Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
Хронологическая таблица

http://clarino2.narod.ru/tyr10.htm

IV-III тысячелетия - Возникновение праармянских племенных союзов на территории Армянского нагорья

859 год до н.э. - Упоминание о первом царе государства Урарту-Араме в ассирийских клинописях

782 год до н. э. - Основание крепости-города Эребуни

550 год до н. э. - Упоминание об Армянском царстве в хрониках Ксенофонта.

520 год до н. э. - Упоминания страны Arminia и народа Armina в Бехистунской трёхъязычной надписи царя персов Дария I (Гистапа).

V - Завершение этнического оформления армянского народа и формирования армянского языка. Ц5-56 годы до н. э. Царствование Тиграна II (Великого), эпоха |Ц; расцвета древнеармянской государственности. Ш год. Принятие армянами христианства и признание христианства единственной и государственной религией Армении

387 год. - Раздел древнеармянского государства между Римом и Персией

405 год. - Создание армянским учёным и просветителем Месропом Маштоцем армянской письменности

451 год, 26 мая - Сражение полководца Вардана Мамиконяна с персами при реке Тхмут (Аварайрская битва)

859 год. - Образование вассального Арабскому Халифату Армянского княжества

885 год. - Основание династии Багратидов и восстановление государственности в Армянском царстве Багратидов

1045 год. - Завоевание Армении Византией и турками-сельджуками

1080 год. - Основание династией Рубенидов Киликийского армянского государства

1124 год. - Освобождение города Ани от турок-сельджуков

1236 год. - Начало нашествия монголов на Армению

1375 год. - Падение Киликийского армянского царства от нашествия египетских мамелюков

1441 год. - Перенос Престола Католикоса всех армян в Эчмиадзин

1639 год. - Раздел Армении между Османской Турцией и Персией

XVI век. - Обращения армян к европейским государствам с просьбами о защите от турок и персов

XVII век. - Армянские посольства в России

1722 год. - Выход русских войск к Каспийскому морю. Занятие Баку, Дербента

1724 год. - Создание Давид-Беком независимого Армянского княжества в Кафане

1812 год. - Победа русских войск над персами при реке Араке

1813 год. - Подписание Россией и Персией Гюлистанского договора

1826-1828 годы. - Вторая война с Персией. Присоединение к России Восточной Армении по Туркманчайскому договору

1828 год. - Образование Армянской области в составе Российской империи

1849 год. - Создание Эриванской губернии в составе Российской империи

1878 год, март. - Подписание Сан-Стефанского договора

1878 год, июль. - Заключение Берлинского договора

1894 год, лето - Резня армян в Сасуне

1895 год, осень - Резня армян в Константинополе, Трапезунде, Эрзеруме, Себастии, Ване, Баязете.

1909 год, апрель - Резня армян в Адане.

1914 год, 1 августа - Начало Первой Мировой войны.

1914 год, октябрь - Вступление Турции в войну на стороне Германии

1914 год - Уничтожение военнослужащих армянской национальности в турецкой армии

1915 год - Депортация и уничтожение армян, выселенных в пустыни Сирии и Месопотамии

1915 год, 24 апреля - Уничтожение армянской интеллигенции Константинополя

1917 год, 25 октября - Победа социалистической революции в Петрограде, падение Временного правительства

1918 год - Сражения армянского народа с турецкими войсками у Сардарапата, Караклиса, БашАпарана. 1918 год, 28 мая. Восстановление армянской государственности,
провозглашение Республики Армении.



Академия наук СССР

'ИСТОРИЯ СССРс древнейших времен

до наших дней'

ТОМ I

Урарту



В конце бронзового века процесс распада первобытнообщинного строя у закавказских племен был в основном завершен. Выделение богатой племенной аристократии из массы свободных общинников, образование больших племенных союзов, постоянные столкновения их между собой и грабительские походы некоторых наиболее могущественных племенных образований в дальние страны привели к тому, что закавказские племена на рубеже II-I тысячелетий до н. э. уже стояли на пороге классового общества.

В начале I тысячелетия до н. э. процесс классообразования был ускорен тем, что ряд закавказских областей вошел в состав молодого рабовладельческого государства, известного по ассирийским источникам под названием Урарту. Центр этого государства, сложившегося в IX в. до н. э. на основе объединения нескольких сильных племенных союзов, находился в районе озера Ван, на самой границе великого и грозного Ассирийского царства. Ассирия сразу же вынуждена была вступить в длительную и упорную борьбу с этим новым, стремительно возвысившимся противником. Но Ассирия не смогла противодействовать росту Урартского государства. Около 30 лет с постепенно затухающим для Ассирии успехом продолжалась борьба царя Салманасара III с урартами. Отдельные эпизоды этой борьбы изображены на бронзовых обивках ворот, найденных при раскопках на холме Балават, около ассирийскойстолицы Ниневии, и красочно описаны в дошедших до нас ассирийских летописях.

В описании одного из походов (834 г. до н. э.) говорится об урартском правителе Сидури (Сардури). От времени этого первого упомянутого в письменных ассирийских источниках урартского царя сохранились у западного склона Ванской скалы развалины циклопической крепостной стены. На стене имеются три одинаковые надписи, написанные по-ассирийски. Они дают пространную титулатуру царя Сардури, сына Лутипри, и содержат сведения о доставке камня для постройки стены. При преемнике Сардури - царе Ишпуини - были проведены большие строительные работы в районе столицы государства - г. Тушпы, на восточном берегу озера Ван. От этого царя дошли до нас и первые надписи на урартском языке.

В период становления Урартского государства ассирийское влияние на культуру и жизнь урартов было очень сильным. Они заимствовали не только ассирийскую клинопись, приспособив ее знаки к своему языку, но и самые формулы летописей, описывающих завоевания и строительство. Урартские воины пользовались оружием, изготовленным по ассирийским образцам. Придворные урартские мастера кодировали произведения искусства из дворцов Ниневии и Кальху. Однако этот слой заимствований был в значительной мере поверхностным, поскольку местные элементы, идущие еще от энеолитической культуры, продолжали жить и развиваться.

В конце IX в. до н. э. мощь Ассирии постепенно падала, и ее прежнее положение среди государств Передней Азии стало переходить к Урарту, переживавшему бурный расцвет, длившийся около 70 лет.

При царе Менуа, сыне Ишпуини, вступившем на престол около 810 г. до н. э., в центре государства шло большое строительство городов, крепостей, дворцов и храмов, расширялась ирригационная система. К столице страны - г. Тушпе - была подведена питьевая вода из горных родников, расположенных к югу от р. Хошаб.

Значительно расширилась и территория царства, в которое вошли страны Мусасир, Мана и Наири; урарты доходили до границ Ассирии, а на западе достигли излучины р. Евфрата и проникли в Северную Сирию, завладев путями, связывавшими Переднюю Азию со Средиземноморьем. На северо-западе урарты, перейдя р. Араке, достигли богатой страны Диауехи, о чем говорят установленные там победные надписи. Началось и продвижение в Закавказье. На правом берегу Аракса, на склоне Арарата, у современного сел. Ташбурун, Менуа создал свой административный центр, назвав его Менуахинили (постройки царя Менуа).

Аргишти, сын Менуа, правивший в первой четверти VIII в. до н. э., начал планомерное завоевание закавказских земель, расположенных к северу от Аракса.


Согласно летописи царя, высеченной на Ванской скале, на пятом году своего правления Аргишти совершил поход в район озера Севан, покорил г. Кехуни (находившийся около современного сел. Лчашен) и построил г. Эребуни, в который были переселены пленные из стран Хатти и Цупани (западная излучина Евфрата). Местоположение Эребуни удалось твердо установить. В 1950 г. на южной окраине Еревана, на холме Арин-берд, была обнаружена надпись: 'Величием бога Халди Аргишти, сын Менуа, эту могущественную крепость построил, установил ее имя Эребуни для могущества страны Биайни (так называли урарты свою страну.-Ред.) и для устрашения вражеских стран...'

Раскопки, производившиеся на Арин-берде, дают полное представление об этом крупном урартском административном центре, служившем одновременно и царской резиденцией. Внутри цитадели г. Эребуни находились дворец, храмы и крупные постройки хозяйственного значения. Укрепленные ворота вели в обширный двор. Напротив ворот возвышался дворец, слева - храм с колоннадой перед фасадом, а справа - грандиозное здание, вероятно амбары для зерна. В юго-западном выступе цитадели находились кладовые для вина, где крупные сосуды - карасы - были вкопаны в земляной пол.

В Эребуни было найдено семь клинообразных надписей Аргишти I и одна надпись Сардури II. В них рассказывается о постройке города, дворца, храма и закромов. Особенно интересным оказался дворец. В нем был открыт дворик с колоннадой по периметру, парадные комнаты, небольшой храмик, кладовые и различные помещения. Один большой зал украшала монументальная роспись, выполненная в основном белой, синей, красной и черной красками. Она носила орнаментальный характер и состояла из полос,заполненных ступенчатыми башенками, пальметками, изображениями священного дерева со стоящими около пего божествами, гирляндами бутонов и др. Центральная полоса была занята крупными изображениями львов, быков, коленопреклоненных крылатых гениев, геометрическими фигурами. Подобные или близкие к этой росписи известны в ассирийских дворцах, в частности во дворце Ашшурнасирапала II в Кальху. В цитадели Эребуни находилось два храма: один небольшой на территории дворца, другой на площади. Стены храмов также были украшены изображениями различных божеств, из которых сохранился только главный бог Халди, стоящий на льве. Крепость Эребуни служила базой для урартского войска; здесь хранились продовольственные запасы, отсюда снаряжались походы в разные страны Закавказья.

Присоединив к Урартскому царству южное Закавказье, урарты заняли Араратскую низменность, плодородную область, центр земледелия и садоводства. Летопись Аргишти I рассказывает о том, что на 11-м году своего правления урартский царь в Араратской равнине построил еще один город - Аргиштихинили, также ставший крупнейшим хозяйственным центром. Из клинообразных надписей, происходящих из района цитадели этого города, расположенной на холме у сел. Армавир, мы знаем о постройке крепостей, создании каналов, разведении плодовых садов и виноградников, о больших полях с посевами. Это был цветущий богатый район, игравший немалую роль в хозяйстве Урарту.

Из горных районов (гора Арагац и побережье Севана) урарты угоняли громадное количество лошадей, крупного и мелкого рогатого скота. Походы в горные области, как повествуют надписи, совершались два раза в год - весной и осенью, что, вероятно, было связано с полукочевой формой скотоводства у закавказских племен: урарты нападали на их поселения в тот период, когда скот находился на зимовищах.


Захват горных областей Кавказа был важен для Урарту еще и потому, что горы Малого Кавказского хребта были чрезвычайно богаты медной рудой, которая на основной территории государства встречалась в очень небольшом количество.

Зенита своего могущества Урартское государство достигло при сыне Аргишти царе Сардури II (вторая четверть VIII в. до п. ;'.). При нем урарты владели Сирией и держали в руках пути в Средиземноморье. Именно в это время предметы урартского ремесла проникали во Фригию, в Грецию и даже в Италию. Летопись Сардури II, открытая в нише на северном склоне Канской скалы, красочно описывает военные успехи урартского поиска, захват новых областей и жестокую расправу с сопротивлявшимися. В тексте часто упоминаются походы в закавказские земли, в частности в страну Эриахи, существовавшую в районе современного Ленинакана.

Урартскoe войско было хорошо организованным, в него входили отряды пеших лучников, копейщиков и всадников. Ассирийские письменные источники называют даже области, где выращивались для урартской конницы жеребята, которых тренировали специально для военного дела. Наряду с постоянными военными экспедициями в Закавказье урартские войска совершили походы и на ослабевшего южного соседа-Ассирию. Об этом также сообщают каменные летописи Сардури II.

В середине VIII в. до н. э. положение Урарту среди стран Передней Азии изменилось. В 745 г. до н. э. на ассирийский престол вступил Тиглатпаласар III. Он провел реформу армии и приступил к восстановлению прежних границ Ассирии, к возврату потерянных областей. Естественно, Ассирию тревожило укрепление урартов в Северной Сирии, являвшейся центром транзитной торговли с Малой Азией и Средиземноморьем. Одним из первых походов Тиглатпаласара III был поход в Сирию, снаряженный в 743 г. до н. э. Около Арпада урарты потерпели поражение. Были захвачены многочисленные пленные и богатая добыча царского стана. Сам Сардури под прикрытием ночи, на кобыле, потеряв боевого коня, бежал, и ассирийцы преследовали его до границ Урарту, до переправы через Евфрат.

