистрации были аннулированы сотрудниками Уголовного розыска.

2. Малика Ахмедовна Такаева, бывший сотрудник Минфина в Чечне, живет в Москве с 1995 года. Была волонтером в нашей организации, уже два года работает в Фонде обязательного медицинского страхования в Москве. Малика с сестрой и братом только что вернулась из Нальчика, где скоропостижно скончался их отец. У нее закончился срок регистрации по адресу Кировоградская32-1, кв.137, а продлить ее она не успела. 11 сентября все трое были оштрафованы, а 13 задержаны сотрудниками ОВД "Чертаново -центральное". После задержания их местонахождение не известно. Сослуживцы Малики наводили о ней справки, мы тоже старались сделать это. Но милиция не дает достоверной информации, посылая из одного подразделения в другое. Удалось выяснить, что Такаевых судили в Чертановском суде (судья - Колотова). Но за что судили, и где они отбывают пятидневный срок лишения свободы, остается тайной.

3. Мать десятерых детей, Пердос Бокова, приехала в Москву из Ингушетии, чтобы положить в Детскую больницу #18 больного ДЦП ребенка. Отец ее детей, Салех Боков, постоянно проживающий в Москве в однокомнатной квартире (ул.Ключевая4-1, кв.51) со второй женой, поместил Пердос с детьми в квартиру друга. Он предполагал присмотреть за детьми, пока мать с больным ребенком будет лежать в больнице. 15 сентября Боковы должны были лечь в больницу. Однако утром этого дня бдительные сотрудники ОВД "Люберцы-2" явились к ним на квартиру, оштрафовали их и отобрали паспорта, требуя немедленно покинуть квартиру. Два дня члены нашей организации объяснялись с ОВД "Люберцы-2", уговаривая отдать паспорта и дать женщине возможность использовать направление в московскую больницу, на которую она возлагала столько надежд. Звонили дежурному по Московской области, который был необычайно любезен, соглашался и с тем, что изъятие паспортов - незаконное дело, и с тем, что чудовищно мешать лечению ребенка. Дежурный звонил в ОВД "Люберцы-2", там обещали отдать паспорта, Салех ходил за ними, но ему отказывали. Начальник ОВД Владимир Борисович Панин требовал немедленного освобождения квартиры. "Сегодня закон - это я."-сказал он. Похоже, что он прав. К ночи 15 сентября Салех развез семью по знакомым. Депутат Госдумы Вячеслав Игрунов звонил по "вертушке" в МВД, там тоже обещали, что паспорта будут возвращены. Однако 16 сентября Боковы снова ездили за ними, и снова бесплодно:.

Таких историй множество. Не только сотрудники нашей организации и депутаты, но сотрудники милиции тоже тратят на них уйму времени. Если правда, как сообщили 16 вечером новости, что в Москве выявлено уже 20 000 лиц, не имеющих регистрации, то можно себе представить, что у милиции уже нет сил и времени ловить преступников. А сколько труда и средств надо будет потратить, чтобы где-то поместить выдворяемых! Не на свалку же их вести, как калек в августе.

Беженцам из Баку ехать некуда. Чеченцам, работавшим при Завгаеве на Россию, тоже нет возврата домой.

Но все это, видимо, неважно для московских властей. Зачем ловить бандитов, когда 20 тысяч брюнетов наловили уже и еще могут поймать. "Только скажите, Юрий Михайлович. А уж мы террор в городе наведем." - обещали чины ГУВД Москвы еще после взрыва 12 июля 1996 года. Теперь этот террор - террор против всех выходцев с Кавказа и Закавказья - развязан в Москве.

"Особый режим" Лужкова - это массовые нарушения прав граждан и российского законодательства, это чрезвычайное положение в его худшем виде - введенное явочным порядком, не ограниченное никакими законными рамками и направленное против одной группы населения. Единственный его результат: разжигание межнациональной ненависти да рост, достигшей и без того угрожающего уровня, криминализации милиции.

Сомнительная цель - ответить террором на террор - не достигается. Милицейский беспредел не противостоит, а добавляется к криминальному и сливается с ним. Найти преступников в обстановке общей суеты и паники, защитить москвичей от их умыслов - невозможно.

Часть вторая

Дополнение и продолжение информации

в порядке поступления в "Гражданское содействие"

20.09.99 г.

1а. 18-20 сентября Паспортный отдел о/м #183 перерегистрировал беженцев после их настойчивых действий.

2а. Утром 18 сентября Такаевы после нескольких дней допросов были отпущены с Петровки 38. Им были выданы справки о том, что они отбывали арест в ИВС МВД г. Москвы, пять суток в соответствии со ст.158 КоАП РФ ("мелкое хулиганство"). Однако они сидели с уголовниками, и их допрашивали с большим моральным давлением, угрожали сгноить в подвале, обвиняли в преступлениях (вывозите фальшивые доллары; выдавала полисы боевикам; сестер уничтожим; выдайте связи и т.д.). Допрашивающие, исключая одного, не представлялись.

Вернувшись, они обнаружили, что квартира опечатана. Появился участковый с другими сотрудниками, которые потребовали, чтобы квартира была немедленно освобождена. Дали сутки на сборы, но через час сотрудник милиции явился снова. Он позвонил участковому, удостоверился в его решении, но долго высказывался о необходимости не только высылки, но и уничтожения чеченцев.

19 сентября Такаевы выехали из Москвы в Нальчик, не имея никакой уверенности в том, что их примут в пансионат, где живет их мать.

3а. Паспорта были возвращены Боковым только во второй половине дня 18 сентября, после непосредственного вмешательства одного из генералов МВД (по просьбе депутата Игрунова), и они смогли отвезти больную девочку на консультацию в 18-ю больницу.

4. Мать четверых детей Зайнап Садулаева живет в Москве больше двух лет: ее 11-летний сын Умар страдает тяжелым онкологическим заболеванием (саркома Юинга правого предплечья), перенес три операции в Онкологическом центре на Каширском шоссе, курсы химиотерапии и находится под постоянным наблюдением московских врачей. Зайнап зарегистрирована в Москве на год, но живет не в тесной квартирке родственников, где была зарегистрирована, а в пустующей квартире подруги. 13 сентября участковый 138-го отделения Кожков явился к Садулаевым на дом, отобрал у Зайнап паспорт и справку о регистрации и потребовал немедленно выехать из занимаемой квартиры, угрожая принудительным выселением с помощью ОМОНа. После звонка сотрудника комитета "Гражданское содействие" паспорт Зайнап был возвращен, но свидетельство о регистрации участковый Кожков демонстративно разорвал у Зайнап на глазах, грубо оскорбил и даже замахнулся на нее. Начальник отделения, к которому З.Садулаева обратилась с жалобой на участкового, только повторил его угрозы о принудительном выселении. Сейчас Зайнап с детьми живет в страхе, боясь выходить на улицу и вздрагивая от каждого стука в дверь.

5. 18 августа сотрудник Комитета "Гражданское содействие" Людмила Гендель пошла в отделение милиции "Дорогомилово", чтобы перерегистрировать живущих у нее вынужденных переселенцев из Грозного. Около здания милиции стояло человек 30, они пыталась пройти в отделение. Их сдерживал страж порядка с автоматом в руках, который объяснял желающим перерегистрироваться, что всех принять в паспортном столе не успеют. На вопросы людей, как же им быть - ведь по приказу мэра это необходимо сделать до 21 сентября - страж отвечал: "Это не мое дело".

