Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 





СЛОВА И ЗНАЧЕНИЯ

- Но "огород" - вовсе не значит "славненький сногсшибательный аргументик", - возразила Алиса.

- Когда лично я употребляю слово, - все так же пре- зрительно проговорил Шалтай-болтай, - оно меня слушается и означает как раз то, что я хочу: ни больше, ни меньше.

" Это еще вопрос, - сказала Алиса, - захотят ли слова вас слушаться,

- Это еще вопрос, - сказал Шалтай, - кто здесь хозяин: слова или я.

*. Льюис Кэррол, "Аписа в Зазеркалье"

Этот параграф о силе языка. О том, как убедиться, что вы говорите то, что имеете в виду, как научиться более ясно пони- мать то, что имеют в виду другие люди, и как помочь людям вы- разить то, что они сами имеют в виду. Этот параграф о восстановлении связи между языком и опытом.

Слова не стоят ничего, гласит поговорка, и все же они обладают силой вызывать образы, звуки и ощущения в воображении слушателей и читателей, это известно любому поэту или составителю рекламы. Слова могут завязывать дружеские отношения и разрушать их, рвать дипломатические связи, провоцировать сражения и войны.

Слова могут погрузить нас в хорошее или плохое состояние: они являются якорями для сложной гаммы переживаний. Так что единственным ответом на вопрос: "Что на самом деле Означает слово? " - является вопрос "Для кого ? Я зык представляет собой инструмент коммуникации, а раз так, слова имеют тот смысл, о котором договорились люди. Это разделяемый способ устанавливать коммуникацию по поводу сенсорных переживаний. Без этого не было бы основы для возникновения общества в известном смысле.

Мы полагаемся на интуицию людей, говорящих на одинаковом с нами языке как на родном, и на тот факт, что наш сенсорный опыт достаточно похож на наши карты, чтобы иметь много общих черт. Без этого общение вообще было бы безнадежным занятием, а мы как коммуникаторы были бы похожи на Шалтай-болтая.

Однако ... мы не все имеем в виду одни и те же карты. Каждый из нас воспринимает этот мир своим уникальным способом. Слова сами по себе лишены смысла, и это становится очевидным, когда мы слушаем иностранную речь, которую не понимаем. Мы придаем словам смысл посредством закрепления ассоциаций между этими словами и объектами или переживаниями нашей жизни. Мы не видим одни и те же объекты и не имеем одни и те же переживания. Тот факт, что люди действительно имеют различные карты и смыслы, обогащает и разнообразит нашу жизнь. Вероятно, мы поймем значение слов "сладкий торт", потому что существует разделяемый всеми нами одинаковый вид, запах и вкус этого торта. Но мы будем спорить до глубокой ночи о значении таких абстрактных понятий, как "уважение", "любовь", "политика". Великолепная возможность запутаться. Эти слова весьма похожи на чернильные кляксы Роршаха, обозначающие различные вещи для разных людей. При этом мы еще не рассматриваем таких вещей, как отвлечение внимания, утрата раппорта, неясность представления или взаимная неспособность понимать определенные идеи. Как мы узнаем, что мы понимаем кого-то? Придавая смысл его словам. Наш смысл. А не его. И нет никакой гарантии, что эти два смысла одинаковы. Как мы придаем смысл тем словам, которые слышим? Каким образом мы подбираем слова, чтобы выразить свои мысли? И как слова структурируют наш опыт? Эти вопросы лежат как раз в основании лингвистической части НЛП.

Два человека, утверждающие, что им обоим нравится слушать музыку, могут обнаружить, что у них очень мало общего, когда они увидят, что одному из них нравятся оперы Вагнера, в то время как другой слушает тяжелый рок. Если я скажу другу, что провел день отдыхая, то он может вообразить, что я весь вечер сидел в кресле и смотрел телевизор. Если же я на самом деле играл в теннис и затем долго бродил по парку, то он может подумать, что я сумасшедший. Он может также удивиться, как одно и то же слово "отдых" может употребляться для обозначения двух столь различных вещей. Не слишком большие ценности поставлены на карту в этом примере. Чаще всего наши значения достаточно близки для адекватного понимания. Бывают также ситуации, когда очень важно выражаться точно, например в интимных отношениях или при заключении соглашения в 6изнесе. Вам желательно быть уверенным в том, что другой человек разделяет ваше значение, и вам захочется узнать как можно более точно, что человек имеет в виду в своей карте действительности, и бы захотите, чтобы он ясно это выразил.

РАЗМЫШЛЕНИЯ ВСЛУХ

Язык является мощным фильтром для нашего индивидуального опыта. Он является частью той культуры, в которой мы выросли, и не может измениться. Он направляет наши мысли в определенных направлениях, облегчая одни способы мышления и затрудняя другие. Эскимосы имеют множество различных названий для одного нашего понятия "снег". Их жизнь во многом зависит от того, насколько точно они могут определить качество снега. Им необходимо точно различать снег, который можно есть, снег, который может быть использован для строительства, и т.д. Можете ли вы вообразить, насколько мир был бы другим для вас, если бы вы могли различать десятки разнообразных состояний снега?

Наш язык делает тонкие различения лишь в той области человеческого опыта, которая является важной в данной культуре. Например, у нас есть десятки слов для обозначения различных гамбургеров и более пятидесяти названий моделей автомобилей. Мир оказывается настолько богатым и разнообразным, насколько мы делаем его таким, и унаследованный нами язык играет решающую роль в том, чтобы направлять наше внимание на одни стороны этого мира и скрывать другие. Наши мысли не определяются нашим языком. В то время как мы можем думать и действительно думаем словами, наши мысли оказываются также смесью мысленных картинок, звуков и ощущений. Знать язык - означает знать, как перевести эти картинки, звуки и ощущения в слова. Вопрос, который мы хотим здесь исследовать, заключается в следующему что происходит с наши- ми мыслями. когда мы облекаем их в форму языка, и насколько точно они исполняют свою службу, когда наши слушатели срыва- ют с них эту форму? В языке, безусловно, есть своя многозначность. Легко понять, что слова имеют различные значения (либо смысловые оттенки) для разных людей, потому что не найдется двух людей, имеющих одинаковый жизненный опыт. Слова являются якорями для сенсорного опыта, но опыт - это еще да реальность, а слова - это не сам опыт. Следовательно, два шага отделяют язык от реальности. Спорить относительно реального значения слова - примерно то же самое, что утверждать, что одно меню вкуснее другого по той причине, что вы предпочитаете именно ту пищу, которая напечатана в первом из них. Люди, изучающие иностранный язык, почти всегда отмечают радикальное изменение своих представлений об этом мире.

ВОССТАНОВЛЕНИЕ СМЫСЛА СЛОВ - МЕТА-МОДЕЛЬ

Хорошие коммуникаторы используют достоинства и недостатки языка. Способность точно употреблять те или иные обороты является существенной для профессионального коммуникатора. Умение использовать точные слова, которые будут иметь смысл в карте мира другого человека, и точно определять, какой смысл вкладывал человек в те слова, которые он употребил, является бесценным умением в коммуникации.

НЛП содержит весьма полезную карту воздействия языка, которая будет предохранять вас от таких коммуникаторов, как Шалтай-болтай, и не позволит вам стать одним из них. Эта карта языка называется метамоделью в литературе по НЛП. Слово "мета" пришло из древнегреческого языка и означает "выше" или "над", или "на другом логическом уровне". Метамодель использует язык для того, чтобы сделать язык более ясным, она предохраняет вас от заблуждения в том, что вы понимаете смысл слов, она восстанавливает связь между языком и опытом.

Метамодель была одним из первых паттернов, разработанных Джоном Гриплером и Ричардом Бэндлером. Они заметили, что два выдающихся терапевта. Фриц Перлз и Вирджиния Сатир, имеют склонность использовать вопросы определенного типа, когда они собирают информацию.

Джон и Ричард намеревались развивать свои открытия в языке, изменении и восприятии и обнаружили, что им также необходимо создать словарь для описания этих открытий. Они подумали, что величайший недостаток терапевтических тренингов середины 1970-х годов заключался в том, что человек мог получить академическое образование, начать терапевтическую практику и затем был вынужден снова открывать велосипед. потому что не был создан словарь для передачи мудрости предыдущего поколения новому поколению психотерапевтов.

Все изменилось в 1975 году с появлением "Структуры магии" выпущенной в издательстве "Книги о науке и поведении". Она детально описывает метамодель и содержит большую часть материалов, полученных Джоном и Ричардом при моделировании Фрица Перлза и Вирджинии Сатир. Теперь люди могут извлекать пользу из опыта выдающихся психотерапевтов, которые провели многие годы, исследуя, что действительно работает, а что - нет. Эта книга посвящена Вирджинии Сатир.

СКАЗАТЬ ВСЕ. ГЛУБИННАЯ СТРУКТУРА

Чтобы понять метамодель, которая является инструментом для более полного понимания того, что люди говорят, нам следует рассмотреть, как мысли превращаются в слова. Язык никогда не сможет воздать должное скорости, разнообразию и чувствительности нашего мышления. У говорящего может быть полная и завершенная идея того, что он хочет сказать, лингвисты называют ее глубинной структурой. Глубинная структура не принадлежит сознанию. Язык проникает на весьма глубокие уровни нашей неврологии. Мы сокращаем эту глубинную структуру, чтобы выразиться ясно, и то, что мы на самом деле говорим, называется поверхностной структурой. Если бы мы не сокращали эту глубинную структуру, разговор стал бы ужасно длительным и педантичным. Если кто-то спросил вас, как пройти к ближайшему госпиталю, то он вряд ли будет благодарен вам за ответ, содержащий трансформационную грамматику.

Чтобы перейти от глубинной структуры к поверхностной, мы неосознанно делаем три вещи.

Во-первых, мы отберем лишь некоторую часть информации, имеющейся в глубинной структуре. Большая часть информации будет упущена.

Во-вторых, мы дадим упрощенную версию, которая неизбежно будет искажать смысл.

В-третьих, мы будем обобщать. Перечисление всех возможных исключений и условий может сделать разговор слишком громоздким.

Чтобы перейти от глубинной структуры к поверхностной. мы обобщаем, искажаем и упускаем часть информации, когда высказываем свою идею другим.

Метамодель представляет собой серию вопросов, цель которых - повернуть вспять и разгадать упущения, искажения и обобщения языка. Эти вопросы имеют целью восполнить утраченную информацию, восстановить структуру и извлечь специфическую информацию, чтобы придать смысл коммуникации. Стоит помнить, что ни один из следующих паттернов сам по себе не является плохим или хорошим. Все зависит от контекста, в котором они используются, и от последствий их применения.

НЕСПЕЦИФИЧЕСКИЕ СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫЕ

Прочитайте предложением

Семилетняя девочка Лара споткнулась о диванную подушку в гостиной и ударилась правой рукой о деревянный стул,

И: С ребенком произошел несчастный случай.

Оба эти предложения имеют один и тот же смысл, и тем не менее первое содержит значительно больше конкретной информации. Мы можем получить второе предложение из первого простой процедурой упущения или обобщения специфических существительных. А вообще-то оба предложения написаны совершенно правильным русским языком. Правильная грамматика -это еще не гарантия ясности мысли. Многие люди являются большими специалистами говорить подробно на прекрасном русском языке и не сообщать вам в результате ни капли нового.

Активно действующее лицо предложения может бесследно исчезнуть при использовании пассивного залога, например, если сказать: "Дом был построен",- вместо: "Х построил дом"

То что вы не упомянули строителя в первом предложении, не означает, что дом вырос сам по себе. Строитель все же существует. Упущение данного типа может означать такое представление о мире, в котором вы являетесь беспомощным наблюдателем, а события происходят таким образом, что никто не несет за них ответственности.

Итак, когда вы слышите предложение: "Дом был построен", - вы можете задать вопрос о пропущенной информации:

·Кто построил этот дом?"

Другие примеры предложений, в которых существительные не определены:

"Меня почти схватили". - Кто схватил? "В этом существо вопроса". - В чем именно?

"Окрестности были разрушены". - Кто их разрушил?

"Любимчики доставляют хлопоты"? - Чьи любимчики? Следующий перл родился в устах двухлетнего ребенка, когда его спросили, куда делась плитка шоколада, лежавшая на столе.

"Если люди оставляют шоколад, то его съедают". - "Какие люди?"

Неспецифические существительные проясняются заданием вопроса: "Кто или что именно... ?""

НЕСПЕЦИФИЧЕСКИЕ ГЛАГОЛЫ

Алиса была настолько ошарашена, что не ответила, и через минуту Шалтай снова заговорил "У некоторых слов особый нрав Особенно у глаголов, они самые нахальные С прилагательными ты что хочешь, то и делаешь а вот с глаголами!.. Впрочем, у меня с ними разговор короткий! Водонепроницаемость! Вот лично моя тачка зрения!"

Льюис Кэрролл, "Алиса в Зазеркалье"

Иногда глагол может не быть специфическим, например:

"Он путешествовал в Париж"

"Она поранилась" "Она помогла мне"

"Я пытаюсь запомнить это"

"Идите и выучите это к следующей неделе"

Может оказаться важным знать, как именно это было сделано. Нам не хватает наречия. Как он путешествовал? Каким образом она поранилась? Как именно она помогла вам? Каким способом вы пытаетесь запомнить это? (Что конкретно вы пытаетесь запомнить?) Каким образом мне следует это выучить?

Значение неспецифических глаголов выясняется с по' мощью вопросов: "Как конкретно...?"

СРАВНЕНИЯ

Следующие два примера упущения информации похожи Друг на друга и часто встречаются вместе: суждения и сравнения. Объявления являются замечательным источником обоих паттернов.

Новый усовершенствованный стиральный порошок Fluffo значительно лучше.

Здесь приводится сравнение, но оно не предлагается в ясной форме. Предмет не может быть лучше, будучи изолированным от других. Лучше чего? Лучше, чем он был раньше? Лучше, чем его конкуренты Buffo и Quffo? Лучше, чем использовать патоку вместо стирального порошка? Любое предложение, которое содержит слова типа "наилучший", "лучше", "хуже", "худший", предлагает сравнение. Вы можете сделать сравнение лишь в том случае, если у вас есть с чем сравнивать. Если это упущено, вам следует задать вопрос: "В сравнении с чем?"