Восстановив прежнее положение Ассирии на подступах к Средиземному морю, Тиглатпаласар III стал готовиться к походу в центр Урарту. Поход состоялся в 735 г. до н. э. Ассирийцы прошли через всю урартскую территорию и осадили столицу страны - Тушпу, в цитадели которой, в крепости на Ванской скале, отсиживался Сардури. Ассирийцам не удалось овладеть хорошо укрепленной крепостью. Тем не менее, поражение, нанесенное ассирийцами Урартскому царству, привело к ослаблению центральной власти и к отпадению входивших в его состав окраинных стран и областей.

Урарту было конгломератом мелких стран и племен, объединенных силой оружия, но сохранивших свои язык и культуру. В покоренные области назначался наместник, обычно военачальник, становившийся полным хозяином округа. Он следил за порядком, принимал меры к своевременной уплате налогов и дани, выполнению трудовых повинностей. Система управления на местах и разделение царства на отдельные округи была проведена в Урарту с большой последовательностью. Она укрепляла закабаление присоединенных стран, но вместе с тем таила опасность чрезмерного усиления наместников и противопоставления их царской власти.

Таким образом, население Урартского царства было разнородным. Сами урарты не составляли большинства, они были лишь господствующей частью населения. Этнической пестроте Урарту способствовали и частые массовые переселения людей из захваченных областей. В летописях нередко встречается такая стереотипная фраза: 'Страну захватил, поселения сжег и разрушил, страну опустошил, мужчин и женщин увел в Биайни(ли)'. Часть пленных становилась рабами и направлялась на строительство городов и крепостей, прокладку каналов, в рудники и на другие тяжелые организованные государством работы, а большинство сажалось на землю или поселялось в новых административно-хозяйственных центрах.

В результате этой политики окраины государства всегда, даже при крепкой центральной власти, были ненадежны. Там постоянно вспыхивали восстания, и урартам приходилось направлять войска в те области, которые уже считались присоединенными к Урарту. Эти особенности древневосточных царств бывали обычно причиной распада государств при ослаблении центральной власти. Так получилось и после разгрома ассирийцами войск Сардури II. Его сын Руса I вел упорную борьбу с наместниками присоединенных областей, добивавшимися полной самостоятельности. По-видимому, именно при Русе I была начата завершившаяся значительно позже реформа управления областями. В целях укрепления власти было продолжено строительство крепостей в отдаленных провинциях государства и назначены в них новые наместники. Кроме того, были заключены союзы со многими соседними странами.

В силу еще неясных нам причин большое строительство в центре Урарту и на его окраинах производилось не в старых центрах, а на новых местах, причем старые центры теряли свое прежнее значение. Археологам неизвестна ни одна урартская постройка, где надписи царей Менуа, Аргишти I и Сардури II встречались бы вместе с надписями последующих правителей. В центре Урарту при Русе I, а возможно, и после него, цитадель Тушпы потеряла свое значение, и царская резиденция была перенесена в новый город; в Закавказье же утратили значение такие крупные административные и хозяйственные центры, как Эребуни и Аргиштихинили.

Успешная деятельность Русы I по укреплению Урартского государства была прервана походом ассирийцев в 714 г. до н. э. Ассирийский царь Саргон давно и тщательно готовился к походу против Урарту. В древних архивах Ниневии и Кальху сохранились интереснейшие документы - сообщения разведчиков, засланных в соседние страны, в том числе и в Урарту. На маленьких глиняных табличках, которые можно было легко спрятать за пазуху, записывались краткие сообщения о положении в Урарту, о продвижении войск, о войнах с кочевниками на Северного Причерноморья - киммерийцами, о волнениях в стране и других событиях. Особое внимание разведчики уделяли мятежу, поднятому наместниками областей в центре Урарту. Мятеж этот был быстро и успешно подавлен Русой I. Чувствуя недоброжелательность со стороны Ассирии, урартский царь, кроме расширения Урарту на севере, вел последовательную политику укрепления урартского влияния на юго-востоке страны, в соседних с Ассирией странах - Мусасире и Мане. Но и ассирийцы не оставляли эти страны без внимания и также пытались упрочить в них свое влияние. На престол страны Маны попеременно возводились ставленники то ассирийцев, то урартов. Создалось очень напряженное положение, но ни один из противников не решался начать открытую борьбу, войска их не встречались и поочередно уходили из Маны.

Эта борьба завершилась походом Саргона в 714 г. до ц. э., о котором мы хорошо знаем по большому тексту, найденному в Ашшуре и хранящемуся ныне в Лувре, а также по рельефам из дворца Саргона, раскопанного в Хорсабаде (Дур-Шаррукине). В начале лета 714 г. до н.э. ассирийское войско выступило из Кальху и направилось на восток. Саргон через Ману прошел по направлению к странам Анди и Зикирту. В Зикирту ассирийский царь нанес поражение правителю Метатти, который убежал в горы, бросив город и оставив сокровища своего дворца. Но ассирийцы не преследовали врага, а повернули обратно.

Это было вызвано тем, что ассирийский царь неожиданно узнал, что Руса зашел к нему в тыл и в горном ущелье горы Уауш (Сохеида) построил свое войско 'для отмщения за Метатти Зикирта'.

Получив это известие, Саргон в колеснице и с конным отрядом своего Друга Синахусура стремительно двинулся навстречу урартам. Внезапно, среди ночи, напал он на урартский лагерь и разбил врагов наголову. 'Ущелья гор были заполнены трупами и кровь убитых врагов текла как река'. Оставшиеся в живых, 'как муравьи в беде, расползлись трудными путями'. Сам урартский царь бежал.

После этой победы ассирийцы двинулись в глубь Урарту по восточному побережью озера Урмии, разрушая все на пути. Они вступили в богатую провинцию Сангибуту, на севере озера Урмии. 'Как темная туча вечера, покрыл я эту страну, все покрыл я, подобно стае саранчи...'

Далее путь ассирийской армии шел севернее озера Ван, где было взято '30 городов, укрепленных на берегу волнующегося моря, у склонов великих гор'. На обратном пути в Ассирию Саргон узнал об измене Урзаны, правителя Мусасира, и двинулся с тысячным отрядом воинов в горную, труднодоступную местность. Здесь он разграбил дворец и храм, где были захвачены несметные сокровища. Разграбление храма изображено на одном из рельефов дворца Саргона. Особенно интересен сам храм, сооруженный на высокой платформе. Он имел двускатную крышу с высоким фронтоном, шесть колонн перед фасадом с дверью посредине. Стены храма были украшены круглыми щитами с сильно выступающей средней частью, помещенными как на колоннах, так и между ними.

Описание колоссальной добычи, захваченной ассирийцами в Мусасире, заканчивается словами: 'Имущество дворца Урзаны и храма бога Халди с его несметными богатствами, которые в Мусасире я захватил, я нагрузил во всей их бесчисленности на мое многочисленное войско и в Ассирию заставил я тащить эту добычу. Людей области Мусасира к людям Ассирии я причислил, повинности воинские и строительные я наложил на них как на ассирийцев'.

Разгром Мусасира сильно ослабил государство Урарту, потерявшее защиту с юга. Положение Урарту ухудшалось и разорением всей страны. В летописи Саргон рассказывает, что когда 'Руса, правитель Урарту, услыхал, что Мусасир разрушен, его бог Халди увезен, то собственной рукой, железным кинжалом своего пояса лишил себя жизни'.

Так закончился хорошо освещенный письменными и изобразительными источниками поход 714 г. до н. э.- характерный пример грабительских войн, несущих гибель и разрушение.

Но несмотря на большую жестокость ассирийского войска, сопротивление ассирийцам возрастало и в конце царствования Саргона его военная слава стала меркнуть.

Урарту вскоре оправилось от поражения. Однако внимание его правительства было с тех пор обращено не на страны Передней Азии, а на Закавказье и восточную часть Малой Азии.

После Русы I на урартский престол вступил его сын Аргишти II, современник ассирийского царя Синахериба. От этого времени до нас дошло мало источников, освещающих историю Урарту; по-видимому, это был период некоторого затишья, воспользовавшись которым Урарту и смогло окрепнуть вновь.



Новый подъем Урарту во второй четверти VII в. до н. э. относится ко времени правления Русы II, сына Аргишти. Усиление Урарту стало вновь тревожить ассирийского царя. Опять начала функционировать ассирийская шпионская сеть в граничащих с Ассирией странах. Интересно, что даже в число вопросов оракула Асархаддона включен вопрос об осуществлении замыслов Русы, правителя Урарту, и народа гимирра (киммерийцев).

Тем не менее ни один из противников не решался вести открытую борьбу, и когда Асархаддон во время похода в страну Шуприю в 673-672 гг. до н. э. захватил в крепости Уппум скрывавшихся там урартских беглецов, он вернул их урартскому царю. Урарты также избегали столкновений с Ассирией и отказались от своих притязаний на те южные области, которые находились в союзе с Ассирией.

Культурный и хозяйственный подъем Урарту выразился прежде всего в интенсивном строительстве как в центре Урарту, так и в закавказских его провинциях, о чем рассказывают клинописи.

В надписях говорится о разведении виноградников, посадке фруктовых садов, возделывании полей и прокладке каналов, в частности канала из р. Ильдаруни, как в древности называлась р. Раздан (Занга). Этот канал, пробитый в толще базальтовых скал, сохранился до наших дней. По нему идет вода, орошающая правый берег реки. Сооружение канала представляло собой невероятно трудоемкую работу, которую можно было выполнить только при использовании труда громадного количества рабов.

Напротив канала, на холме, называемом теперь Кармир-блур, находятся развалины крепости, общая площадь которой достигает 4 га.

В 1939 г. начались раскопки Кармир-блура. Была вскрыта значительная часть крепости, представлявшей собою в отличие от Эребуни не комплекс отдельных построек, а одно монументальное здание. Первый, цокольный, этаж этого здания содержал около 150 помещений с высокими и толстыми стенами (высотой до"7 м, толщиной 2,10-3,50 м), перекрытых частью бревенчатым накатом, а частью, по-видимому, сводами из сырцового кирпича. Многие помещения второго этажа были частично сложены из крупных отесанных базальтовых блоков. Это монументальное здание могло быть построено только силами огромного количества людей, вероятно военнопленных - рабов.

В древности цитадель на холме и поселение вокруг него называлось Тейшебаини, то есть город бога Тейшебы. Это был город урартского наместника, в него свозилась собранная в окрестных областях дань. Сельскохозяйственные продукты перерабатывались здесь же: в крепости и городе были раскопаны ремесленные мастерские.

Высокий уровень урартского земледелия прекрасно иллюстрируется материалами из раскопок Кармир-блура. В кладовых разного размера, вмещавших около 750 тонн зерна, в ямах и отдельных глиняных сосудах хранились запасы пшеницы, ячменя, проса. Найдены также запасы муки крупного помола и обгоревшие остатки хлеба, имевшего форму овальной лепешки с отверстием посредине.

В Урарту, как и в Ассирии, широкое распространение получила культура кунжута, из которого приготовлялось масло; на Кармир-блуре три помещения цитадели были отведены под мастерскую для изготовления кунжутного масла, в них обнаружен

каменный чан для вымачивания зерен и остатки жмыхов - отходов производства.

Раскопки Кармир-блура позволили воссоздать яркую картину урартского виноградарства. Сорта винограда, разводившиеся урартами, существуют и доныне. В восьми винных кладовых, открытых в различных частях здания, находилось более 400 крупных сосудов - карасов, вкопанных в земляной пол и имеющих под венчиком клинописные и иероглифические отметки их емкости или количества залитого вина. В них хранилось не менее 400 тыс. литров вина. При таком количестве вина необходима была соответствующая посуда для его розлива. В одной из кладовых было обнаружено 1036 красных кувшинов, сделанных местными гончарами, и 97 бронзовых плоских чаш с вычеканенными именами урартских царей VIII в. до н. э.

В хозяйстве Тейшебаини наряду с земледелием и садоводством важное место занимало животноводство. При раскопках найдены целые скелеты животных, погибших во время пожара, возникшего при гибели крепости, а также отдельные кости - остатки мясной пищи. В основном это остатки крупного и мелкого рогатого скота. Разведение овец давало урартам не только молочную пищу, но и шерсть для ремесла. Шерсть дошла до нас как в клубках, так и в готовых тканях разной плотности, украшенных иногда вытканным цветным узором. Обнаруженные в крепости скелеты лошадей позволяют установить две породы: низкорослую (рабочую) и высокорослую (военную).

Таким образом, археологические материалы позволяют с исключительной полнотой восстановить облик хозяйства и ремесла в урартском административно-хозяйственном центре Закавказья.

