Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
Внучка Ирода Великого
Жестокость, коварство, непомерная гордыня, развращенность, алчность - все эти качества сочетались в одной женщине, Иродиаде.

В истории очень трудно найти однозначно отрицательных или однозначно положительных людей. Но случай с этой женщиной является редким исключением, ибо исследуя ее жизнь, даже предвзятые к Библии историки, не могут найти ничего хоть сколько-нибудь положительного в ней. Даже среди весьма развращенного высшего общества того времени ее фигура заметно выделяется в отрицательном смысле.

Иродиада была дочерью Аристобула, сына Ирода Великого. От последнего, как показала история, она унаследовала не только имя и характер. В ранней молодости Иродиада вышла замуж за своего дядю, Ирода Бефа, от которого у нее и родилась Саломея. Немного позже она выходит замуж за другого своего дядю, Ирода Филиппа [1]. С точки зрения иудейской религии, да и вообще моральных норм, браки между родственниками крайне не одобрялись. Но Иродиадой двигали лишь конъюнктурные соображения. Поэтому она не остановилась и в третий раз, когда предоставилась выгодная партия с третьим своим дядей, ставшем царем Иудеи, что не ускользнуло от глаз развратной женщины, всю жизнь мечтавшей о царской короне. Этим дядей и новым ее избранником был Ирод Антипа, который 'во время одного путешествия в Рим: заехал к своему родному брату: (второму мужу Иродиады - А. О.) :который родился от дочери первосвященника Симона. Влюбившись в жену брата Иродиаду (она была дочерью их общего брата Аристобула и сестрою Агриппы Великого), он рискнул предложить ей выйти за него замуж. Иродиада согласилась и сговорилась с ним войти в его дом, когда он возвратится из Рима. При этом было установлено, что Ирод прогонит дочь Ареты (свою тогдашнюю жену - А. О.). После этого тетрарх отплыл в Рим, заключив вышеуказанный договор' [2]. Жена Ирода Антипы, узнав о коварном предательстве мужа, бежит к своему отцу, царю Арете. Ему она рассказала о намерении Ирода, Арета на основании этого решил начать войну со своим зятем. В битве, последовавшей за этим, войско Ирода было уничтожено. Ирод сообщил императору Тиберию о происшедшем, и тот разгневался на образ действий Ареты, приказав Вителлию представить ему Арету либо живым в оковах, либо прислать его голову [3].

Как видим, Ирод с Иродиадой избирают хитрый план, они не только не видят в происшедшем Божьего наказания, но натравливают на справедливо негодующего Арету гнев подозрительного императора Тиберия, представив того восстающим против владычества Рима. Однако подлому их плану не суждено было сбыться, ибо Тиберий умер, а вместе с ним и начавшаяся военная акция римлян против Ареты. Однако народное возмущение преступным браком Ирода, поражением его войск, а также нескрываемым ограблением страны Иродиадой продолжало расти. Поэтому проповедь Иоанна Крестителя, обличавшая преступную связь Ирода со своей развратной племянницей (Мф. 14:3-4) встретила одобрение в народе и большое волнение в царском дворце. Именно поэтому Иродиада, опасаясь за свое ставшее шатким положение, приложила столько усилий для того, чтобы уничтожить неугодного пророка (см. главу этой книги 'Казнь в крепости Махерон').

Подговорив свою дочь попросить голову Иоанна Крестителя (Мф. 14:8), Иродиада вынесла себе вечный приговор. Она не захотела увидеть и признать Божье неодобрение своим действиям ни в поражении войск мужа, ни в обличительной речи пророка.

А принимаем ли мы Божье обличение сегодня, которое дается нам через обстоятельства нашей жизни, через Библию, других людей. Не заглушаем ли и мы голос совести, который является голосом Божьим в нашей душе (если конечно, наша совесть не является сожженной)? Или предпочитаем путь внучки Ирода Великого, путь греха и порока, не взирая ни на что и ни на кого?

Но этот путь, который кажется порой людям наиболее легким и удобным, обещающим земной успех и исполнение земных желаний, ведет в погибель. Гордыня, непомерное человеческое 'Я', которому люди так любят служить, ведут в пропасть смерти. Библейские слова 'Погибели предшествует гордость, и падению надменность' (Пр. 16:18) исполнились в жизни этой женщины.

'Иродиада, сестра Агриппы, бывшая замужем за тетрархом Галилеи и Переи Иродом, стала завидовать могуществу своего брата, так как тот занимал более высокое положение, чем ее муж. Она печалилась и сердилась при такой перемене в положении брата, который вернулся из очередной поездки в Рим, покрытый почетом, особенно же она была недовольна, когда видела Агриппу в царском облачении, разъезжающего по улицам (Этот титул Агриппе дал император Калигула - А. О.). Тут уж она была не в состоянии скрыть свое неудовольствие и зависть, и уговаривала мужа отправиться в Рим и добиться там подобных же почестей. Она указывала на то, что ей невозможно видеть своего брата, когда-то уехавшего от своих кредиторов и видевшего нужду, царем, тогда как Ирод, сын царя, которому само происхождение дает право на высокое звание, сидит себе спокойно дома. 'Если ты, Ирод, - говорила она, - раньше не огорчался тем, что занимаешь положение ниже отца своего, то теперь по крайней мере воспользуйся своим царским происхождением и не оставайся позади человека, который пользовался твоими деньгами: поедем в Рим и не будем щадить ни труда, ни денег, потому что нисколько не лучше копить деньги, чем добиться с их помощью царского престола' [4].

Ирод настойчиво отклонял это предложение, предпочитая покой и подозрительно относясь к шумной римской жизни. Иродиаду он старался отговорить от ее намерений, но последняя, однако, еще более настаивала на своем и успокоилась только тогда, когда Ирод дал согласие на ее домогательства.