"Своих" переселенцев, которые стояли с 10 часов утра и находились внутри только потому, что дежурный пропустил их без очереди, пожалев замерзших и голодных детей, удалось перерегистрировать довольно быстро. Правда, увидев в паспорте печать г. Грозного, паспортистка закричала "Из Чечни!" и убежала с документами к начальству. Измученная и испуганная женщина, мать двоих детей, в отчаянии кричала ей вслед: "Я не чеченка, я русская!" Когда выходили из отделения, а это было в 16 часов, толпа значительно увеличилась. Вызывали не по очереди, а по национальности - только русских. Дежурный сказал, что пришла телефонограмма от начальника ГУВД Москвы Куликова: "Жителей Кавказа не регистрировать и не перерегистрировать".

Начальник паспортного стола "Дорогомилово" Калинин получение телефонограммы с приказом "кавказцев не регистрировать" подтвердил, кем пописан приказ отвечать отказался.

Та же информация подтверждается при обзвоне других территориальных ОВД.

20 сентября мэрия выслала нам Распоряжение #1007-РМ Мэра от 13.09.99 г. "О неотложных мерах по обеспечению порядка регистрации граждан, временно пребывающих в г. Москве". Несмотря на противозаконность этого распоряжения, оно не предполагает и сотой доли предпринимаемых на практике действий.

6. Безиев Сулейман Хасмагаметович, 1975 г/р, с сентября 1998 года из Нефтяного института г. Грозного переведен в Москву на дневное отделение Института нефти и газа им. Губкина. В 1998/99 учебном году жил у знакомых, с сентября 1999 года получил место в общежитии. По сообщению его матери, Медни Исраиловой, от 20 сентября 1999г. о/м # 270 ОВД "Коньково" не регистрирует Сулеймана Безиева по месту пребывания, не давая при этом никаких пояснений.

7. Воцаева Бэла Каспиевна, после окончания института осталась в Москве, разведена, имеет троих сыновей, 8, 6, и 2 лет. Семья зарегистрирована у подруги Бэлы по адресу: ул. 3-я Владимирская, 9, 2, кв.46. Живет в другом месте, где ее отказались регистрировать, ссылаясь на то, что в квартире никто не прописан постоянно. Перерегистрацию к 20 сентября 1999 г. пройти не смогла, поскольку не живет по адресу регистрации. Участковый уполномоченный требует, чтобы она покинула Москву.

8. Москвичка, к.ф.н. Эшет Мусаеа сообщила Комитету "Гражданское содействие" о 6 известных ей случаях подбрасывания в о/м наркотиков чеченцам во время перерегистрации. В первую очередь это проделывается с жителями Введенского района ЧР, откуда родом Шамиль Басаев, в связях с которым от них требуют сознаться. Обстоятельства дел уточняются. В некоторых случаях родственники отказываются от помощи правозащитников, предпочитая иные способы общения с правоохранительными органами.

21.09.99 г.

9. Гатиев Аслан Ильясович 10 лет назад приехал из Хасавьюрта в Москву, где заканчивает Московский государственный университет природообустройства. Его обучение на дневном отделении прерывалось на два года службы в армии и год академического отпуска. До прошлого учебного года Аслан жил в общежитии. На последнем курсе он перевелся на заочную форму обучения, нашел работу, жил и имел регистрацию у своей невесты Наили Руслановны Пипия по адресу: Ташкентский переулок 39, кв.19.

Вместе с ней 17 сентября Аслан отправился на перерегистрацию. Его очередь подошла только в воскресенье 19 сентября. Открыв его паспорт, участковый уполномоченный сказал, что чеченцам надо делать дактилоскопию, и повез его в о/м #44. Невесте места в машине не оказалось. Из отделения он не вернулся. Сотрудники милиции отказались давать невесте Аслана какую-либо информацию, и она вызвала из Мурманска его родственника Адама Хазриевича Гатиева.

Во второй половине дня 20 сентября Адам и Наиля добились посещения Аслана адвокатом Александр Александрович Евстафиевым, которому сказали, что Аслан обвиняется в хранении наркотиков: у него в кармане были обнаружены 0,03 грамма героина. Наиля Пипия абсолютно убеждена, что никаких наркотиков или их остатков в кармане Аслана не было до того, как он сел в милицейскую машину.

Все телевизионные программы новостей 20 сентября сообщали, что Московской мэрией принято решение о выдворении лиц не прошедших регистрацию в последние три дня. Те же программы освещали брифинг МВД, на котором заместитель ПВС МВД В.Я. Кривцов назвал не только практику перерегистрации, но и само Распоряжение # 1007 противоречащим Закону РФ "О праве граждан на свободу передвижения". Пострадавшим он советовал подавать в суд. Ни о каких мерах руководства МВД по отношению к подчиненному ему ГУВД Москвы, нарушающему закон, не было сказано ни слова.

Все попытки найти новое распоряжение Мэра Москвы о порядке выдворения граждан из столицы не привели к успеху.

10. Имярек, вполне достойный доверия как информатор, прилетел в Москву утром 21 сентября. Около станции метро в полдень его остановили два автоматчика и попросили предъявить документы. Убедившись в том, что он чеченец, стражи порядка порвали его авиационный билет и потребовали сдать оружие, взрывчатые вещества и наркотики или заплатить деньги. Протесты не возымели успеха, и Имяреку пришлось смириться и заплатить за возможность двигаться дальше. Получив деньги сотрудники милиции прониклись к Имяреку (человеку интеллигентному и располагающему к себе) доверием и поведали ему, что они имеют распоряжение заключать под стражу всех чеченцев, независимо от наличия регистрации. Кроме того, по их сведениям, под Москвой готовятся лагеря для задержанных чеченцев, которых намерены менять в Чечне на взятых в заложники русских.

22.09.99 г.

11. У беженца из Баку, Артура Михайловича Мирзояна, 13 сентября около 15.00. у входа в третий корпус гостиницы "Останкинская" пять человек в штатском отобрали удостоверение беженца. Удостоверение было взято под видом проверки документов. Проверяющие назвались сотрудниками милиции. Один из них сказал: "Придешь на Руставели 8а и честно скажешь, где твой героин." На улицу Руставели 8а, где помещается ОВД СВАО, вместо сына пришла мать Артура Татьяна Новрузова. Однако вернуть удостоверение ей не удалось, поскольку начальник ОВД не знал, кто именно из сотрудников дежурил у гостиницы "Останкинская", где семья Артура живет с 1990 года.

12. Дзортова Любовь Мунатовна получила статус вынужденного переселенца в Назрани. В Москве живет с ноября 1996 г., так как дочь учится в Москве в Юридической академии. Адрес проживания: ул. Ангарская, д. 49, корп. 1, кв. 15. 16 сентября обратилась со всеми необходимыми документами в о/м 13# для регистрации по месту пребывания. Начальник паспортного отдела отказался проводить регистрацию и заявил, что чеченцев не велено регистрировать.

13. Хаутиева Райисхан Руслановна, 1968 г.р, приехала из Грозного в июне 1999 г. для того, чтобы сдать 2 экзамена за 1-й курс в Университете землеустройства. Жить в Грозном ей негде, так как ее квартира по адресу: ул. Киевская, д. 39, кв. 10, занята боевиками. Она остановилась в коммунальной квартире по адресу: ул. Зацепа, д. 33, кв. 3. В этой квартире проживали Осмаев Зелимхан Усманович из Грозного с двумя племянниками Осмаевым Бибулатом Сулеймановичем, 1984 г.р. и Берсановым Ахьядом Алмановичем, 1984, которые приехали в Москву в надежде получить полноценное среднее образование, что невозможно в разрушенном войной Грозном.

Получив письменное разрешение всех проживающих в этой квартире, Р.Р. Хаутиева оформила регистрацию по месту пребывания, но только на 45 суток, так как начальник паспортного стола 1-го отделения милиции объяснил девушке, что регистрации на 6 месяцев в Москве не производится. 19 августа закончился срок регистрации. Хозяева квартиры в это время уехали из Москвы в отпуск.