Следующий пример:

Я плохо руководил этим совещанием. Плохо по сравнению с чем? Как бы вы могли руководить им? Как бы Джо Блоггс руководил им? Или как супермен мог бы руководить?

Очень часто спрятанная половина сравнения оказывается нереалистической. Если вы сравниваете себя с суперменом, заметьте, как много вы проигрываете в этом сравнении, а затем сотрите мерило сравнения. Все, что у вас останется, - это чувство несоответствия требованиям, и вы ничего не сможете с этим поделать.

Смысл сравнения выясняется вопросом: "В сравнении с чем ?"

СУЖДЕНИЯ

Суждения -это близкие родственники сравнений. Если Fluffo является "просто лучшим стиральным порошком, который можно купить", то интересно было бы знать, чье это мнение: директора компании FIuffo? Общественное мнение? Или мнение Джо Блоггса?

Суждения не обязательно содержат сравнения, хотя такое случается часто. Если кто-то говорит: "Я эгоист", - вы можете спросить: "Кто это сказал?" Если он ответит: "Я". - то вы можете усомниться: "Но, пользуясь какой меркой, вы решили, что вы эгоист?"

Итак, полезно знать, кто делает суждение. Оно может прийти из детских воспоминаний. А также: каковы причины для высказывания этого суждения? Являются ли они серьезными? Это ваши собственные доводы, или они навязаны кем-то? Может быть. это след в вашей памяти. утративший силу сейчас, когда вы уже взрослый человек?

Суждения часто появляются под прикрытием наречий. Посмотрите на следующее предложение: "Очевидно, этот человек является идеальным кандидатом" "Для кого это очевидно?"

Очень часто наречия, заканчивающиеся на -но, скрывают того человека, который высказал суждение. Ясно, что если вы сможете перефразировать это предложение в виде "Это является очевидным...", то обнаружится упущение-Это должно быть очевидным для кого-то. (И для кого это ясно?)

Смысл суждений проясняется с помощью вопросов: "Кто высказал это суждение и на чем он основывался, делая его?"

НОМИНАЛИЗАЦИИ

Следующий паттерн возникает тогда, когда глагол, описывающий протекающий процесс, превращается в существительное. Это превращение и существительное, являющееся его результатом, лингвисты называют номинализацией. Прочитайте следующее предложение и подумайте о том, что бы оно могло означать:

"Обучение и дисциплина вместе с уважением и настойчивостью представляют собой основы процесса воспитания"

Грамматически правильно составленное предложение, содержащее номинализации (выделено) фактически в каждом следующем слове. Если существительное невозможно увидеть, услышать, потрогать, понюхать и попробовать на вкус, короче говоря, если его невозможно положить в тележку, то это существительное - номинализация.

Нет ничего неправильного в номинализациях - они могут быть весьма полезными, - но за ними скрываются огромные различия между картами реальности людей.

Возьмите, например, "воспитание". Кто воспитывает и кого, и какие знания при этом передаются от одного к другому?

Или "уважение". Кто кого уважает, и каким образом они это делают?

Интересным примером является "память". Что означает выражение, что у вас плохая память? Чтобы узнать это, вы мог- ли бы задаться вопросом, какую конкретно информацию вы запоминаете с трудом и что вы при этом делаете. Внутри каждой номинализации вы обнаружите одно или больше упущенных существительных (так сказать) и неспецифический глагол.

Глагол включает в себя действие или длящийся процесс. Они теряются, если глагол номинализируют и превращают в статическое существительное. Человек, который думает, что у него плохая память, оказывается в тупике, если он думает об этом точно так же, как о том, что у него кривой позвоночник. Он оказывается беспомощным. Джордж Оруэлл сказал: "Если мысли могут искажать язык, то и язык может искажать наши мысли". Поверить в то, что внешний мир устроен именно так, как мы говорим о нем, - это даже хуже, чем просто есть меню - это означает поедать чернила на этом меню. Слова могут объединяться и подбираться способом, который никакого отношения не имеет к сенсорному опыту. Я могу сказать, что свиньи могут летать, но от этого они не станут летать на самом деле. Думать так - значит верить в чудеса.

Номинализации - это драконы метамодели. Они не вызывают никакого беспокойства до тех пор, пока вы не подумаем те, что они существуют на самом деле. Они стирают такое огромное количество информации, что вряд ли что-нибудь остается. Обстановка медицинских учреждений и болезни являются интересным примером номинализаций, и они могут объяснить, почему пациенты часто чувствуют себя беспомощными и не имеющими шансов. Превращая процессы в вещи, номинализации, возможно, являются единственным сильно вводящим в заблуждение лингвистическим паттерном.

Смысл номинализации можно выяснить, превратив ее в глагол и задав вопрос об упущенной информации: "Кто кого номинализирует, и каким образом он это делает?"

МОДАЛЬНЫЕ ОПЕРАТОРЫ ВОЗМОЖНОСТИ

Существуют правила поведения, н мы уверены, что за пределы этих правил мы не можем или не должны выходить. Слова типа "не могу" или "не должен" известны в лингвистике как модальные операторы - они устанавливают пределы, которые определяются невысказанными правилами.

Существует два основных типа модальных операторов: модальные операторы необходимости и модальные операторы возможности. Модальные операторы возможности являются наиболее сильными из этих двух типов. Это "могу" и "не могу", "возможно" и "невозможно". Они определяют (в карте реальности говорящего), что рассматривается в качестве возможного. Очевидно (я надеюсь, вы узнали здесь суждение - очевидно для кого?), существуют законы природы. Свиньи не могут летать, люди не могут жить без кислорода. Однако ограничения, установленные Убеждениями человека, - это ограничения другого рода. "Я не могу отказать" или "Я это я. Я не способен изменяться", или "Невозможно сказать им правду".

Нет никаких проблем, если человек думает, что у него есть некоторые способности (до тех пор, пока это не становится явной ложью или не противоречит законам природы), это "не могу" является ограничивающим. "Я не могу" часто употребляется в смысле абсолютного состояния некомпетентности, невозможности изменяться.

Фриц Перла, основатель гештальт-терапии, бывало, отвечал на высказывание клиента "Я не могу..." следующим образом: "Не говорите: я не могу, скажите: я не буду!" Это довольно сильное переформирование немедленно перемещает клиента из состояния безвыходности в состояние возможности по крайней мере осознать возможность выбора.

Более ясным возражением (и возражением с меньшей вероятностью разрушения раппорта) является: "Что случится, если вы это сделаете?"" - или "Что вас останавливает?" или: "Как вы себя останавливаете?" Когда кто-то говорит, что он не может сделать что-то, это значит, что он установил цель, а затем поместил ее вне зоны досягаемости. Вопрос: "Что вас останавливает?" переносит акцент снова на цель и настраивает на работу по преодолению барьеров в качестве первого шага.

Учителя и терапевты работают над изменением такого сорта ограничений, и первый шаг - поставить под сомнение модальный оператор. Учителя сталкиваются с этим каждый раз, когда ученики заявляют им, что они не могут понять или всегда.. неправильно понимают вопросы. Терапевты помогают клиентам прорываться сквозь свои ограничения.

Если человек утверждает: "Я не могу расслабиться", - то он должен иметь некоторое представление о том, на что похоже расслабление, а иначе как он узнает, что он расслабился?. Возьмите позитивную цель (что бы вы могли сделать) и установите, что препятствует ее осуществлению (что вас останавливает), или внимательно изучите последствия (что произошло бы, если бы вы это сделали). Именно эти последствия и барьеры оказались стертыми. И при критическом изучении они могут оказаться не такими труднопреодолимыми, как вы думали.

Смысл модальных операторов возможности - "Я не могу" - проясняется с помощью вопросов: "Что произошло бы. если бы вы сделали ?"- или "Что препятствует вам ?"

МОДАЛЬНЫЕ ОПЕРАТОРЫ НЕОБХОДИМОСТИ

Модальные операторы необходимости появляются в вида слов: "следует", и "не следует"", "должен" и "не должен", "обязан" и "не обязан" Существуют некоторые правила повседневного поведения, но эти правила не выражаются явно. Каковы последствия - реальные или воображаемые - нарушения этих правил? Они вскрываются с помощью вопроса: "Что бы произошло, если бы вы все-таки сделали (или не сделали) это?"

"Я должен всегда ставить на первое место других" "Что произойдет, если ты этого не сделаешь?"

"Я не должен разговаривать в классе". ""Что произойдет, если ты все-таки заговоришь?"

"Мне не следует разговаривать с этими людьми" "Что случится, если ты заговоришь?"

"Вам следует мыть руки перед едой". "Что случится, если вы этого не сделаете?"

Как только эти последствия и доводы стали для вас явными, они могут быть обдуманы и критически оценены, б противном случае они будут ограничивать выборы и поведение.

Правила поведения, очевидно, являются важными, и общество держится на кодексе морали, но существует огромное различие между "Тебе следует быть честным в своем бизнесе" и "Тебе следует чаще ходить в кино". "Следует" и "не следует" часто привлекают такие моральные суждения, которых они недостойны.

Обнаружить скрытое можно, лишь спросив: "Что случится, если...?"

Открытия совершаются только с помощью вопросов: "Что произойдет, если ?... я буду все время плыть на запад? я смогу двигаться со скоростью света?... у меня появится возможность получить пенициллин? Земля будет вращаться вокруг Солнца?" Подобные вопросы лежат в основе научного метода

Образование может легко стать ужасным минным полем из модальных операторов, сравнений и суждений. Концепция стандартов и тестирования и того, что дети должны или не дол- жны уметь делать, является слишком смутной, чтобы быть пол- езной, или, хуже то*о, слишком ограничивающей, подавляющей

Если я говорю ребенку: "Ты должен уметь делать это", - то я тем самым лишь выражаю свое убеждение. Я не смогу здраво ответить на резонный вопрос: "А что произойдет, если я не смогу сделать это?"

Поскольку нас интересуют способности, то гораздо легче Думать в терминах того, что человек может или не может делать, чем того, что он должен или не должен уметь делать.

Использование "должен" на уровне способностей часто воспринимается как упрек: вы обязаны уметь делать это, но не можете, так вводится совершенно неуместное чувство провала. Использование "должен" таким способом с самим собой или с Другими людьми является превосходным способом вызывать мгновенно чувство вины (потому что правило нарушено), создавая искусственную брешь между ожиданиями и реальностью. Являются ли ожидания реалистическими? Является ли правило полезным или подходящим? "Должен" часто является реакцией сердитого упрека со стороны человека, который не имеет прямого доступа ни к гневу, ни к ожиданиям, а также не берет на себя ответственности за них.

Смысл модальных операторов необходимости - "Я не должен ("Я должен") - выясняется с помощью вопросов: "Что бы случилось, если бы вы сделали (не сделали) ?"

УНИВЕРСАЛЬНЫЕ КВАНТИФИКАТОРЫ

Генерализация (обобщение) - это когда один пример берется в качестве представителя ряда различных возможностей, Если бы мы не обобщали, мы вынуждены были бы делать различные вещи снова и снова, и думать о всех возможных исключениях и оговорках - это отнимало бы слишком много времени, Мы сортируем наши знания в обобщенные категории, но мы получаем знания прежде всего путем сравнения и оценки различий, и это важно для продолжения сортировки различий, так что обобщения могут быть при необходимости изменены. Порой нам необходимо быть конкретными, и мышление в терминах обобщений тогда оказывается запутанным и неправильным. Каждый случай требует своего подхода. Существует опасность не увидеть отдельных деревьев в лесу, если разные части опыта без разбора смешиваются а кучу под одним названием.

Готовность допустить исключения позволяет вам быть более реалистичными. Решения не должны быть типа: "все или ничего". Человек, который думает, что он всегда прав, представляет собой большую опасность, чем тот, который думает, что он всегда ошибается. В худшем случае это может означать предубеждение, узколобость и дискриминацию. Обобщения представляют собой лингвистический пух, который засоряет коммуникацию.

Обобщения создают, взяв несколько примеров в качестве представителей целой группы, так что они часто содержат обобщенные существительные и неспецифические глаголы. Многие из этих категорий метамодели перекрывают друг друга. Чем более неясным является утверждение, тем с большей вероятностью оно нарушает несколько категорий.

Обобщения часто выражаются словами типа "все", "каждый". "всегда", "никогда" и "никто". Эти слова не допускают никаких исключений и известны как универсальные квантификаторы. В некоторых случаях они отсутствуют, но подразумеваются, например: "Я думаю, что компьютеры - это пустая трата времени", или: "Поп-музыка - это вздор". Вот еще несколько примеров"

"Индийская пища ужасна на вкус".

"Все обобщения неправильны".

"Дома слишком дорого стоят".

"Артисты - интересные люди".



Универсальные квантификаторы являются парадоксально ограниченными. Расширение утверждения до такой степени, чтобы оно покрывало все возможности (или отвергало все возможности), делает исключения трудно обнаружимыми. Вот и создан фильтр восприятия, или само оправдывающееся пророчество: вы будете видеть и слышать лишь то, что ожидаете увидеть и услышать.

Универсальные квантификаторы не всегда оказываются ошибочными. Они могут быть основаны на фактах: ночь всегда сменяет день, а яблоки никогда не падают вверх. Существует большое различие между утверждениями этого типа и утверждениями типа: "Я никогда ничего не делаю правильно". Чтобы верить в это, человек должен замечать только те моменты времени, когда он ошибался, и забыть или не принимать в расчет все ситуации, в которых он был прав. Никто не может абсолютно все делать неправильно. Такого полного несовершенства не существует. Человек ограничивает свой мир тем, как он говорит об этом мире.

Успешные и уверенные люди стремятся делать обобщения противоположным способом. Они убеждены в том, что они часто поступают правильно, за исключением отдельных случаев. Другими словами, они убеждены в том, что у них есть способности.

