Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 


К ГЛАВЕ 33 (Наверх)

1. Согласно гл. 30.100-104, страна, или архонтия, захлумов (Захумье, Хум, Хумска земля в славянских памятниках, Chulm, Chulmia, Chelmania, Terra de Chelmo в латинских) простиралась на побережье от Дубровника до р. Неретвы, верхнее течение которой было, вероятно, северной границей Захлумии, занимавшей таким образом юго-восточную часть современной Герцеговины, На северо-востоке цепь гор отделяла страну захлумов от Сербии (отсюда, возможно, они и получили от своих соседей имя "захлумы", т.е. живущие за холмом). На юго-востоке Захлумия граничила с Травунией, со стороны побережья от г. Стон до Неретвы и по среднему течению реки - с Паганией, а где-то на северо-западе имела общую границу с Хорватией.
2. Ср.: DAI. 29.3; 31.12; 35.4; 36.4,
3. Четкое этническое определение захлумов как сербов. Ср., однако: HoeaKoeilfl P. Да ли су сви Захумльани пореклом Срби? // Историjски часопис. 1975. Кнь. XХII. С. 19-42.
4. Крепость Хлум - возможно, совр. Благай, к юго-востоку от Мостара. Гора, на которой находится Благай, раньше называлась Хлумом, как и сам город. Крепость Бона располагалась несколько ниже - на р. Буна (Новаковип С. Српске области. С. 38-39). Полагают также, что Константин приводит два названия одного и того же города - Благая (ВИИНJ. С. 60. Бел. 207).
5. Совр. Буна, левый приток Неретвы, впадающий в нее у Мостара.
6. Анфипат и патрикий (точнее - анфипат патрикий) - один из высших византийских титулов, выше патрикия. Титул давался за особые заслуги перед императором (Oikonomides N. Les listes. P. 287). Архонт Михаил, следовательно, находился в зависимости от империи. См. коммент. 7 к гл. 33
7. По мнению большинства исследователей, ВоноЕроит^т) - греческая транслитерация славянского имени Вышевич, т.е. сын Выша (DAI. II. Р. 138). Согласно гл. 32.86-88 Михаил вступил в союз с царем Симеоном (893-927) против Вязантии и Сербии (события относятся примерно к 917 г.). Имя захлумского князя сохранилось и в хронике Иоанна Диакона (начало XI в.): в 913 г. Michael Sclavorum dux захватил возвращавшегося из Константинополя сына венецианского дожа Пьетро и отправил его к болгарскому царю Симеону (Rai"ki F. Documenta. P. 388). Итальянские анналы сообщают о нападении Михаила (Michael rex Sclavorum) на владения Византии в Апулии (Сипонт) в 926 г. (Ibid. P. 393). Михаил участвовал в Сплитском соборе 925 г., как следует из письма папы Иоанна Х (914-928) хорватскому королю Томиславу и князю захлумов Михаилу (Tamislao regi C(h)roatorum et Michaeli duci Chulmorum) (Ibid. P. 189). Томислав в этот период был союзником Византии; высокий титул анфипата-патрикия мог быть дан, конечно, только союзнику или подданному империи. Таким образом, отношения между Византией и князем захлумов Михаилом претерпевали перемены (см.: ВИИНJ. С. 60. Бел. 209; DAI. II. Р. 137-138). К. Иречек отвергает подлинность актов Сплитского собора (они сохранились в сборнике XVI в.) и считает, что враждебную Византии политику Михаил Вышевич проводил до 926 г., когда был захвачен Сипонт (JupeveK К. Исторща. Т. 1. С. 115). Справедливо, как кажется, мнение Ф. Дворника, который полагает, что отношения Михайла с Византией изменились после 921 г., когда империя заключила договор с Хорватией, предоставив ей протекторат над византийскими владениями в Далмации, а на сербский престол возвела своего ставленника Захарию. Поэтому Михаил отказался от враждебной политики по отношению к империи, и его присутствие на Сплитском соборе в 925 г. представляется вполне естественным. Экспедиция же Михаила в Апулию была предпринята, вероятно, в союзе с хорватами по просьбе Византии, опасавшейся за свои владения из-за возобновившихся набегов арабов в 926 г. (DAI. II. Р. 138).