Совершенно исключительное значение для изучения жизни Тейшебаини имеют документы, написанные клинописью на глиняных табличках. На Кармир-блуре их найдено немного, всего шесть целых табличек и пять обломков. Пять табличек представляют собой царские приказы или письма высоких должностных лиц, направленные из Тушпы в Тейшебаини. Они касаются передела земли, отправки лошадей, быков и фуража, возврата беглой рабыни и др. Одна табличка, написанная скверным почерком и не совсем грамотно, является распиской в получении или отправке кож и шерсти. Благодаря этой находке можно предполагать, что в крепости существовал свой хозяйственный архив, к сожалению, не сохранившийся.

Раскопки поселения у крепости открыли жилые комплексы, представлявшие собой не отдельные дома, а кварталы, состоявшие из жилищ в две комнаты с открытым двориком. В этих жилищах отсутствовали помещения для скота и хранения продуктов. Они заменялись общими кладовыми для всего квартала в целом. Другой тип жилых помещений, оформленных в урартском стиле, представлен большим зданием с контрфорсами по фасаду и угловыми башнями. Здание состояло из четырех десятикомнатных жилищ одинаковой планировки, с входами, расположенными по одной стороне. Несомненно, в этом 'четырехквартирном' доме жили не простые ремесленники или воины. Раскопки в других местах поселения у Кармир-блура открыли жилища более самостоятельных и состоятельных представителей населения города. В одном из таких домов была обнаружена кладовая, в которой находилось два караса, подобных карасам винных погребов цитадели.

В кладовых цитадели Тейшебаини хранились разнообразные железные и бронзовые предметы: орудия, оружие, сосуды, предметы обстановки, утварь и украшения.

Обращает на себя внимание большое количество железного оружия - мечей, кинжалов, наконечников копий и стрел. Урартские железные изделия были очень высокого качества. Нет сомнения, что широкое применение железа в быту закавказских племен обязано влиянию урартов. Большинство закавказских железных предметов VII-VI вв. до н. э. повторяет урартские формы.

Помимо рядового оружия в подвалах Тейшебаини были собраны и богатейшие коллекции украшений и бронзового художественного оружия с надписями урартских царей VIII в. до н.э.: Менуа, Аргишти I, Сардури II и Русы I. Было обнаружено 14 бронзовых крупных щитов декоративного назначения с клинообразными посвятительными богу Халди надписями. Кроме щитов, в Тейшебаини было найдено 20 бронзовых шлемов, украшенных крупным символическим знаком на лобной части и изображением священных деревьев с божествами около них, колесницами и всадниками. Наряду с крупными изделиями из бронзы и меди на Кармир-блуре обнаружено несколько великолепных образцов мелкой урартской скульптуры из бронзы. К их числу принадлежат реалистически выполненная голова коня, служившая навершием дышла колесницы, и фигурка бога войны Тейшебы, бывшая навершием военного штандарта. Помимо бронзовых изделий, были найдены вещи из кости, рога, камня, серебра и золота, а также множество ассирийских изделий: характерные цилиндрические печати, фаянсовые пронизки, каменные великолепно изготовленные бусы и бронзовые чаши - фиалы. Попадались отдельные предметы из Египта, в частности миниатюрная подвеска, изображающая богиню Сохмет, и скарабеи. Некоторые стеклянные и фаянсовые сосуды, ювелирные изделия и бусы из кладовых Тейшебаини указывают на связи Урарту со Средиземноморьем.

Особый интерес для древней истории народов СССР представляют находки предметов, принадлежавших скифам Предкавказья и Приднепровья. Именно от скифов урарты заимствовали бронзовые втульчатые двухгранные и трехгранные наконечники стрел, встречающиеся во множестве на Кармир-блуре. Стрелы этой формы распространились по всей Передней Азии, даже в центре Ассирии, около Ниневии, была найдена портативная бронзовая формочка для отливки наконечников стрел 'скифского' типа. Элементы орнамента на бронзовых урартских поясах из Кармир-блура находят аналогии, с одной стороны, в причерноморском скифском искусстве, а с другой - в вещах, обнаруженных в иранском Курдистане. В то же время нет сомнения в том, что многие скифские предметы, отражающие и копирующие образцы древневосточного искусства, связаны с Урарту. Очевидно, связи скифов с Древним 1 востоком не могли миновать урартских административных центров в Закавказье.

В первой половине VII в. до н. э. к Урарту были присоединены, кроме Араратской и Ширакской долин, также районы горы Арагац и озера Севан. В новых областях были построены крепости, закреплявшие класть и служившие оплотом для дальнейшего продвижения и походов. Северной границей Урарту был лесистый Лори-Памбакский хребет, а восточной- горы к востоку от озера Севан. В дальнейшем урарты, захватившие самую плодородную часть страны, не стремились расширять свою территорию и избегали открытых столкновений с местными племенами, жившими за пределами подчиненных районов.

Наоборот, они старались поддерживать с ними мирные отношения и торговлю - на это указывает большое количество предметов древневосточного происхождения, найденных в закавказских могилах.

Кроме того, особенно важно, что в богатых закавказских могилах хоронили рядом с гробницей вождя убитых рабов или военнопленных. Очевидно, у соседних с Урарту племен под непосредственным воздействием этого рабовладельческого государства появилось рабство, появились вожди-рабовладельцы.

Несмотря на то, что культура второго периода истории Урарту известна нам несравненно лучше, чем первого, историческая канва этого периода еще во многом неясна. Мы до сих пор не знаем последовательность правления царей, имена которых упоминаются в надписях. После Русы II на престол вступил его сын Сардури, упоминаемый в летописи Ашшурбанипала. С его именем связаны два документа, обнаруженных на Кармир-блуре. В последнее время стали известны имена царя Сардури, сына Сардури, царевича Русы, сына Русы, которых еще трудно поставить в общую линию царей Урарту.

До сих пор еще не установлено время гибели Урартского царства. Можно предполагать, что Урарту прекратило свое существование около 585 г. до н. э., когда мидийцы прошли через его территорию. Как бы там ни было, но ясно, что Урарту пережило своего постоянного и грозного врага - Ассирию, столица которой Ниневия пала под ударами вавилонян в 612 г. до н. э.

В начале VI в. до н. э. объединенными силами местного населения, стремившегося сбросить урартское иго, и скифов был положен конец урартскому владычеству в Закавказье. Именно в это время была разрушена цитадель Тейшебаини, штурм которой так хорошо прослеживается по археологическим данным. В наружной стене крепости были найдены наконечники стрел скифского типа, а вся обстановка гибели крепости свидетельствует о стремительном захвате ее, сопровождавшемся грандиозным пожаром.

Разгромом Тейшебаини закончился период урартского господства над некоторыми областями Закавказья - период интенсивного формирования кавказских народов, создавших несколько позднее самостоятельную культуру и свои государства.

____________________
История страны Урарту имеет большое значение для изучения жизни древнейших народов, населявших территорию Советского Союза. Она теснейшим образом связана с древней историей Кавказа.

Государство Урарту находилось на большом нагорье, расположенном между Малой Азией, северо-западной окраиной Ирана и Северным Двуречьем. Таким образом, в состав Урарту входили довольно значительные области Закавказья - территории Армянской ССР и Южной Грузии. Восточная часть Урарту была расположена между тремя большими озёрами - Ваном, Урмией и Севаном (Гокча). Северная часть Урарту находилась в бассейне Аракса и южных притоков Куры.

Территория Урарту со всех сторон была защищена горными хребтами и поэтому представляла естественные удобства для успешной защиты населения от набегов соседних племён и грабительских завоевательных походов, главным образом - ассирийских царей. Природные условия этой страны довольно разнообразны. Вся территория перерезана многочисленными горными кряжами, достигающими обычно высоты 2000-4000 м. Над ними возвышаются отдельные массивы и вершины, покрытые вечным снегом (Большой Арарат - 5156 м). Перевалы через эти горные цепи расположены довольно высоко и зимой часто бывают покрыты снегом. На Среднем Кавказе только очень немногие перевалы расположены ниже 3 тыс. м.

Горы покрыты лугами, а отчасти лесом, причём верхняя граница леса проходит на довольно большой высоте, приблизительно от 2500 до 2600 м над уровнем моря. Так, в районе Арарата леса встречаются на высоте до 2 500 м. Долины больших рек - Аракса и Арацани - местами расширяются до довольно значительных плодородных низменностей (Араратская равнина, Мушская низменность). Некоторые нагорья представляют собой степи, кое-где переходящие в полупустыни. Эти большие территории, несмотря на наличие родников, почти лишены растительности и малоплодородны. Но в тех местах, где население создало оросительную систему, почва даёт возможность людям заниматься земледелием. Отличительной чертой природы Армянского нагорья является наличие ряда озёр, среди которых озёра Урмия и Ван не имеют стока и потому обладают солёной водой (вода Урмийского озера имеет 14-23% соли). Озеро Севан (Гокча) лежит на большой высоте; имея сток, оно отличается своей пресной водой и изобилует рыбой. Основные естественные богатства Урарту - камень, лес и металлы. Особенное значение имели месторождения меди, железа, свинца и олова, которые обусловили высокое развитие металлургии.

Население


Статуэтка крылатого льва с человеческим торсом. Деталь урартского трона. Бронза с инструктацией камнем; в древности была покрыта золотым листом. Из Русахинили (современный Топарк-Кале, около Вана). VII век до н.э.

Во втором тысячелетии до н.э. на территории Закавказья и прилегающих областей Малой Азии, Северного Двуречья и горных районов к северо-востоку от Тигра жили племена, которые входили в семью древнейших народов северной части Передней Азии. Эти племена были родственны протохеттам и хурритам. В ассирийских надписях встречается целый ряд названий, служивших для обозначения горной страны, расположенной к северу и северо-востоку от собственно Ассирии, и тех многочисленных племён, которые населяли. Чаще всего упоминаются названия 'Наири' и 'Уруатри' (Урарту), которые охватывали обширные территории и ряд племён, объединённых в союзы. Возможно, что название 'Наири' родственно тому слову 'Нахарина', при помощи которого египтяне и семитские племена Сирии и Палестины обозначали 'страну рек', лежавшую к северо-востоку от среднего течения Евфрата.

Урарты образовали союз племён Уруатри, который затем превратился в могущественное государство Урарту. Реакционные буржуазные историки утверждают, что урарты пришли с запада в результате большого переселения (миграции) народов. Однако эта теория миграции не может быть доказана на основании документов. В надписях не сохранилось каких-либо прямых и точных данных о легендарной 'прародине' урартов, расположенной к западу или где-либо вдали от Закавказья. С другой стороны, древние и современные географические названия гор, озёр и племён Закавказья восходят к глубокой урартской древности. Так, например, название горы Арарат и племён алародийцев, упоминаемых древнегреческими писателями, очевидно, связано с названием страны Урарту и племени урартов. Древнее название страны Биайна сохранилось в обозначении озера Ван. Возможно, что в районе Эрзерума и верховьев Евфрата жило близкое к урартам племя диаухов, которое древнегреческие историки, как, например, Ксенофонт, называли таохами. Таким образом, урартские племена были исконным населением Закавказья, прочно обитавшим на этой территории с глубокой древности.

Хозяйственная жизнь, племенные союзы, древнейшие государства (диаухов, урартов, манейцев), культура, религия и язык древних урартов были, несомненно, связаны с жизнью соседних народов, хеттов, хурритов и, главным образом, древнейших народов Закавказья. Об этом ясно говорят как надписи, так в особенности археологические памятники, например расписная керамика из Кизыл-Ванка, которые указывают на то, что в Закавказье со времён глубокой древности жили племена в условиях оседлого земледельческого быта. Однако вся культура урартов носила ярко выраженный самобытный характер и развивалась вполне самостоятельно.


Золотой медальон с изображением урартской царицы, молящейся перед статуей богини плодородия. Из Топарх-Кале. VII в. до н.э.


Племена урартов, весьма возможно, были родственны племенам, населявшим северную часть Передней Азии в более позднее время. Советские учёные в своих исследованиях показали, что армяне являются потомками и наследниками одного из племён, населявших Закавказье в последний период существования Урартского государства, решительно отвергнув утверждения буржуазных историков, доказывавших приход армян в Закавказье из Западной Европы. В различных районах Грузинской ССР и в значительной степени в Армении были найдены развалины урартских поселений, урартские надписи и памятники материальной культуры, которые ясно указывают на то, что культура современных народов Закавказья в своих древнейших истоках восходит к урартской эпохе. Весьма возможно, что предками древних армян и грузин были племена, родственные и близкие древним урартам.

