Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
Первый поход монголов в ЗАКАВКАЗЬЕ



Опустошив Северный Иран, отряды Джебе и Субедея вторглись в южные области страны. Ильдегизид Узбек (1210 - 1225 гг.) бежал из своей стольцы. Но монголы, видя готовность горожан к борьбе, не решились сильную крепость Тебриз и удовлетворились получением большого выкупа с населения.

В 1221 г. орды Чингис-хана разрушили до основания города Марага, Ардебиль, Хой, Нахичеван и др. Трагической была судьба богатого города Байлакана. По настоянию зажиточных горожан сюда был приглашен монгольский представитель: знать хотела откупиться от врага огромной данью. Однако большинство горожан воспротивилось переговорам, опасаясь тяжести контрибуции. Вражеский представитель был убит. В конце 1221 г., несмотря на героическое сопротивление горожан, враги ворвались в город и перебили всех жителей. Байлакан был превращен в руины.

Первое столкновение грузин и армян с войсками монгольских феодалов в начале 1221 г. окончилось поражением грузино-армянского войска, но завоеватели также потерпели значительный урон и были вынуждены отступить. Они отошли к Мугани, готовя новое нападение. В 1222 г. Грузия встретила врагов более подготовленной. Увидев крупные силы грузин, монголы, не вступая в бой, оставили пределы страны.

Отряды Джебе и Субедея двинулись на Ганджу, но, встретив сильный отпор, ограничились требованием уплаты дани. Через Иран полчища Чингис-хана вторглись в Закавказье и нанесли удар по Азербайджану, раздробленному на ряд самостоятельных владений. Затем монголы повернули на север Азербайджана и осадили столицу ширваншахов - Шемаху. Покинутые правителем, шемахинпы решили стоять насмерть. Они наносили монголам сокрушительные удары, и лишь после многих дней осады, когда осажденные были доведены до полного истощения, монгольским войскам удалось проникнуть в город. Завоеватели разграбили город и перебили большинство населения.

После взятия Шемахи Джебе и Субедей двинулись на север. На пути их стояли неприступные укрепления Дербента. Джебе и Субедей обратились к его правителю ширваншаху Рашиду с предложением заключить мир. Поверив им, Рашид направил к монголам 10 послов. Но одного из них монголы убили, а остальных заставили под угрозой смерти указать им горные проходы мимо детэбентских укреплений.
Держава Тимура и ее роль в судьбах народов Средней Азии и Закавказья

Распад монгольских государств, которому способствовала национально-освободительная борьба покоренных народов, заставил тюркско-монгольскую кочевую знать отойти от Хулагуидов и Чагатаидов и искать другие возможности вернуть утерянные позиции.

Образование государства Тимура

Такой случай представился в связи с появлением на политическом горизонте XIV в. знаменитого Тимура (Тамерлана). Этого видного полководца и незаурядного государственного деятеля поддерживала кочевая знать сначала Средней Азии, а затем Ирана и даже Малой Азии (в сражении при Анкаре в 1402 г. кочевники-туркмены изменили турецкому султану Баязиду I и перешли на сторону Тимура, тем самым обеспечив ему победу). Возвышение Тимура представляло своеобразную реакцию феодальных кочевых и ортодоксально-мусульманских кругов на усилившееся народное движение (в первую очередь сербедаров).

Тимур происходил из тюрко-монгольского племени барлас и родился в 1336 г. около города Кеша (Шахрисябза). Личные способности и благоприятные обстоятельства позволили ему быстро выдвинуться. В ранний период его деятельности (60-е годы XIV в.) далеко не все действия Тимура были удачны. Ему вместе с эмиром Хусейном пришлось позорно бежать от нашествия кочевников из Восточного Туркестана (Моголистана). Угроза народных восстаний заставила феодалов, а также крупное купечество Мавераннахра сплотиться вокруг Тимура, в котором они видели правителя, способного жестоко подавить всякое народное выступление.

Опираясь на эти социальные силы, Тимур одержал в 1370 г. победу над своим бывшим союзником - эмиром Хусейном, после чего стал правителем всего Мавераннахра.

Походы Тимура против Золотой Орды и Азербайджана

Тридцатипятилетнее правление Тимура было насыщено многолетними походами, которые носили захватнический, грабительский характер.

Главной целью Тимура было подчинение чужих стран, причем территориальные захваты он совершал самыми варварскими методами. Как писал К. Маркс, 'политика Тимура заключалась в том, чтобы тысячами истязать, вырезывать, истреблять женщин, детей, мужчин, юношей и таким образом всюду наводить ужас'.

В начале 80-х годов XIV в. Тимур захватил Хорасан, ликвидировал государство сербедаров и жестоко расправился с побежденными. 2 тыс. пленных были живьем замурованы в сооруженных по приказу завоевателя башнях. В результате нескольких походов Тимур подчинил Южную Туркмению. В 1376 г. он укрепился в верхнем течении реки Чу, на территории современной Киргизии. Город Ургенч в Хорезме был разрушен ордами Тимура до основания.