15 сентября в 21 час в квартиру ворвались 8-10 человек милиционеров в гражданской форме, сказали, что с Петровки, скомандовали: "Руки вверх! Документы, паспорта" Порвали договор найма-аренды Хаутиевой, порвали личное дело из школы и свидетельство о рождении Бибулата Осмаева, произвели обыск во всей квартире (санкции на обыск не предъявляли). Потребовали предъявить документы на находящуюся в квартире технику и сказали, что если документов на технику нет, но они ее забирают, потом смилостивились и велели написать расписку, что технику никуда не денут. Все эти действия сопровождались постоянными угрозами и оскорблениями. Сказали, что Лужков дал им все права и велел московской милиции в 24 часа освободить столицу от иногородних. Перед уходом от Хаутиевой потребовали расписку о том, что она не имеет никаких претензий к сотрудникам милиции. После ухода стражей порядка из квартиры пропали 4 бутылки армянского коньяка.

16 сентября в 5 часов утра в квартиру явились начальник и зам. начальника о/м #1, с ними было еще четыре сотрудника милиции с автоматами, забрали паспорт Хаутиевой, якобы за самовольный захват не принадлежавшей ей жилплощади. Велели Хаутиевой выехать в другое место и прийти в о/м на следующий день т.к. передают дело в суд. В этот же день в 11 часов утра Хаутиева пришла в о/м. Ее продержали в отделении целый день и сказали, что нет машины для того, чтобы отвезти ее в суд на слушание дела. Паспорта не отдали.

17 сентября в10 утра, когда Р.Р. Хаутиева снова пришла в отделение, ее на обычной машине отвезли в здание суда на Новокузнецкой улице. Судья сказала, что подобные дела рассматриваются не судом, а административной комиссией. Приехали в отделение. Зам. начальника сказал, чтобы сидела дома и ждала участкового, который должен принести паспорт. До понедельника никто не приходил. 22 сентября Хаутиева сама пошла к зам. начальнику отделения, который из своего кабинета вынес ее паспорт, сообщил, что регистрация приостановлена, и посоветовал уехать куда-нибудь в другое место, т.к. здесь она регистрацию не получит.

14. Залимхан Абдул-Вабович Темирсултанов, 1982 г/р живет с родителями в Москве с 1995 года. Все члены семьи имеют статус вынужденных переселенцев и регистрацию по адресу: Задонский проезд 16, кв. 65. Мать Залимхана, Тамара Темирсултанова, работает администратором в общежитии МГУ.

18 сентября 1999 года Зелимхан ехал на машине к матери на работу, в машине были продукты. На улице Лебедева в 16 часов его остановили сотрудники ГАИ, забрали водительские права и отвели в о/м МГУ. Там Зелимхана поместили в отдельную комнату, порвали справку о регистрации и начали издеваться и избивать. Его заставили высыпать картошку из пакетов на пол, собрать ее снова. Угрожали намазать руки гексогеном, проткнуть шилом почку. Задавали множество вопросов, но, не дожидаясь ответа, били по голове и в грудную клетку.

Сестры Зелимхана, обеспокоенные его долгим отсутствием принялись звонить по отделениям милиции. В ОВД "МГУ" им сказали, что Зелимхан задержан и проходит экспертизу на гексоген.

В районе 20.00 Тамару Темирсултанову тоже вызвали в ОВД "МГУ". Ее спрашивали, как ей удалось попасть на такое место. Позже сообщили, что у них ее несовершеннолетний сын. Около 22.30 Зелимхана передали матери.

Тамара попросила справку о том, где находился ее сын. Ей выдали справку "по месту требования" следующего содержания

"Данная справка выдана Темирсултанову Зелимхану Абдул-Вабовичу 26.01.1982 года рождения, уроженец:г. Грозный Чечено-Ингушской АССР, в городе Москве не зарегистрирован, паспорт 45 97 097733 выдан 22.07.1998 года ОВД "Зябликово" г. Москвы, о том что, он действительно задерживался 18.09.99 г. в ОВД "МГУ" ЗАО г. Москвы, проверялся по учетам ОВД, после чего был отпущен и направлен в ОВД "Зябликово" для оформления временной регистрации по месту проживания в г. Москвы." (Приводится дословный текст.) Подписан сей текст В.В. Бересневым - и.о. начальника ОВД "МГУ". Приписан от руки телефон: 939-26-54.

Тамаре Тимирсултановой предложили зайти на следующий день, чтобы поставить печать на справку.

В полночь Тамара отвезла Зелимхана в ин-т им. Склифосовского, где у него были зафиксированы ушибы мягких тканей головы и левой стороны грудной клетки. Выдана соответствующая справка.

На следующий день 19 сентября Тамара пришла в ОВД "МГУ", чтобы поставить печать. Начальник ОВД был чрезвычайно удивлен, увидев справку, и забрал ее: "Мы никаких справок не выдаем".

У Темирсултановых осталась копия этой справки. Кроме того, у них есть копия разорванной справки о регистрации Зелимхана.

Семья Темирсултановых намерена подать заявление в Прокуратуру на неправомерные действия милиции.

Темирсултановы пользовались помощью Комитета "Гражданское содействие" с начала 1995 года. Зелимхан занимался в Центре адаптации и обучения Комитета.

9а. 23 сентября родственники и адвокат добились для Аслана Гатиева изменения меры пресечения на подписку о невыезде. В 15.35 Наиля внесла в отделение Мостбанка #0843 залог в размере 50 000 рублей, после чего в сопровождении адвоката и следователя направилась в Прокуратуру, где получила постановление об изменении меры пресечения. С постановлением в руках около 16 часов они приехали в о/м #44. Там они узнали, что Аслан был освобожден, выпущен на считанные минуты и тут же снова задержан за нарушение общественного порядка. Ему инкриминируется нецензурная брань. Во время передачи жене его вещей Аслан успел сообщить, что был неожиданно освобожден. Он направился по тротуару по направлению от о/м, за ним вдоль тротуара поехала милицейская машина. Тот же сотрудник милиции, который нашел у него наркотик, из машины стал кричать: "Прекрати ругаться!" На ответ :"Я не ругаюсь." - последовало требование сесть в машину. Его снова увезли в о/м, составили протокол об административном правонарушении и оставили в отделении до решения суда. Адвокат возвратился в прокуратуру и написал жалобу на действия сотрудников милиции. Попытка депутата Государственной Думы выяснить ситуацию через дежурного МВД не привела к успеху.

Номер телефона "Гражданского содействия" 23 сентября был назван в телевизионной программе "Вместе" как телефон, по которому пострадавшие могут получить консультацию и помощь. Это было сделано без согласования с организацией после короткого интервью со Светланой Ганнушкиной, описавшей обстановку в городе. Последовал шквал звонков от людей, не сумевших получить перерегистрацию, получивших отказы, выражавших сочувствие пострадавшим и возмущение. Ни одного звонка в поддержку действий московских властей не было.

15. Сардалиев Ризван Разианович сообщил, что о/м #111 отказало ему в регистрации по месту пребывания у друзей (Дмитровское шоссе 45, 3, кв.57), несмотря на наличие полного пакета документов и соответствующего даже московским нормам размера площади. Ему дали письменный отказ, что бывает крайне редко. Основание отказа: нет оснований находиться в Москве. На словах ему объяснили, что это сделано из-за его национальности, и дискриминация сейчас узаконена.