Например, для того, чтобы поставить под сомнение универсальный квантификатор в утверждении: "Я никогда ничего не делаю правильно"", - ищите исключение: "Вы НИКОГДА ни чего не делали правильно? Не могли бы вы вспомнить хотя

бы один случай, когда вы все-таки делали что-то правильно?" Ричард Бэндлер рассказывает историю о клиенте, который пришел к нему на терапию по поводу отсутствия уверенности в себе (номинализация). Ричард начал с вопросов:

- Было ли когда-нибудь время, когда вы были уверены в себе? .

- Нет

- Вы хотите сказать. что ни разу за всю свою жизнь не были уверены в себе?

- Совершенно верно.

- Не было ни одного-единственного случая?

- Нет.

- Вы уверены?

-Абсолютно!

Второй способ, которым вы можете поставить под сомнение обобщение такого рода, это доведение до абсурда путем - преувеличения. Так, в ответ на: "Я никогда не смогу понять НЛП ,

- вы можете сказать. "Вы правы. Очевидно, НЛП слишком трудная вещь, чтобы вы смогли понять ее. Почему бы не бросить это прямо сейчас? Это безнадежно, оставшаяся часть вашей жизни недостаточно длинна, чтобы освоить НЛП".

Это часто будет вызывать реакцию, подобную следующей" "Ну уж нет, я не такой тупица"

Если вы ставите под сомнение обобщение, преувеличивая его достаточно убедительно, то человек, который его высказал, скорее всего прекратит защищать противоположную точку зрения. Обратная связь, предоставленная вами, показала ее абсурдность. Он станет более сдержанным, если вы оккупируете его крайнюю позицию более убедительно, чем он сам.

Смысл универсальных квантификаторов можно выяснить, попросив найти контрнапример: "Было ли когда-нибудь время, когда...?"

КОМПЛЕКСНАЯ ЭКВИВАЛЕНТНОСТЬ

Комплексная эквивалентность возникает тогда, когда два утверждения связаны таким образом, что, по мнению автора, они обозначают одно и то же, например: "Вы не улыбаетесь. вы не получаете удовольствие". Другой пример: "Если ты не смотришь на меня, когда я говорю с тобой, значит, ты не обращаешь на меня никакого внимания" Это обвинение часто предъявляют другим люди, мыслящие преимущественно визуальным способом, которым необходимо смотреть на говорящего, чтобы понимать, что он говорит Человек, который думает большей частью кинестетические, захочет смотреть вниз, чтобы обрабатывать то, что он слышит Для визуального человека это означает отвлечение внимания, потому что если бы он сам смотрел вниз, он не смог бы сосредоточить свое внимание на речи собеседника. Он обобщил свой собственный опыт, включив в него опыт всех других людей, и за-* был о том, что люди думают по-разному.

Комплексная эквивалентность может быть поставлена под сомнение вопросом: "Каким образом одно связано с другим?"

ПРЕСУППОЗИЦИИ

У всех нас есть убеждения и ожидания, возникшие из нашего личного опыта, без них жить невозможно. Так как мы вынуждены делать некоторые предположения, то они могли бы быть такими предположениями, которые предоставляют нам свободу, выборы и удовольствие в этом мире, а не предположениями, которые ограничивают нас. Мы часто получаем то, что ожидаем получить.

Базовые предположения, которые ограничивают выборы, могут быть подвергнуты сомнению. Они часто прячутся в вопросах, начинающихся со слова "почему" "Почему вы не можете позаботиться обо мне должным образом?" предполагает, что вы не заботитесь о человеке должным образом. Если вы попытаетесь отвечать на этот вопрос прямо, то вы подтвердите невысказанное предположение.

"Ты собираешься надеть зеленую или красную пижаму, чтобы лечь спать?" - является примером хитрого предоставления якобы свободного выбора, но выбор оказывается свободным лишь в том случае, если вами принимается более важное предположение, в данном случае, что вы идете спать. Оно может быть поставлено под сомнение вопросом: "С чего вы взяли, что я собираюсь ложиться спать?"

Предложения. содержащие слова "так как", "когда" и "если" часто содержат в себе пресуппозиции, то же самое происходит в предложениях с глаголами "поймите", "осознайте" или "игнорировать", например, "Поймите, почему мы придаем столь важное значение личности" Другие примеры пресуппозиций: "Когда вы заболеете, вы поймете это". (Вы не болеете) "Уж не собираешься ли ты сказать мне очередную ложь?" (Вы уже лгали мне раньше.)

"Почему бы вам не стать более улыбчивым?" (Вы недостаточно улыбчивый.)

"Ты такой же глупый, как твой отец". (Твой отец глуп.) "Я все силы приложу к этой работе". (Эта работа трудная).

"У моей собаки произношение кокни". (Моя собака умеет говорить).

Пресуппозиции обязательно содержат другие нарушения метамодели, которые требуют сортировки. (Итак, вы думаете, что я недостаточно улыбчивый? А достаточно - это как? В каких обстоятельствах Бы хотите, чтобы я улыбался?)

Пресуппозиции могут быть подвергнуты сомнению во- просом: "Что заставило вас подумать, что '.?"- и подробным проявлением пресуппозиции.

ПРИЧИНА И СЛЕДСТВИЕ

"Вы заставляете меня чувствовать себя плохо. Я ничего на могу с этим поделать". Язык потворствует мышлению в стиле причины и следствия. Активные субъекты обычно воздействуют на пассивные объекты, но это слишком большое упрощение. Опасно думать о людях, будто они, подобно бильярдным шарам, подчинятся законам причины и следствия. "Солнечный свет заставляет цветы расти" - представляет собой стенографическое изложение чрезвычайно сложной взаимосвязи. Размышление в терминах причин не объясняет ничего, и лишь вызывает вопрос: "Как?"

Пропасть различий разделяет выражения: "Ветер гнет деревья" и: "Вы раздражаете меня". Верить в то, что кто-то другой несет ответственность за ваше эмоциональное состояние, все равно, что предоставить им своего рода физическую власть над вами, которой у них нет. Вот примеры искажений этого била:

"Вы надоели мне". (Вы заставляете меня испытывать скуку.)

"Я рад, что вы ушли". (Ваш уход заставляет меня испытывать радость.) "Я раскис из-за погоды". (Погода вызывает у меня кислое настроение.)

Один человек не имеет возможности непосредственно контролировать эмоциональное состояние другого человека. Мысли о том, что вы можете заставлять людей переживать различные состояния или что другие люди могут вызывать у вас различные настроения, являются весьма ограничивающими и в значительной степени оказываются причинами расстройств. Ответственность за ощущения других людей - это тяжелое бремя. Вам необходимо будет принять на себя слишком большую и излишнюю заботу о том, что вы говорите и делаете. Руководствуясь причинно-следственным паттерном, вы станете либо жертвой, либо няней для других людей.

Слово "но" очень часто означает причинно-следственную связь, предлагая причину, по которой человек чувствует себя вынужденным не делать что-то:

"Я бы помог тебе, но я слишком устал". "Я бы ушел в отпуск, но фирма развалится без меня".

Существует два уровня реагирования на причинно-следственную связь. Для начала - просто спросить, как именно одна вещь вызывает появление другой. Описание того, как это происходит, часто открывает новые возможности для дальнейшего реагирования. Но оно все-таки оставляет незатронутым то фундаментальное убеждение, которое так сильно укоренилось в нашей культуре и которое заключается в том, что другие люди обладают властью над нашим эмоциональным состоянием и несут ответственность за его изменение. На самом же деле мы сами создаем наши чувства. Никто другой не сможет сделать этого за нас. Мы сами решаем и несем ответственность за свои Реакции. Думать, что другие люди вызывают наши чувства, - значит населить свой мир безжизненными бильярдными шарами. Чувства, возникающие в нас в ответ на действия других людей, обычно являются результатом синестезии. Мы видим или слышим что-то и реагируем ощущением. Эта связь становится автоматической.

Вопрос метамодели, адресованный к предположению о причинно-следственной связи в высказывании типа: "Он раздражает меня", - заучит следующим образом: "Как именно вы вызываете у себя раздражение в ответ на то, что он сказал?" В таком вопросе встроено предположение о том, что человек сам может выбирать свою эмоциональную реакцию.

Причинно-следственная связь может быть подвергну-та сомнению вопросом: "Каким конкретно образом одно вызы-вает другое?" - или: "Что должно произойти такое, чтобы одно не было вызвано другим?"

Обнаружив убеждение типа причинно-следственной связи, задайте вопрос: "Как именно вы застаеляете себя реагировать таким способом на то, что вы видите или слыши-те?"

ЧТЕНИЕ МЫСЛЕЙ

Чтение мыслей возникает тогда, когда человек предполага-ет или знает, не имея непосредственного доказательства, что другой человек думает или ощущает. Мы часто делаем это. Иног-да это является интуитивной реакцией на некоторые невербальные сигналы, которые мы замечаем на неосознанном уровне. Час-то это чистая галлюцинация или то, что мы сами думали или чув-ствовали бы в такой ситуации: мы проектируем наши собствен-ные мысли и чувства и переживаем их так, как будто они пришли от другого человека. Скряга всегда считает всех остальных людей скупыми. Те, кто занимается чтением мыслей, часто думают, что они правы, но это не является гарантией того, что так оно и есть. Зачем гадать, если вы можете спросить?

Существует два основных типа чтения мыслей. В первом типе человек предполагает, что он знает о том, что другой думает. На-пример:

"Джордж несчастен".

"Могу сказать, что ей не понравился подарок, который я ей подарил",

"Я знаю, что придает ему силы", "Он был разгневан, но не показывал вида".

Должны существовать веские сенсорнообоснованные до-казательства для того, чтобы приписывать мысли, чувства и мне-ния другим людям. Вы можете сказать: "Джордж в депрессии", - но было бы более полезным сказать: "Джордж смотрит вниз и

направо от себя, мускулы его лица расслаблены и дыхание по-верхностное. Уголки рта опущены и плечи ссутулены"

Второй тип чтения мыслей является зеркальным отраже-нием первого и предоставляет другим людям власть читать ваши мысли. Как правило, это используется для того, чтобы затем уп-рекнуть их в том, что они не понимают вас, когда вы думаете, что они должны были бы понять. Например:

"Если бы ты любил меня, ты бы знал, чего я хочу"". "Ты что, не знаешь, как я чувствую себя?"" "Я расстроена тем, что тебя не интересуют мои чувства". "Тебе следует знать, что мне это нравится".

Человек, использующий такие паттерны, не сможет понят-но объяснить другим, чего он хочет; предполагается, что другие каким-то образом знают об этом. Это может привести к первок-лассной ссоре.

Способ подвергнуть сомнению чтение мыслей заключает-ся в том, чтобы спросить, каким конкретно образом он узнает, что вы думаете. Или, в проектируемом чтении мыслей, как имен-но, по вашему мнению, он должен знать, что вы чувствуете.

Когда вы, стремясь выяснить значение чтения мыслей, за-даете вопрос: "Как вы узнаете?", - ответом часто является неко-торое убеждение или обобщение. Например:

- Джордж совершенно не обращает на меня никакого вни-мания.

- Как вы узнаете о том, что Джордж не обращает на вас никакого внимания?

- Потому что он никогда не делает того, что я говорю.

Таким образом, в модели мира говорящего "делать то, что я говорю" равнозначно "обращению внимания на меня". Мягко выражаясь, это сомнительное предположение, По поводу та-кой комплексной эквивалентности и напрашивается вопрос: "Как именно забота о ком-то может означать необходимость делать то, что он говорит? Если вы обращаете внимание на кого-то, вы всегда делаете то, что он говорит?"

Чтение мыслей может быть подвергнуто сомнению вопросом: "Как именно вы узнаете, что ...?" Метамодель восстанавливает связь между языком и индивидуальным опытом и может быть использована для:

1. Сбора информации.

2. Выяснения значения.

3. Идентификации ограничений.

4. Обнаружения новых выборов.

Метамодель является чрезвычайно мощным инструмен-том в бизнесе, терапии и образовании. Суть ее заключается в том, что люди с помощью слов создают различные модели этого мира, и, следовательно, вы не можете предполагать, что вы точ-но знаете то, что их слова обозначают.

Во-первых, метамодель позволит вам собрать высокока-чественную информацию в тех случаях, когда важно понимать точно, что люди имеют в виду. Если клиент пришел к терапевту с жалобой на депрессию, терапевту необходимо найти, что это значит в модели мира клиента, а не предполагать (скорее всего ошибочно), что он знает точно то, что клиент имеет в виду.

В бизнесе деньги могут быть выброшены на ветер, если менеджер поймет инструкцию неправильно. Сколько раз вы слышали печальный возглас: "Но я думал, что ты думал..."

Когда ученик утверждает, что он всегда делает ошибки в геометрических задачах, вы можете поинтересоваться, а был ли вообще когда-нибудь случай, когда он решил геометрическую задачу правильно, а также, каким образом ему удается столь упорно делать ошибки в геометрических задачах.

В метамодели нет вопросов "почему". Вопросы "почему" имеют мало ценности, в крайнем случае, ответы на них содер-жат оправдания или длинные объяснения, которые ничего не делают для того, чтобы изменить создавшуюся ситуацию.

Во-вторых, метамодель проясняет значение коммуника-ции. Она предлагает четкую рамку для вопросов: "Что именно вы имеете в виду?"

В-третьих, метамодель дает выборы. Убеждения, обоб-щения, номинализации и правила - все они устанавливают ог-раничения. Но эти ограничения существуют в словах, а не в мире. Постановка вопросов и нахождение последствий или исключе-ний может открыть новые возможности. Ограничивающие убеж-дения можно идентифицировать и изменять.

Какое из искажений метамодели вы подвергнете сомне-нию, будет зависеть от контекста коммуникации и вашей цели. Рассмотрим следующее утверждение:

"Почему эти ужасные люди не прекратят своих постоянных попыток оказать мне помощь, это меня раздражает, Я знаю, что должен сдерживаться, но не могу".

Это утверждение содержит чтение мыслей и пресуппозицию (они пытаются надоедать мне), причину и следствие (это меня раздражает), универсальный квантификатор (постоянно), суждение (ужасные), модальные операторы возможности и не-обходимости (должен, не могу), неспецифические глаголы (ока-зать, раздражает, сдерживаться). номинализации (помощь), и неспецифические существительные (люди, это).