8. В рукописи ???: ??? - конъектура А. Грегуара. В силу того, что это место долгое время не было исправлено, возникло множество гипотез, значительная часть которых после внесения конъектуры лишилась оснований (обзор литературы см.: Wasilewski Т. Wislanska dynastia. S. 26-31). Ныне установлено, что у Константина идет речь о происхождении рода князя Михаила из "личиков" (*линцики), "некрещеных поселенцев на реке Висле". Ф. Дворник считает возможным принять конъектуру П. Скока (*линцики - "линцики"), усматривая здесь один из вариантов того названия ("Ляхи", "Lengyel"), под которым у своих восточных и южных соседей выступали поляки (DA1. II. Р. 139). Это предположение принимает ряд польских исследователей, например, Г. Лябуда (Licikaviki // SSS. W-wa, 1967. Т. III, cz. 1. S. 56). Однако данная гипотеза не позволяет решить возникающие при этом проблемы. Во-первых, название польского племени, граничившего с венгерскими и древнерусскими землями (этим названием венгры и русские впоследствии обозначали всю совокупность племен в составе Древнепольского государства), Константин не только хорошо знает в его правильной, первоначальной форме - "лендзяне" (Aev^avivoi), но и сам употребляет дважды (9.10; 37.44). Предпочтение в гл. 33 формы лесист) было бы а таком случае непонятно. Во-вторых, этноним "личики" Константина естественно сопоставлять с наименованием "licicaviki" в сочинении младшего современника Константина, саксонского хрониста Видукинда. Описывая деяния Вихманна, одного из родственников Оттона I, хронист отметил, что он "в двух сражениях нанес поражение королю Мешко, под властью которого были славяне, что зовутся лицикавики" (Widukindi monachi Corbeiensis Rerum gestarum saxonicarum libri ires. III, 66). Так как названный Мешко - хорошо известный правитель Польши а "лицикавики" определены как его подданные, то ясно, что схожие названия "личики" и "лицикавики" относятся к одной и той же территории, главной водной артерией которой являлась р. Висла, т.е. оба эти народа идентичны. Следует учесть также, что в немецкой феодальной среде не существовало традиции обозначать земли Древнепольского государства названием такого польского племени, с которым (в частности, с ляхами) немецкие земли не граничили. Кроме того, отсутствие носового звука в слове "licicaviki" говорит против конъектуры Скока, вводящей этот звук в название "личики", и свидетельствует. против сходства конструируемого имени "линцики" с названием "ляхи" ("лендзяне"). Следовательно, "личики" - "лицикавики" и "лендзяне" - разные наименования (Lowmianiski Н. Poczatki. Т, V. S. 485-486). Что касается значения названия "лицикавики"/"личики", то в настоящее время преобладает мнение, что здесь имеются в виду "лестковичи" (патронимический суффикс "овичи" передан у Видукинда как "avici") - так называли потомков (или подданных) Лестка-Лешка. Кем был Лестко-Лешек, точки зрения расходятся. Т. Василевский считает его имя эпонимом, обозначением легендарного предка малопольского племени вислян. Отголосок этой традиции ученый усматривает в рассказе польского хрониста начала XIII в. Винцента Кадлубка о Лестках - легендарных правителях Польши, сидевших в Кракове (Magistri Wincentii Chronicon Polonorum. Lwow, 1872. Т. II. I. 11, 13, 17) (Wasilewski Т. Wislariska dynaslia. S. 30-31) "Лицикавики", однако, по данным Видукинда, подчинялись Мешко I, тогда как земля вислян во второй половине Х в. входила в состав Древнечешского государства Т. Левицкий, а затем X. Ловмяньский отождествляют "Лестка" с Лестком. который упомянут в хронике Галла Анонима (начало XII в.) как дед Мешко I (Galli Anonymi Cronica et Gesta ducum sive principum Polonorum/ Ed.K. Maleczyriski. Krak6w, 1953.1,3). Лестко, следовательно, жил в первой половине Х в. В таком случае термин "лестковичи" означал бы всех лиц, находившихся под властью Лестка и его преемников, т.е. и великопольское племя полян, князем которого был Лестко, и другие племена, подчинившиеся его власти. Этот этноним - новый в политической географии Центральной Европы (возникший в процессе формирования нового политического целого - Древнепольского государства) - просуществовал недолго и к началу XI в. был вытеснен другим названием - Polonia, образованным от имени племени полян. Если принять эту гипотезу, следует думать, что Константин узнал название "лестковичи" от немецких послов, в середине Х в неоднократно посещавших Константинополь (towmianski Н. Poczatki. Т. V, S. 486-488). Сообщение о том, что "личики" - "некрещеные", правильно, если относить его к территории Древнепольского государства: Мешко I принял крещение только после смерти Константина Багрянородного. В вопросе о происхождении захлумской династии исследователи сходятся в том, что предок (отец?) Михаила Захлумского (Выш?) покинул землю "личиков" и стал князем Захумья во второй половине 70-х годов IX в., когда резко усилилось влияние Византии в Далмации. Этим временем датируется рассказ Константина в биографии Василия I о крещении при нем языческих сербских племен которым император назначил и князей (архонтов). Рассказ заканчивался замечанием, что с тех пор и до времени работы автора над этим трудом князья постоянно избирались из тех же самых родов.