16. В "Гражданское содействие" 23 сентября обратилась Ирина Владимировна Герасимова. Ирина Владимировна имеет собственную комнату в Москве, живет у матери, Ольги Григорьевны Герасимовой, с мужем Бадруди Султановичем Эскиевым и двухлетним сыном Ибрагимом. Брак не зарегистрирован, поскольку ЗАГС не принимал документы из-за отсутствия регистрации, о/м отказывало в регистрации из-за недостатка жилой площади. Молодые люди не очень задумывались над этим, поскольку их знали все вокруг, и милиция Бадруди не интересовалась. Б.С. Эскиев (Боря) закончил Грозненский нефтяной институт, в Москве зарабатывал ремонтом старых автомобилей и их продажей. Всегда был на глазах жены, которая ему помогала, и тещи. Приводим ниже рассказ Ирины.

Как и многие москвичи, Ира и Боря боялись за жизнь своего сына, поэтому 17 сентября они несколько раз за ночь обходили подъезды своего дома. Около пяти утра Ира увидела в окно милицию, успокоилась и легла спать. Она была разбужена очень скоро звонком в дверь. Открыл Боря. Двое людей в форме и один в штатском вошли в квартиру без всяких объяснений. В доме была гостья из Крыма, ее регистрации не проверяли. Их интересовал только Эскиев.

Открыли паспорт: "Чеченец? Наркотики, оружие есть? Поехали!" Ира поехала вместе с мужем в ОВД "Люблино". Там его посадили за решетку, она стояла рядом с дежурным. В отделении за решеткой было много кавказцев. Их штрафовали за отсутствие регистрации и отпускали.

"Почему моего мужа держат? Он живет здесь давно, все его знают."

"Он чеченец. У нас есть приказ. Сравним с фотороботом, снимем отпечатки пальцев и отпустим." Потом перестали обещать что-либо.

В 8 часов утра пришла Ольга Григорьевна. Пошли вместе к начальнику ОВД, который обещал отпустить Борю через 3 часа. В 11 часов Борю вывели двое вооруженных милиционера и увезли. Сказали, что увозят в антитеррористический центр ОВД "Печатники" Ира поехала за ними. Там Борю увели внутрь, сказали, что там тоже есть камера. Снова начались обещания: "Если за ним ничего нет, отпустим через 20 минут." Потом перестали обещать что-либо. В 15 часов Эскиева вывел канвой в шесть человек в штатском.

"Куда везете?"

"В ОВД "Марьино", на опознание."

Бросилась туда -- никто ничего не знает. Дежурный сказал, что такого человека у них не было. Вернулась в "Печетники" - там тон изменился: "Может он у любовницы, если домой не вернулся. У нас нет, и ничего не знаем". Умалила сказать, где начальник отделения. Поднялась к нему в комнату#503. Начальник (Ира не решилась спросить его имя и звание.) предположил, что Эскиев в тюрьме.

"За что! За регистрацию?"

"Наверно оружие или наркотики."

"Этого не может быть. Почему с ним такое случилось? За что?"

"Потому что он чеченец. Как Вы ответите, за что они взрывают наши дома?"

"Но даже если это чеченцы -- не все же чеченцы взрывают!"

"Хороший чеченец - мертвый чеченец."

"Но у меня сын чеченец. Что же его надо убить?"

Больше сил говорить не было. Ира уехала домой и вернулась к 8 вечера. Тот же начальник пообещал: "Вернется через три дня."

Утром раздался звонок, и незнакомый голос произнес: "Ваш муж в ОВД "Текстильщики.""-и тут же повесил трубку.

Ира поехала в Текстильщики, повезла еду и теплую одежду, уже понимая, что скоро не отпустят.

Дежурный сказал: "Это наркотики, идите к следователю."

Следователь, Светлана Геннадиевна Авдеева, сообщила Ирине удивительные вещи. Оказывается, ее муж был задержан на улице в районе метро "Текстильщики", в 2 часа ночи (Когда они вместе обходили подъезды дома.). У него при свидетелях или понятых изъяли наркотики в количестве 0,01 грамма.

"Не лейте слезы,-- сказала Авдеева,-- делать нечего - у нас сейчас такая политика. Идите и берите адвоката."

Ирина отправилась домой на семейный совет. К следователю поехала с мамой. Ей предложили показать справку о наличии наркотиков в моче. Ольга Григорьевна пробовала возражать: какая справка, если у есть свидетели того, что зятя забрали в 2 часа, когда он был дома с женой, тещей и гостьей из Крыма Галиной Петровной Маркиной. Очевидно, что наркотики специально подложили. Следователь Авдеева не возражала, а только пояснила, что чеченцев надо изолировать, а больше не за что, и снова посоветовала уже конкретного адвоката - Марию Дмитревну Проскурякову. Ира дала показания, потом адвокат и следователь отправили ее домой за крымчанкой Галиной Петровной Маркиной.

Когда они приехали, то узнали, что Эскиев уже в ИВС ОВД "Марьино". Авдеева уехала в прокуратуру и сдала дело. Вернувшись, она сказала Ирине: "Теперь только к адвокату, дело на следствии."

На следующее 17 сентября утро Ирина узнала, что Боря в СИЗО #1 на Матросской тишине. 23 сентября Ира в первый раз передала мужу в тюрьму передачу.

16. Заместителю Кузьминского

межрайонного прокурора Фомину Г.П.

от Исаевой Зары Саламовны,

временно проживающей: Москва, ул. Жебрунова, 20/18, кв. 4

Я приехала в Москву для лечения. Остановилась у своего брата Завлади Саламовича Исаева, который проживает в Москве в арендуемой квартире по вышеуказанному адресу.

14.09.99 г. около 15 ч., когда я готовила обед и вместе со мной в квартире находился Муса Вагаев, раздался телефонный звонок. Но когда сняли трубку соединения не произошло и на определителе номер звонящего не выявился. Через несколько минут раздался звонок в дверь, а когда я подошла к двери и отперла запор, дверь распахнулась рывком, стоящий на лестничной клетке человек ударил в дверь ногой. Вошли четверо человек в штатском, один из них предъявил удостоверение сотрудника милиции, но я не запомнила ни его должности, ни фамилии.

Они потребовали, чтобы Муса (он был в домашней одежде) оделся. Ходили по всей квартире, копались в вещах. Одежду Мусе подавали они, предварительно обшаривая карманы, перемигиваясь, пересмеиваясь. Чем вызвано их появление, эти лица не объяснили. Постановления на обыск не предъявляли, понятых не приглашали.. Что им нужно в квартире, также не объясняли. Вели они себя грубо, оскорбляли наше национальное достоинство, нецензурно бранились. Один из них снял телефон с определителем и забрал себе. Забрали сумку, принадлежащую проживающему в квартире Сатовханову Р., сложив в нее мелкие вещи, находившееся в квартире.

Меня вместе с Мусой, предварительно убедившись, что на лестнице в подъезде никого нет, в наручниках вывели на улицу, усадили в автомашину и отвезли в Жулебинское отделение милиции.

Меня не допрашивали, протокол задержания не оформляли, только велели написать автобиографию и расписаться. Наручники в ОВД сняли, но из милиции не выпускали, держались со мной сотрудники милиции грубо, угрожающе. Вечером того же 14 сентября, примерно между 21-22 часами в помещении дежурного я увидела брата, меня к нему не подпустили, говорить не разрешили. Его обыскивали сотрудники милиции, изымали вещи, находившиеся в карманах одежды. Никаких наркотиков при этом не обнаружили. Понятые при этом не присутствовали.

Там же, в Жулебинском отделении, на следующий день, я снова увидела в коридоре Залавди /брат Зары Исаевой / с опухшим багровым лицом, его вели, как я полагаю, с допроса, от следователя. Он сказал по-чеченски, что ему подбросили наркотики, чтобы посадить.