В такого рода примерах чтение мыслей, пресуппозиции и причинно-следственные связи заправляют горючим все осталь-ные. Выделение этих нарушений будет первым шагом в направлении изменений. Номинализации, неспецифические глаголы и неспецифические существительные являются наименее важ-ными. Остальные: обобщения, универсальные квантификаторы, суждения, сравнения и модальные операторы - лежат где-то посередине. Более общая стратегия - конкретизировать снача-ла ключевые существительные, затем ключевые глаголы и за-тем отсортировывать искажения, отдавая предпочтение модаль-ным операторам.

Метамодель представляет собой мощный инструмент сбо-ра информации, выяснения значения и идентификации огра-ничений в мышлении человеку, который неудовлетворен настоящим. Чего бы он хотел взамен? Где бы он хотел быть? Как бы он хотел себя чувствовать?

При использовании метамодели существует также весь-ма реальная опасность собрать слишком много информации. Вам следует спросить себя: "Мне действительно необходимо это знать? Какой результат мне требуется?" Важно использо-вать вопросы метамодели исключительно в контексте раппорта и взаимно согласованного результата. Ваши вопросы не до-лжны быть слишком прямолинейны, иначе они могут быть вос-приняты как агрессивные. Вместо вопроса: "Как именно вы уз-наете об этом?" - вы можете сказать: "Мне любопытно понять точно, каким образом вы узнаете об этом?" Или: "Я не вполне понимаю, как вы узнаете об этом". Разговор не должен превра-титься в экзаменационный опрос. Вы можете использовать лю-безный и мягкий тон голоса, чтобы смягчить вопросы.

Паттерны метамодели



Роберт Дилтс рассказывает, как он посещал занятия по лингвистике в университете Санта Круз в начале 1970-х, где Джон Гриндер обучал метамодели в течение одной пары. Это было а четверг. Он отпустил учащихся, чтобы они попрактиковались в использовании метамодели. В следующий вторник половина класса выглядела чрезвычайно удрученной. Они оттолкнули сво-их любимых, своих учителей и друзей, разобрав их по косточкам с помощью метамодели. Раппорт является первым шагом в при-менении любого паттерна НЛП- Будучи использованной без чув-ствительной обратной связи и без раппорта, метамодель пре-вращается в мета-садизм, мета-беспорядок, мета-несчастье.

Вы можете задавать вопросы часто, элегантно и точно. На-пример, человек может сказать (смотря вверх): "Моя работа не пошла". Вы можете задать встречный вопрос: "Интересно, ка-кой бы вы увидели свою работу, если бы она продвигалась ус-пешно?"

Один из самых полезных способов применения метамо-дели - использование ее в своем внутреннем диалоге. Это мо-жет оказаться более эффективным, чем тратить годы на обуче-ние тому, как ясно мыслить.

Верная стратегия научиться использовать метамодель за-ключается в том, чтобы взять одну или две категории и в течение недели просто отмечать примеры этих нарушений в ежедневных разговорах. На следующей неделе возьмите несколько дру-гих категорий. По мере того, как вы будете осваиваться с наблю-дением этих паттернов, вы сможете конструировать безмолв-ные вопросы в своей голове. И, наконец, когда вы овладеете идеей паттернов метамодели и вопросов, вы сможете начать использовать их в соответствующих ситуациях.

Метамодель связана также с логическими уровнями. Под-умайте об утверждении: "Я не могу сделать этого здесь"". "Я" - это идентификация личности. "Не могу" - относится к его убеждениям. "Сделать" выражает его способности. "Этого" указывает на его поведение. "Здесь" - это окружение.

Вы можете задавать вопросы к этому утверждению, опи-раясь на различные основания. Один путь - подумать о том, на каком логическом уровне вы собираетесь работать. Кроме того, человек может дать вам ключ к тому, какая часть утверждения является наиболее важной, тоном голоса подчеркнув одно из слов. Это называется тональной маркировкой.

Если он говорит: "Я не могу сделать этого здесь", - то вы можете перейти к модальному оператору, спросив: "Что пре-пятствует вам? "

Если он говорит: "Я не могу сделать этого здесь", - тогда вы спросите: "Что конкретно вы не можете сделать?"

Замечать, какие слова человек выделяет тоном голоса или языком тела, - это один из способов узнать, какое нарушение метамодели следует подвергнуть сомнению. Другая стратегия заключается в том, чтобы послушать разговор человека в тече-ние нескольких минут и определить, какую из категорий он использует чаще всего. Она, скорее всего, укажет то место, где его мышление ограничено, и тот вопрос, с которого лучше всего было бы начать.

В ежедневной практике метамодель дает вам систематический способ сбора информации, когда вам необходимо знать более точно, что именно человек имел в виду. Это - умение, которому стоит научиться.

- Скажите, пожалуйста, - страшно вежливо спросила Алиса, - что именно вы имеете в виду?

Ну вот, молодец! Ты задала действительно умный вопрос, - сказал довольный Шалтай. - Под ВОДОНЕПРОНИНАЕМОСТЬЮ я подразумеваю следующую мысль: мы с тобой уже достаточно долго беседуем, и я не прочь узнать, что ты собираешься делать дальше, так как, надо полагать, ты не намерена провести под этим забором остаток твоих дней.

Льюис Кэрролл, "Алиса в Зазеркалье"





АЛТАЙ М И ДАУНТАЙМ

До сих пор наше внимание было занято исследованием сенсорной чувствительности, способностью держать свои чувства открытыми и замечать реакции окружающих вас люден. Это состояние, когда ваши органы чувств настроены на восприятие внешнего мира, в НЛП обозначается термином аптайм. Кроме того. существуют состояния, которые погружают нас глубже в нашу собственную реальность, в наш внутренний мир.

Оторвитесь на минуту от книги и вспомните то время, когда вы были погружены в собственные мысли...

Вероятно, вам пришлось сильно задуматься, чтобы это вспомнить. Вы обратились внутрь себя, к внутренним картинам, звукам и ощущениям. Это состояние, с которым все мы хорошо знакомы. Чем глубже вы уходите в себя, тем меньше вы начинаете осознавать внешние воздействия. "Глубоко задумавшись" - это хорошее описание такого состояния, известного в НЛП под названием даунтайм. Ключи доступа погружают вас в даунтайм. Всякий раз, когда вы просите кого-нибудь обратиться внутрь себя и визуализировать, воспроизвести звуки и ощущения, вы просите его погрузиться в даунтайм. Даунтайм возникает тогда, когда вам необходимо помечтать, составить план, пофантазировать и подумать о новых возможностях.

Практически мы редко полностью находимся в аптайме или в даунтайме, наше повседневное сознание представляет собой смесь частично внутреннего и частично внешнего осознания. Мы обращаем наши органы чувств внутрь себя или вовне в зависимости от обстоятельств, в которых находимся.

Полезно думать о ментальных состояниях как об инструментах, предназначенных для того, чтобы делать различные вещи. Игра в шахматы требует такого состояния ума, которое Радикальным образом отличается от того состояния, которое необходимо для принятия пиши. Не существует такой вещи, как неправильное состояние ума, существуют последствия его использования. Они могут быть катастрофическими, если, например, вы пытаетесь перейти улицу с оживленным движением транспорта в том состоянии, в котором отходите ко сну совершенно очевидно, что аптайм является наиболее подходящим состоянием для перехода через улицу. Или забавы ради, вы попытаетесь выговаривать сложные для произношения фразы будучи в состоянии, навеянном слишком большой дозой алкоголя Часто вы делаете что-то не очень хорошо, потому что находитесь в неподходящем состоянии. Вы не сможете хорошо сыграть в теннис, если вы в том же состоянии, в котором играете в шахматы

Вы можете получить доступ к бессознательным ресурсам непосредственно путем индукции и используя разновидность даунтайма, известную как транс. В состоянии транса вы становитесь глубоко погруженными в состояние с ограниченным фокусом внимания Это измененное состояние по сравнению с вашим привычным состоянием сознания. У разных людей переживание транса будет различным, потому что каждый человек начинает со своего нормального состояния, которое во много) определяется предпочитаемой им репрезентативной системой

Большая часть работ по исследованию транса и измененных состояний сознания была выполнена в психотерапии, поскольку все терапевты в той или иной степени используют транс Все они различными способами получают доступ к неосознаваемым ресурсам Свободное ассоциирование на кушетке психоаналитика хорошо проводить в состоянии даунтайма, то же касается и разыгрывания ролей в гештальт-терапии. Гипнотерапевты используют транс явным образом.

Человек приходит на терапию, потому что он истощил свой запас сознательных ресурсов. Он застрял Он не знает, что ему необходимо или где это искать. Транс предоставляет возможность разрешить проблему, потому что он обходит сознание и делает доступными неосознаваемые ресурсы. Большая часть изменений происходит на неосознаваемом уровне. Сознание не нуждается в том, чтобы инициировать изменения, и часто вовсе не замечает их. Конечная цель любой терапии заключается в том, чтобы клиент снова вернулся в ресурсное состояние, достойное его способностей Каждый человек имеет богатую личностную историю, наполненную переживаниями, которыми он может воспользоваться. Они содержат все необходимое для совершения изменения, если только вы сможете добраться до них.

Одна из причин, по которой мы используем столь малую часть наших ментальных возможностей, может заключаться в том, что наша система образования уделяет столь много внимания внешнему тестированию, стандартам достижений и столкновению целей различных людей. Мы очень мало тренируемся в утилизации наших уникальных внутренних способностей. Большая часть нашей индивидуальности нами не осознается. Транс является идеальным состоянием для исследования и открытия наших уникальных внутренних ресурсов.

МИЛТОН-МОДЕЛЬ

Неужели ОДНО слово может столько всего значить! - задумчиво сказала Алиса. - Когда я даю слову много работы,- сказал Шалтай-болтай, - я всегда плачу ему сверхурочные.

Льюис Кэрролл, "Алиса в Зазеркалье"

Грегори Бэйтсон с большим энтузиазмом воспринял "Структуру магии", в которой была описана метамодель. Он увидел большой потенциал в этой идее. Он сказал Джону и Ричарду: "Есть один странный старик в Фениксе, штат Аризона. Блестящий терапевт, но никто не понимает, что он делает и как он это Делает Почему бы вам не поехать и не узнать этого?" Бэйтсон знал этого "странного старика" - Милтона Зриксона - в течение 15 лет, и он пообещал им устроить встречу с Эриксоном.

Джон и Ричард работали с Милтоном Эриксоном в 1974 году, когда он был уже широко признан как выдающийся практик гипнотерапии. Он был президентом Американского Общества клинического гипноза и много путешествовал, проводя семинары и лекции, а также ведя частную практику. Он имел репутацию искусного и успешного терапевта и был известен своими проницательными наблюдениями за невербальным поведением. Исследования Джона и Ричарда положили начало двум книгам и том под названием "Паттерны гипнотических техник Милтона Эриксона" был издан Meta Publication в 1975 году. Том 2, написанный в соавторстве с Джудит Делозье, последовал в 1977 году. Эти книги посвящены как фильтрам восприятия, так и методам Эриксона, и, несмотря на это, Эриксон все же отметил, что эти книги предложили гораздо лучшее объяснение его работе, чем он сам мог бы дать. И это был превосходный комплимент.

Джон Гриндер сказал, что Эриксон был самой значительной моделью из тех, которые ему пришлось когда-либо строить потому что Эриксон проложил путь не просто к другой реальности, а к целой новой группе реальностей. Его работы, связанные с трансом и измененными состояниями сознания, были удивительными, и мышление Джона также подверглось глубокому изменению.

НЛП также изменилось. Метамодель была посвящена точным значениям слов. Эриксон использовал язык неуловимо смутным образом, так чтобы клиент мог выбрать то значение, которое больше ему подходит. Он индуцировал и утилизировал трансовые состояния, предоставляя людям возможность преодолевать проблемы и открывать свои ресурсы. Этот способ употребления языка стал называться милтон-моделью в дополнение и противовес к точности и метамодели.

Милтон-модель - это способ употребления языка с Целью наведения и поддержания транса. Назначение транса - войти в контакт со скрытыми ресурсами личности. Она следует тем же путем, по которому происходит естественная работа мозга. Транс является состоянием, в котором вы оказываетесь высоко мотивированными учиться у своего бессознательного внутренним образом. Он не является пассивным состоянием, вы также не попадаете под влияние других людей. Происходит взаимодействие клиента и терапевта, реакции клиента позволяют терапевту понять, что делать дальше.

Работы Зриксона основывались на ряде идей, которые разделялись многими искусными и успешными терапевтами. Теперь они являются пресуппозициям и НЛП. Эриксон с уважением относился к бессознательному состоянию клиента. Он полагал, что существует позитивное намерение даже у наиболее безобразного поведения и что человек выбирает наилучшее доступного ему в данный момент времени. Он работал над тем, чтобы дать человеку больше выборов. Он также полагал, что на некотором уровне человек уже имеет все ресурсы, необходимые для того, чтобы совершить изменения.

Милтон-модель - это способ употребления языка с целью:

1. Присоединения к реальности человека и ведения его за собой.

2. Отвлечения и утилизации сознания.

3. Получения доступа к бессознательному и к ресурсам.



ПРИСОЕДИНЕНИЕ И ВЕДЕНИЕ

Милтон Эриксон был мастером построения раппорта. Он уважал и принимал реальность клиента. Он полагал, что сопротивление возникает только из-за утраты раппорта. По его мнению, все реакции имеют смысл, и можно их использовать. Для Эрнксона не существоаало сопротивляющегося клиента, а только негибкий терапевт.

Присоединиться к реальности другого человека, настроиться на его внутренний мир - значит просто описать ему его текущий сенсорный опыт, то, что он обязательно должен ощущать, слышать и видеть. Ему будет легко и естественно следовать за тем, что вы ему говорите. Важно и то, как вы это говорите. Вам будет легче навести спокойное внутреннее состояние, говоря плавно, используя мягкий тон голоса и подстраивая свою речь под дыхание человека.