Чтобы подчинить восточную часть Золотой Орды, Тимур старался привлечь на свою сторону правителя Золотой Орды Тохтамыша. Однако эти попытки не увенчались успехом. Тохтамыш сам стремился к экспансии на Кавказ. Столкновение интересов Тимура и Тохтамыша во время завоевания Азербайджана заставило Тохтамыша обратиться к египетскому султану с предложением военного союза против Тимура. В 1387- 1388 гг. Тохтамыш появился с большим войском на Сыр-Дарье. Окончательный разрыв отношений между Тимуром и Тохтамышем вскоре привел к открытым военным действиям. Тохтамыш потерпел поражение в двух битвах: в 1391 г. в долине реки Кундузча (притока Черемшана в нынешней Куйбышевской области) и в 1395 г. в долине Терека. Эти сражения решили судьбу не только Тохтамыша, но и самой Золотой Орды.

Нанеся решительный удар Золотой Орде, а также покорив многочисленные народности и племена обширной территории от Северного Кавказа до рязанских земель и от казахских степей до Днепра, Тимур создал обширную державу, объединенную сильной властью верховного монарха. Он разрушил города Золотой Орды, в том числе ее столицу Сарай-Берке. В 1387 г. полчища Тимура вторглись в Азербайджан. Разбив войска Джелаиридов, Тимур овладел Тебризом. Множество армянских и азербайджанских ремесленников было отправлено в Самарканд. Наиболее стойкое сопротивление захватчикам оказали защитники крепости Алинджакала недалеко от Нахичевана. В течение 14 лет (1387-1401 гг.) осажденные с помощью грузинских отрядов героически обороняли крепость от войск Тимура и его сына Мираншаха.

Ширваншах Ибрагим I, не видя другого пути уберечь Ширван от разграбления, лично явился в лагерь Тимура с богатыми подношениями. При переговорах ширваншаху удалось получить согласие Тимура на внутреннюю самостоятельность Ширвана. Пользуясь покровительством завоевателя, Ибрагим I укрепил свое влияние в Шеки и Карабахе. По требованию Тимура ширванские войска приняли участие в его походах против Тохтамыша и турецкого султана Баязида I.

Походы Тимура против Армении и Грузии

Изгнав из Азербайджана Тохтамыша, Тимур в 1386 г. вторгся в Армению, где захватил Гарни и Каре, а затем в Грузию. Весной 1387 г. орды Тимура вторглись в армянскую область Сюник. Разрушая все на своем пути, они овладели знаменитым монастырем Татев и сожгли его. При этом было расхищено и уничтожено ценнейшее хранилище рукописей, находившееся в монастыре.

В том же году войска Тимура продвинулись в Западную Армению, в район Вана и гор Армянского Тавра. Тимур стремился изгнать отсюда тюркских кочевников каракоюнлу. Невиданные жестокости завоевателей заставили население, не только армянское, но и курдское и тюркское, массами покидать родные места и уходить в неприступные ущелья Армянского Тавра.

Жители цветущей Таронской долины бежали в горный Сасун. Летописцы того времени рисуют ужасающие картины. Одна молодая женщина из города Муша во время бегства в горы была настигнута врагами. Видя безвыходность положения, она умертвила своего семилетнего ребенка, а сама бросилась в пропасть.

Попытка Тимура захватить горный Сасун не удалась, и его войска обрушились на город Ван. После длительной осады жители города, ослабленные голодом и лишениями, были вынуждены сдаться на милость победителя. Беспощадный хранитель традиций Чингис-хана, Тимур приказал раздать женщин и детей воинам, а мужчин сбросить с высокой Ванской скалы. Так было уничтожено 7 тыс. чел. Такому же погрому подверглись города Арджеш, Хлат и др.

Тимур возвратился в Самарканд со множеством пленных и трофеями, состоящими из предметов искусства и многочисленных рукописных книг. В годы походов Тимура земля Армении не обрабатывалась, и в 1389-1390 гг. страну постиг страшный голод.

Войска Тимура вновь появились в Армении в 1394 г., на этот раз из Месопотамии и Сирии. Глава тюркских племен Кара Юсуф бежал. Тимур, захватив Сасун, Тарой и Васпуракан, двинулся на Карин и Эрзинджан. Оттуда он направился в Грузию, а затем вторгся в Золотую Орду и разгромил Тохтамыша, после чего вернулся в Среднюю Азию и совершил опустошительный поход в Индию. В Грузию возвратился царь Георгий VII, который начал восстанавливать разоренную страну. В Армении снова пришел к власти Кара Юсуф. Но в 1399 г. Тимур предпринял новый поход в Закавказье и Южную Армению. Георгий VII опять изъявил ему свою покорность, а Кара Юсуф бежал к туркам. Опустошая все на своем пути, Тимур перешел Евфрат и захватил богатый город Себастию в Малой Армении. Зверства и жестокости войск Тимура здесь не знали предела. Заживо были погребены дети и женщины. С тех пор эти места армяне называли 'черными землями'. Тимур переселил значительную часть туркменских кочевников во внутренние области Армении. Вслед за тем он совершил пятый поход в Грузию и подчинил ее.