У меня сняли отпечатки пальцев, сфотографировали. Еще в квартире мне сотрудники милиции предлагали "лучше все сразу выдать". Беседовали и в отделении, но допросы не производились, протоколы не оформлялись. Запугивали, что если не расскажу правду, отдадут на изнасилование бомжам. При разговорах со мной сотрудники интересовались Залавди, на имя которого арендована квартира, - где он работает, какая у него автомашина.

Сотрудники Жулебинского отделения забрали принадлежащий моему брату автомобиль ДЭУ Эсперо синего цвета В 053 ВТ 99. Когда меня вечером 15 сентября отпустили, я видела, как они на автомашине брата куда-то поехали. Освободив меня и возвратив ремешок от брюк и золотую шейную цепочку, работники милиции так и не объяснили, за что меня держали, а я настолько была испугана, что была рада бежать куда угодно.

Прошу Вас установить и наказать лиц, незаконно задержавших меня и содержавших в милиции свыше суток. Задержавших я смогу опознать в лицо. В то же время меня предупредили, что "в случае чего" они со мной расправятся, поэтому прошу обеспечить мою безопасность от этих уголовников в милицейских чинах. Прошу учесть, что так же, как и Вы, я являюсь гражданкой Российской Федерации и должна пользоваться защитой закона, невзирая на то, что по национальности - чеченка.

21 сентября 1999 г. Исаева З.С.

Примечание:

В заявлении З.С.Исаевой в прокуратуру упоминаются:

Исаев Залавди Саламович, брат З.С.Исаевой, постоянно проживающий в Москве,

Вагаев Муса Мохмад-Саниевич, 1979 г.р., знакомый Исаевых.

Дополнения из рассказа З.С.Исаевой сотруднику

Комитета "Гражданское содействие" Е.Ю.Буртиной

Из квартиры на улице Жебрунова Зару Исаеву и Мусу Вагаева увели двое сотрудников милиции, другие двое оставались в квартире (одни), очевидно, ожидая прихода Залавди Исаева, которого Зара увидела в отделении вечером. В Отделение их увезли не на служебной автомашине, а на какой-то иномарке (БМВ).

В ОВД "Жулебино" Зару Исаеву обыскала женщина (в гражданской одежде), заставив ее раздеться донага.

По словам Зары, Муса и Залавди подписали ложные признательные показания после того, как им сказали, что Зару отдадут на изнасилование бомжам.

После посещения сотрудниками милиции квартиры на ул. Жебурнова оттуда пропало несколько дорогих вещей: мужская кожаная куртка, мужские туфли , автомагнитола и др.

!7. Саламава Разиет с мужем и пятью детьми в 1995 г. выехала из горящего Грозного в Нальчик. До недавнего врмени жила там в гостинице вместе с другими беженцами, зарегистрированными Миграционной службой КБР, но, вопреки закону, не получившими соответствующего статуса. Не имели ни прописки, ни работы, ни перспективы получить работу и жилье в будущем. Возвращаться в Чечню некуда и незачем: жилье разрушено, работы нет, учиться негде. В авугсте с.г. перебрались в Москву, где сейчас живут по адресу: ул. Б.Черемушкинская, 11/1, кв. 148. Двое старших детей учатся в московских вузах, трое младших - в средней школе. Представили в ОВД "Котловка" все необходимые документы для регистрации, но им было отказано без объяснения причин.

29.09.99 г.

9б. В середине дня 24 сентября постановлением Кузьминского межмуниципального суда г. Москвы Аслан Гатиев был признан виновным в нарушении общественного порядка и приговорен к выплате штрафа в размере 20 рублей. После уплаты штрафа мера пресечения ему была изменена на подписку о невыезде.

18. В Комитет "Гражданское содействие" обратилась Наташа Ахмедовна Музаева. Она сообщила, что ее внуки Ахмед Магомедович Бухухаджиев (1979г/р) и Заурбек Данильбекович Батуев (1974 г/р), находятся и зарегистрированы в Москве с начала сентября 1999 года по адресу: Ул. Пулковская 3, 1, кв. 10. В соответствии с распоряжением #1007 20 сентября они пошли перерегистрироваться в ОВД "Водный стадион" (ул. Лавочкина 3). После двух дней стояния в очереди Заурбек перерегистрацию получил, а Ахмеду в ней отказали, забрали справку о регистрации и дали3 дня на сборы и отъезд в Грозный.

Тогда бабушка решила сама пойти и выяснить, в чем дело. Снова заняли очередь. После обеда 24 сентября братья вышили посмотреть, не подходит ли их очередь. Около отделения милиции они были задержаны.

Бабушка пошла за ними и обнаружила, что оба внука взяты под стражу. После долгих ожиданий родственникам объяснили, что номер подтверждающего гражданство РФ вкладыша в паспорт Заурбека совпадает с номером человека, находящегося в розыске. После этого Ахмеда отпустили, так и не дав регистрацию. У Заурбека отобрали справку о перерегистрации и вкладыш и посадили за решетку. Отпустили его только вечером 27 сентября, т.е. по истечении трех суток. На вопрос Наташи Ахмедовны, почему внукам отказано в перерегистрации, сотрудник милиции сказал ей, что есть распоряжение Лужкова о выдворении чеченцев в течение трех дней.

19. Размик Александрович Нагдалян, 1965 г/р, зарегистрирован по месту жительства в Перми и по месту пребывания на пять лет у родителей в Москве по адресу: ул. Долгоруковская 35, кв. 11. Размик Александрович тяжело болен - страдает опухолью мзга, вызывающей в последнее время эпилептические припадки.

23 сентября около Савеловского вокзала он проходил мимо наряда ОМОН. Один из омоновцев свистнул ему, но Размик Александрович прошел мимо и на свист не прореагировал, считая, что таким образом подзывают скот, а не людей. Тогда омоновец догнал его и вежливо попросил показать документы. Для удобства было предложено зайти под ближайшую арку. Там сотрудники ОМОН порвали, взятый у Р.А. Нагдаляна паспорт и принялись избивать его, пока он не потерял сознания. Размик Александрович в начале просил не бить его по голове, потом помнит уже только, как очнулся весь в крови и сильной головной болью. Он взял машину и поехал домой. В районном отделении милиции на следующий день у него заявления не приняли, к Савеловской он идти побоялся. Побои видели члены ВТЭК, которую он проходил 28 сентября, и которым он рассказал о происшедшем. В тот же день Размик Александрович обратился в "Гражданское содействие" за консультацией о получении нового паспорта, что осложняется отсутствием у него гражданства России.

01.10.99

20. В "Гражданское содействие" позвонил Каспий Хозавич Эжаев(1933 г/р), постоянный житель Евпатории. Он сообщил, что намеревался вывезти из Чечни своих невесток Эжаеву Раису с детьми трехлетней Азнат и двухлетним Азаматом, Татаеву Марину с месячным сыном Абубакаром. В ночь с 30 сентября на 1 октября они переезжали на автобусе, направлявшемся в Минеральные воды, административную границу с Кабардино-Балкарией, Автобус был остановлен милицией Никто из жителей Чечни, включая малолетних детей, не был пропущен на территорию КБР. Каспий Хозавич Эжаев с семьей был вынужден вернуться в Грозный. Он рассказал, что в автобусе ехали и другие люди, пытавшиеся вывести своих малолетних внуков. Однако им предложили отправить детей в лагерь для беженцев или вернуть родителям, а самим отправляться по месту прописки.

99. г.

21. Ломали Маликович Тасуев, 1959 г/р, имеет регистрацию по месту жительства в г. Фрязино Московской области по адресу: ул. Мира 8, кв. 20. С женой Хавой Шахмудовной Бахаевой и четырьмя детьми жил в Москве по месту регистрации жены по адресу: ул. Новоросийская 16, кв. 25.

Хава Шахмудовна обратилась в комитет "Гражданское содействие" и рассказала следующее.