Постепенно вводятся внушения, изящно переводящие его в состояние даунтайма путем направления его внимания внутрь себя. Все описывается такими общими словами, чтобы они отражали любое переживание человека. Не стоит говорить: "Сейчас вы закроете свои глаза, почувствуете комфорт и войдете в транс". Вместо этого вы могли бы сказать: "Вам будет легко закрыть свои глаза тогда, когда вы этого пожелаете... почувствовать себя более спокойным... многие люди находят вхождение в транс простым и удобным". Общие комментарии такого сорта Допускают любую реакцию, возникающую во время мягкого введения в трансовое состояние.

Петля обратной связи построена. По мере того, как внимание клиента становится постоянно сфокусированным и прикованным к небольшому количеству стимулов, он все глубже погружается в даунтайм. Его переживания становятся более субъективными, и они становятся обратной связью для терапевта, которую можно использовать для того, чтобы углубить транс. Вы не говорите человеку, что делать, вы обращаете его внимание на то , что происходит. Как можно узнать, о чем человек думает? Это узнать невозможно. Существует искусство употребления языка таким способом, который окапывается достаточно неясным, чтобы клиент смог подобрать для него подходящее значение. В данном случае ему говорят не столько о том, что делать сколько о том, как не отвлекаться от состояния транса.

Такие внушения будут наиболее эффективными, если делать плавные переходы между предложениями. Например, вы могли бы сказать: "В то время как вы видите цветные обои перед " собой... и блики света на стене... по мере того, как вы начинаете осознавать свое дыхание.. и то, как подымается и опускается при дыхании ваша грудная клетка... и комфорт кресла... и как ваши ноги опираются на пол.. и вы можете услышать голос ребенка, играющего во дворе... и в то время как вы слышите мой голос и вам становится любопытно.. насколько далеко вы вошли в транс... уже".

Обратите внимание на слова "и", "в то время как", "по мере того, как" в этом примере и на то, как они плавно связывают," предложения между собой, в то время как вы отмечаете то, что происходит (звук вашего голоса), и связываете это с тем, что вы хотите, чтобы произошло (вхождение в транс).

Не делая переходов. вы начинаете говорить прерывисты- ми предложениями. Они будут оторваны друг от друга. И поэтому менее эффективны. Я надеюсь, это ясно. Письмо похоже на речь. Legato или staccato. Что вы предпочитаете?

Человек в состоянии транса обычно спокоен, его глаза закрыты, пульс замедлен и лицо расслаблено. Моргательный и глотательный рефлексы замедлены или полностью отсутствуют, частота дыхания ниже. Возникает ощущение комфорта и расслабленности. Чтобы вывести человека из транса, терапевт либо использует заранее подготовленный сигнал, либо задав момент и скорость выхода своей речью, либо клиент самопроизвольно возвращается в нормальное сознание, если его подсознание решит, что уже пора.

ПОИСК СМЫСЛА

Метамодель удерживает вас .в состоянии аптайма. Вам нет необходимости погружаться внутрь себя и искать смысл того, что вы слышите, вместо этого вы просите говорящего выразиться более конкретно. Метамодель вскрывает ту информацию, которая была упущена, искажена или обобщена. Милтон-модель является зеркальным отражением метамодели, она представляет собой способ построения предложений, изобилующих упущениями. искажениями и обобщениями. Слушатель вынужден наполнять деталями и заниматься активным поиском смысла всего услышанного в своем собственном опыте. Иными словами, вы предлагаете контекст, по возможности наименее наполненный содержанием. Вы предлагаете ему рамку и оставляете за ним выбор картины для помещения в эту рамку. Когда слушатель сам наполняет ее содержанием, это гарантирует, что он сделает выбор, наиболее близкий и соответствующий по смыслу тому, что вы говорите.

Допустим, вам сказали, что в прошлом у вас было некоторое важное переживание. Вам не сказали, какое именно переживание, и вам необходимо мысленно вернуться во времени назад и выбрать то переживание, которое кажется вам сейчас наиболее подходящим. Это происходит на неосознаваемом уровне, наше сознание слишком медленно справляется с такой задачей.

Примером неосознаваемого выбора может служить выражение типа: "Люди могут учиться". Оно имеет намерение вы- звать мысли о том, чему именно я могу научиться, и если я работаю над решением определенной проблемы, то предмет научения будет обязательно связан с тем вопросом, над которым я размышляю. Мы совершаем такого рода поиск постоянно, чтобы понять смысл того, что нам говорят. И наиболее полно это реализуется в состоянии транса.

Легко построить неопределенные инструкции так, чтобы человек сам смог выбрать подходящее переживание и поучиться на нем. Попросите его выбрать какое-нибудь важное переживание в своем прошлом и пережить его снова всеми своими внутренними каналами восприятия, чтобы научиться чему-то новому на этом опыте. Затем попросите его подсознание использовать этот урок в будущем, когда это будет полезным.

ОТВЛЕЧЕНИЕ И УТИЛИЗАЦИЯ СОЗНАНИЯ

Важное свойство милтон-модели заключается в том, что она Делает пропуски информации, тем самым заставляя сознание постоянно заниматься заполнением этих пропусков, используя для этой цели запасы воспоминаний. Была ли у вас когда-нибудь такая ситуация, что вы, прочитав непонятный вопрос, пытались разобраться, что же он означает?

Номинализации стирают огромное количество информоции. В то время как вы сидите с ощущением легкости и комфорта, ваше понимание такого рода пстенциала языка становится более основательным, потому что каждая номинализация в этом предложении выделена курсивом. Чем меньше об этом упоминают специально, тем меньше риск столкновения опытом другого человека.

Глаголы остаются неспецифическими. Когда вы подумаете о последнем случае, когда вы слышали, как кто-то поддерживал общение, используя неспецифические глаголы, вы сможете вспомнить то смущение, которое вы испытывали, и как вам приходилось искать свое собственное значение, чтобы придать смысл тому, что говорится в этом предложении.

Точно также фразы. содержащие существительные, могут быть обобщены или пропущены совершенно. Хорошо известно что люди могут читать книги и совершать изменения. (Хороню известно кому? Какие люди, какие книги и каким образом они будут делать эти изменения? И по сравнению с чем они изменятся и в каком направлении?)

Можно использовать суждения. "Действительно приятно видеть, насколько вы расслаблены".

Сравнения также содержат упущения. Лучше погружаться в транс глубже".

Как сравнения, так и суждения являются хорошими способами предъявления пресуппозиций. Это мощные средства наведения и утилизации транса. Вы оставляете в качестве предположения то, о чем не хотите, чтобы вас спрашивали. Например:

"Возможно, вам будет интересно узнать, когда вы войдете в транс". Или: "Вы хотите войти в транс прямо сейчас или чуть. позже?" (Вы войдете в транс; единственный вопрос заключается в том, когда это произойдет.)

"Я хотел бы узнать, осознаете ли вы, насколько вы сейчас расслаблены?" (Вы сейчас расслаблен.)

"Когда ваша рука начнет подниматься, это станет для вас тем сигналом, которого вы ждете". (Ваша рука начнет подниматься, и вы ждете сигнал.)

"Вы можете расслабиться в то время, как наше подсознание учится". (Ваше подсознание учится.)

"Можете ли вы получить удовольствие от того, что расслабились и у вас нет необходимости помнить это переживание?" (Вы расслаблены и не будете помнить это.)

Переходы (и, так как, когда, в то время как, тогда как) для связывания утверждений являются мягкой формой причинно- следственных связей. Более жесткой формой является использование слова "заставляет", например: "Разглядывание картины заставляет вас входить в транс"

Я уверен, что вам было бы любопытно узнать, каким образом чтение мыслей может быть вплетено в эту модель употребления языка. Оно не должно быть слишком конкретным, в противном случае оно может не подойти. Общие утверждения о том. что человек может думать, действуют так, чтобы присоединиться и затем вести его переживания. Например: "Наверное, вам интересно, на что будет похож транс", - или: "Вам начинают становиться интересными некоторые вещи, о которых я вам говорю.

Универсальные квантификаторы тоже используются. Примеры: "Вы можете извлечь урок из любой ситуации", - и: "Разве вы не понимаете, что подсознание всегда преследует какую-то цель?"

Полезными являются также и модальные операторы возможности. "Вы не можете понять, как то, что вы смотрите на свет, все глубже погружает вас в транс". Это утверждение предполагает, что если смотреть на свет, то действительно погружаешься в транс.

"Вы на можете открыть своих глаз", - было бы слишком прямым внушением, и оно подталкивает человека к тому, чтобы опровергнуть это утверждение.

"Вы можете легко расслабиться в этом кресле", -это совершенно другой пример. Сказать, что вы можете что-то сделать, значит дать разрешение без нас иль нога требования выполнить какое-либо действие. Обычно люди будут реагировать на такое внушение, выполняя разрешенное действие. На худой конец, они обязательно подумают о нем.

ЛЕВОЕ И ПРАВОЕ ПОЛУШАРИЯ МОЗГА

Каким образом мозг обрабатывает язык и как он справляется с неопределенными формами языка? Передняя часть головного мозга разделена на два половины, или полушария. Обмен информацией между ними происходит через соединительную ткань, так называемое мозолистое тело. Эксперименты, в которых измерялась активность обоих полушарий при решении различных задач, показали, что полушария выполняют различные, но дополняющие друг друга функции.

Левое полушарие известно как доминантное и имеет дело с языком. Правое, известное как не доминирующее полушарие, обрабатывает информацию более холистическим и интуитивным способом. Оно оказывается более задействованным при прослушивании музыки, при визуализации и решении задач, включающих в себя сравнение и постепенное изменение.

Такая специализация встречается у 90% людей. Для незначительного меньшинства (обычно левшей) все оказывается перевернутым, и языком занимается правое полушарие. У не- которых людей эти функции распределены между обоими полушариями.

Доказано, что не доминирующее полушарие тоже способно обрабатывать наиболее простые значения и элементарные грамматические формы языка. Доминирующее полушарие связывают с сознанием, а не доминирующее - с подсознанием, но это является значительным упрощением. Полезно думать, что наше левое полушарие имеет дело с сознательным пониманием языка, а правое - с обработкой простых смыслов интуитивным способом, лежащим ниже нашего уровня осознания.

Милтон-модель отвлекает сознание, перегружая доминирующее полушарие. Милтон Эриксон мог говорить таким сложным и многоуровневым способом, что все семь (плюс минус два) элементов сознательного внимания были заняты поиском возможных значений и сортировкой двусмысленностей. Существует множество способов использовать язык таким образом, чтобы "запутать" и "отвлечь" левое полушарие.

Двусмысленность -один из таких методов. То, что вы говорите, может звучать двусмысленно. "Я не знаю, хотите ли вы и теперь закрывать глаза на огромное значение состояния транса" "Закрывать глаза" здесь несет в себе два значения и, выделенное интонационно, может являться скрытой командой. Многие слова имеют сами по себе различные смыслы, которые могут проявиться в различных контекстах: утка, липа, запор и т.п.

Существуют слова, которые, имея различные значения, звучат одинаково: правильно (правило), украсить (украсть), оперуполномоченный (опер упал намоченный). На письме трудно передать фонетическую неоднозначность.

Другой формой двусмысленности является синтаксическая множественность значений, например: "Гипнотизирование гипнотизеров может быть мошенничеством" Такое высказывание в равной степени может означать и то, что гипнотизеры, занимающиеся гипнозом, могут быть мошенниками, и то, что погружение в транс одного гипнотизера другим также может оказаться мошенничеством.

Третий тип называется пунктуационной неоднозначностью. Классический пример: "Казнить нельзя помиловать". Два предложения, соединяющихся между собой с помощью слова, которое служит одновременно и концом первого предложения, и началом второго. "Мне кажется, ваш пиджак сидит на вас слишком свободно погружая вас в транс". Слово "свободно" заканчивает первое высказывание: "Мне кажется, ваш пиджак сидит на вас слишком свободно", - и в то же время начинает следующую фразу: "Свободно погружая вас в транс". Все эти формы языка требуют определенного времени для сортировки значений и полностью загружают левое полушарие.

ДОСТУП К ПОДСОЗНАНИЮ И РЕСУРСАМ

Правое полушарие чувствительно к тону голоса, громкости и направленности звука - ко всем тем аспектам речи, которые могут изменяться постепенно, в отличие от самих слов, которые отделены друг от друга. Оно чувствительно к контексту сообщения, а не к вербальному содержанию. Поскольку правое полушарие способно понимать простые лингвистические формы, то простые сообщения, выделенные специальным образом, будут поступать в правое полушарие. Такие сообщения минуют левый мозг и вряд ли осознаются.

Существует множество способов сделать такого рода выделения. Вы можете маркировать отдельные части того, что вы говорите, интонацией и жестами. Это может быть использовано для выделения инструкций или вопросов, адресованных подсознанию. В книгах это делается с помощью курсива. Если автору желательно, чтобы вы смогли прочитать что-то на этой странице (отдельное предложение) очень внимательно, то он выделит его курсивом.

Удалось ли вам уловить скрытое здесь сообщение? Точно так же особенным тоном голоса могут быть выделены слова, формирующие команду, вставленную в речь. Эриксон, который часть своей жизни был прикован к инвалидной коляске, мастерски использовал повороты головы для того, чтобы часть того, что он говорил, приходила к слушающему с другого направления. Например: "Помните, что вам нет необходимости закрывать свои глаза, чтобы войти в транс". Он выделил бы вставленную команду поворотом головы в тот момент, когда произносил слова, отмеченные курсивом. Выделение важных слов тоном голоса н жестами - это то, что мы всегда делаем естественным образом в обычных разговорах.

Здесь есть хорошая аналогия с музыкой. Музыканты выделяют важные ноты в музыкальном произведении разными способами для того, чтобы подчеркнуть мелодик). Возможно, слушатель не заметит этого сознательно, если эти ноты далеко отстоят друг от друга и если вставленный между ними материал отвлекает внимание, но все это служит повышению его оценки и получению удовольствия. Ему нет необходимости сознавать тот прием, который использовал исполнитель.

Вы можете вставить вопрос в более длинное предложение точно таким же способом. "Мне интересна, знаете ли вы, какая из ваших рук теплее". Это утверждение содержит также и пресуппозицию. Эта фраза не является прямым вопросом. но о5ычно она приводит в результате к тому, что человек начинает оценивать теплоту своих рук. Мне интересно. смогли ли вы полностью оценить, каким тонким и изящным способом сбора информации является этот паттерн.