В период владычества Тимура больше всего страдало трудовое крестьянство. Именно на него падала основная тяжесть бесчисленных повинностей постоев и содержания войск Тимура.

Одновременно крестьяне должны были по-прежнему платить подати и нести повинности в пользу местных феодалов и церкви. Не менее тяжелой была участь ремесленников армян и азербайджанцев, которые уводились Тимуром в Самарканд, где они наряду с местным ремесленным населением принимали участие в сооружении его великолепных дворцов и мечетей. В Самаркандской цитадели, писал Клавихо (испанский посол к Тимуру), 'царь держал около тысячи пленных мастеров, которые делали латы, шлемы, луки и стрелы и круглый год работали для него'.

В результате нашествий Тамерлана Грузия окончательно потеряла свои южные и юго-западные области. Страна постепенно оказывалась в окружении кочевых тюркских племен. Борьба против кочевников окончилась поражением Грузии.

НАРОДЫ СРЕДНЕЙ АЗИИ И ЗАКАВКАЗЬЯ

В XIII-ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVII В.

Средняя Азия, Закавказье в XIII - XIV вв.
Последствия монгольских завоеваний

Завоевание монголами культурных земледельческих районов Средней Азии и Закавказья имело пагубные последствия.

Было нарушено самостоятельное развитие многих народов. Сотни тысяч людей были уничтожены или уведены в плен, была разрушена (прежде всего в Средней Азии) создававшаяся веками система орошения, в результате чего в районы, где еще несколько лет назад кипела жизнь, пришла пустыня. На захваченной территории монголы ввели суровый режим военных контрибуций. Население должно было принимать участие сначала в завоеваниях потомков Чингис-хана, а затем в бесконечных распрях между правителями отдельных частей распавшейся Монгольской империи. Оно обязано было вносить в казну завоевателей различные налоги и сборы. Но, пожалуй, самым тяжелым последствием монгольского завоевания явилось заселение районов с ранее господствовавшим оседлым населением тюрко-монгольскими кочевыми племенами с экстенсивным хозяйством и более низким уровнем общественных отношений. Так окончательно установилось характерное для стран Ближнего Востока сосуществование оседлого и кочевого населения. Ярким примером этого служит история Армении. С XIII в. значительная часть армянского населения была согнана или вынуждена уйти со своей земли, и его место заняли кочевые тюркские и курдские племена. В Грузии и Азербайджане также происходило вытеснение оседлого населения кочевым. На Северном Кавказе после нашествия монголов местные племена аланов и асов переселились из степной полосы в горные ущелья, а их территорию заняли кочевники Золотой Орды. Лишь после распада Золотой Орды в XIV - XV вв. часть адыгов (предки современных кабардинцев) вернулась в предгорную часть нынешней Кабарды.

Множество сельских поселений и городов погибло и на территории Туркмении, Узбекистана, Таджикистана и Киргизии. По словам арабского путешественника первой половины XIV в. Ибн Баттуты, между Ургенчем и Кятом он не встретил ни одного селения. Египетский автор первой половины XIV в. Ал-Омари писал со слов очевидцев: 'Издали видишь хорошо построенное селение, окрестности которого покрыты цветущей зеленью. Приближаешься к нему в надежде встретить жителей, но находишь дома совершенно пустыми'.

В Семиречье в середине XIII в. некогда богатые земледельческие районы превратились в пастбища. С разрушением городов и уничтожением земледельческих оазисов усиливалась роль кочевого скотоводства.

Союз монгольских завоевателей с местной знатью

В середине XIII в. оформился раздел завоеванной территории между тремя улусами потомков Чингис-хана. Средняя Азия за Аму-Дарьей, исключая Хорезм, стала основной частью Чагатайского улуса - удела потомков второго сына Чингис-хана - Чагатая. Хорезм, степи нынешнего Казахстана, Северный Кавказ вошли в состав Золотой Орды - удела потомков старшего сына Чингис-хана - Джучи. Наконец, страны Закавказья подчинялись Хулагуидам, потомкам четвертого сына Чингис-хана - Тули-хана. На эту территорию претендовали и золотоордынские ханы, и многие десятилетия берега Аракса, Куры и Терека являлись местами ожесточенных битв между Джучидами и Хулагуидами.

Средняя Азия, Азербайджан и Южная Армения непосредственно подчинялись верховному хану соответствующего улуса. Грузия же вместе с подчиненной ей Северной Арменией сохранила своих царей и даже в период единства Хулагуидского государства пользовалась большой долей самостоятельности во внутренних делах. Однако грузинский царь утверждался монгольским ханом, и Грузия с 1246 г. была обязана выставлять для участия в монгольских походах 20% мужского населения. Феодальные владельцы Дагестана также остались на своих местах. Крупнейшему из них, шамхалу, в 1254 г. монгольские власти поручили сбор податей в свою пользу.