13 сентября около шести часов вечера, когда ее не было дома, к ним приходил участковый уполномоченный. Муж сказал ей, что, проверив его документы, участковый посоветовал ему не выходить на улицу, поскольку он, по мнению участкового, похож на фоторобота. Через полтора часа в квартиру явились несколько сотрудников милиции. Они забрали Ломали Тасуева в ОВД "Люблино".

Объяснение было простым: "Вы же чеченцы." Хава Шахмудовна с четырьмя детьми поехала вместе с мужем. До 11 вечера они дожидались конца процедуры снятия отпечатков пальцев и опроса, и надеясь, что мужа отпустят. Сотрудники милиции уговорили ее отправиться с детьми домой, отвезли их на машине и обещали, что наутро все уладится.

14 и 15 сентября Хава Бахаева провела в ОВД "Люблино", пытаясь попасть к начальнику отделения милиции.

16 сентября ей сообщили, что не могут отпустить мужа, так как у него изъяли наркотики - 0,015 г.

Хава Шахмудовна отправилась в районную прокуратуру и оставила заявление о происходящем. Ломали Маликовича Тасуева под подписку о невыезде отпустили до суда на свободу. Одновременно с ним были приняты постановления об освобождении еще трех чеченцев, у которых были найдены наркотики при сходных обстоятельствах. Ломали рассказал, что наркотик нашли при проверке содержимого его карманов. Карманы были вывернуты, из них все выпало на пол. Среди поднятого оказался завернутый в фольгу наркотик.

22. Раиса Вахаевна Ахматханова, инвалид 2-й группы, одна воспитывает троих детей, жила и была зарегистрирована в Москве по адресу: Ферганский проезд 15/189, кв. 92. 28 сентября она обратилась в комитет "Гражданское содействие" за помощью в перерегистрации, в которой ей отказали. В комитете она дала интервью немецкому ТВ, журналисты поехали к ней домой, чтобы поговорить с ее детьми и сделать съемку на месте. 24 сентября ее сына пытались увезти сотрудники милиции, но его удалось вызволить за мзду в 300 рублей.

После съемки Раиса Вахаевна решила перевести сыновей в другое место и уехала вместе с ними.

В квартире остались ее сестра Роза Вахаевна Ахматханова, 1965 г/р, перенесшая несколько операций, в том числе ампутацию желчного пузыря, операцию на печени и по поводу тромбофлебита,

дочь Лариса Адамовна, семнадцати лет и

племянница Милана Умхаева, 15 лет.

Вскоре сестра позвонила Розе и сообщила, что их квартира была взломана, в нее ворвались сотрудники милиции и провели обыск, после чего забрали трех женщин в ОВД "Отрадное", о/м #181.

Продержав 4 часа, их выпустили, пригрозив приходить в дом в любое время дня и ночи. Председатель строительного кооператива, которому принадлежит дом, присоединлась к угрозам милиции.

В настоящее время дверь в квартиру взломана, Раиса Вахаевна не решается привести сыновей домой, в регистрациии им отказано.

Сопредседатель Комитета "Гражданское содействие",

член Правительственной комиссии по миграционной политике в РФ

30.09.99

Светлана Ганнушкина

Часть третья

09.10.99 г.

Было получено Распоряжение # 1057 мэра Москвы от 28.09.99г. "О временных мерах по упорядочению работы с прибывающими в г. Москву беженцами и вынужденными переселенцами, а также с лицами, ходатайствующими о предоставлении такого статуса". В Распоряжении возобновляется отмененная в декабре 1997 г. противозаконная норма о постановке на учет вынужденных переселенцев, получивших статус в других субъектах Российской Федерации (территориальных органах ФМС России), только при наличии регистрации по месту жительства в г. Москве. Кроме того, принимать к рассмотрению ходатайства о предоставлении статуса вынужденного переселенца и беженца снова разрешается только при наличии регистрации заявителя по месту пребывания у прямых родственников сроком не менее чем на 6 месяцев.

23. По информации Правозащитного центра "Мемориал" 2 сентября в 17.00 в Новопеределкино при подходе к подъезду своего дома был задержан Султан Хасанович Исмаилов, 1966 г,р., уроженец Грозного, живущий в Москве в течение 13 лет. Задержание было проведено группой сотрудников РУОП Центрального административного округа Москвы. В момент задержания Исмаилов, инвалид второй группы, был одет в джинсы и рубашку, на нем не было пиджака или куртки, он не держал в руках пакета или сумки. После задержания он был отведен в подъезд, где во время личного досмотра при нем якобы были обнаружены ручная граната и несколько патронов. Ныне Исмаилов содержится в следственном изоляторе "Бутырки": против него возбуждено уголовное дело по статье 222. Ч.1 УК РФ, следствие ведет следователь ОВД "Новопеределкино" Дирин Виктор Семенович.

24. По информации Правозащитного центра "Мемориал" в июне 1999 г. семья Эдиловых (Эдилов Ильяс Мусаевич: 1957 г.р., Эдилова Хадишат Эмдиевна, 1962 г.р., их дети 1984 и 1988 г.р.) арендовали квартиру по ул. Чистова 4, кв. 77. В Москве они поселились в 1995 г., вынужденно покинув Грозный. В результате военных действий их дом был разрушен. Эдилова Х.Э. с детьми были зарегистрированы по новому адресу, а И.М. Мусаеву в регистрации было отказано "в связи с нехваткой жилплощади". Впоследствии он неоднократно обращался за регистрацией в ОВД "Текстильщики", но под разными предлогами ему отказывали. Последний раз И.М.Эдилов получил отказ в регистрации, а Х.Э.Эдилова - в перерегистрации 20 сентября 1999 г. С момента переезда на улицу Чистова семья находится под "наблюдением" участкового инспектора ОВД "Текстильщики" Н.А.Панькина. Во время своих визитов в квартиру, арендуемую Эдиловыми, Панькин Н.А. обещал "сделать все, чтобы они здесь не жили", неоднократно высказывал угрозы посадить Х.Э.Эдилову с детьми в карцер, "подбросить им гранату", если они не уберутся из Москвы, и даже "всех перестрелять", если в Москве снова взорвут дом. 29 сентября около 21 часа сотрудники уголовного розыска забрали Х.Э. Эдилову. которая была больна и чувствовала себя очень плохо, в ОВД "Текстильщики", где ее заставили подписать бумаги, с содержанием которых не дали возможности ознакомиться, и оштрафовали.

25. Шахрудин Абуезидович Хаптухаев, 1968 г/р, постоянно проживающий в Киеве, в августе 1999 г. приехал в Москву из г.Грозного, где в доме родителей провел несколько месяцев после женитьбы на Зареме Руслановне Алерхановой. Приезд был связан с желанием Заремы Руслановны пройти медицинское обследование по поводу патологического течения беременности. Они остановились по адресу: Самаркандский б-р 13, кв.9.

Ночью 13 сентября супруги намеревались уехать в Киев, их вещи уже были упакованы. К 17 часам Зарема с другом мужа Альви Эжиевым поехала в аэропорт встретить брата мужа и его пятилетнюю дочь от первого брака.

По дороге в аэропорт и обратно она несколько раз звонила мужу по мобильному телефону. С 18.50. телефон был все время занят. В подъезде дома ее встретила милиция. Сотрудник милиции сообщил, что ее муж отвезен в отделение милиции #44 (ОВД "Выхино"), поскольку у него были обнаружены наркотики. В доме все оказалось перевернутым. После долгих объяснений Зреме разрешили забрать ее вещи - поначалу ей сказали, что вещи конфискованы - дали на сборы полчаса и велели выметаться.

Брата мужа Махмади Абуезидовича Хаптуева, 1966 г/р, и Альви Эжиева, 1964 г/р, увезли в то же ОВД. У последнего забрали деньги, сказав, что они ему уже не понадобятся.