Существует интересный паттерн, известный под названием кавычки. Вы можете сказать чтото, если вы сначала создадите контекст, в котором на самом деле это говорили не вы. Легче всего это сделать, рассказать историю, в которой кто-то сделал сообщение, которое вы хотите передать. и выделить его некоторым способом из всей истории.

Вспоминается случай, когда мы проводили семинар по этому паттерну. Один из участников присоединился к нам позже, и мы спросили его во время разговора, слышал ли он о паттерне "кавычки". Он ответил. "Да. Это было так смешно. Я шел по улице недели две назад, и совершенно незнакомый человек подошел ко мне и спросила "Неужели эти кавычки так интересны?"

Отрицания годятся для этого паттерна. Отрицания существуют только в языке, но не в индивидуальном опыте. Негативные команды действуют как позитивные. Подсознание не обрабатывает лингвистические отрицания и просто не обращает на них внимания. Родитель или учитель, который говорит ребенку не делать что-то, тем самым повышает вероятность того, что ребенок сделает это снова. Крикните канатоходцу: "Будь осторожен!" - а не: "Не упади!"

Именно то, чему Бы сопротивляетесь. настойчиво владеет вашим вниманием. В таком случае, не принимайте во внимание, насколько эффективнее могла бы быть ваша коммуникация, выраженная позитивными предложениями.

Последний паттерн, который мы здесь рассмотрим "раз" говорные постулаты. Это вопросы, которые буквально требуют лишь ответа да-нет, но на самом деле вызывают определенную реакцию. Например: "Ты можешь вынести мусор?" - не является буквальным вопросом о вашей физической способности выполнить эту задачу, он представляет собой просьбу сделать это. Вот другие примеры:

"Дверь все еще открыта?" (Закрой дверь.) "Стол уже накрыт? " (Накрой стол.)

Эти паттерны постоянно используются в обычных разговорах. Но если вы знаете о их существовании, вы сможете на только правильно их применять, но адекватно реагировать на их значение. Из-за того, что эти паттерны являются столь распространенными, Джон Гриндер и Ричард Бэндлер спорят друг с другом на публичных семинарах. Один говорит: "Не существует такой вещи, как гипноз!" - а другой отвечает: "Нет! Все, что мы говорим и делаем. - это гипноз". Если гипноз - это лишь другое название для многоуровневой, оказывающей влияние коммуникации, то, вероятно, мы все являемся гипнотизерами и мы постоянно входим в транс и выходим на него... прямо сейчас...

МЕТАФОРЫ

Слово метафора употребляется в НЛП в общем случае для обозначения истории или риторической фигуры, заключающей в себе сравнение. Она включает в себя простые сравнения и более длинные истории, аллегории и притчи. Метафоры оказывают непрямое воздействие. Простые метафоры предлагают простые сравнения: белый, как ягненок миловидный, как картинка; толстый, как слон. Многие из таких высказываний стали клише, но простая хорошая метафора может разъяснить непонятное, связывая его с тем, что вы уже понимаете.

Сложные метафоры - это истории, содержащие множество смысловых уровней. Умело рассказанная история отвлекает сознательный разум и активизирует бессознательный поиск смысла и ресурсов. По существу она является прекрасным способом поддерживать коммуникацию с человеком в состоянии транса. Эриксон широко использовал метафоры в работе со своими клиентами.

Подсознание оценивает взаимосвязи. Сновидения используют воображение и метафоры, одна вещь символизирует другую, потому что у них есть какие-то общие черты. Чтобы создать хорошую метафору, которая укажет путь к решению проблемы. необходимо, чтобы связи между элементами истории были такими же, как отношения между элементами проблемы. Тогда метафора будет резонировать в подсознании и мобилизовывать подсознательные ресурсы Подсознание получает сообщение и начинает производить необходимые изменения.

Создание метафоры подобно сочинению музыки, и воз- действует на нас метафора точно так же, как музыка. Мелодия состоит из связанных между собой нот, она может быть транспонирована выше или ниже и все же останется той же самой мелодией, поскольку между нотами будут те же интервалы, что и в первоначальной мелодии. Музыкальный ритм - это то, как долго различные ноты звучат по отношению друг к другу. Осмысление музыки происходит по-другому, чем осмысление языка. Она проникает непосредственно в подсознание, левому полушарию мозга нечего здесь понимать. Подобно хорошей музыке, хорошая история должна создавать ожидания и затем оправдывать их в соответствии со стилем композиции. Решения типа "свобода внутри границ" недопустимы.

Сказки - это метафоры. "Однажды давным-давно.." помещает слушателя в свое внутреннее время, информация, которая следует далее, не является полезной информацией о реальном мире - это информация о процессах во внутреннем мире. Рассказывание историй - это древнее искусство. Истории развлекают, дают новые знания, провозглашают истины, делают намеки на потенциальные возможности, лежащие за пределами привычного способа действий.

СОЗДАНИЕ МЕТАФОРЫ

Рассказывание историй требует не только владения милтон-моделью, но и других умений. Присоединение и ведение, синтестезии, якорение, транс и плавные переходы - все это необходимо для того, чтобы рассказать хорошую историю. Сюжет должен быть выстроен психологически и соответствовать опыту слушателя.

Чтобы сочинить полезную историю, изучите вначале настоящее, а затем желаемое состояния клиента. Метафора будет историей путешествия от одного к другому.

Выделите элементы обоих состоянии: люди, место, предметы, действия, время - не забудьте о репрезентативных системах и субмодальностях различных элементов.

Затем подберите подходящий контекст для истории, который будет интересен для другого человека, и замените все элементы проблемной ситуации другими элементами, сохранив отношения между ними. Спланируйте историю так, чтобы она имела ту же структуру, что и настоящее состояние, и далее вела через связывающую стратегию к разрешению (желаемому состоянию). Сюжетная линия отвлечет левое полушарие, и сообщение пройдет в подсознание.

Можно проиллюстрировать этот процесс с помощью примера, хотя печатный текст утрачивает особенности тона голоса, конгруэнтности и милтон-модели рассказчика. Нет смысла пытаться пересказывать метафору, которая относилась бы непосредственно к вам, читатель. Это лишь пример процесса построения метафоры.

Однажды мы работали с человеком, который высказывал обеспокоенность по поводу утраты баланса в своей жизни. Ему было трудно принимать важные решения в настоящем, и его беспокоило то, что он тратил массу энергии на одни проекты и слишком мало на другие. Одни его инициативы казались ему плохо подготоаленными, другим. наоборот, он слишком много уделял внимания.

Однажды вечером в гостях у отца был замечательный актер, известный своими ролями на сцене и в кино. Он был моим героем, и я с удовольствием слушал его истории.

Поздно вечером один из гостей попросил его открыть секрет своего необыкновенного искусства. "Ну хорошо, - сказал актер, - довольно странно, но я многому научился в молодости. задавая всем один и тот же вопрос. Мальчишкой я любил цирк - красочный, шумный, экстравагантный и волнующий. Я воображал себя на арене в лучах прожекторов, раскланиваюшимся рукоплещущим трибунам. Это было изумительно. Одним из моих кумиров был канатоходец в одном известном цирке на колесах, у него было необыкновенное чувство равновесия и изящества на высоте. Как-то летом я подружился с ним и был очарован его искусством и окружавшей его атмосферой опасности, он редко использовал страховочную сетку. Однажды в конце лета я ходил грустный по поводу того, что цирк собирался покинуть наш город, Я отыскал своего друга, и мы просидели до темноты. В то время все, чего я хотел, - это быть таким же, как он, я хотел выступать в цирке. Я спросил его, в чем заключался секрет его искусства.

"Во-первых, - ответил он, - я отношусь к каждому своему проходу по проволоке как к самому важному проходу в своей жизни, как к самому последнему проходу, и я хочу, чтобы он был самым лучшим. Я планирую каждый свой выход на арену очень тщательно. Многие вещи в своей жизни я делаю по привычке, но выступление в цирке не из их числа. Я внимательно отношусь к тому, что я ношу, что я ем, как я выгляжу. Я мысленно проигрываю каждое выступление так, как будто оно прошло успешно: прежде чем выйти на арену, я представляю себе, что я буду видеть, что я буду слышать и что ощущать. Именно так я избегаю всяких неприятных неожиданностей. Кроме того, я ставлю себя на место зрителя и воображаю себе, что он будет видеть, слышать и чувствовать. Я продумываю все это заранее, еще на земле. Когда же я стою на высоко натянутой проволоке, я об этом уже надумаю, и все мое внимание направлено вовне.

И хотя это было не совсем то, что я хотел услышать от него в то время, я навсегда запомнил то, что он сказал.

- Ты думаешь, я не теряю равновесия? - спросил он меня.

- Я никогда не видел, чтобы ты терял равновесие, - ответил я.

- Ты ошибаешься, - сказал он. - Я постоянно теряю равновесие. Я просто удерживаю его в определенных границах. которые установил для себя. Я бы не смог идти по проволоке, если бы постоянно не терял равновесие. раскачиваясь сначала в одну сторону, затем в другую. Равновесие это не то, что вы можете иметь подобно тому, как клоун имеет клоунский нос, это состояние контролируемого движения то в одну, то в другую сторону. Когда мой выход завершается, я вновь проигрываю его мысленно, чтобы увидеть то новое, чему бы я мог научиться на этом опыте. Затем я забываю о нем.

- В своем деле я руководствуюсь теми же самыми принципами, - сказал мой герой.

В заключение я хотел бы предложить вам историю из книги Джона Фаулза "Маг". В этой милой истории есть очень много про НЛП, но помните, что это лишь один из способов толкования. Мы оставляем ее на суд вашего подсознания.

ПРИНЦ И МАГ

Однажды давным-давно жил юный принц, которым верил всему. кроме трех вещей. Он не верил тому, что существуют принцессы, не верил, что существуют острова. и не верил в Бога. Его отец, король, говорил ему, что таких вещей не существует. Поскольку во владениях отца не было никаких принцесс и островов и никаких признаков Бога, юный принц верил своему отцу.

Однажды принц убежал из своего дворца. Он пришел в соседние земли. Здесь, к своему удивлению, он с любого берега видел острова и на этих островах странные и волнующие создания, которым он не осмеливался дать имя. В то врем я как он искал лодку на берегу, к нему подошел мужчина в смокинге, гулявший вдоль берега.

- Это настоящие острова? - спросил юный принц.

- Конечно, это настояние острова, - ответил человек в смокинге. А эти странные и беспокойные создания? Все они настоящие и неподдельные принцессы. Тогда Бог тоже должен существовать! Bоскликнул принц.

Бог- это я, ответит человек в смокинге, поклонившись.

Юный принц вернулся домой так быстро, как мог. Итак, ты вернется, - скачал его отец, король. Я видел острова, я видел принцесс. я видел Бога сказал принц с упреком. Король был неподвижен.

Ни настоящий островов. ни настоящих принцесс, ни настоящего Бога не существует.

Я их видел!

- Скажи мне, как был одет Бог.

- Бог был в вечернем одеянии.

- А рукава были закатаны?

- Moй отец король, сказал мне, кто вы. - сказал юный принц возмущенно. - Вы обманули меня и прошлы раз, но теперь это вам не удастся. Теперь я "знаю. что это ненастоящие острова и ненастоящие принцессы, потому что вы маг.

Человек на берегу улыбнулся.

Это тебя обманули, мои мальчик. В королевстве твоего отца на много островов и много принцесс. Но ты очарован своим отцом и не можешь увидеть их.

- Отец, это правда, что ты не король, а маг? Отец улыбнулся и закатал рукава.

-Да, сын мои. я всего лишь маг.

- Тогда человек на берегу был Бог.

- Человек на берегу был тоже маг.

- Я хочу знать настоящую правду, правду без всякой магии.

- Не существует правды без магии, - сказал король. Печаль охватила принца. Он сказала "Я убью себя""

Король магическими заклинаниями вызвал смерть. Она появилась в дверях и поманила принца. Принц вздрогнул. Он вспомнил прекрасные. но ненастоящие острова и ненастоящие но прекрасные принцесс.



РЕФРЕЙМИНГ И ТРАНСФОРМАЦИЯ СМЫСЛА

Нет ни хороших вещей, ни плохих - наше мышление делает их такими. Вильям Шекспир



Люди всегда и во всем ищут смысл. События происходят, но до тех пор, пока мы не придадим им смысл, не свяжем их с другими событиями нашей жизни и не оценим возможные последствия, они не имеют для нас никакой важности. Мы узнаем о смысле вещей из нашей культуры и индивидуального воспитания. Для древних людей астрономические явления имели огромное значение, кометы были предвестниками перемен, а взаимное расположение звезд и планет определяло судьбы людей. Сейчас ученые уже не принимают затмения и кометы так близко к сердцу. Они представляют собой замечательное зрелище и подтверждают тот факт, что вселенная все-таки подчиняется тем законам, которые мы для нее придумали.

Какой смысл имеет ливень? Плохая новость, если вы на открытой местности и без плаща, хорошая новость, если вы фермер и была засуха. Плохая новость, если вы организуете пикник на природе. Хорошая новость, если ваша крикетная команда близка к поражению, и матч откладывается. Смысл любого события зависит от того, в какую рамку вы его помещаете. Когда вы меняете рамку, вы меняете и смысл. Когда меняется смысл, ваши реакции и поведение также меняются. Способность помещать события в различные рамки (рефреймировать событие) дает вам больше свободы и больше выборов.

Один наш знакомый упал и довольно сильно поранил свои колени. Было очень больно, это означало, что он не сможет играть в сквош (игра в мяч вроде тенниса), в игру, которую он очень любил. Он отнесся к этому несчастному случаю как к 6лагоприятной возможности, а не как к ограничению, он проконсультировался у ряда докторов и психотерапевтов и узнал, как работают мускулы и связки колена. К счастью, хирургическое вмешательство не потребовалось. Он разработал для себя программу упражнений, и шестью месяцами позже его колени стали крепче, чем были до падения, и Сэм он тоже был в лучшей форме. Он скорректировал свои привычные игровые позы, которые прежде делали его колени слабым местом. От этого вся его игра улучшилась. Повреждение колен оказалось весьма полезным. Была ли эта травма неудачей? Это с какой стороны посмотреть...