Наряду с репрессиями монгольские ханы успешно применяли политику союза с местной знатью. Только так можно было сколько-нибудь упрочить власть в покоренных странах. В Средней Азии сторонниками монгольских завоевателей стали некоторые представители тюркской военно-кочевой аристократии, а также крупные среднеазиатские купцы. Видными представителями последних в Чагатайском государстве были хорезмийский купец Махмуд Ялавач и его сын Масуд-бек, деспотизм которых по отношению к местному населению не имел предела. Махмуд Ялавач и другие предатели своего народа пытались выслужиться перед Чингис-ханом и таким путем умножить свои владения. Такую же политику проводили и Хулагуиды в Ильханстве. Их столицей стал южно-азербайджанский город Тебриз. Преемники Хулагу-хана (умер в 1265 г.) привлекли на свою сторону иранскую и местную бюрократию, а с принятием ислама они получили поддержку мусульманского духовенства. Особенно сблизились Хулагуиды с местной знатью при Газан-хане (1295-1304 гг.).

Армянские феодалы, чтобы оградить себя от произвола местных монгольских властей, старались выхлопотать неприкосновенность своих владетельных прав у Чингизидов. По словам историка XIII в. Киракоса Гандзакеци, к хану Золотой Орды Батыю потянулись 'цари и принцы, князья и купцы и все обиженные и лишенные отечества', он же 'по справедливом суждении возвращал каждому из них отнятые вотчины и княжества, снабжал их ярлыками (грамотами.-Ред.), и никто не смел сопротивляться его воле'. Монгольские ханы, возвышая кого-либо из местной знати, стремились противопоставить ему другого. В борьбе со своими соперниками ставленники завоевателей часто предавали и родину и народ.

В Грузии монгольские владыки поддерживали крупных феодалов и способствовали дальнейшему укреплению системы владетельных княжеств, чтобы еще больше ослабить царскую власть. По словам современника, 'из боязни перед ханом... царь не мог смещать своих эриставов' (наместников).

Народные восстания

Если местные феодалы после неудачных попыток оказать сопротивление завоевателям предпочли для сохранения своих прав и владений сговор с монгольскими ханами, то народные массы, крестьянство и городская беднота, почувствовав еще большее усиление социального гнета, поднимались на борьбу с новыми и старыми притеснителями.

Одним из ранних движений против монгольских феодалов и поддерживавшей их местной знати было восстание крестьян и ремесленников бухарского оазиса под предводительством Махмуда Тараби в 1238 г. Восставшие освободились от власти монгольского начальника. У феодалов отнимали их имущество. Монгольское войско, выступившее против восставших, потерпело поражение. Лишь с большим трудом правительству хана Чагатая удалось подавить это восстание.

В середине XIII в. восстали против монгольских и местных феодалов армянские крестьяне в Верхнем Хачене (ныне входит в состав Азербайджанской ССР). В 1250 г. в селении Цар (ныне Истису в верховьях реки Тертер) появился некий Давид, уроженец селения Гарни. Он собрал вокруг себя много недовольных монгольскими баскаками и действовавшим заодно с последними армянским духовенством. Кроме крестьян, приверженцами Давида стали некоторые азаты (мелкие феодалы) и отдельные представители низшего духовенства. Давид призывал к разделу имущества богатых. По словам Киракоса Ганд-закеци, 'восстала вся многочисленная чернь с мечами и дубинками и хотела убить их (феодалов. - Ред.)'. В конце концов движение было подавлено.

В 1275-1276 гг. жители Аррана (Северо-Западного Азербайджана) напали на ильхана Абак-хана во время охоты. Нападавшие были рассеяны. Но правитель настолько перепугался, что приказал направить в этот район войска для расправы с непокорными.

Особенно большие размеры приняло бегство крестьян со своих земель. Жители не только Северного Азербайджана, но и далекого юга искали спасения от усилившегося налогового гнета в горах Южного Дагестана. Правительство Хулагуида Газан-хана издало в 1303 г. указ, предписывавший возвращать бежавших крестьян на свои места.

Переписи населения

Тяжелейшим последствием монгольского завоевания явилось увеличение налогового бремени. Чтобы никто не мог укрыться от ханских сборщиков налогов, в середине XIII в. проводились всеобщие переписи населения.