Собирая вещи, Зарема обнаружила, что из ящика пропали два золотые браслета и кольцо с брильянтами. Ей вернули только изъятые из того же ящика $1000 - деньги данные ей родителями на лечение.

После ухода милиции Зарема перевезла девочку и вещи к своему дяде Висаиду Алкиевичу Алерханову, постоянно живущему в Москве. Потом взяла такси и приехала в о/м #44. В отделении она провела несколько часов до 2 ночи. В отделении Зареме объяснили, что есть приказ задерживать всех чеченцев любыми способами. Все это время таксист ждал ее, доставил к дяде и отказался взять деньги, сказав, что ему стыдно за все происходящее.

Наутро 14 сентября Зарема приехала снова вместе с дядей. Привезли всем троим еду. Выяснилось, что наркотики нашли у всех троих. Дознаватель порекомендовал им адвоката, которому пришлось отдать деньги, предназначенные на лечение. В отделении им снова объяснили, что дело политическое, "вы нам - войну и мы вам -- войну", чеченцев приказано сажать. Когда Зарема пришла в третий раз, ее мужа, деверя и их друга уже отправили в СИЗО на Матросской тишине. Из протокола она с удивлением узнала, что их брали на улице в присутствии понятых.
ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ
Московская хельсинкская группа: 207-0178 (10:00-18:00), 208-1572 (18:00-21:00)
"Гражданское содействие": 973-5474
"Общероссийское движение за права человека": 291-7011
"Московская альтернатива": 201-86-03, круглосуточно.
Управление собственной безопасности МВД РФ: 200-4703; 200-2617; 222-4135
Управление собственной безопасности ГУВД г.Москвы: 200-9866; 200-8548; 200-8936; 200-8472

ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ ФАКТ ПОКУПКИ КВАРТИРЫ ИЛИ ДРУГОЙ НЕДВИЖИМОСТИ В МОСКВЕ ДОСТАТОЧНЫМ ОСНОВАНИЕМ ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ ПОСТОЯННОЙ РЕГИСТРАЦИИ В МОСКВЕ?

--------------------------------------------------------------------------------


Безусловно, является.

Согласно московским Правилам регистрации по месту пребывания и месту жительства, свидетельство о праве собственности на квартиру или любое другое жилое помещение является основанием для вселения собственника и членов его семьи (супруг, родители собственника и супруга, дети, братья и сестры). Никаких препятствий при регистрации вам чинить не будут.

Однако вы вправе зарегистрировать в своей квартире любых других лиц, законно находящихся на территории России, заявив об этом в письменном виде. Именно это ваше право и не признают московские власти.

***
Недавно по бумажным и электронным СМИ внезапно пронесся и так же внезапно затих шум насчет событий в подмосковном городе Красноармейске, имевшим место 7-12 июля. Напомним, что тогда некий 43-летний Гарик Саян в городском баре 'Пальма' нанес проникающее ранение ножом 26-летнему местному жителю Игорю Самолюку. Саян тут же был задержан и ему было предъявлено соответствующее обвинение по ст. 111, ч.1 (умышленное нанесение тяжких телесных повреждений).

Но конфликт отнюдь не был исчерпан на этом. Следующим утром группа местных подростков и молодых людей в количестве до 30 человек стала методично обходить места проживания представителей армянской диаспоры и под предлогом поисков вышеупомянутого Саяна столь же методично избивала всех попадавшихся мужчин, хотя досталось и нескольким женщинам (вопрос о том, находились ли погромщики в состоянии алкогольного опьянения, остается спорным). В результате пострадали более двух десятков человек, причем восемь из них (включая одну женщину) пришлось госпитализировать с тяжелыми травмами. Позже задержанные погромщики оправдывали себя 'незнанием' факта, что на тот момент Саян уже давно сидел в местном КПЗ.

Интереснее другое. Во-первых, из более чем 20 погромщиков задержали всего двоих. Да и тем предъявили обвинение в 'хулиганстве'. Так что нет никакого смысла называть происшедшее, как это сделали некоторые впечатлительные демпрессовцы, постановкой на тему Турции начала XX века. Турки действовали гораздо профессиональнее, оставляя после себя только тлеющие пепелища и обезображенные трупы. Заметим - трупы исключительно беззащитных и невинных людей. События в Красноармейске по непрофессионализму участников и властей напоминают скорее Сумгаит. Но тогда, в 1988 году, неумелость и малый опыт погромщики смогли скомпенсировать огромным численным превосходством (для чего власти АзССР специально привезли на автобусах безработных азербайджанцев из деревень) и яростной безжалостностью к своим жертвам. Итог точно неизвестен до сих пор и колеблется от 38 официальных убитых до 1800 - по заслуживающим доверия данным.

В любом случае, проводить какие бы то ни было другие параллели между Сумгаитом и Красноармейском по меньшей мере некорректно, а по большей - преступно. В маленьком подмосковном городке в самом деле сложилась напряженная межэтническая ситуация, нашедшая выход в такой вот вылазке разгоряченных подростков.

Еще одним доказательством того, что не все так просто на этом свете, стал несанкционированный митинг, устроенный через несколько дней у здания красногвардейской мэрии. Собралось около 500 человек - немалое число для крошечного городка. Они выражали полную солидарность с действиями задержанных подростков и требовали их освобождения. Основные тезисы митингующих были таковы.

В Красноармейске - засилье 'инородцев', в первую очередь армян. Приводились такие конкретные данные: в городе легально проживают около 50 армян, а более 11 тысяч - нелегально, работая на местных промышленных объектах и занимаясь бизнесом разной степени легальности. По словам митингующих, их движение направлено именно против нелегальных иммигрантов, а также за ужесточение иммиграционной политике и предоставление режима наибольшего благоприятствования коренным жителям России, в первую очередь русским. Один из координаторов этого 'Движения против нелегальных иммигрантов' сообщил, что армянская диаспора уже приняла ответные меры и якобы закидала камнями автобус с детьми и пенсионерами, едущий в Красноармейск.
Развивая свою мысль, координатор уточнил, что наибольшую опасность представляет, в частности, азербайджанская диаспора, только в Москве насчитывающая более миллиона человек, из которых лишь единицы стоят на учете в налоговой службе и платят налоги. Азербайджанцы крепко держат в своих руках всю торговлю продуктами и, в особенности, оптовые рынки. Это позволяет им контролировать цены на продукты и искусственно их завышать, создавая, таким образом, угрозу продовольственной безопасности страны.

Но с азербайджанцами русский народ худо-бедно знаком. Все помнят, кто в самом деле оккупировал все рынки и кто предоставил чеченским и дагестанским террористам склад для взрывчатки, убившей сотни москвичей. А вот с армянами получается какая-то несостыковка. Народ это (в целом) относительно образованный, древний, исповедующий, как и русские, восточное христианство (это очень важно). И тут - на тебе. Для того, чтобы внести хоть какую-то ясность, постараемся сформулировать главные ключевые вопросы: почему представители стран СНГ (в том числе армяне) массово едут в Россию и почему эти самые представители (включая, как выяснилось, и армян) вызывают такую реакцию гостеприимного и добродушного русского народа?

Ответ на первый вопрос довольно прост. Применительно к обитателям Армении его сформулировал один из лучших армянских полководцев начала XX века Геворк Чауш, бросивший в лицо дашнакским политикам, еще мечтавшим о 'народном счастье', такое обвинение: 'Что вы сделали с Арменией? Враг добрался до Александрополя. Как кладбище территория армянской республики довольно обширна, но чтобы жить на ней, непригодна'.