Метафора - это своеобразный рефрейминг. В сущности, она говорит: "Это могло бы означать, что "Сказки - замечательные примеры рефрейминга. Что казалось несчастьем, оказывается полезным. Гадкий утенок оказывается маленьким лебедем. Неприятность оказывается благодеянием. Лягушка может превратиться в принцессу. А если все, чего вы дотрагиваетесь, превращается в золото, то вы попали в большую беду.

Изобретатели делают рефрейминги. Хорошо известна история о человеке, который проснулся однажды из-за того, что острый край ржавой пружины из его матраса вонзился ему а спину. Что может быть полезного в старой диванной пружине? (Кроме того, что она лишает его сна.) Он посмотрел на нее как на стилизованную рюмку для яйца и открыл успешную компании) по осуществлению этой идеи.

Анекдоты - тоже рефрейминги. Почти все анекдоты начинаются с того, что помещают события в определенную рамку, а затем внезапно и резко изменяют ее. В анекдоте берут предмет или ситуацию и помещают ее внезапно в другой контекст или неожиданно придают ей другой смысл.

Почему анархисты пьют чай из трав? (Ответ: потому, что собственность- это результат воровства.)

СЛОВЕСНАЯ ЭКВИЛИБРИСТИКА

Вот несколько образцов различных точек зрения на одно и то же утверждение:

"Моя работа идет из рук вон, и я чувствую себя подавленным".

Обобщите: Может быть, вы просто чувствуете себя плохо, и работа здесь ни при чем.

Примените к себе: Быть может, вы этими мыслями сами нагоняете на себя депрессию.

Выделите ценности и критерии: Что настолько важное в вашей работе не так, что вы считаете, что она идет из рук вон?

Позитивный результат: Это заставило бы вас работать упорнее, чтобы преодолеть эту проблему.

Измените результат: Возможно, вам следует сменить работу.

Определение дальнейшего результата: Можете ли вы извлечь что-то полезное из того, как идет ваша работа в данный момент?

Расскажите метафору: Это похоже на то, как мы учимся ходить...

Переопределите: Ваша депрессия может означать, что вы испытываете раздражение по поводу того, что ваша работа предъявляет к вам необоснованные требования.

Деление вниз: Какая именно часть вашей работы идет из рук вон?

Деление ввepx: А как дела вообще? Контрпример: Было ли когда-нибудь такое, что ваша работа шла из рук вон, а вы тем не менее не испытывали подавленности?

Позитивное намерение: Это показывает, что вы внимательно относитесь к своей работе.

Временная рамка: Зто временное явление, это пройдет. Рефрейминг - это не способ смотреть на мир через розовые очки, так, чтобы все вокруг стало "на самом деле" хорошим. Проблемы не исчезнут сами по себе, с ними все равно придется что-то делать, но чем больше у вас будет способов по-разному посмотреть на них, тем легче их будет разрешить.

Измените рамку, чтобы увидеть возможную выгоду, пред- ставьте опыт таким образом, чтобы он поддерживал ваши собственные цели и те цели, которые вместе с вами разделяют другие люди. Вы несвободны выбирать, когда видите, что вас подталкивают силы, лежащие за пределами вашего контроля. Измените рамку так, чтобы получить некоторый простор для маневра.

Существует два основных вида рефренминга: рефрейминг контекста и рефрейминг содержания.

РЕФРЕЙМИНГ КОНТЕКСТА

Практически любое поведение может оказаться полезным в соответствующих обстоятельствах. Лишь очень немногие по- ведения не могут иметь ценности и цели ни при каких обстоятельствах. Если вы начнете раздеваться на оживленном шоссе, то вас арестуют, а на нудистском пляже, наоборот, у вас будут неприятности, если вы этого не сделаете. Не рекомендуется надоедать своей аудитории на семинаре, но эта способность оказывается полезной, когда вы хотите выдворить непрошеных гостей. Вас не будут любить, если вы будете нагло врать своим друзьям и родным, но вы станете популярным. если будете использовать свое воображение, чтобы написать фантастический бестселлер. А как насчет нерешительности? Она может оказаться полезной, если вы никак не можете решить, рассердиться вам, или нет а затем совсем забываете об этом.

Рефрейминг контекста лучше всего работает с утверждениями типа "Я слишком. " - или: "Я бы хотел прекратить. Спросите себя:

"Когда это поведение было бы полезным?" "При каких обстоятельствах это поведение было бы ресурсным?"

Когда вы найдете тот контекст, в котором это поведение является подходящим, вы можете мысленно прорепетировать его именно в этом контексте и выработать уместное поведение для первоначального контекста Здесь может оказаться полезным Генератор Нового Поведения

Если некоторое поведение выглядит неадекватным ситуации, часто это означает, что этот человек находится в состоянии даунтайма и реагирует на внутренний контекст, который не соответствует внешней ситуации Примером является перенос в психотерапии Пациент реагирует на терапевта точно так же, как он в свое время реагировал на родителей. То, что является уместным для ребенка, может уже не быть полезным для взрослого человека. Терапевт должен рефреймировать поведение и по- мочь пациенту освоить другие способы действий.

РЕФРЕЙМИНГ СОДЕРЖАНИЯ

Содержание опыта - это то, на чем вы фокусируете свое внимание, придавая ему то значение, какое вам нравится. Когда двухлетняя дочка одного из авторов спросила его, что значит говорить неправду, он объяснил важным, отеческим тоном (принимая во внимание ее возраст и понимание), что это означает говорить что-то такое, что не является правдой, чтобы заставить кого-нибудь другого подумать, что что-то является правильным, когда на самом деле это не так. Девочка на мгновение задумалась, и затем лицо ее просветлело.

- Вот здорово! - воскликнула она. - Давай займемся этим! Следующие несколько минут отец и дочь провели, сообщая друг другу вопиющую ложь.

Рефрейминг содержания полезно применять к утверждениям типа: "Я начинаю сердиться, когда мною командуют" Или: "Я впадаю в панику, когда приближается крайний срок"

Заметьте, что в утверждениях этого типа используется нарушение метамодели типа причинаследствие. Задайте себе вопросы:

"· Что еще это могло бы означать?" "Какова позитивная направленность этого поведения?" "Как еще я мог бы описать это поведение?"

Политика - это искусство рефрейминга содержания. Хорошие экономические показатели могут быть представлены как отдельные примеры, показывающие всеобщую тенденцию к спаду экономики, либо как проявление экономического процветания, в зависимости от того, на какой стороне палаты общин вы сидите. Высокие процентные ставки неудобны для должника, но хороши для кредитора. Транспортные пробки оказываются ужасной неприятностью, если вы в них попадаете, но в подаче министра, они могут стать признаком процветания. Если бы транспортные заторы были ликвидированы в Лондоне. он бы рапортовал, что это означает смерть столицы как промышленного центра. ""МЫ не отступаем, - говорил один генерал, -мы наступаем назад".

НАМЕРЕННИЕ И ПОВЕДЕНИЕ

В основе рефрейминга лежит различие между намерение ем и поведением: тем, что вы делаете, и тем, чего вы на самом деле пытаетесь достичь при этом. Это решающее различие, которое следует иметь в виду, сталкиваясь с любым поведением. Часто то, что вы делаете, не дает вам того, чего вы хотите. Например, женщина может постоянно испытывать беспокойство о своей семье. Это ее способ проявления своей любви и заботою семье. Семья же смотрит на это как на придирки и обидные выпады. Мужчина может стремиться продемонстрировать свою любовь к семье, много и долго работая. А его семья, возможно, хотела бы, чтобы он больше времени проводил вместе с ними, пусть даже в ущерб заработной плате.

Иногда поведение дает вам то, чего вы хотите, но не вполне согласуется с другими частями вашей личности. Например, работник может льстить и шутить со своим начальником, чтобы получить повышение, а затем ненавидеть себя за это. Порой вы и в самом деле можете не знать, чего пытаетесь достичь с по- мощью определенного поведения, и это кажется досадным. За каждым поведением всегда скрывается позитивное намерение. в противном случае зачем же вы его осуществляете? Все, что вы делаете, преследует некоторую цель, толь ко эта цель может быть устаревшей. А некоторые типы поведений (подходящим примером является курение) достигают, мягко говоря, противоположных результатов.

Избавиться от нежелательного поведения - это не значит стараться и остановить его волевым усилием. Такие меры - гарантия того, что оно будет возобновляться настойчиво, потому что вы обратили на него внимание и придали ему энергию. Найдите другой, лучший способ удовлетворить свое измерение, способ, который более созвучен другим сторонам вашей личности. Вы же не будете выбрасывать керосиновые лампы прежде, чем проедете электричество, если, конечно, не захотите остаться в темноте.

В нас содержится множество личностей, живущих в тревожном альянсе. И каждая часть нашей личности пытается осуществить свое собственное намерение. Чем более они согласованы и способны работать в гармонии друг с другом, тем более счастлив человек. В нас смешано множество частей, и часто они вступают в конфликт друг с другом. Равновесие постоянно нарушается, и это делает жизнь интересной. Трудно быть полностью конгруэнтным, полностью поглощенным деятельностью одного направления, а чем более важной является эта деятельность, тем больше частей вашей личности должны быть включены в нее.

С призычками трудно расстаться. Курение вредно для здоровья, но оно дает вам возможность расслабиться, занимает ваши руки и помогает поддерживать товарищеские отношения с другими людьми. Отказ от курения и пренебрежение связанными с ним остальными потребностями оставляет вакуум. Цитируя Марка Твена: "Бросать курить легко. Я делаю это каждый день"

ШЕСТИ ШАГОВЫЙ РЕФРЕЙМИНГ

Мы так же непохожи на себя, как непохожи на других. Монтень

В НЛП разработан более формальный процесс рефрейминга для прекращения нежелательного поведения путем предоставления лучших вариантов поведения. Таким образом, вы сохраняете преимущества старого поведения. Это немного похоже на путешествие. Лошадь и двуколка оказываются единственным способом добраться туда, куда вы хотите (медленным и неудобным). Затем товарищ сообщает вам, что туда на самом Деле регулярно ходят поезда и летают самолеты -другой и более удобный способ достижения вашей цели. Шести шаговый рефрейминг работает хорошо только тогда, когда в вас существует часть, которая заставляет вас вести себя таким способом, который вам не нравится. Он может быть также использован в случае психосоматических симптомов.

1. Сначала определите поведение или реакцию, подлежащую изменению.

Эта часть обычно выражается в форме: "Я хочу сделать..., но что-то меня останавливает" Или: "Я не хочу делать это, но в конце концов я все-таки делаю это". Если вы работаете с другим человеком, вам нет необходимости знать действительное проблемное поведение. На сам процесс рефрейминга не оказывает влияние то, что представляет собой это поведение. Терапия вполне может быть проведена без знания содержания поведения.

Уделите минуту, чтобы выразить оценку тому, что эта часть делает для вас, и убедитесь в том, что вы не собираетесь отказываться от нее. Это может оказаться трудным. если проблемное поведение (назовем его X) является очень неприятным, но вы можете оценить его намерение, если не сам способ его осуществления.

2. Установите коммуникацию с частью, ответственной за данное поведение X.

Обратитесь внутрь себя и спросите: "Хочет ли часть личности, ответственная за X, общаться со мной на уровне сознания?" Заметьте, какую реакцию вы получите. Будьте внимательны ко всем своим внутренним каналам восприятия: картинкам, звукам и ощущениям. Не угадывайте. Получите определенный сигнал, часто это незначительное ощущение в теле. Сможете ли вы сознательно воспроизвести в точности этот сигнал? Если сможете, снова обратитесь внутрь себя и задайте тот же вопрос, пока не получите сигнал, который вы не сможете контролировать по своей воле.

Это звучит странно, но часть личности, ответственная за X, является неосознаваемой. Если бы она была под сознательным контролем, вы бы не стали ее рефреймировать, вы бы просто ее остановили. Когда части вступают в конфликт друг с другом, всегда появляется некоторый сигнал, который достигает сознания. Приходилось ли вам когда-нибудь соглашаться с чьими-нибудь планами, испытывая при этом сомнения? Как это отражалось на тоне вашего голоса? Можете ли вы контролировать сосущее ощущение под ложечкой, возникающее в тот момент, когда вы даете согласие работать, зная, что с большим удовольствием провели бы время, отдыха?? в саду? Покачивание головой, изменения мимики и тона голоса представляют собой явные примеры того, как конфликтующие части выражают себя. Когда возникает конфликт интересов, всегда появляется некоторый непроизвольный сигнал, и чаще всего он бывает очень слабым. Вам следует быть наготове. Этот сигнал - как "но" в предложении: "Да, но..."

Теперь вам необходимо превратить этот ответ в да/нет сигнал. Попросите часть повысить интенсивность сигнала, если это ответ "да", и ослабить, если это ответ "нет" Попросите воспроизвести оба сигнала один за другим, чтобы отчетливо их различать.

3. Отделите позитивное намерение от поведения. Поблагодарите часть X за сотрудничество. Спросите: "Хочет ли часть, которая ответственна за поведение X, дать мне понять, что она пытается сделать?" Если ответ будет "да", то вы узнаете о намерении, и оно может оказаться сюрпризом для вашего сознания. Поблагодарите часть за информацию и за то, что она делает это для вас. Подумайте о том, хотите ли вы на самом деле иметь часть, которая делала бы это.

Однако вам нет необходимости знать о намерении. Если ответ на ваш вопрос будет "нет", вы можете подыскать условия, при которых эта часть захотела бы сообщить вам о том, чего она пытается достичь. Как бы то ни было, предположите добрые намерения с ее стороны. Это не значит, что вам нравится это поведение, просто вы предполагаете, что у этил части есть не- которая цель, и эта цель в некотором смысле полезна для вас.

Обратитесь внутрь себя и спросите: "Если бы тебе предоставили способы, которые дали бы тебе возможность осуществить это намерение, по крайней мере, не менее эффективно, чем так, как ты делаешь это сейчас, то не захотела ли бы ты попробовать эти способы?" В этот момент ответ "нет" будет означать, что сигналы борются друг с другом. Ни одна разумная часть не смогла бы отвернуться от такого предложения.