Язык и культура урартов оказали влияние на соседние народы, а также на те народы, которые населяли впоследствии территорию государства Урарту. Ассирийцы заимствовали некоторые урартские слова. Наречия армян, живущих доныне около озёр Ван и Урмия, сохранили некоторую близость к фонетическому строю урартского языка. Одновременно с этим установлено родство урартского языка с картвельскими языками, на которых до сих пор говорит население Грузии. Современные языки народов Закавказья восходят к периоду родового строя. В это время возникает основной словарный состав и грамматический строй языков древнейших народов Закавказья, близких и родственных урартским племенам. Таким образом, на территории СССР находился древний очаг своеобразной и вполне самобытной культуры, созданной творчеством урартского и родственных ему народов Закавказья, входивших в группу древнейших народов северной части Передней Азии.

Историография

Основными источниками сведений об Урарту являются клинописные тексты, найденные на территории Закавказья и в соседних странах.

Хотя до сих пор известно лишь около 350 урартских надписей, всё же они дают существенный материал, особенно для изучения политической истории урартов. Наиболее крупными и особенно важными среди этих надписей являются хорхорская надпись Аргишти I и большая надпись Сардури II. Обе надписи являются своего рода летописями. В хорхорской надписи описываются политические события, главным образом, военные походы царя Аргишти, упорно боровшегося с Ассирией и рядом соседних народов. В большой надписи Сардури II, открытой экспедицией Русского археологического общества в Ван, в 265 строках повествуется о тех войнах, которые этот урартский царь и завоеватель вёл в течение 8 лет. Надпись Сардури II представляет особенно большой исторический интерес, так как она относится ко времени расцвета Урартского государства - к VIII в. до н. э., когда оно стало брать верх над своим постоянным соперником - Ассирией. В урартских надписях говорится и о походах урартов в некоторые области Закавказья и в другие соседние страны.




Урартская крепость на скале
около озера Ван

В других, более кратких надписях описывается строительство крупных сооружений государственного значения - крепостей, храмов, дворцов и каналов. Некоторые надписи содержат интересные сведения для изучения религии урартов. Так, например, в одной надписи, сохранившейся в нише скалы около Вана ('Дверь Мхера') и относящейся к IX в. до н. э., содержится перечень урартских божеств и приносившихся им жертв. К сожалению, иных надписей, в частности, юридических, бытовых, хозяйственных и литературных текстов, не сохранилось, за исключением лишь нескольких недавно найденных в Кармир-Блуре урартских надписей на шлеме и бронзовых сосудах, а также надписей на нескольких фрагментах глиняных табличек из Топрах-Кале и из Кармир-Блура, которые содержат отдельные счётные записи.

Ряд урартских надписей хранится в советских музеях (в Тбилиси и в Ереване). Некоторые из этих надписей были найдены на территории Советского Союза.

Большое значение для изучения политической истории Урарту имеют ассирийские надписи. Они дают некоторое представление о древнейшей истории урартов с XIII до IX в. до н. э. Например, надписи Салманасара III проливают свет на историю возникновения Урартского царства. Особенную ценность для изучения истории Урарту представляют надписи ассирийского царя Саргона II, в которых описываются его урартские походы, в частности, крупный поход 714 г. Сложные взаимоотношения, существовавшие между Ассирией и Урарту в VIII-VII вв. до н. э., нашли своё отражение в целом ряде ассирийских надписей, в частности в переписке ассирийских царей со своими чиновниками. Несомненно, большое количество ценных данных, касающихся истории Урарту, могли бы дать хеттские надписи. Однако эти надписи ещё очень мало изучены под этим углом зрения.

Памятники материальной культуры дают возможность изучать уровень развития техники, некоторые стороны хозяйственной жизни, быт и искусство урартов. Хотя настоящие раскопки производились лишь в центре древнего государства, в Ване, а также в северной части страны (раскопки Б. Б. Пиотровского в Кармир-Блуре, около Еревана), всё же обнаруженные и сохранившиеся памятники материальной культуры представляют большой исторический интерес. Среди них следует отметить орудия труда (сошники, топоры, вилы, ножи, жернова), оружие (мечи, наконечники стрел, щиты, шлемы), керамику, произведения художественного ремесла и искусства (скульптура, бронзовые статуэтки и сосуды), наконец, предметы религиозного культа. Памятники материальной культуры древних урартов дают яркое представление об уровне развития техники, в частности, металлургического производства. Разнообразные предметы быта, найденные во время раскопок на территории Кавказа в целом, дают возможность детально изучить экономику, технику и материальную культуру древнейших народов Кавказа в III-I тысячелетиях до н. э. и установить их взаимоотношения с племенами Урарту и соседних стран.


Ванская скала. Стены крепости в нижней ее части
сохраняют урартскую кладку.


Некоторый, порой ценный, материал даёт изучение обычного права, быта и фольклора народов современного Кавказа. Нартский эпос, древнеармянская эпическая поэма 'Давид Сасунский', разнообразные легенды, предания, сказки и песни кавказских народов сохранили много пережитков далёкой старины, возможно, восходящих к урартской эпохе. Такие же отголоски далёкого прошлого сохранились и в знаменитом историческом труде древнеармянского писателя Моисея Хоренского.

Уже в начале XIX в. путешественники и археологи стали проявлять интерес к изучению археологических памятников Армении. В 1828-1829 гг. Шульц обследовал Ванский район, описал некоторые памятники древности и скопировал ряд клинообразных надписей. Первая попытка прочесть ванские надписи была сделана в 1848 г. Хинксом. Однако эта попытка не дала ощутительных результатов. Более серьёзное значение имели работы Сэйса, который в 1882 г. дал первую сводку ванских надписей, снабжённую посильным переводом. Приблизительно в эти же годы Рассам производил раскопки в Топрах-Кале, около Вана, не давшие особенно значительных результатов. В самом конце XIX в. Леманн-Гаупт и Бельк собрали в Армении большое количество урартских надписей. На основании этих документов Леманн-Гаупт посвятил ряд работ истории и культуре Урарту. В этих трудах он отметил высокое развитие металлургии, значение мегалитической архитектуры и связь урартов с картвельскими народами Закавказья. Однако его характеристика социально-экономических отношений и формы государства Урарту, которую он называет теократической, не выдерживает серьёзной научной критики. Буржуазные историки в своих общих и специальных работах обычно уделяли мало внимания истории Урарту. Считая, что урарты явились с запада в результате большого переселения народов и что урартская культура находилась под влиянием хеттской и ассирийской, они нередко указывали на то, что 'культурно отсталый и разбойничий' народ урартов лишь 'мешал' ассирийским царям в организации их мощного государства и потому подвергался с их стороны 'репрессиям'. Эти тенденциозные взгляды реакционных историков антиисторичны, Урарты были исконным народом Закавказья, который со времён глубокой древности создал свою самобытную культуру и впоследствии своё государство. В течение ряда веков урарты вели упорную борьбу за свою независимость, защищая свою страну от нашествия ассирийских завоевателей.

Gробница урартского царя Аргишти I,
высеченная в Ванской скале. VIII в. до н.э.
Большой вклад в дело изучения истории Урарту сделали русские и советские учёные - археологи, лингвисты и историки. Ещё во второй половине XIX в. К. П. Патканов посвятил специальную работу клинообразным урартским надписям, найденным на территории России. А. С. Уваров и А. А. Ивановский произвели ряд разведок, раскопок и обследований в Закавказье, которые вызвали живой интерес к ещё мало изученной ванской культуре. Крупнейший русский археолог своего времени М. В. Никольский произвёл на месте специальное обследование археологических и эпиграфических памятников Закавказья и издал в специальном труде сводку урартских надписей, найденных в Закавказье. Этот труд М. В. Никольского имел в своё время большое научное значение, ибо он заложил основы русского урартоведения. Среди армянских специалистов, собиравших и издававших клинообразные надписи, следует отметить Месропа Смбатянца. Начиная с 1916 г. русские археологи произвели ряд крупных археологических работ в Закавказье. И. А. Орбели раскопал в одной из ниш Ванской скалы ценнейшую надпись с текстом летописи Сардури II, а Н. Я. Марр произвёл раскопки в Топрах-Кале. Впоследствии советские археологи обследовали циклопические крепостные сооружения Закавказья. За последние годы особенный интерес представляли раскопки древней крепости и города Тейшебаини на месте Кармир-Блура, производившиеся в, 1939-1951 гг. около Еревана Б. Б. Пиотровским. В 1947-1950 гг. был обследован и частично раскопан холм Арин-берд около Еревана, где в развалинах урартской крепости были обнаружены остатки стенной росписи и две клинообразные надписи с именами урартских царей Аргишти I и Сардури II (VIII в. до н. э.). Крупнейшим достижением советских учёных является установление тесной связи между историей, культурой и языком урартов и древнейших народов Кавказа. Некоторый свет на эти сложные проблемы пролили раскопки, произведённые Б. А. Куфтиным на Кавказе, главным образом, в Грузии, в частности, в Триалети, а также раскопки Самтаврского могильника (А. Калавдадзе).

Советские учёные подвергли разностороннему изучению историю, культуру и язык урартов. Б. Б. Пиотровский в своих трудах описал материальную культуру и политическую историю Урарту, в частности взаимоотношения Урарту с Ассирией, а также касался соответствующих вопросов этногенеза. Г. А. Капанцян посвятил целый ряд ценных трудов изучению истории и культуры Урарту, в частности, проблеме взаимоотношений Урарту и древней Армении. Г. В. Церетели принадлежит тщательное издание урартских надписей, хранящихся в Государственном Музее Грузии (Тбилиси). Ряд интересных материалов опубликовал в своих статьях Г. А. Меликишвили.
Изучению урартского языка и переводам урартских надписей были посвящены многочисленные работы Н. Я. Марра и И. И. Мещанинова

Создание государства




Первые сведения об урартах относятся лишь к XIII в. до н. э., однако многочисленные раскопки позволяют изучить культуру древнейших народов Закавказья, среди которых в середине второго тысячелетия до н. э. оформился народ урартов, создавший впоследствии своё государство. Эти древние племена, принадлежавшие к хетто-хурритской группе, занимались скотоводством и земледелием. Им были известны мелкий и крупный рогатый скот, свиньи, а с конца второго тысячелетия до н. э. и лошади, на что указывают находки бронзовых удил и более поздние погребения всадника с конём. В речных долинах и прилегающих к ним плодородных районах люди занимались земледелием, которое во многом ещё сохраняло свой примитивный характер. Землю обрабатывали при помощи очень несовершенных орудий, например мотыги, модель которой была найдена в Триалети. Деревянные серпы с кремнёвыми вкладышами только постепенно уступали своё место бронзовым. Сеяли просо, ячмень и пшеницу. Среди ремёсел особенного развития достигли обработка камня и металлургия. Во многих местах Кавказа, в особенности, в Цалкинском районе, было 'обнаружено множество изделий из обсидиана (вулканического стекла), техника обработки которого восходит к глубокой древности. На широкое применение камня в строительном деле указывает мегалитическая архитектура, образцы которой в виде многочисленных дольменов сохранились на черноморском побережье Кавказа, в частности, в Абхазии и в других частях Грузии, наконец, в Азербайджане. К этому же типу сооружений примыкают и древние крепостные стены, сложенные из крупных камней (циклопическая кладка). Во многих местах Закавказья были обнаружены остатки этих древних примитивных крепостей, которые относятся либо к доурартской, либо к урартской эпохе и по своей типичной крупнокаменной кладке тесно связаны с циклопической архитектурой народов северной части Передней Азии, в частности, хеттов.


Бронзовый шлем царя Аргишти. Найден в Камир-Блуре.

В Армении, в частности, в районе озера Севан, сохранились остатки древних крепостей. Судя по найденным здесь урартским надписям, эти крепости были центрами урартского политического влияния и господства в областях Закавказья. Но возможно, что некоторые из циклопических крепостей Закавказья были построены ещё в доурартскую эпоху и служили местному населению в качестве убежищ, сперва в период межплеменных войн, а затем для защиты населения от войск урартских царей, неоднократно вторгавшихся в пределы Закавказья.