Его слова оказались пророческими. Рассорившись по мелочам с Грузией, из-за своей эсеровской ориентации лишив себя надежды на помощь Врангеля и монархически настроенного населения Арцаха (Нагорного Карабаха), подставив себя под двойной удар турок и Красной Армии, дашнаки вынуждены были подписать унизительный мир, ограничивший Армению менее чем 5 процентами ее исторической территории. Таким образом, в нынешней Армении оказался единственный клочок земли, пригодный для серьезного земледелия - Араратская долина (сам Арарат, разумеется, удержала за собой Турция). Более 90 процентов новой 'Армении' составили бесплодные горы, непригодные для чего бы то ни было, кроме скудных личных садиков и огородиков.

В советское время Армения традиционно была центром наукоемкой промышленности и высоких технологий. Это позволяло выжить и даже почти процветать (впрочем, как вспоминают русские специалисты, ездившие туда за оборудованием, директора местных электронных заводов встречали их словами вроде 'забирай любой прибор - все равно ни один не работает'). К тому же после Второй мировой войны в Советскую Армению стали приезжать эмигранты первой волны, бежавшие в свое время из исторических армянских областей.
Здесь (еще в 1950-х годах) впервые проявились первые признаки принципиальной нежизнеспособности армянской национальной государственности: вместо того, чтобы жить одной лишь надеждой отвоевать эти земли и снова вернуться туда, репатрианты предпочитали обустроить какой-нибудь квартал в Ереване, компактно в нем поселиться и назвать его соответственно (например, 'Новая Севастия' или 'Новая Киликия'). К тому же долгая жизнь в рассеянии сформировала у многих армян, как и у евреев, транзитное сознание, то есть прежде всего принцип 'Где хорошо - там и родина'. Сходство довершалось общим для этих двух культур торговым менталитетом и, частично, происхождением - своими предками обитатели нынешней Армении справедливо считают не столько индоарийцев, давших название армянскому народу, сколько халдеев государства Урарту, то есть этнических семитов. Все это не могло не повлиять на национальное сознание и самоидентификацию.

Когда в 1991 году распался СССР, Армения оказалась в жестокой транспортной и энергетической блокаде. К ней добавилась война с Азербайджаном за Арцах. Жизнь без воды, света и тепла - после советской 'малины' - пришлась большинству армян не по вкусу, над чем только посмеивались арцахцы, весь советский период (как и предыдущие три тысячи лет своей истории) прожившие на самообеспечении. После 'победы' летом 1994 года жизнь стала потихоньку налаживаться, но было уже поздно. В национальном сознании произошел надлом типа 'Спасайся, кто может!'.

Действительно, местные власти никак не собирались и до сих пор не собрались заботиться о народе. В современной Армении даже у молодых специалистов практически нет возможности достойно зарабатывать на жизнь. За этим-то и поехали в Россию - за возможностями.

Конечно, было бы неверно считать, что поехали одни 'белые воротнички'. Потянулись и простые работяги, и мафия, и даже крестьяне. С этого момента современная Армения оказалась обречена на гибель - с того момента, когда любой прохожий на улице Еревана стопроцентно уедет в Россию, если предложить ему там жилье и работу.

С первым вопросом - почему едут - мы как-то разобрались. Теперь надо разобраться со вторым: почему вызывают ненависть к себе? Вроде бы свои, считай что одной веры, а - смотри-ка - ведут себя не так, как надо бы.

Все просто. Многие иммигранты из стран СНГ (и не в последнюю очередь армяне), решив для себя, что они тут всерьез и надолго, забыли, что они - в гостях. Кстати, характерная семитская манера поведения, подмеченная иронично-проницательным Игорем Губерманом:

На месте, где еврею все знакомо
И можно местным промыслом заняться,
Еврей располагается как дома,
Прося хозяев тоже не стесняться.
А кое-кто и не просит. В том же Арцахе, который своим героизмом многократно спасал миллионы армян от гибели под ножами 'турок', армяне ведут себя как в заморской колонии, ресурсы которой надо на глазах у ничего не понимающих местных жителей как можно быстрее перевести в деньги. Более конкретно - рубят лес (не они же там будут партизанить), ведут горные разработки, пристают к местным девушкам, пытаются проводить политику насильственной ассимиляции под видом 'единообразия школьного образования'. Например, разговаривать в присутственных местах на каком-либо из местных наречий, написать на нем официальный документ или, Боже упаси, учить ему детей считается чуть ли не составом преступления:

Короче говоря: армяне - отличные ребята, умные, добрые, интеллигентные и так далее. Многие из них честно служили и служат России и приносят ей неоценимую пользу, намного большую, чем некоторые из так называемых 'коренных народов'. Главное - не давать им садиться себе на шею. Иначе будет то же, что в Арцахе.

Но! Вернемся к нашим, российским, делам. В наше время под угрозой стоит само выживание русского народа. И не след размениваться на мелочи вроде армянских погромов - результатов это не даст, а реноме русского народа подмочит весьма сильно. Сейчас как воздух необходимы другие меры.

Прежде всего, незамедлительно должен быть принят закон 'О русском народе', в котором указывалось бы на его историческую государствообразующую роль и, как следствие, русским предоставлялся бы режим набольшего благоприятствования в собственной стране. Подчеркнем - настоящим, этническим русским (великороссам), а не тем, кого так записали родители. Это значит, что при приеме на государственную должность кандидаты должны проходить тщательную проверку и при выборе двух одинаково компетентных претендентов предпочтение должно отдаваться русскому. И это вовсе не шовинизм. Это естественное право любого государства, которое построено главным образом одним-единственным народом. Русские должны быть защищены законом. Именно им в первую очередь должно предоставляться право на труд, жилье и так далее. Более того, каждый здоровый русский мужчина и каждая здоровая русская женщина должны в законодательном порядке воспроизвести и воспитать нескольких детей. Никак не менее 4-5 - только так удастся спастись от демографической катастрофы.

Здесь возразят: Россия, мол - многонациональное государство. Да, другие народы тоже могут жить в ней, но лишь до тех пор, пока их существование отвечает интересам русского народа и приносит ему пользу. Например, сожгли татары в Казани чучело Ивана Грозного - пусть либо Шаймиев примерно наказывает экстремистов, либо всем казанским татарам придется сменить место жительства и перебраться за пределы России. Ударил ножом азербайджанский (армянский, грузинский и.т.д.) торговец русского парня - община либо должна сама выпустить кишки обидчику, либо стройными рядами сниматься с насиженных мест. Пора, наконец, понять: в каждой общине один должен отвечать за всех и все - за одного. И это должно быть закреплено в законодательном порядке.

Наконец, самое главное: надо призвать к ответу тех, кто не приносит пользу России, а паразитирует на ее теле, зачастую совершая при этом преступления, в том числе - против русского народа. Таджики с героином, кавказцы с метадоном, негры с прочей порошкообразной дрянью и так далее как раз попадают в эту категорию. Они должны раз и навсегда осознать: единственный выбор, который перед ними стоит - либо покинуть Россию и никогда не возвращаться, либо быть уничтоженными. Не бригадой СОБРа, так 'неуловимыми мстителями'. Власть обязана понять это и провести соответствующие законы сверху. Иначе - народ уже начал брать это дело в свои руки. Поднимается 'дубина народной войны'.

P.S. Местные жители в Красноармейске и Новосибирске, где по аналогичному сценарию произошла драка охранников с армянами, рассказывали, в том числе в телепередаче 'Русский дом', что не имели ничего против армян, приехавших после 1988 года. Все претензии были к мафии 'новой волны', которая вела себя предельно нагло, выдавая, среди прочего, угрозы вроде: 'Всю молодежь посадим на иглу':

Светланa Лурье





 
Rambler's Top100 Армения Точка Ру - каталог армянских ресурсов в RuNet Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Russian Network USA