Итак, он приготовился к отъезду, который обставил со всевозможной пышностью, не жалея для этого средств и оправился в Рим в сопровождении Иродиады [5].

Не повторяем ли и мы в своей жизни слова, стремления и действия Иродиады, не господствует ли зависть и в нашем сердце?

О намерениях Ирода стало известно Агриппе, который отправил в Рим письмо к императору Калигуле, в котором он обвинял Ирода в участии в заговоре с парфянским царем Артабаном, направленном против него, императора. В своем письме он указывал на наличие в арсенале Ирода оружия на 70000 воинов.

Когда муж Иродиады прибыл в Рим, то не смог отрицать наличия такого количества оружия, хотя оно и не предназначалось для восстания против Рима. 'Тогда Гай (Калигула - А. О.) поверил обвинению в соучастии его в заговоре, отнял у него Тетрархию и присоединил ее к царству Агриппы. Вместе с тем он предоставил последнему все деньги Ирода, которого приговорил к позорной ссылке в галльский город Лугдунум. Узнав, что Иродиада сестра Агриппы, император вернул ей ее личные средства и, полагая, что она не захочет разделить печальную участь своего мужа, сказал, что отныне защитником ее будет брат ее' [6].

Однако, гордая Иродиада, конечно же, не могла согласиться жить приживалкой при брате, которого ненавидела и мечтала уничтожить. Поэтому Иродиада ответила императору отказом, и Калигула отправил ее в ссылку вместе с мужем [7].

Местом ссылки Ирода стал галльский город Лугдунум (Лугдун), современный Бертран де Коммаж, по другим версиям, Лион, где они и закончили свою жизнь в бедности и безвестности [8].

Гордую внучку Ирода Великого постигло именно то, чего она боялась более всего. Но эту свою участь она избрала себе сама, когда через Саломею отдала приказ убить Иоанна Крестителя, чем вынесла и себе приговор.

Танец подо льдом
В одну из ночей 28 года по Р. Хр. дворец Ирода Антипы горел огнями. Двор отмечал день рождения правителя, пир продолжался уже за полночь, когда пьяный тетрарх пожелал, чтобы перед его гостями танцевала искусная в этом Саломея, его падчерица, дочь Иродиады.

Воспитанная своей развращенной матерью, юная Саломея не постеснялась исполнить неприличный сладострастный танец в обнаженном виде [1]. Отчим, увидев восторг гостей, пообещал ей любую награду, какую только она пожелает. 'Она же, по наущению матери своей, сказала: дай мне здесь на блюде голову Иоанна Крестителя. И опечалился царь; но, ради клятвы и возлежащих с ним, повелел дать ей, И послал отсечь Иоанну голову в темнице. И принесли голову его на блюде и дали девице, а она отнесла матери своей' (Мф. 14:8-11). Заметим, что Саломее тогда было не более 15-16 лет, однако она далеко не слепо повиновалась матери, не зная, что делала, как то пытаются представить некоторые исследователи. Во-первых, что обозначает понятие 'убить человека' или исполнить разнузданный танец, знает и восьмилетний ребенок. Во-вторых, на Востоке девушек и в более раннем возрасте, чем Саломея, выдавали замуж и они становились к 15-16 годам матерями. Поэтому дочь Иродиады прекрасно осознавала, что делала, и списать ее поступок только отрицательным влиянием на нее матери нельзя. Взирая на греховную жизнь Иродиады, Саломея не только не делала из нее выводов, но напротив, во всем следовала ей, почти точно повторив своей жизнью жизнь матери.

'Саломея вышла замуж за трахонского тетрарха Филиппа, сына Ирода Великого' [2], то есть, стала женой своего двоюродного дедушки и второго мужа своей матери! Филипп управлял своей областью 38 лет, с 4 года до Р. Хр. до 34 года по Р. Хр. и прославился, в частности, тем, что на южных склонах горы Хеврон построил языческий храм в честь императора Августа [3], что было вопиющим поступком в глазах монотеистов Иудеев. По смерти Филиппа Саломея вышла замуж за Аристобула, сына Ирода и брата Агриппы. У них было трое детей - Ирод, Агриппа и Аристобул [4].

Аристобул проводит очень умелую политику по отношению к Риму, добиваясь расположения и доверия Нерона, который в 55 году по Р. Хр. отдает ему во владение Малую Армению, даровав ему при этом и царский титул [5].

В ходе войны с Великой Арменией (60 год) Аристобул принимает сторону Рима, за что после победы получает от Нерона новые земли [6].

Саломее было дано много времени, чтобы покаяться в содеянном, но вместо этого в своей гордыне она возносилась выше и выше. Царский титул, о котором так мечтала ее мать, был у нее. Более того, она носила тройной титул: царица Халкиды, Малой и Великой Армении.

История сохранила нам рассказ о ее страшной смерти уже в преклонном возрасте. Как-то раз по неосторожности, Саломея провалилась в прорубь, и льды сомкнулись у нее на шее. Попытки ее спасти не увенчались успехом. Пытаясь вырваться из западни, она извивалась под водой, словно исполняя страшный танец, подобно тому, как в далекой юности она плясала во дворце отчима [7].

Великий Библейский принцип посева и жатвы исполнился особенно наглядно в жизни Саломеи. Приговорив Иоанна Крестителя к смерти с легкостью, даже ни на мгновение не смутившись и не задумавшись, Саломея подписала и свой собственный приговор, и не только к страшной гибели в земной жизни, но и вечную погибель
http://www.is.svitonline.com/falkon/bible/sud/sud2-07.htm
 
Rambler's Top100 Армения Точка Ру - каталог армянских ресурсов в RuNet Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Russian Network USA