В 1253-1257 гг. по распоряжению великого хана Менгу кагана переписали население во всех подвластных Монгольскому государству землях. Кроме фискальных, перепись преследовала также военные цели. На народ возложили воинскую повинность, которая надолго, а то и навсегда, отрывала земледельца от сельскохозяйственных работ. Анонимный грузинский хронограф сообщает, что ханские чиновники 'подвергли переписи, начиная с людей и животных, вплоть до пашен и виноградников, садов и огородов. И с каждых девяти крестьянских дымов, обладателей полного земельного надела, брали на военную службу одного человека'. Закавказский крестьянин был обязан участвовать в дальних монгольских походах. Закавказье было разделено на военные округа - туманы, каждый из которых выставлял 10 тыс. воинов. Северная Армения делилась на пять туманов, из которых три входили в число восьми туманов Грузинского царства, а Сюник и Хачен-Арцах составляли особые туманы, непосредственно подчиненные великому хану.

Перепись охватила всех мужчин от 10-летнего до 60-летнего возраста. Уклонявшихся от учета, по словам Григора Акнерци, подвергали жестоким пыткам, 'связывали им руки назад, секли зелеными прутьями до того, что все тело обращалось в одну болячку, покрытую кровью. После этого выпускали на истощенных и истерзанных христиан свирепых собак, приученных ими (монгольскими феодалами.- Ред.) к человеческому мясу'. Если крестьянин не имел средств уплатить поборы, то его дети и даже он сам уводились в рабство.

Не менее тяжелым было положение трудящихся масс Средней Азии. Завоеватели обложили ее население данью в форме различных натуральных оброков (сбор зерна и скота), размер которой зависел от воли хана и произвола сборщиков. Особенно обременительными были чрезвычайные сборы, связанные с военными походами ханов Золотой Орды и Чагатайского улуса.

'Вследствие злоупотреблений и разорения,- пишет историк того времени Рашид ад-дин,- большая часть райятов (крестьян.- Ред.) в областях покидала родину и обосновывалась в чужих краях, а города и деревни оставались пустыми... Те, которые оставались в городах, большей частью закладывали двери камнем или оставляли в них узкое отверстие, входили и выходили через крыши домов и убегали из страха перед сборщиками. Когда сборщики отправлялись по околоткам, они находили какого-нибудь мерзавца, знавшего дома, и по его указанию извлекали людей из углов, подвалов, садов и развалил. Если не могли заполучить мужчин, то схватывали их жен, и словно стадо овец гнали перед собою из околотка в околоток, уводили к сборщикам. За ноги их подвешивали на веревке и били, и вопли и жалобы женщин поднимались к небу'.

Усиление феодального гнета

Первые монгольские ханы уничтожили большую часть местных феодальных владетелей, а остальных превратили в своих вассалов, заставив платить дань и нести военную службу. В государстве Хулагуидов существовали следующие виды феодальной земельной собственности: 1) земли казны (диван);

2) собственность ильхана и членов его семьи (инджу); 3) владения мусульманских, а также христианских религиозных учреждений (вакф); 4) земли, принадлежавшие частным лицам (мульк); 5) земли общин. До Газан-хана основной массив земель, захваченных монгольскими феодалами, был причислен к категориям земель инджу и дивана. Площадь вакфных земель резко увеличилась при Газан-хане, когда большинство завоевателей приняло мусульманство.

Удовлетворяя стремление монгольской знати к приобретению земель, Газан-хан раздавал лены (икта) эмирам племен с последующим их распределением среди рядовых воинов. Земли икта нельзя было продавать, но они могли быть отобраны за плохую службу. Эти земли переходили от отца к сыну и постепенно превращались в наследственный лен. Много ленов-икта монголо-тюркские кочевые племена получили в Азербайджане и Армении, изобиловавших удобными зимними и летними пастбищами (в Ширване, Карабахе, Мугани и т. д.).

С крестьян взимались денежные и натуральные поборы на содержание эмиров, государственных чиновников, известные под общим названием 'ихраджат'. Крайне тяжелыми для народа были почтовая повинность-'улаг', связанная с обеспечением лошадьми почтовых станций (ямов), принудительные работы по прокладке дорог, постройке крепостей, дворцов, восстановлению каналов (бигар). Во время этих работ гибли тысячи людей. Монгольские ханы заставляли крестьян предоставлять свои дома эмиру, прибывшему в данную местность. Эта повинность называлась 'нузл' или 'нузул' (постой). Крестьяне при этом кормили свиту эмиров, их слуг и лошадей.

Податями были обложены также ремесленники в городе и деревне, рыбаки, рудокопы, кузнецы и красильщики. Монгольские власти захватили все рудные разработки и соляные копи.

За сбор налогов были ответственны сборщики податей, перед которыми открывалось обширное поле для злоупотреблений. В монгольских государствах широко практиковалась отдача сборов на откуп, чаще всего отдельным купцам или даже купеческим компаниям, состоявшим обычно из мусульман. Киракос Гандзакеци упоминает 'отчаянных разбойников' из иранских и арабских купцов, которые безжалостно обирали население. Откупщик вносил в ханскую казну определенную сумму, а затем со значительным превышением взыскивал ее с населения.