В числе таких родов и был, несомненно, специально отмеченный Константином из-за необычности его происхождения род захлумских князей: разумеется, пришелец с Вислы мог стать князем Захумья лишь при поддержке императора и был, вероятно, его прямым ставленником в этих землях. Не ясны, однако, обстоятельства, в силу которых выходец из земли "личиков" оказался в Захумье. Т. Василевский разделяет старую гипотезу об идентичности предка Михаила (Выша?) с упомянутым в "Житии Мефодия" языческим князем, сидевшим в "Вислех", который воевал с Великой Моравией. но затем потерпел поражение и был крещен "насильно на чужой земле", т.е. в Моравии (MMFH. II. S. 156). Затем этот князь был посажен в Захумье в результате договора между Святополком Моравским, Василием I и сербами, направленного против ВосточноФранкского королевства и Первого Болгарского царства (Wasilewski T. Wislanska dynastia. S. 34-49). X. Ловмяньский отверг эти догадки. По его мнению, термин "личики" /"лицикавики", независимо от его значения, относился в середине Х. в. к территории Древнепольского государства, тогда как область племени вислян, соответствующая территории позднейшей Краковской земли, входила в то время в состав Древнечешского государства, и потому население этого района не могло обозначаться термином "личики". Сомневается исследователь также в том, что Великая Моравия могла активно вмешиваться в сербские дела. На его взгляд, предок захлумской династии (Выш?) был князем в восточной части Малой Польши с центром в Сандомире, которая в отличие от Краковской земли в середине Х в. входила в состав Древнепольского государства. Под натиском Великой Моравии он был, по-видимому, вынужден бежать в Болгарию, а оттуда в Константинополь, где привлек к себе внимание Василия I (iowmianski Н. Poczatki. Т. IV. S. 491-493).
9. Совр. Стон на перешейке, связывающем полуостров Пелешац с материком. 10. Принимаем конъектуру Ф. Дворника: ??? вместо ??? рукописи. Локализация четырех остальных городов Захлумии затруднительна. П. Скок отмечает, что названия городов Мокрискик, Галумаиник и Добрискик в славянской транслитерации имеют форму прилагательных, если конечные "к" в этих наименованиях понимать как сокращения, обозначающие слово *кастрон - "крепость". Мокриски(к) - совр. Мокро на правом берегу Неретвы. Ослия - совр. Ошле к северо-востоку от Стона (Skok P. Onsnanienstudien. S. 233). Галумаини(к), согласно С. Новаковичу (Српске области. С. 43), П. Скоку (Ortsnamenstudien. S. 234) и Ф. Дворнику (DAI. II. Р. 140), идентичен местечку Глумине, расположенному к северу от Ошле, на левом берегу Неретвы (ВИИНJ. С. 59; Skok P. Konstantinov *то мокрискик // Jugoslovenski istoriski casopis. 1937. 1-4. S. 93). Добриски(к) некоторые исследователи связывают с Дабаром, расположенным к юговостоку от Любине (ВИИНJ. С. 61. Бел. 213-216).

К ГЛАВЕ 34 (Наверх)

1. В средневековых сербских и латинских источниках - Травуния, Трибуния. Простиралась вдоль берега Адриатического моря от Котора до Дубровника (см. гл. 30), включая из внутренних областей район совр. Требинье и соседние горные местности (Историjа Црне Горе. Кнm. 1. С. 332).
2. Страна каналитов - совр. область Конавли на адриатическом побережье (от окрестностей Дубровника до входа в Боку Которскую).