Особенно высокого расцвета достигла у древнейших кавказских племён металлургия, на что указывают библейские предания, свидетельства античных авторов и, в особенности, результаты археологических раскопок. Важным центром металлургического производства к северу от Кавказского хребта был Кобанский район, где было обнаружено огромное количество художественных изделий из бронзы, топоры и поясные пряжки, украшенные тонким орнаментом. Крупнейшим центром металлургии в Закавказье был Цалкинский район. Здесь было обнаружено множество металлических изделий, сделанных из меди, бронзы, серебра и золота. Все эти изделия свидетельствуют о большой специализации в области металлургии. Известны были литьё, ковка и паяние. Высокого развития достигло ювелирное искусство. Из глины умели делать различные сосуды, украшенные орнаментом. Из шерсти изготовляли ткани. Судя по некоторым крупным и богатым погребениям, в эту эпоху уже выделилась родовая аристократия. Однако люди ещё жили в условиях родового строя, пережитки которого очень долго сохранялись на Кавказе, в частности, у осетин и у сванов.
Урартская колесница.
Оттиск печати из Топрах-Кале.
В плодородной долине реки Аракса и в долинах рек, расположенных к югу от неё, в середине второго тысячелетия до н.э. выделился народ урартов. В XIII в. до н.э., когда Ассирия впервые столкнулась с племенами Урарту, в стране озёр и рек, расположенной к северу от Двуречья, существовал ряд племенных союзов. Одним из таких больших и сильных племенных союзов был союз племён диаухов, который занимал обширную территорию к северо-западу от Ванского озера в районе верховьев Евфрата и далее на север и северо-восток по направлению к Чёрному морю. Ассирийские цари во всех надписях упоминают о борьбе с 'царями', которые, очевидно, были лишь племенными вождями. Урартский союз племён, носивший сперва название 'Уруатри', а потом 'Наири', только в IX в. до н.э. превращается в довольно сильное государство - государство Урарту.
С древнейших времён урартские племена занимались разведением скота, причём это скотоводство долго носило очень примитивный кочевой характер. Скот на лето угоняли на горные пастбища, а на зиму снова возвращали в долины и низменности. Главными видами домашних животных были корова, овца и свинья, на что указывают кости этих животных, найденные при раскопках на южном берегу озера Севан. Соответствующие ассирийские идеограммы передают названия этих животных в урартских клинообразных надписях. Исторические источники указывают на очень большое значение скотоводства у урартов. На Балаватских воротах Салманасара III изображён угон скота из страны Гилзан (около озера Урмия). Урартские цари перечисляют в своих надписях огромное количество скота, угнанного в виде добычи. Так, урартский царь Сардури II пригнал после похода в Закавказье 110 тыс. голов крупного и 200 тыс. голов мелкого рогатого скота. Ассирийские цари угоняли из Урарту большое количество скота. Особое значение в скотоводческом хозяйстве урартов имело коневодство. В некоторых областях Урарту специально разводили особые породы верховых лошадей. Коней часто впрягали в колесницы и пользовались ими в качестве вьючных животных для перевозки грузов. Изображения всадников и колесниц сохранились на некоторых памятниках, в частности, на бронзовом колчане, а также на шлемах Сардури и Аргишти, найденных в развалинах урартской крепости в Кармир-Блуре (около Еревана). Ассирийские и. урартские цари в своих надписях часто сообщают о захвате в качестве военной добычи большого количества лошадей.


Бронзовый щит урартского царя Русы из храма на Топарх-Кале. Реконструкция.


Для перевозки тяжестей наряду с лошадью пользовались также верблюдами и ослами. В надписях урартских царей упоминаются верблюды. Этими животными пользовались при оросительных работах, в частности, при насыпке плотин. В VIII в. до н.э. верблюды были известны по всей стране, однако количество их было сравнительно невелико.

Большое значение в хозяйстве древних урартов имело земледелие. С древнейших времён на территории древней Армении были акклиматизированы различные виды пшеницы. Для обработки земли пользовались тяжёлым плугом, в который впрягали двух волов. Железные сошники этого плуга, найденные в Топрах-Кале, по форме напоминают мотыги. Наряду с железными серпами применяли и примитивные деревянные или костяные серпы с кремнёвыми и обсидиановыми вкладышами. Техника земледельческих орудий сохраняла черты глубокой примитивности. Однако земледелие было широко распространено в стране урартов. В ассирийских надписях часто говорится о наличии больших запасов зерна в урартских крепостях. Раскопки холма Кармир-Блур обнаружили большое количество пшеницы, ячменя, проса, кунжута и пшеничной муки. Зерно и мука хранились в больших кувшинах, так называемых карасах, наполовину врытых в землю, в особых кладовых. Кроме того, в развалинах Кармир-Блура были обнаружены объёмистые зернохранилища. Возможно, что одна из кладовых, раскопанных в развалинах крепости в Арин-берде, также служила для хранения зерна. Большое место в системе земледельческого хозяйства занимали виноградарство и виноделие. В северной части Кармир-Блурской крепости, где находились, главным образом, хозяйственные помещения, в 1949-1950 гг. были найдены в довольно хорошо сохранившемся виде две большие кладовые для хранения вина. В этих кладовых было обнаружено 152 больших сосуда (караса), в которых некогда хранилось около 150 тыс. литров вина. Наконец, в третьей кладовой было обнаружено свыше тысячи глиняных кувшинов для вина. Имеются основания предполагать, что виноградарство достигло значительного развития, на что указывают косточки различных сортов винограда, найденные в развалинах Кармир-Блура.


Бронзовое навершие булавы из Самтавро.


Земледельческое хозяйство урартов в значительной степени было основано на искусственном орошении. Во многих надписях урартских царей описывается сооружение каналов. Многочисленные оросительные сооружения, каналы и водохранилища сохранились до нашего времени. Особенно много каналов сохранилось в районе озер Ван, где находился центр государства. Некоторые из них укреплены мощной циклопической кладкой. Особенное значение имел большой канал, построенный царём Менуа и прозванный впоследствии 'каналом Шамирам', по имени легендарной ассирийской царицы. Этот канал служил для снабжения водой урартской столицы Тушпа, расположенной на берегу озера Ван. Вода каналов по арыкам распределялась по близлежащим полям и использовалась для их орошения. При помощи каналов приводились в движение водяные мельницы. Урартский жернов от водяной мельницы хранится в Тбилиси в Музее Грузии. Наряду с зерновым хозяйством высокого развития достигло садоводство и виноградарство. Виноградники разбивали на искусственных террасах, которые сооружались на склонах гор.

Наличие на территории Урарту основных видов сырья - глины, камня, дерева и металла - способствовало значительному развитию ремесленного производства. Большого мастерства достигли урарты в обработке камня. Различные породы камня обрабатывали при помощи металлического резца. Своеобразным техническим приёмом художественной обработки камня была инкрустация предметов, сделанных из камня одной породы, деталями, сработанными из камня другого цвета и вида. На высокую технику обработки камня указывают бусы из полудрагоценных камней, тщательно просверленные и хорошо полированные.


Бронзовая статуэтка Тайшебы.


Древние урарты были искусными строителями. Свод здания они строили либо из сырцового кирпича, либо из больших каменных плит или глыб (циклопическая мегалитическая кладка). Особенно тщательно строились крепости, стены которых в своей нижней части, сложенной из больших каменных глыб, достигали 1 м толщины. Большие крепостные сооружения были на берегу озера Ван, там, где находилась урартская столица Тушпа. Раскопки обнаружили здесь стены крепости, достигавшие местами высоты до 20 м. В Топрах-Кале был раскопан фундамент храма, сложенный из крупных глыб известняка. Стены парадных помещений облицовывались орнаментированными мраморными фризами, как на то указывают находки И. А. Орбели в Топрах-Кале. Целый ряд крепостей урартского времени был обнаружен и на территории Советской Армении. Среди них выделяется крепость, раскопанная на холме Кармир-Блур, около Еревана. Эта крепость, по-видимому, защищала границы Урартского государства с севера. Обследование остатков крепости на холме Арин-берд показало, что нижняя часть стен до 2-3 м высоты сложена из отёсанных плит базальта и туфа.

Большое значение в развитии ремесленного производства имела металлургия. Закавказье вместе с Северной Месопотамией и Малой Азией образует один из древнейших районов высокоразвитой металлургии, где особенно рано появилось и получило очень широкое распространение железо. В частности, металлургия достигла высокого расцвета в стране Урарту. Раскопки на Топрах-Кале и на Кармир-Блуре показали, что урарты для изготовления орудий и оружия пользовались, главным образом, железом. Однако урарты имели в своём распоряжении свинец и олово и умели изготовлять бронзовый сплав и выделывать из бронзы различные предметы. На высокое развитие металлургической техники указывают художественные фигурные ножки и скульптурные части трона, отлитые из бронзы по восковой модели. В надписи ассирийского царя Саргона, описывающей добычу, взятую при захвате урартского города Мусасира, перечисляется огромное количество разнообразных металлических предметов. Золото и серебро служили для изготовления предметов роскоши.

Недостаток документов не позволяет подробно говорить о хозяйственной жизни и общественном строе древних урартов. Несомненно, что развитие сельского хозяйства и различных ремёсел вызвало разделение труда, специализацию в области производства, появление избыточных продуктов и способствовало появлению древнейших форм торговли. О развитии торговли у урартов свидетельствуют некоторые хорошо сохранившиеся остатки дорог, проложенных в горах.

Как и в других древневосточных странах, в Урарту главной формой эксплуатации труда было примитивное рабовладение. Государственной власти принадлежало большое количество земель, которые находились в непосредственном ведении самого царя. В урартских надписях часто сообщается о том, что при постройке городов и крепостей цари приказывали производить тут же большие оросительные работы, сооружать каналы и водохранилища, чтобы превратить, очевидно, пустовавшие ранее земли в земледельческие районы, больше того, чтобы разбить здесь сады и виноградники. В крепостях сооружались большие зернохранилища и винные погреба, остатки которых были обнаружены при раскопках Кармир-Блура. Очевидно, при этих укреплённых городах находились большие царские поместья. В надписях некоторые районы прямо обозначаются как 'принадлежащие' царю. Наряду с большими царскими поместьями существовали и большие храмовые владения. Особенно крупные богатства были сосредоточены в храме бога Халда в городе Мусасире. Этот храм, возможно, владел большим количеством земли и скота.


Часть урартского бронзового пояса. VII век до н.э.


Наконец, имеются основания считать, что в Урарту сформировалась рабовладельческая аристократия, в состав которой входили, судя по ассирийским надписям, 'вельможи', 'советники', 'правители областей' и 'военачальники'. Основную массу населения составляли свободные трудовые массы общинников и рабов. В надписях урартских царей говорится о захвате большого количества пленников, 'мальчиков и отроков', обращённых в рабство, а также об угоне в рабство в Урарту большого числа людей, в частности, женщин, в некоторых случаях, возможно, населения целых районов, занятых урартскими войсками. Пленников, захваченных при завоевании соседних стран, как правило, обращали в рабство. Раскопки урартского города близ Еревана показали, что жители города не имели собственного хозяйства и, очевидно, получали от государства натуральное довольствие. Имеются все основания предполагать, как это делает Б. Б. Пиотровский, что в состав жителей города входили чиновники, воины и ремесленники, а также многочисленные рабы, которые обрабатывали государственные земли, расположенные вокруг города.

Расширение государства

Рост производительных сил привёл к значительному развитию торговли как внутри страны, так и с соседними странами. Страна Урарту, расположенная между Кавказом, Малой Азией, Северной Месопотамией и Северо-Западным Ираном, могла служить посредником в торговле, объединявшей страны северной части Передней Азия. Раскопки в Закавказье и даже на Северном Кавказе обнаружили целый ряд предметов переднеазиатского происхождения, которые, очевидно, были привезены сюда урартскими торговцами, колонистами или воинами.



В закавказских могильниках были найдены бронзовые браслеты, вес которых связан с основной мерой веса Передней Азии - с миной. В могильниках Нагорного Карабаха были обнаружены золотые предметы переднеазиатского происхождения. В Ходжалинском могильнике была найдена агатовая бусина с клинообразной надписью, содержащей имя ассирийского царя Адад-Нирари. Наконец, в египетских надписях говорится, что дерево для изготовления колесниц доставлялось из Нахарины, причём одна сохранившаяся египетская колесница сделана из дерева, доставленного из Урарту.


Урартские воины. Изображение на шлеме Аргишти I.
VIII в. до н.э.