Основным налогом в пользу монгольской казны был поземельный налог (харадж), составлявший до 60% урожая крестьянина. При Хулагу-хане была введена новая подать - тагар. По словам Киракоса Гандзакеци, со всякого человека, вошедшего в государственные списки, требовали 100 литр пшеницы, 50 литр вина, две литры риса, две веревки, одну белую монету, стрелу, подкову и т. д., кроме других поборов. Тагар взимался также со скота в количестве одной головы с каждых 20 голов. Разновидностями этого налога являлись 'тагар с быков' и 'тагар с гумна'.

Скотоводческие (кочевые и полукочевые) хозяйства платили особый налог - 'копчур'. С 10 голов скота одна отбиралась в казну. Позднее копчуром называли вообще прямой подоходный налог с земледельцев и скотоводов.

Особенно тяжелым был 'тарх' - принудительная покупка продуктов из казенных хранилищ по ценам, в несколько раз превышающим рыночные, а также принудительная продажа крестьянами продуктов по заниженным ценам. Налог с торговли и ремесла в городах и сельских местностях назывался 'тамга'. На заставах с товаров взыскивали внутренние пошлины.

В ограблении трудового населения активно участвовали и местные феодалы. По словам Киракоса Гандзакеци, 'князья, владетели областей, содействовали им (монгольским захватчикам.-Ред.) при мучениях и вымогательствах, причем и сами наживались'.

Города

Нашествия войск Чингис-хана и его наследников привели к разрушению и обезлюденью большинства городов Ближнего Востока, в том числе и Средней Азии. Так, например, погиб город Мера. Был разрушен многолюдный Самарканд, в котором, по свидетельству очевидца - китайца Чан Чуня, осталась четвертая часть населения. В Хорезме превратилось в развалины большинство городов и крепостей.

Однако уже в первой половине XIV в. наблюдается восстановление старых и даже возникновение новых городов. К этому же времени относится большая часть величественных архитектурных памятников Ургенча, говорящих о том, что монгольское завоевание не смогло уничтожить вековую хорезмскую культуру. С конца XIII в. восстанавливается Мерв. В западной части Хорезма появляется новый оазис земледельческой культуры. Образование его связано отчасти с расстройством системы Аму-Дарьи и впадением ее вод в старое Сарыкамышское русло.

В Мавераннахре и Фергане также происходит оживление городской жизни и ремесленного производства. Восстанавливается дважды (в 1220 и 1275 гг.) разрушенная Бухара; возникает на месте небольшого селения город Андижан, ставший в XIV в. центром Ферганской области. На юг от развалин Афрасиаба формируется современный Самарканд.

В городах Азербайджана, в частности в Тебризе, расширяется производство тканей и обуви. Развивается выделка шелка, шерстяных тканей, бархата. При ильханах Тебриз стал крупнейшим центром ремесла и торговли. Своим быстрым ростом город был обязан не столько хулагуидским правителям, избравшим его своей столицей, сколько выгодному расположению на пересечении магистралей европейско-азиатской торговли. Венецианец Марко Поло, проезжавший через Тебриз в 1286 г., пишет о производстве здесь шелковых и парчевых тканей, о продаже на городских базарах жемчуга и драгоценных камней. Бойкую торговлю вели города Джульфа и Ордубад, расположенные у переправы через реку Араке. Для увеличения доходов казны Газан-хан строил новые города

(например, Махмудабад на Мугани), не получившие развития.

Вместе с тем некоторые города северного Азербайджана в XIII-XIV веках совсем исчезли или потеряли свое былое значение. Так, цветущий город Байлакан, испытавший тяжкий удар монгольского нашествия, лежал в развалинах. Города Бад-жирван, Барзанд и Пилясувар были разорены непосильными налогами и превратились в селения. Город Кабала как центр торговли и ремесленного производства также перестал существовать.

Непомерные подати и повинности и изменение направления магистралей караванной торговли привели к упадку в XIV в. столицы средневековой Армении - города Ани. В XV в. Ани превратился в бедное селение. Свидетелями его былого великолепия остаются только величественные развалины.

Богатые армянские купцы и ремесленники эмигрировали в Крым, Валахию, Украину, Индию и другие страны, где возникали многолюдные армянские колонии.

Многие города Грузии при монгольском владычестве совершенно потеряли свое значение. Так, пришли в упадок города Рустави, Уплисцихе, Хорнабуджи и др. Экономическая роль других городов (Жинвани, Дманиси и др.) уменьшается. В результате монгольских нашествий сильно пострадал Тбилиси.



Торговля
Чингис-хан и его преемники, разрушая крупнейшие города Средней Азии и Кавказа, в тоже время оказывали покровительство верхушке купечества. Крупным торговцам-оптовикам в монгольских государствах были предоставлены различные привилегии. Очень часто им сдавался на выгодных условиях откуп налогов.