3. Здесь следует усматривать указание на единство этих двух областей, точнее - подчинение земли каналитов власти травунских князей. Подчеркивание данного факта особенно интересно ввиду того, что он противоречит данным списка южнославянских правителей в сочинении Константина "О церемониях" (ВИИНJ. С. 61-62. Бел. 217; ср.: С. 78. Бел. 289; ср. также: Ферлуга J. Листа адреса за стране владаре из Кн,иге о церимошцама // ЗРВИ. 1970. Кнь. XII. С. 162 и след.). В том списке названы отдельно архонт травунян и архонт конавлян, рассматриваемые как самостоятельные и равные по рангу князья что позволяет высказать предположение о времени подчинения конавлян травунским князьям. Учитывая вывод Я. Ферлуги о составлении первоначального списка князей (перечня адресатов) в эпоху Льва VI и о его Редактировании в 30-х - начале 40-х годов Х в., можно допустить, что особое княжество в Конавле утратило независимость только после этого редактирования (Там же. С. 176). В гл. 29 также говорится о конавлянах отдельно от травунян (в рассказе о событиях VII в. и 70-х годов IX в.), т.е., возможно, еще как об особом славянском племени, тогда как в гл. 30 упоминается уже только одна политическая единица - архонтия Травуния (ср. коммент. 29 к гл. 30), что позволяет датировать ее возникновение временем, более поздним, чем состав ление гл. 29, 32 и 34.
4. О "некрещеных сербах" см. коммент. 2 к гл. 32.
5. Принимаем конъектуру Р. Дженкинза: перенести ??? на место после ??? (в рукописи это слово находится после слова *apxoнтoc), а также добавить запятую и *ои после ???.
6. О сербском князе Властимире см. коммент. 18 к гл. 32.
7. Рассказ о взаимоотношениях сербских и травунских правителей содержит явные противоречия, вызванные или недостатком, или разновременностью сведений. Поэтому в литературе существуют разные оценки политического положения Тра-вунии и ее отношений с Сербией (Рашкой) (ВИИНJ. С. 62. Бел. 218). Текст говорит о зависимости Травунии в первой половине IX в. от сербского князя Властимира, который делает местного жупана своим зятем и "самовластным" князем; эти слова, как и высказанный ниже (34.11-12) тезис о "постоянной" зависимости князей Травунии от Сербии, мало согласуются с последовательным выделением в труде Константина Травунии в качестве самостоятельной политической единицы.
8. Истолкование хоронима "Травуния" ("Тербуния") - один из примеров вульгарных этимологии в гл. 29-36. В действительности название этой области происходит не от слав. "твердь, твердый", а от слав. "треба, требище" - жертва, жертвенник (Историjа Црне Горе. Кнь. 1. С. 332).
9. Название области Конавли ("Канали") обычно связывают с латинским canalis, "канал". По смыслу, однако, этимология у автора гл. 34 ближе к предложенной Б. Арнимом и возведенной им к тюркской лексеме "канлы" - повозка (ВИИНJ. С. 62. Бел. 222). Впрочем, и эта гипотеза спорна.
10. Совр. Требинье.
11. Обычно Орм идентифицируют со средневековой жупой и замком Врм, к востоку от Требинье (Исторща Црне Горе. Кнь. 1. С. 333-334).
12. Совр. Рисан в Боке Которской.
13. Возможно, совр. Лукавац (Историjа Црне Горе. Кнь. 1. С. 333).
14. Локализация остается спорной (ВИИНJ. С. 63).

К ГЛАВЕ 35 (Наверх)

1. О переселении римлян в Диоклею Диоклетианом см. гл. 29.
2. Умолчание здесь о происхождении славянских жителей Диоклеи (Дукли) от "некрещеных сербов" (ср. гл. 33, 34 и 36) обусловило появление нескольких теории об этнической принадлежности местного населения и политических отношениях Дукли с Сербией (Рашкой). Ряд исследователей объясняют такое умолчание в гл. 35 тем, что "Диоклетианов" (дуклян) нужно вообще считать не сербами, а хорватами или особой группой славян - "дуклянскими славянами". Было высказано также предположение, что невнятность текста на этот счет обусловлена близостью Диоклеи к византийской феме Диррахий, что помешало сербским князьям подчинить Диоклею. Поэтому не было оснований относить дуклян к числу сербских племен в широком смысле (ВИИНJ. С. 63. Бел. 229; Исторjа Црне Горе. Кнь. 1. С. 291-292; ЖивковЛ Др. HaJHoanja исторща црногорского народа // Стваран,е. 1977. N 6. С. 930-931; Ditten H. Bemerkungen. S. 452) Характерно, что гл. 35 гораздо беднее конкретной информацией о стране дуклян и ее жителях, нежели соседние главы памятника. Видимо, авторам недоставало современных им сведений о Дукле.