Во время раскопок на Кармир-Блуре было найдено довольно большое количество разнообразных предметов, привезённых из различных иноземных стран. Очевидно, город Тейшебаини, развалины которого были обнаружены близ Еревана, был связан в торговом отношении с целым рядом соседних, а иногда и более далёких стран. Так, здесь были найдены ассирийские цилиндрические печати, металлические изделия и каменные бусы, египетские амулеты и маленькая фаянсовая статуэтка женщины с головой львицы, служившая в качестве подвески или амулета, наконец, даже малоазийские и средиземноморские каменные печати и золотые серьги. Разнообразные египетские предметы были обнаружены в различных районах Кавказа. Так, например, египетские скарабеи, маленькие статуэтки божеств, фигурки лежащего льва, амулеты, бусы, обычно сделанные из фаянса или стекловидной пасты, были обнаружены на территории Армении, Грузии и даже на Северном Кавказе. Хотя некоторые из этих вещей и относятся к более позднему времени, чем урартская эпоха, однако торговые пути, по которым везли эти изделия из далёких стран, были известны уже в начале первого тысячелетия до н.э. Особенно тесные торговые связи соединяли страну Урарту с более северными областями Закавказья. Различные предметы явно урартского происхождения были обнаружены на обширной территории от Арарата вплоть до областей Северного Кавказа. У южной подошвы Арарата был найден могильник, относящийся к концу первого тысячелетия до н.э., с целым рядом предметов урартского происхождения, среди которых выделяются своеобразные урартские печати. Сюда, впрочем, проникали предметы и из более далёких районов, как, например, агатовые бусы, возможно, завезённые с территории Ирана. Наконец, даже на Кубани была обнаружена золотая чаша с изображением зверей, которое выдержано в урартском стиле VII в. до н.э. Всё это указывает на экономические и культурные связи, соединявшие урартов с различными народами и странами Закавказья и даже всего Кавказа в целом.


Оружие и другие изделия из Закавказья.
Начало I тыс. до н.э.


Развитие хозяйства требовало постоянного притока новых рабов. Урартские цари ведут упорные войны с соседними странами с целью захвата добычи и рабов. Эти войны привели к неизбежному столкновению между Урарту и Ассирией, господствовавшей в северной части Передней Азии и претендовавшей на захват всей торговли и всех ресурсов в этих горных странах. Первые известные походы против 'страны Уруатри' предпринимает ассирийский царь Салманасар I в XIII в. до н.э. С этого времени ассирийские цари совершают частые походы против Урарту. Они не ограничиваются захватом богатой добычи, угоном скота и пленников и опустошением страны. Они налагают на побеждённых подати и заставляют их делать 'приношения'. Перечисляя в своих титулатурах завоёванные страны, ассирийские цари называют себя иногда не только 'царь страны Шубари', но и 'царь всех стран Наири'.

В IX в. до н.э. образуется довольно сильное Урартское государство, которое представляет реальную угрозу для ассирийской торговли и северных границ Ассирийского государства. Салманасару III (859-825 гг. до н.э.) приходится вести долгую и упорную борьбу с урартами, причём ассирийские войска неоднократно проникали в их страну. Салманасар III описывает свои победы над урартами в своей летописи. Яркие картины этих походов, изображения штурма урартских крепостей, увода многочисленных пленников и угона захваченного скота сохранились на бронзовой обшивке Балаватских ворот и на чёрном обелиске, которые относятся именно к этому времени. В результате этих походов ассирийским войскам удалось проникнуть вплоть до северной части страны Урарту, к истокам рек Евфрата и Аракса, пробиться к озёрам Ван и Урмия и опустошить большие области. Однако ассирийцам не удалось полностью разгромить страну Урарту. В непрерывных боях с ассирийцами укрепилось государство Урарту, вокруг которого объединился целый ряд племён. Урартский царь Сардури I сумел дать отпор ассирийским войскам. При нём была построена неприступная крепость у Ванской скалы. Сардури I, возглавивший государство Урарту, гордо называет себя 'царь великий, царь могучий, царь вселенной, царь страны Наири, царь царей'. Урартские цари Ипшуина и Менуа, правившие в конце IX в. и в начале VIII в., закладывают основы будущего могущества Урартского царства.


Осада ассирийцами урартской крепости. Ассирийский рельеф на бронзовой обшивке ворот из Имгур-Эллиля (ныне Балават). IX в. до н.э.


Цари Ипшуина и Менуа ведут успешные войны с соседними племенами и расширяют пределы государства. Они прочно закрепляют за собой территорию между озёрами Ван и Урмия, завоёвывают области, прилегающие к южному берегу озера Урмия, и совершают завоевательные походы на север, в равнину реки Аракса. Менуа (810-781 гг. до н.э.) сообщает в своих надписях о покорении страны Урмии и о захвате города Шашилуни, расположенного к востоку от Евфрата. Урартские цари строят города, крепости, храмы, проводят каналы. Это обширное строительство отражает начавшийся расцвет страны Урарту. Ипшуина построил в 7 км от Вана храм, как об этом говорится в надписях на базах колонн, хранящихся в Музее Грузии. Менуа построил целый ряд укреплений на подступах к столице государства Тушпа, окончил постройку стен Ванской крепости, соорудил мощные укрепления в северной части страны и построил знаменитый канал, который снабжал столицу питьевой водой. В 10 км от Вана была найдена надпись, хранящаяся в Музее Грузии, в которой упоминается о постройке дворца царём Менуа, сыном Ипшуины.

В первой половине VIII в. до н.э. Урарту при царях Аргишти и Сардури II достигает своего высшего расцвета. Урартские цари ведут целый ряд успешных войн, покоряют значительные области Закавказья, захватывают территории по среднему течению Евфрата и продвигаются в области Сирии. Особенно упорную борьбу ведут урартские цари с племенным союзом Мана, который находился в районе озера Урмия. Царям Урарту после длительных войн удаётся продвинуться к северу от Урмийского озера, завоевать часть страны Мана и даже построить там крепости для размещения своих гарнизонов. Менуа сообщает в своей надписи о покорении страны Мана и о сооружении крепости в завоёванной стране. В летописях Аргишти I и Сардури II говорится о частых походах в страну Мана, о захвате там многочисленных пленников и об угоне скота. Таким образом, Урарту становится не только соперником Ассирии в северной части Передней Азии, но на некоторое время даже становится здесь главной силой, оттесняя Ассирию на второе место. Урартский царь Аргишти (781-760 гг. до н.э.) выходит победителем из борьбы с Ассирией, разгромив ассирийского царя Ашшурдана. Аргишти расширяет северные пределы Урартского царства, завоёвывает страну Этиуни, расположенную в Закавказье, и переносит центр государства на север через Аракс в Закавказье, в город Аргиштихинили, который находился около современного селения Армавир. Урартские надписи этого времени были обнаружены как в этом районе, так и на территории Армянской ССР.


Ассирийцы уводят захваченных пленников. Бронзовая обивка Балаватских ворот времени Салманасара III. Британский музей.


Судя по надписи, найденной на холме Арин-берд (около Еревана), Аргишти I построил здесь 'мощную крепость', назвав ее 'городом Ирпуни'. Как показало археологическое обследование, крепость занимала территорию около 6 га. Возможно, что эта крепость имела не только военное, но и административное значение. В развалинах крепости были обнаружены большие водопроводные трубы из туфа, а в одном из помещений - остатки обвалившейся, некогда богато орнаментированной и ярко раскрашенной росписи стен. Имеются некоторые основания предполагать, что вокруг крепости располагались городские строения.

Сардури II (760-730 гг. до н.э.) продолжал победоносные походы своего отца Аргишти. О своих походах, совершённых им на протяжении восьми лет, он довольно подробно сообщает в своей летописи, текст которой был найден в Ване и опубликован в 1922 г. Судя по этой интересной летописи, Сардури II укрепил свою власть в Приурмийской области, совершал походы в страну Эрах, расположенную к северо-западу от озера Севан, ходил войной в Закавказье и даже в Северную Сирию и, таким образом, широко раздвинул пределы Урартского царства. Это время было временем расцвета не только политической, но и экономической мощи страны Урарту. Сардури II сообщает в своей надписи о завоевании богатых земледельческих, хорошо вспаханных областей, о захвате огромного количества скота, о доставке ценных металлов, золота, серебра, свинца и бронзы, наконец, о захвате большого количества пленников, обращённых в рабство. Другие надписи того же царя повествуют о строительной деятельности Сардури; о восстановлении храма, очевидно, около Армавира, о сооружении водопровода в том же районе и о восстановлении дворца. Всё это ясно указывает на то, что в эту эпоху урартская культура стала проникать в долину Аракса, завоёванную урартскими царями.

Однако усилившееся Урартское государство представляло большую угрозу даже для могущественной Ассирии. Урартские цари образовывали большие коалиции, в состав которых входили государства и племенные союзы Закавказья, Северной Сирии и восточной части Малой Азии. В лице урартов и других северных народов ассирийцы натолкнулись на опасных соперников, которые угрожали их торговым путям и границам их государства. Поэтому в середине VIII в. до н. э. Ассирия мобилизует свои силы против Урартского царства и его союзников. Тиглатпаласар III совершает два похода в Урарту и наносит серьёзные поражения урартским войскам.

Следующему урартскому царю, Русе I (730-714 гг. до н. э.) пришлось вести упорную борьбу за восстановление былой мощи Урартского царства и за полное покорение областей Закавказья. Поэтому Руса I строит в Нор-Баязетском районе ряд крепостей. Одновременно с этим Руса подавил мятеж внутри страны, который подняли, наместники пограничных областей, пытавшиеся образовать самостоятельные княжества, пользуясь ослаблением Урартского государства. Очевидно, в связи с этим старые административные центры урартов в Закавказье, как, например, Аргиштихинили, были заменены новыми. Несколько позднее, в VII в. до н.э., крупным административным центром урартов в Закавказье становится Тейшебаини, развалины которого были обнаружены на Кармир-Блуре, около Еревана.

В конце VIII в. до н.э. Ассирия снова усиливается. Саргону II в 714 г. до н.э. удаётся совершить успешный поход против Урарту и разгромить войска Русы. Однако ассирийцы не смогли окончательно подавить Урартское царство. Урартский народ ведёт мужественную борьбу против ассирийских завоевателей. Несмотря на то, что Саргон II разбил урартские войска, опустошил всю страну, захватил и разграбил богатый урартский город Мусасир, государство Урарту всё же сохранило свою самостоятельность. Больше того, сопротивление урартов было, возможно, одной из причин ослабления Ассирии, которая в 605 г. пала под ударами объединившихся врагов Ассирийского царства. Урарту сохраняло свою независимость и после падения Ассирии. Только в VI в. до н.э. Урарту теряет свою независимость и рушится под ударами мидян и кочевников-скифов.

Культура


Изображение священных деревьев и божеств на
шлеме царя Аргишти I. VIII в. до н.э.


Урартская культура ещё мало изучена. Однако уже теперь совершенно ясно, что урарты создали высокую культуру, тесно связанную с культурным творчеством других народов Передней Азии, и тем самым сделали ценный вклад в сокровищницу мировой культуры. Многие черты урартской культуры отличаются большой самобытностью. Урарты имели свою собственную древнюю иероглифическую письменность, некоторые картинные знаки которой обнаружены на отдельных предметах и на одной глиняной табличке. Архитектура и металлургия достигли у них высокого совершенства. С художественной точки зрения особенный интерес представляет изображение мусасирского храма, сохранившееся на стенах дворца Саргона. Этот храм был построен в IX-VIII вв. до н.э. на высокой платформе. Со своей двускатной крышей, с фронтоном и с шестью колоннами, украшавшими фасад, он живо напоминает древнегреческие здания, возможно, являясь их переднеазиатским прототипом. На применение в архитектуре колонн указывают сохранившиеся базы, некоторые из которых хранятся в Музее Грузии. Высокое развитие металлургии нашло своё отражение в целом ряде художественных изделий из бронзы. Среди них выделяются скульптурные части роскошных тронов, воспроизводящие фигуры крылатых быков с лицом человека. Эти изящно сделанные предметы были отлиты из бронзы по восковой модели, дополнительно моделированы при помощи чеканки и покрыты тончайшим листовым золотом, пластично воспроизводившим все орнаментальные подробности бронзовой основы. Лица, сделанные из белого камня, инкрустированные глаза и брови и углубления крыльев, украшенные красной пастой, создавали яркий красочный эффект. Такого рода выразительные произведения урартской металлургической пластики занимали совершенно особое место в искусстве древневосточных народов.


Бронзовый пояс (?) с изображением охоты. Начало I тыс. до н.э.


Некоторое представление об урартской живописи дают остатки стенных росписей, обнаруженные на холме Арин-берд в развалинах крепости, построенной в VIII в. до н. э. Судя по этим обломкам, оригинальный многокрасочный фриз высотой до 1 м украшал стены древнего зала. Фриз этот состоял из изображений бегущих коз, священного дерева жизни, около которого стояли молящиеся люди, быков, крылатых дисков, наконец, растительного и геометрического орнамента. Эти художественные сюжеты типичны для древневосточного искусства, но в то же время отличаются некоторым своеобразием, характерным для всей урартской культуры.

Урарты сумели использовать и высокие достижения ассиро-вавилонской цивилизации. Они заимствовали у ассирийцев клинопись, но упростили и несколько усовершенствовали её. Металлургия и изобразительное искусство урартов развивались в тесной связи с техникой металлического производства и художественным творчеством ассирийцев и хеттов. Художественные образы крылатых быков сохранились в искусстве целого ряда народов Передней Азии: ассирийцев, хеттов и митаннийцев.