Среднеазиатские купцы получили возможность вести торговлю с Китаем и другими подвластными монголам государствами. Широко развилась караванная торговля. Она связывала отдаленнейшие районы Азии с европейским миром. Основной торговый путь проходил через Закавказье: Тебриз - Джульфа - Нахичеван - Эрзерум (Карин). Отсюда он разветвлялся. Одна ветвь шла через Байбурт к черноморскому порту Трапезунду, другая - в города Эрзинджан (Ерзнка) и Сивас (Себастия), откуда через Киликийский Тавр вела к главному порту Киликийской (Малой) Армении - Айасу. Из Тебриза в Эрзерум существовал также другой путь через города Хой, Арджеш и Маназкерт.

Азербайджан был связан со Средней Азией так называемой главной восточной дорогой, шедшей от города Султанийе до Аму-Дарьи через Иран. По этой дороге ездили в Среднюю Азию

и далее в Китай ближневосточные и европейские купцы. Несмотря на частые военные столкновения между Хулагуидами s золотоордынскими ханами, важную роль играл и торговый путь через Дербент в страны Восточной Европы. Наконец, с Индией Закавказье было связано караванным путем из города Султанийе до Персидского залива.

В XIII-XIV вв. большого расцвета достигла черноморская торговля, находившаяся в руках европейских, армянских и греческих купцов, которым золотоордынские ханы оказывали покровительство. Главной статьей этой торговли были рабы, преимущественно черкесы и кыпчаки. Их захватывали во время набегов татарские феодалы и продавали купцам, которые экспортировали рабов на невольничьи рынки Востока. С другой стороны, и местные феодалы продавали в рабство своих крестьян. Подобная практика особенно распространилась в XIII- XVII вв. в Черкесии и Западной Грузии. Много рабов из стран Северного Кавказа направлялось в Египет, где ими пополнялась гвардия султана - мамлюки. Сами египетские султаны большей частью выходили из среды мамлюков кыпчакского и черкесского происхождения. Крупным невольничьим рынком был Дербент. Масса рабов продавалась и на многочисленных рынках городов Средней Азии.

Распад монгольских улусов и борьба народов Средней Азии и Закавказья за независимость
Крупные монгольские государства, сложившиеся в середине XIII в., очень скоро стали обнаруживать тенденцию к распаду. Уже во второй половине XIII в. и в государстве Хулагуидов, и в государстве Чагатаидов, и в Золотой Орде шла непрерывная борьба за власть между отдельными ханами и правящими группировками. Попытки реформ, предпринятые в государстве Хулагуидов при Газан-хане и в Средней Азии при Кебек-хане (1318-1326 гг.), могли только на время задержать этот распад. Многочисленные покоренные народы продолжали упорную борьбу за освобождение от иноземного ига.

Грабительский поход кочевников из Моголистана (Восточный Туркестан и Семиречье) в Среднюю Азию вызвал бегство из Мавераннахра эмиров Хусейна и Тимура (будущего основателя обширной державы), оставивших население 'на милость врагов'. Это явилось поводом для давно назревшего взрыва народного гнева. В 1365-1366 гг. в Самарканде произошло крупное народное восстание, известное в истории под названием восстания сербедаров ('висельников').

Возникшее в 30-х годах XIV в. в Хорасане сербедарское движение по своей классовой сущности представляло восстание обездоленных крестьян, ремесленников, городских низов и примкнувших к ним рабов. Оно было направлено против господства кочевой монгольской, тюркской и части местной феодальной знати. Сербедары образовали в Хорасане своеобразное государство, занимавшее значительную территорию с центром в Себзеваре. Оно просуществовало около 45 лет (с 1337 до 1381 г.). Во главе его стояли преимущественно представители мелких землевладельцев ('сербедарская знать'), недовольные господством монголов. Приходившие к власти правители этого государства не создали своей династии. Войско сербедарского государства было отчасти демократизировано, так как вливавшиеся в него рабы занимали и командные посты. Снижением или даже отменой некоторых налогов, введенных монгольскими властями, учитывались интересы народных масс и прежде всего крестьян.

Сербедарское движение в Хорасане, нашедшее отклик в других областях Ирана, оказало большое влияние и на Мавераннахр; здесь пропаганда в его пользу велась еще в 30-х годах XIV в. Об этом свидетельствует появление в Термезе одного из руководителей хорасанских сербедаров - шейха Хасана.

В 1365 г. самаркандские сербедары перешли к решительным действиям. Основной движущей силой самаркандского восстания сербедаров были крестьяне, ремесленники и плебейские элементы города. Войска Ильяса Ходжи, тогдашнего правителя Моголистана, неожиданно столкнулись с засадой восставших сербедаров в Самарканде и были разбиты наголову. После этого начался второй этап движения, когда народные массы стали выступать более активно против феодальной знати, захватывая ее имущество. Эти выступления продолжались в течение всей зимы 1365/66 г. Но примкнувшие к восстанию ученик медресе (мусульманской школы) Маулана Задэ и его сообщники изменили сербедарам. С их помощью Хусейн и Тимур весной 1366 г. ликвидировали движение сербедаров в Самарканде, истребив его главных руководителей и многих участников. Сербедарское движение сыграло большую роль в истории Средней Азии. Благодаря ему был нанесен серьезный удар владычеству монголов и местной феодальной знати.