3. О Диоклее см. коммент. 4 к гл. 29.
4. Топоним Градеты пытались связывать с различными названиями местностей, замков и племен в Черногории. Вопрос, однако, остается открытым (ВИИНJ. С 64. Бел. 231; Историjа Црне Горе. Кym. 1. С. 321). 5. Локализация неопределенна (см.: ВИИНJ. С. 64. Бел. 232). 6. Топоним "Лондодокла" обычно считают соединением двух названий, а именно Лон (или Лонто) и Докла. Второе название, как правило, связывается с Дуклей (Диоклеей), тогда как первое идентифицируют с различными местностями в современной Черногории (ВИИНJ. С. 64. Бел. 233; Историjа Црне Горе. Кнь. 1. С. 320). Признавая возможным такое соединение разных названий (ввиду неточного прочтения или понимания текста), следует отметить все же шаткость приведенных выше объяснений.

К ГЛАВЕ 36 (Наверх)

1. О местоположении паганов и их соседях см. также коммент. 22 к гл. 29. Помимо трех жуп (Растоца, Мокро и Дален) (см. коммент. 34 к гл. 30), наганам принадлежало также несколько крупных островов (см. коммент. 5 к гл. 36). Почти все исследователи полагают, что паганы, или неретвляне (Narentani, как их обычно называли итальянские хронисты), во многом отличались от других сербских племен, в том числе и от занимавших далматинское побережье (Грот К. Я. Известия. С. 175; DAI. II. Р. 141). Выгодное географическое положение Пагании и удаленность от внутренних областей Сербии (от нее их отделяли Динарские горы) определили специфические черты их быта и истории. Основным занятием жителей морских жуп стало мореплавание, получившее значительное развитие. Обладая сильным флотом, неретвляне были известны как опасные пираты, часто нападавшие на итальянские суда и препятствовавшие связям итальянских городов с Константинополем. Так как со времени своего поселения на побережье они практически никому не подчинялись, то обуздать их пиратство не удавалось до конца Х в. Подробные сведения об этом сообщает Иоанн Диакон: в 830 г. венецианцы заключили мир с наганами и пытались обратить их в христианство (Raski F. Documenta. P. 334). Однако такие попытки были безуспешны: христианство паганы приняли позже других южных славян, причем не с Запада, а из Византии (см. коммент. 24 к гл. 29), да и мир с ними был недолог. Нападения неретвлян на итальянские суда в 834-835 гг. возобновились (Ibid. Р. 335) и не прекращались до конца Х в., причем венецианцы направляли против них экспедиции в 876, 887, 948 гг. (Ibid. P. 366, 374-375, 399-400). Относительно политической организации неретвлян было высказано предположение, что у них был какой-то тип олигархического правления, при котором власть находилась в руках племенных вождей (DAI. II. Р. 141). О дальнейших (до XII в.) судьбах Пагании см.: Грот К. Я. Известия. С. 157; HoeaковиЬ С. Српске области. С. 61.
2. Река, искаженно названная здесь "Аренда", именовалась: Неретва у славян, Нарента у жителей Италии, Нарон у греков (ВИИНJ. С. 64. Бел. 235). От названия реки и происходит этноним.
3. Мокр - город, существовавший с римских времен в районе совр. Макарска (Новаковиh С.Српске области. С. 55; ср. коммент. 34 к гл. 30); Веруллия - Чебольшое местечко Врулия между Макарска и Омишем (ср.: ВИИНJ. С. 65. Бел. .237); Острок, вероятно, был расположен около совр. местечка Заострог, южнее Макарска, вблизи р. Неретвы (НоваковиЬ С. Српске области. С. 56; ВИИНJ. С. 65. Бел. 238); местонахождение Славинецы пока не установлено, допускают, что остатки этого укрепленного центра размещаются близ совр. села Градац на морском берегу у устья р. Неретвы (ВИИНJ. С. 65. Бел. 239).
4. Kypкpa (Кикер) - совр. о. Корчула.
5. Мелета (Малозеата) - совр. о. Млет.
6. Деян., 28,1.
7. Фара - совр. о. Хвар;Врац - совр. о. Брач.