Разграбление ассирийскими воинами храма в Мусасире. Рельеф из дворца ассирийского царя Саргона II в Дур-Шаррукине (Хорсабад). VIII век до н.э.


Урартская религия прошла весь путь развития от древнего фетишизма и культа природы до культа богов - покровителей царя и государства. Урарты обоготворяли деревья и в особенности горы. Одним из эпитетов бога Халда был 'гора Халда'. В перечне урартских богов (Мхер Капуси) упоминаются ворота Халда и боги ворот Халда. Очевидно, здесь имеются в виду ниши, высеченные в скалах, через которые, по религиозным воззрениям урартов, выходило из священной скалы божество, обитавшее в горе. Широко распространён был в стране Урарту и культ священного дерева. На различных предметах властности, на оттисках печатей сохранились сцены поклонения священному дереву, причём этот обряд иногда совершал сам царь. Характерно отметить, что около изображения священного дерева сохранились изображения священных каменных столбов, а также грифона. Наряду с культом бога горы Халда в Урарту существовал и культ богини природы и плодородия, которая считалась покровительницей зверей и растений. Видное место в пантеоне урартов занимали бог грозы и бури Тейшеба и бог солнца Ард. В урартских надписях особенно часто встречаются имена трёх основных богов: Халда, Тейшебы и Арда. Однако среди них первое место занимал бог Халд, считавшийся верховным богом урартов. С течением времени, бог Халд превращается в бога войны и покровителя царя Урартского государства. Копьё и щит, считались символами божественной власти воинственного бога и его наместника на земле. Царь урартов изображался иногда в виде верховного жреца.

Урарты оказали влияние на развитие культуры соседних народов, в частности, ассирийцев. Урартская культура оказала несомненное влияние на развитие ассирийской металлургии и ассирийского искусства. Особенно сильное культурное влияние оказали урарты на развитие соседних народов Закавказья. На территории Армении сохранились развалины крепостей, построенных под влиянием урартской архитектуры. Урартский язык, религия и мифология, сохранив многие черты ассиро-вавилонской культуры, оказали большое влияние на развитие культуры древнеармянского народа. Армянский историк VIII в. Моисей Хоренский сохранил воспоминания о легендах, описывающих борьбу древнего героя Хайка с Бэлом, предводителем полубогов-полувеликанов, и не менее древнюю легенду о царице Шамирам, которую ещё долго впоследствии считали строительницей большого ванского канала. Таким образом, урарты передали многие элементы древневосточной культуры более поздним народам, в частности, древним армянам и другим народам Закавказья

Племена Закавказья в период гегемонии Урарту

Возникновение и развитие рабовладельческого общества на территории Армянского нагорья оказали влияние на жившие к северу от него племена Закавказья. Здесь процесс разложения первобытно-общинного строя идет в это время особенно быстрыми темпами. Непосредственное соприкосновение с рабовладельческими государствами Востока ведёт к ускорению формирования здесь классового общества.



Племена Закавказья в начале I тыс. до н.э.



Клинообразные надписи урартских царей вместе с археологическими памятниками дают возможность представить жизнь племён Закавказья в это время. В Закавказье урарты застали отличное от них по культуре, а в известной мере и по языку, население, находившееся уже на довольно высокой ступени развития.

В это время Северный Кавказ, часть Черноморского побережья и, вероятно, Восточное Закавказье были, по-видимому, заселены племенами, говорившими на языках абхазо-черкесской и северо-восточной (дагестанской) групп кавказских языков. Восточная часть Южного Причерноморья и, вероятно, часть внутренних районов Западного Закавказья были уже тогда заселены племенами, говорившими на языках картвельской группы. В Западном и Центральном Закавказье были распространены также племена, близкие по языку к хуррито-урартам. Лишь к концу периода, а частично даже позже, начинается проникновение на территорию Кавказа индоевропейских элементов как с севера (киммерийцы, скифы), так и с юга (армяне, мидяне).

Закавказские племена в то время занимались земледелием и скотоводством. Об этом говорят сельскохозяйственные орудия (зернотёрки, серпы, вилы), найденные при раскопках поселений и в могилах, а также скелеты домашних животных, положенных вместе с покойником. Многочисленные сообщения урартских царей говорят об угоне больших количеств скота с территории Закавказья. Из ремёсел, развивавшихся в этот период на территории Закавказья, особенно высоко стояла бронзовая металлургия; данные археологических раскопок показывают, что на территории Закавказья существовали различные типы секир, мечей, кинжалов, наконечников стрел и копий, а также других видов оружия. Но железо в Закавказье ещё не было распространено. По своему общественному строю население Закавказья находилось на стадии разложения первобытно-общинного строя. Оно делилось на племена, которые жили самостоятельной жизнью и обладали каждое своей территорией, обычно очень небольшой. Урартские цари в своих надписях упоминают десятки 'царей', через земли которых им приходилось проходить. Разумеется, эти 'цари' были не более как племенными вождями.

В религиозных представлениях племён Закавказья в этот период фантастически отражаются крупнейшие общественные и хозяйственные сдвиги в их жизни; наряду с представлениями, восходящими к примитивной охотничьей магии и тотемизму, развиваются культы неба и солнца, а также почитание домашних животных, например, быка, переплетающееся с астральными представлениями. Все это, разумеется, было связано с развитием земледелия и скотоводства, с разложением первобытно-общинного строя.



Урартское завоевание. Начало железного века в Закавказье.

Урартские походы сопровождались громадными опустошениями, систематическим угоном скота и порабощением населения. О походе в страну Эриахи, у подножия горы Арагац, Сардури II сообщает в одной летописи: '6 436 юношей я увёл, 15 553 женщины угнал, всего 21 989 человек, некоторых убил, некоторых живыми увел. 1 013 коней, 115 верблюдов, 16 529 голов крупного рогатого скота я угнал, 37 085 овец я угнал'. Наряду с военным грабежом страна подвергалась и систематической эксплуатации. На территории Закавказья урарты строили крепости, которые служили не только административными центрами и опорными пунктами обороны, но и центрами сбора дани. Одной из наиболее значительных была упоминавшаяся уже ранее крепость Тейшебаини. Здесь, вокруг цитадели, где жил урартский наместник, находился город, в котором обитали ремесленники, возможно, насильственно сюда переселенные и перерабатывавшие собираемые и виде дани с земледельческой округи продукты, которые вслед за тем отсылались в Биаинили.

В урартский период в Закавказье начинается быстрое освоение железа. На Кавказ железо проникает на рубеже II и I тысячелетия, а окончательно утверждается здесь во второй четверти 1-го тысячелетия до н.э. Помимо Урарту и, может быть, Ирана, третьим очагом металлургии, откуда железо могло проникать на Кавказ, был восток Малой Азии; жившие здесь халибы и обитатели гор Тавра - племена, частично, вероятно, родственные картвельским, а частично - индоевропейским хеттским племенам, - славились в древности как кузнецы железа.

Изготовление из железа сельскохозяйственных орудий в Закавказье, которое началось в период урартского владычества, двинуло вперед земледелие. Совершенствовалась ирригационная система, разводились сады и виноградники. Всё это не могло не способствовать экономическому прогрессу южных областей Закавказья. В этот период отдельные представители местной знати начинают сосредотачивать в своих руках иногда по несколько десятков рабов. В кургане на берегу Севана мужской скелет, вероятно, скелет племенного вождя, окружён 14 другими скелетами, по-видимому, рабов. Подобные захоронения известны и в Азербайджане. Они показывают, что племена Закавказья находились в это время уже на заре рабовладельческого общества.
Киммерийцы и скифы

В конце VIII в. на Кавказе происходят значительные перемены. Как уже говорилось (см. 'Племена Закавказья в период гегемонии Урарту'), урарты оказываются в это время перед лицом нового врага. Племена киммерийцев, а затем и скифов, населявшие степи Восточной Европы, вторгаются в Закавказье, наносят тяжёлые удары Урарту и проникают в Переднюю Азию.

В начале 1-го тысячелетия до н.э. в связи с развитием земледельческого и скотоводческого хозяйства (в частности, в связи с дальнейшим развитием коневодства), на большой территории и Средней Азии от Чёрного моря до степей Средней Азии ускоряется процесс разделения племён на земледельцев и кочевников-скотоводов. В то время, как в приречных низменностях (например, в Приднепровье), продолжает развиваться мотыжное земледелие, дающее уже значительное количество продукта, в степных районах, с целью расширения возможности пастьбы скота и увеличения стада, население постепенно переходит от оседлого к кочевому скотоводству. Возможность перехода на кочевое скотоводство обеспечивалась не только большей подвижностью племен, которую создало приручение лошади и изобретение кибитки-юрты на колёсах, но и ростом межплеменного обмена, что позволяло удовлетворять некоторые нужды кочевников за счёт продуктов, создаваемых земледельцами. В то же время подвижные и воинственные племена кочевников могли обеспечивать свои нужды - в той мере, в какой они не покрывались собственным кочевым хозяйством,- и путём набегов на земледельческие области, а иногда даже путем установления более постоянной зависимости этих областей.

Заманчивым объектом для набегов кочевников являлись, конечно, области древних цивилизаций, откуда издавна в степи Северного Причерноморья доходили различные культурные изобретения. Отдельные группы кочевников, сдвинутые, как полагают, со своих мест перемещениями каких-то племён, проникают через Кавказский хребет и устремляются к странам Передней Азии.



Киммерийцы в Передней Азии



Первое такое крупное нашествие из известных в истории совершили киммерийцы. Впоследствии греческие авторы называли киммерийцами вообще всех жителей Северного Причерноморья. Это были, по всей вероятности, племена, родственные иранским, а возможно, и фракийским племенам, жившим и впоследствии по берегам Чёрного моря.

Конечно, не всё население Причерноморья двинулось на юг через Кавказ. Киммерийцами древневосточные памятники называют лишь одно сильное племя или племенной союз, обитавший первоначально, по-видимому, в Прикубанье и Крыму. Греческие источники говорят, что киммерийцы якобы были согнаны со своих мест скифами, которых, в свою очередь, вытеснили из Закавказья племена массагетов или исседонов.

Возможно, что киммерийцы двинулись на юг вдоль Кавказского побережья Чёрного моря, хотя некоторые исследователи считают более вероятным их продвижение через перевалы. Движение этих племён началось в VIII в. до н.э. В 30-х годах VIII в. мы застаём их в Западном Закавказье или в восточной части Малой Азии. Киммерийское войско, состоявшее сплошь из конницы, обладавшее большой подвижностью, владело незнакомой дотоле народам древнего Востока массовой конно-стрелковой тактикой. Оно представляло серьёзную угрозу для древневосточных рабовладельческих государств. Подвергая полнейшему разграблению захваченную территорию, киммерийское войско внушало ужас жителям соседних стран.

Длительные успехи небольшой группы кочевников, проникших в Переднюю Азию, можно объяснить, только предположив, что к ним присоединялись некоторые полукочевые скотоводческие племена и ранее уже обитавшие в Закавказье и Малой Азии на периферии больших государств. Кроме того, к ним, вероятно, примыкали также земледельцы и рабы, которые бегством из своей страны спасались от эксплуатации; таких беглецов было немало и эти времена в державах Востока.


В 20-х годах VIII в. до н.э. поражение от киммерийцев потерпел Руса I, царь Урарту. Урартское государство киммерийцы не смогли разрушить, но им удалось стать хозяевами восточной части Малой Азии. Есть предположение, что именно в битве с ними погиб в 705 г. до н.э. ассирийский царь Саргон II. Около 679 г. киммерийцы попытались проникнуть на ассирийскую территорию, но были отбиты. Часть киммерийцев в это время появилась и на территории нынешнего Южного Азербайджана, где приняла участие в восстании мидян против Ассирии. Однако возможно, что и данном случае восточные источники под общим названием 'киммерийцев' понимают скифов, о проникновении которых в Мидию в начале VII в. до н.э. точно известно.

В начале 70-х годов VII в. вожди основных племён киммерийцев вступили в соглашение с Ассирией и Урарту. В ассирийских памятниках встречается упоминание 'начальника киммерийского (очевидно, наёмного) полка'. Есть основания предполагать, что киммерийцы выступали и вместе с Урарту в качестве союзников или наёмников.