В Азербайджане положение осложнялось тем, что он служил ареной военных действий между Золотой Ордой и Хулагуидами. В 1357 г. после очередного нашествия золотоордынцев, когда ими был захвачен город Тебриз, жители последнего восстали против золотоордынских правителей. Один из местных феодалов, Джелаирид эмир Увейс, овладел Тебризом и другими областями страны. В состав Джелаиридского государства вошли также Персидский и Арабский Ирак, Армения и Курдистан. В первой половине XIV в., используя противоречия между кочевой знатью, боровшейся за власть в Южном Азербайджане, в Ширване начали усиливаться местные правители из династии Кесранидов. Ширваншахи отстаивали свою самостоятельность в борьбе против Хулагуидов и Джедаиридов.

Еще в первые годы господства монголов, в период бесцарствия, группа грузинских и армянских феодалов - Эргаслан Бакурцихели, Цотне Дадиани, Варам Гагели, Кваркварэ Джакели, Саргис Тмогвели и др.- решила поднять восстание против монгольских захватчиков и назначила день выступления, но заговор был выдан врагу, и план восстания провалился.

Борьба грузинского и армянского народов против монголов усилилась с 60-х годов XIII в., когда иноземное владычество приняло более тяжелые формы. В 1259 г. произошло восстание, которое возглавил Давид Нарин, сын царицы Русудан. Хулагу-хан послал против восставших огромное войско под предводительством Аргуна. Однако широкий размах движения не дал возможности Аргуну подавить восстание, хотя и Давиду Нарину не удалось одержать окончательную победу и изгнать завоевателей из Грузии. После того как Аргун получил пополнение, Давид Нарин ушел в Западную Грузию.

Через некоторое время в Грузии и Северной Армении вспыхнуло восстание, поводом для которого послужило распоряжение Хулагу-хана об участии восточногрузинского войска и царя Давида V Улу в походе против египетского султана. В 1260 г. в решающем сражении между грузино-армянским войском и армией Аргуна (под Гори) это войско было разбито. На следующий год Аргун вторгся в Самцхе (Южная Грузия). Несмотря на измену некоторых самцхийских феодалов, монгольские войска все же не смогли взять важнейшее укрепление восставших - Цихисджвари. Но судьба восстания была предрешена, и Давид V Улу снова укрылся в Западной Грузии. Вскоре, однако, он вынужден был смириться и явиться к хану. Последнему, ввиду осложнившегося положения внутри Монгольского государства, пришлось отказаться от наказания царя.

Борьба против монголов продолжалась и в 70-х годах XIII в. Царь Грузии Деметрэ II (1270-1289 гг.) участвовал в заговоре против Аргун-хана. Однако этот заговор был открыт в 1288 г., и Деметрэ был вызван в Орду. Ему угрожала смертная казнь. Царский совет предложил царю укрыться в горах, но это повлекло бы разорение страны, и царь решил пожертвовать собой ради его предотвращения. В 1289 г. Деметрэ II был казнен ханом, который удовольствовался этим и не разорил Грузию. Царя Деметрэ II прозвали 'Тавдадебули' ('Самопожертвователь').

В "1297 г. против завоевателей поднял восстание сын Деметрэ II Давид. Восстание продолжалось несколько лет и вызывало новые набеги войск ильханов. Отдельные области Грузии, особенно Картли, были совершенно опустошены. По словам летописца, 'когда в стране Картлийской была эта смута, нигде не сеяли и не строили'. Голод косил трудовое население, Картли обезлюдела, большинство населения укрылось в Самцхе.

К началу XIV в. владычество монгольских ханов в Грузии значительно ослабло. Здесь стояло тогда не более 10 тыс. войск, да и то в основном на границах страны. В Грузии в то время царствовал Георгий V Блистательный (1314-1346 гг.), который, умело используя дружбу с первым монгольским вазиром, начал борьбу за воссоединение Грузии. В первую очередь он привел в повиновение отложившихся феодалов, некоторых из них уничтожил, затем в 1327 г. присоединил Имеретинское царство, а в 1334 г.- Самцхинское княжество. Единство грузинской феодальной монархии было временно восстановлено.

К середине XIV в. государство иранских ильханов распалось. Образовавшиеся на его месте отдельные, враждовавшие между собой ханства уже не представляли для Грузии реальной опасности. Другой значительной силы, кроме далекого Египетского султаната, на Ближнем Востоке тогда не существовало. С Египтом же у Грузии установились тесные дипломатические взаимоотношения. Георгий V воспользовался сложившимся соотношением сил и изгнал завоевателей из Грузии.


 
Rambler's Top100 Армения Точка Ру - каталог армянских ресурсов в RuNet Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Russian Network USA