4. Попросите свою творческую часть выработать но- вые способы достижения той же самой цели.

В вашей жизни бывали моменты, когда вы находились в творческом и ресурсном состоянии. Попросите часть, с которой вы работаете, сообщить свои намерения вашей творческой, ресурсной части. Тогда творческая часть сможет найти новые пути осуществления тех же намерений. Часть из них будут удачными, другие - не очень. О некоторых из них вы будете знать, но не имеет значения, если они будут недоступны вашему сознанию. Попросите часть X выбрать лишь те из них, которые она считает такими же удачными или даже более эффективными, чем первоначальное поведение. Они должны быть непосредственны и доступны. Попросите ее подавать сигнал "да" всякий раз, когда она будет получать новый выбор. Продолжайте до тех пор, пока вы не получите по крайней мере три сигнала "да". На этом этапе процесса вы можете потратить столько времени, сколько посчитаете нужным. Поблагодарите свою творческую часть, когда закончите.

5. Спросите часть X, согласна ли она воспользоваться новыми выборами взамен старого поведения в течение следующих нескольких недель.

Это - присоединение к будущему, мысленная репетиция нового поведения в будущих ситуациях.

Если до сих пор все было нормально, то никакие причины не будут препятствовать вам получить сигнал "да". Если вы получили все же ответ "нет", заверьте часть X в том, что она сможет продолжать прибегать к старому стилю поведения, но вы хотели бы, чтобы она попробовала сначала новые выборы. Если и здесь вы получите "нет", вы можете рефреймировать возражающую часть, пройдя с ней через все шесть шагов рефрейминга с самого начала.

6. Экологическая проверка.

Вам необходимо знать, существуют ли другие части, которые могли бы возражать против ваших новых выборов. Спросите "Есть ли такие части, которые возражают против какого-нибудь из моих новых выборов?" Будьте внимательны к любому сигналу. Тщательно разберитесь с каждым из них. Когда появимся какой-то сигнал, попросите эту часть усилить свой сигнал, если она на самом деле возражает. Убедитесь в том, что новые выборы встретили одобрение всех заинтересованных частей, в противном случае они будут заниматься саботажем.

Если возникло возражение, вы можете сделать одно из двух. Либо вернуться к шагу 2 и рефреймировать возражающую часть, либо попросить творческую часть, проконсультировавшие с возражающей частью, выработать дополнительный набор новых выборов. Убедитесь, что эти новые выборы также прошли проверку на любое возражение.

Шести шаговый рефрейминг представляет собой технику терапии и личностного развития. Он имеет непосредственное отношение к нескольким психологическим явлениям.

Первое - это вторичная выгода: идея о том, что, каким бы странные и причудливым ни казалось поведение, оно всегда служит цели, полезной на некотором уровне, и эта цель, как правило, неосознаваемая. Нет никакого смысла делать то, что полностью противоречит нашим интересам. Всегда существует некая выгода, и смесь наших мотивов и эмоций редко оказывается гармоничной.

Второе - это транс. Человек, осуществляющий шести шаговый рефрейминг, будет находиться в легком трансе, когда внимание направлено внутрь себя.

Третье, шести шаговый и рефрейминг использует умение проводить переговоры между частями одной личности. В следующей главе мы рассмотрим умение вести переговоры между людьми в контексте бизнеса.

ЛИНИЯ ВРЕМЕНИ

Мы не можем быть ни в каком ином состоянии, кроме состояния "сейчас", и у каждого из нас в черепной коробке имеется машина времени. Когда мы спим, время останавливается. И в своих мечтах и сновидениях мы можем без всякого труда перепрыгивать из настоящего в прошлое или будущее. Порой кажется, что время летит или, наоборот, ползет в зависимости от того, чем мы заняты. Что бы ни представляло собой время в действительности, наше субъективное переживание времени постоянно изменяется.

Мы измеряем время в окружающем нас мире, используя расстояние и движение - движущуюся стрелку на циферблате часов, - но какое отношение ко времени имеет наш мозг? У нас должен быть какой-нибудь способ определения времени, иначе мы никогда бы не узнали, сделали мы что-то или только собираемся сделать, принадлежит ли это событие нашему прошлому или нашему будущему. Ведь трудно жить с ощущением deja vu по отношению к будущему. В чем различие между тем, как мы думаем о прошлых событиях, и тем, как мы думаем о будущем?

Возможно, мы найдем ключ к разгадке этого в тех много- численных высказываниях, которые мы делаем по поводу времени: "Я не вижу никакого будущего", "Он застрял в прошлом", "Оглядываясь на события", "Смотреть вперед в будущее". Вероятно, зрение и направление играют здесь некоторую роль.

Выберите какое-нибудь простое повторяющееся действие, которое вы выполняете почти каждый день, такое, как чистка зубов, причесывание, умывание, завтрак или просмотр телепередач.

Подумайте о времени примерно пятилетней давности, когда вы делали это. Здесь не обязательно вспоминать конкретный пример. Вы знаете, что вы делали это пять лет назад, и вы можете притвориться, что вспоминаете этот случай.

Теперь подумайте о том, как вы делали то же самое действие неделю назад.

Теперь подумайте, как бы это выглядело, если бы сделали это прямо сейчас. Через одну неделю.

Теперь подумайте об этом занятии через пять лет Не имеет значения, знаете ли вы, где вы будете тогда находиться, про- сто подумайте об этом занятии.

И, наконец, возьмите эти четыре события. Вероятно, у вас есть какая-нибудь картинка по поводу каждого из них. Это может быть кино или отдельный кадр. Если же бес перемешал их всех и вы не смогли их увидеть, то каким образом вы смогли отличить их одну от другой?

Наверное, вам самим интересно узнать, как вы это делаете. Чуть позже мы предложим вам некоторые обобщения.

Снова посмотрите на эти картинки. В чем различия между ними в терминах перечисленных ниже субмодальностей ?

В каком месте окружающего вас пространства они расположены?

Каковы их размеры? Какова их яркость?

Насколько резкими они являются? Одинаковый ли у них цвет? Это кино или фотографии? Насколько далеко от вас они расположены? Трудно делать какие-нибудь обобщения относительно линии времени, но общий способ организации картин прошлого, настоящего и будущего заключается в пространственном их расположении. Прошлое, вероятно, будет располагаться слева от вас. Чем дальше в прошлое, тем дальше от вас будет расположена картинка. "Далекое и смутное" прошлое будет дальше всего. Будущее будет уходить вправо от вас, причем картины более далекого будущего будут находиться дальше. Картинка по обе стороны могут располагаться друг над другом либо каким-то другим способом, позволяющим легко увидеть и рассортировать их. Многие люди используют визуальную систему для репрезентации временной последовательности событий, но вполне могут существовать некоторые субмодальные различия и в других системах. Звук может усиливаться по мере приближения к настоящему, ощущения могут становиться более интенсивными.

К счастью, такой способ организации времени согласуется с нормальными глазными сигналами доступа (и способом чтения), этим и можно объяснить тот факт, что он является распространенным паттерном. Существует множество способов организации временной линии. И хотя не существует "неправильной" временной линии, но использование каждой из них может иметь свои последствия. То, где и как вы выстраиваете свою временную линию, будет влиять на то, как вы думаете...

Предположим, ваше прошлое находится прямо перед вами. Оно всегда будет попадать в поле зрения и привлекать ваше внимание. Ваше прошлое становится важной и влиятельной частью вашего опыта.

Большие и яркие картинки далекого будущего сделают его весьма привлекательным и будут притягивать вас. Вы будете ориентированы на будущее. А ближайшее будущее будет с трудом поддаваться планированию. Если же ближайшее будущее будет наполнено большими и яркими картинами, то может оказаться затруднительным долговременное планирование. В общем, то, что является большим, ярким и насыщенным цветами (если эти субмодальности являются для вас критическими), будет наиболее привлекательным, и этому вы будете уделять наибольшую часть внимания. Буквально: у кого-то мрачное прошлое и светлое будущее.

Субмодальности могут изменяться постепенно. Например, чем ярче картинка или чем она резче, тем ближе н настоящему. Эти две субмодальности хороши при репрезентации постепенные изменении. Иногда человек может сортировать свои картинки более дискретным способом, используя их определенное местоположение, при этом каждое воспоминание не распространяется обособленно от предыдущего. И тогда такой человек будет использовать преимущественно staccato-жесты, говоря об этих воспоминаниях, а вовсе не legato-жесты.

Будущее может быть сильно вытянутым прямо перед вами и доставлять вам беспокойство столкновением с крайними сроками исполнения чего-либо. которые будут казаться далекими до тех пор, пока внезапно не примут угрожающих размеров. С другой стороны, будущее может быть слишком сжатым, так что картинка будущего будут расположены очень близко друг к другу, и тогда вы, наверное, почувствуете давление времен. и вам покажется, что все должно быть сделано сразу. Иногда полезно сжимать временную линию, а порою лучше ее растягивать. Все зависит от того, чего вы хотите. Общеизвестно, что те люди, которые ориентированы в будущее. обычно справляются с болезнями более быстро, я медицинские исследования подтверждают это Терапия временной линии могла бы помочь лечению серьезных заболевании.

Линия времени оказывается важной составляющей чувства реальности человека, и поэтому она с трудом поддается изменению до тех пор, пока это изменение не становится экологическим. Прошлое оказывается реальным настолько же, насколько будущее - нереальным. Будущее существует большей частью в виде потенциальных возможностей. Оно неопределенно. И субмодальности будущего зачастую каким-то способом это отражают. Линия времени может разделиться на несколько ветвей, либо картинки могут стать неопределенными.

Линии времени важны в терапии. Если клиент не может увидеть своего будущего. то многие техники не будут работать.

Многие терапевтические техники в НЛП предполагают, что клиет способен мысленно передвигаться во временя, получать доступ к ресурсам прошлого или конструировать привлекательнее будущее. Порою линия времени должна пройти предварительную сортировку.

РЯДОМ СО ВРЕМЕНЕМ И СКВОЗЬ ВРЕМЯ

В своей книге "Основы личности" Тэд Джеймс описывает две основных типа линии времени. Первый он назвал "рядом со временем"", или Англо-европейский тип времени, когда линия времени идет слева направо. Прошлое с одной стороны, а будущее с другой, но оба находятся в поле зрения человека прямо перед ним. Второй тип он назвал "сквозь время", или Арабское время, тогда линия времени вытягивается, пронзая вас спереди насквозь таким образом, что одна ее часть (обычно пришлое) сказывается позади вас и невидима. И вам приходится поворачиваться назад, чтобы увидеть ее.

Люди типа "сквозь время" не могут извлекать выгоду из прошлого или будущего, разложенного перед ними. Они все время находятся в настоящем моменте, так что крайние сроки, условленные встречи и хронометраж имеют для них меньшее значение, чем для людей типа "рядом со временем". Они находятся внутри своей временной линии, и их воспоминания чаще всего сказываются ассоциированными. "Такая модель восприятие времени шляется распространенной в восточных, в особенности арабских, странах, где люди бизнеса более гибко относятся к тому, что называется крайний срок, чем на Западе. И это может сильно раздражать западного бизнесмена. Будущее выглядит очень похожим на Целый ряд "сейчас". так что пропадает необходимость действовать безотлагательно. Ведь существует гораздо больше кадров "сейчас", из которых исходит эта срочность.

ЯЗЫК И ВРЕМЯ

Язык воздействует на мозг. Мы реагируем на язык на неосознаваемом уровне. То, как мы говорим о событиях, программирует нашу репрезентацию этих событий в вашей голове и, следовательно, нашу реакцию на них. Мы уже рассматривали некоторые последствия использования в мышлении номинализаций, универсальных квантификаторов, модальных операторов и других паттернов того же рода. Не являются исключением и времена глаголов.

Сейчас подумайте о том времени, когда вы гуляли. Вероятно, такая форма предложения заставит вас представить себе ассоциированную подвижную картинку. Если я скажу: "Подумайте о том времени, когда вы совершили прогулку", - то вы скорее всего создадите диссоциированную неподвижную картинку. Такой выбор слов удалил из картинки движение. И тем не менее оба предложения имеют один и тот же смысл, не правда ли?

Теперь подумайте о том будущем времени, когда вы совершите прогулку. И снова диссоциированная картинка. Сейчас о том, когда вы будете гулять. В этом случае ваша мысль скорее всего будет ассоциированным фильмом.

Сейчас я собираюсь предложить вам побывать в отдаленном будущем и там подумать о прошлом событии, которое на самом деле еще не произошло. Слишком мудрено? Вовсе нет, прочтите следующее предложение:

Подумайте о том времени, когда вы уже совершите прогулку.

Теперь вернитесь в настоящее. Вы воздействуете на других людей и ориентируете их во времени тем, что вы говорите. Зная об этом, вы получаете выбор относительно того, как осуществлять это воздействие. Вы не сможете прекратить делать это. Любая коммуникация оказывает какое-то влияние на других. Но то ли это влияние, которое вы ждете? Служит ли оно вашим целям?

Представьте себе тревожного пациента, пришедшего на прием к двум различным терапевтам. Первый говорит: "Итак, у вас появилось беспокойство? Именно так вы ощущали себя до сих пор?"

Второй говорит: "Итак, вы ощущаете беспокойство? Какие вещи будут вызывать у вас беспокойство?" Первый терапевт диссоциирует пациента от ощущения беспокойства и помещает это беспокойство в прошлое. Второй же ассоциирует пациента с этим ощущением и программирует испытывать беспокойство в будущем. Я знаю, к какому терапевту обратиться.

Это лишь небольшой пример того, как мы воздействуем друг на друга с помощью языка, даже не осознавая того, каким образом мы это делаем.

И в то время, как вы думаете о том, насколько элегантной и эффективной может быть ваша коммуникация... и с этими ресурсами вы оборачиваетесь назад и вспоминаете то, как вы обычно поступали прежде, чем вы изменились... и какие шаги вы предприняли, чтобы измениться... в то время как вы сидите здесь и сейчас... с этой книгой в руках.


 
Rambler's Top100 Армения Точка Ру - каталог армянских ресурсов в RuNet Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Russian Network USA