Наиболее тяжело пострадала от киммерийцев Фригия. В первой четверти VII в. до н.э. это государево было разрушено, по-видимому, совместными действиями Урарту и киммерийцев. Центральная часть Малой Азии стала добычей киммерийских племён. В течение первой половины VII в. почти все области Малой Азии подвергаются разрушительным набегам киммерийцев, которые нападают и на столицу Лидии - Сарды и на греческие города побережья Эгейского моря. Угроза для Лидии стала ещё более серьёзной в связи с тем, что киммерийцы, по-видимому, соединились с трерами - скотоводческим фракийским племенем, проникшим с Балкан в Малую Азию через Босфор и Дарданеллы. Треры были поддержаны также горным народом - ликийцами, жившими на юго-западе Малой Азии и сохранившими многие древние порядки, в том числе, сильные пережитки матриархата. По-видимому, только после того, как Лидия дважды получила помощь от Ассирии, а киммерийцы были ослаблены столкновениями со скифами, лидийцы одержали победу. Мощь киммерийцев была сломлена. Остатки киммерийцев осели в северо-восточной части Малой Азии, где постепенно слились с местным населением.



Скифы в Передней Азии



Через 50-60 лет после вторжения киммерийцев в Переднюю Азию туда вторгается другое кочевое ираноязычное племя или группа племен - скифы. Первоначально это название принадлежало племени, обитавшему к востоку от нижнего течения Волги, а затем проникшему на её западный берег и на Северный Кавказ. Отсюда скифы через современный Дагестан и Дербентский проход устремились на территорию нынешнего Азербайджана. Здесь они обосновались и, включив, вероятно, в свой состав значительные группы местного скотоводческого населения, совершали походы в различные части Передней Азии.

Восточные памятники называют вождей скифов 'царями', а их область - 'царством'. Вероятно, оно было расположено в низменной части междуречья Куры и Аракса, хотя некоторые исследователи склонны считать, что это царство находилось на территории Маны, в районе Урмийского озера.

Скифы столкнулись с ассирийцами впервые в 70-х годах VII в. до н.э.; в борьбе с ассирийцами погиб скифский вождь Ишпакай. Затем около 673 г. скифы поддержали восстание мидян против ассирийской власти, но в конце концов вождь скифов Партатуа заключил союз с ассирийским царем Асархаддоном, который, по-видимому, выдал за него замуж свою дочь. С этих пор скифы умело используются ассирийцами против своих врагов. В 50-х годах VII в. Мадий, сын Партатуа, возглавил поход скифов в Малую Азию - по всей вероятности, с ведома Ассирии, которую просил тогда о помощи против киммерийцев царь Лидии Ардис. Киммерийцы в это время представляли серьезную угрозу и для ассирийских границ,-это ясно видели в Ассирии. Столкновение друг с другом двух групп кочевников привело к разгрому киммерийцев. Зато скифы выросли в большую политическую силу, с которой древневосточные цари не смогли справиться. Так, Мадий добился подчинения скифам новообразованного Мидийского царства в Северном Иране и Южном Азербайджане. Правда, это подчинение было, вероятно, более или менее формальным; скифы ограничивались лишь получением определенного выкупа от Мидии. Возможно также, что этот конфликт скифов с Мидией был спровоцирован ассирийцами, желавшими ослабить Мидию как своего опасного соседа.



После смерти ассирийского царя Ашшурбанапала около 633 г. до н.э., когда Ассирия была охвачена внутренними смутами, скифы, по-видимому, вторглись на контролировавшиеся Ассирией территории, в частности, в Сирию и Палестину. Во время своих походов скифы доходили тогда до границ Египта.

Значительной силой скифы оставались в Передней Азии во времена падения Ассирийской и Урартской держав, но из-за скудости источников нам не ясна их роль в событиях, развернувшихся в конце VII в. Во всяком случае, в то время скифы уже потеряли влияние в Мидии. Судя по древнееврейским данным, Скифское царство еще существовало в конце 90-х годов VI в. до н.э. После этого времени источники о нём уже не упоминают.

Основная часть скифов в это время, по-видимому, постепенно уходила обратно на Северный Кавказ и проникала в Северное Причерноморье, населённое в то время родственными им частью кочевыми, частью земледельческими племенами различных наименований.

В науке эти племена также получили общее название 'скифов'; так их впервые стали называть греки (начавшие около этого времени появляться на северных берегах Чёрного моря), по-видимому, по имени уже известного им племени, вторгавшегося в Малую Азию.

Часть скифов, как и киммерийцы, однако, осталась в Закавказье, а может быть, также и в Малой Азии. Археологические данные о раннем железном веке в Закавказье показывают наличие там значительных элементов скифской культуры.



Историческое значение скифского нашествия в Переднюю Азию



Роль скифского нашествия в истории как Передней Азии, так и Восточной Европы была значительной. Оно привело к установлению более тесных связей между Причерноморьем и странами древнего Востока.

Вполне возможно, что на Северном Кавказе происходило слияние местного населения, говорившего на кавказских языках, с пришельцами - скифами, причём элементы местной культуры переплетались со скифскими. В культуре Закавказья VII - VI вв. до н.э., как сказано, можно отчётливо проследить наряду с элементами переднеазиатскими и местными также и скифские. На Северном Кавказе памятники VIII - V вв. имеют в своём инвентаре наряду с предметами, типичными для местной культуры бронзового века на Кавказе, также и настоящие скифские предметы. Вместе с тем, скифская культура в то время и сама подвергается сильному влиянию культур древнего Востока и, в частности, урартской. Кавказ в этот период в еще большей степени, чем раньше, становится тем мостом, по которому восточные влияния проникают далеко на запад. Кавказские бронзовые сосуды VI в., обладающие весьма типичной формой, обнаружены на пространстве от подошвы Арарата до правого берега Днепра, несколько ниже Киева. Скифский художественный орнамент на бытовых предметах (так называемый 'скифский звериный стиль'), распространившийся в последующий период в степной полосе от Черного моря до Монголии, имеет определенные связи с искусством горных племён Западного Ирана. Влияние древнего Востока, преломлённое сквозь призму кавказских традиций, глубоко проникает в это время в культуру скифских степей.

С другой стороны, скифское нашествие оказало определённое влияние и на Переднюю Азию. Скифы и киммерийцы ввели новую массовую конно-стрелковую тактику; скифы способствовали широкому распространению нового типа стрел - с гранёными бронзовыми наконечниками со втулкой. Эти стрелы позволяли намного повысить эффективность стрельбы из лука. С. VII в. до н.э. скифские стрелы были в употреблении у мидян и народов Средней Азии, а потом быстро распространились и среди других народов древности.

Скифское нашествие, расшатывая силы старых держав Востока, способствовало их разрушению, что в свою очередь подготовляло почву для создания новых крупнейших рабовладельческих держав - Мидийской и Персидской.

Кавказская Албания

И Атропатена

(древний Азербайджан)

Культура племен древней Албании была преемственно связана с древнейшими местными культурами всего Закавказья.

К началу I тысячелетия до н. э. в хозяйственной жизни этих племен ведущая роль принадлежала скотоводству. С развитием скотоводства и увеличением поголовья пастбища, прилегающие к поселениям, перестали обеспечивать достаточную кормовую базу. Следствием этого было возникновение полукочевого яйлажного скотоводства - с зимовкой скота в низменных степных районах и с отгоном его на летние пастбища в горы. Эта форма скотоводства повлекла за собой увеличение поголовья мелкого рогатого скота и лошадей. Использование летних горных пастбищ давало неограниченные возможности для развития скотоводства. Скот стал основным богатством первобытных общин. В конце I тысячелетия до н. э. полукочевое скотоводство сочеталось у племен Азербайджана, как и у всех племен Закавказья, с земледелием, которым занимались главным образом жители приречных низменностей и хорошо орошаемых предгорных районов.

Об этническом составе населения Азербайджана в I тысячелетии до н. э. некоторые сведения содержатся у античных писателей. Наиболее сильными и крупными племенами были каспии, давшие свое имя Каспийскому морю и стране Каспиане (Талыш и Муганская степь), утии, леги (у подножья Кавказского хребта) и албаны, жившие в древнейшие времена в районе левого берега Аракса, в нынешнем Карабахе и Мильской степи. В VII-VI вв. до н.э. в прикаспийских степях осела часть скифов (саков), разгромивших государство Урарту.

В период господства Ахеменидов в Передней Азии Каспиана входила в состав XI сатрапии. К середине I тысячелетия до н. э. ведущая роль в социально-экономической жизни племен Азербайджана переходит к земледельческому населению степных районов и речных долин - южных предгорий Кавказского хребта, долины Иоры и Алазани, районов Нухи и Кировабада и Куро-Араксинской низменности. Росту земледельческих поселений в значительной мере способствовали междуобщинный обмен, развитие ремесел и связи с передовыми странами Древнего Востока. По предположению некоторых советских ученых, найденные в Муганской степи пересохшие русла каналов представляют остатки оросительной системы, созданной в IV в. до н. э. и послужившей основой процветания земледелия и садоводства. Дальнейшее непрерывное развитие земледельческих поселений можно проследить по данным археологии.

Южные районы современного Азербайджана (так называемая Малая Мидия) входили в состав государства Ахеменидов. Северная часть Малой Мидии была занята высокими горами и отличалась суровым климатом. Здесь обитали воинственные племена кочевых скотоводов. На равнинах жило оседлое земледельческое население.

Атропат, правивший страной в качестве сатрапа при последнем царе из дома Ахеменидов - Дарий III Кодомане - и выступавший в составе персидской армии против Александра Македонского, стал впоследствии независимым правителем и основателем царской династии. По имени этого Атропата Малая Мидия в сочинениях античных писателей получила название Атропатена. Это было сильное, экономически развитое государство. На основе вполне сложившихся рабовладельческих отношений и частной собственности в Атропатене быстро развивались сельское хозяйство, ремесла. Столицей был г. Гандзак. Торговые пути связывали Атропатену с остальным Закавказьем и Черным морем, со столицей Мидии Экбатаной и с Селевкией на Тигре. Опираясь на сильное войско, цари Атропатены вели энергичную внешнюю политику и отстаивали свои владения от посягательств сильных соседей, главным образом Армении и Парфии.

В начале I в. до н. э. племена северного Азербайджана, возглавленные албанами, объединились в мощный союз племен, а в середине I в. до н. э. на территории северного Азербайджана сложилось раннерабовладельческое албанское государство. Поэтому в античной литературе северный Азербайджан называется Албанией, а обитатели его - албанами. Область их расселения включала на западе долину Иоры и Алазани, Ширакскую и Караязскую степи. В одной из самых плодородных, густонаселенных и наиболее развитых экономически областей Албании, у границ Иберии, находилось древнее святилище. Там почиталась Луна, главное божество земледельческих племен Албании. Областью этой управлял жрец, пользовавшийся наибольшим авторитетом в стране после царя. В ведении его находились многочисленные храмовые рабы.

Религия в древнем Азербайджане сохраняла в этот период некоторые древние культы, возникшие еще в эпоху бронзы. У скотоводов и охотников это были культы диких животных, связанные с тотемизмом и магией, оленя и домашних животных, в частности быка, имевшие также и астральное значение. Земледельцы почитали небесные светила, луну, солнце, гром и молнию.

Походы римских полководцев в Закавказье, начавшиеся в период борьбы с Митридатом Понтийским и повторявшиеся неоднократно и позже, коснулись и Албании. Римские легионы не раз вторгались в Албанию, но всегда встречали героическое сопротивление и не могли покорить свободолюбивый народ. Навязываемый временами правителю Албании титул 'друга и союзника римского народа' имел чисто номинальное значение, а сравнительная удаленность Албании от римских владений обрекала на неудачу все попытки римлян вмешаться во внутреннюю жизнь страны.

Процесс сложения албанской народности к началу I в. н. э. в основном уже завершился. Развитие рабовладельческих отношений в Албании происходило менее интенсивно, чем в Атропатене. Этим и следует объяснить то обстоятельство, что государство в Албании возникло позднее, чем в Атропатене.

Тем не менее, в первые века нашей эры в Албании существовали и росли города, развивалась частная собственность на землю, создавалась крупная земельная собственность. Столицей Албании был г. Кабалака на левом берегу Куры, в современном Куткаменском районе. Денежное обращение появилось в Албании еще в III-II вв. до н. э.; однако широкое распространение оно получило только в первые века нашей эры. Несмотря на большие экономические и социальные сдвиги, в некоторых местностях, удаленных от торговых путей, еще долго сохранялись первобытнообщинные отношения.

Мирные земледельческие поселения и города Албании и Атропатены немало страдали от набегов аланов, причинявших значительный ущерб и соседней Армении и не прекращавшихся до IV в, н. э.




 
Rambler's Top100 Армения Точка Ру - каталог армянских ресурсов в RuNet Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Russian Network USA