8. Иис - совр. о. Вис; Ластов - совр. о. Ластово, Хоары большинство исследователей связывают с совр. о. Сушац (ВИИНJ. С. 65. Бел. 245). Открытым остается вопрос, кому принадлежали эти острова: Византии, захлумам или хорватам (о. Иис) (DAI, II. Р. 142).

К ГЛАВЕ 37 (Наверх)

1. Об имени и происхождении печенегов см. коммент, 1 к гл. 1.
2. Междуречье Атила и Геиха как места расселения печенегов идентифицируется с междуречьем Волги - Урала - Эмбы (Бартольд В.В. Соч. Т. 5. С 91, 204; Плетнева С.А. Печенеги. С. 163; Marquart J. Streifzuge. S. 78-79; Minorsky V. Hudud al-"Alam. P. 313, 443; ZA. Т. II. Cz. 2. S. 96). Сведения о расселении печенегов содержит также так называемая "Анонимная записка о народах Восточной Европы" (вторая половина IX в. - ZA. Т. II. Cz. 2. S. 11-13). Ее фрагмент с интересующими нас данными сохранился в сильном сокращении у географа начала Х в. Ибн Русте (BGA. Т. 7. Р. 143; ZА. Т. II. Cz. 2 S. 34 - текст, 35 - перевод), а в расширенном (и более точном, хотя и более позднем, чем у Ибн Русте) виде - у персидского географа XI в. Гардизи (Бартольд В. В. Соч. Т, 8. С. 35 - текст, С. 56 - перевод).
3. Согласно отрывку "Анонимной записки", край печенегов лежал на расстоянии 17 дней пути от Гурганджа (совр. Куия-Ургенч в Туркменской ССР), имея соседями на востоке - кипчаков, на юго-западе - хазар и на западе - славян. Сама область печенегов занимала пространство в 30 дней пути. О соседстве печенеюв с кипчаками свидетельствуют и другие восточные авторы (Бартольд В. В. Соч. Т. 5. С. 205-206). Сведения Константина о соседстве печенегов с узами (гузами, огузами) (см. о них коммент. 76 к гл. 9 и коммент. 5 к гл. 37) находят также соответствие в данных "Анонимной записки" (в передаче Гардизи), согласно которой на расстоянии 17 дней пути от печенегов лежал город Гургандж; путь к нему проходил мимо Аральского моря. Видимо, "узы" Константина - это огузское население указанных среднеазиатских областей, Данные "Анонимной записки" о соседстве печенегов с хазарами на юго-западе и славянами на западе подтверждают известия Константина о Волге (Атиле) как первоначально западном рубеже кочевий печенегов. В конце IX в. часть печенегов перешла Волгу, их кочевья продвинулись далеко на запад и оказались пограничными хазарам и роменской группировке славян.
4. 50 лет назад, т.е. в 898-902 гг., если ориентироваться на принятую в науке датировку написания DAI. Однако это место находится в очевидном противоречии со следующим ниже свидетельством (37.10-14), что изгнанные (50 лет назад) узами печенеги уже 55 лет, т.е. с 893-897 гг., владеют новыми местами, отнятыми ими у венгров. Д. Дьерффи относит время изгнания узами (в союзе с хазарами) печенегов к 894 г. (Gyorffy Gy. Istvan. 127. 1.).
5. Сообщение о владениях узов (гузов) в междуречье Волги и Урала подтверждают восточные географы Х в. Истахри и Ибн Хаукал (BGA. Т. I. Р. 9, 222; Т. II/2. Р. 14, 393). На западе их соседями были хазары и булгары (в нижнем и среднем Поволжье), на востоке - карлуки (т.е. Прибалхашье), на севере -кимаки (в Прииртышье). Границей между гузами и кимаками назван Итиль (?) (Агаджанов С.Г. Очерки. С. 78-80). Известия о гузах содержит также отчет арабского путешественника Ибн Фадлана, проследовавшего через их земли на пути к волжским булгарам (Ковалевский А.П. Книга Ахмеда Ибн-Фадлана. С. 125-128 - перев.; Zeki Validi Togan A. Ibn Fadlan"s Reisebericht. S. 10-15 - текст, S. 28-31 - перев.).
6. После е"тг| предполагается лакуна: был указан год от сотворения мира и индикт.
7. Об изгнании печенегами венгров см. коммент. 1-2 к гл. 3, коммент. 7. к гл. 8. Локализация "страны" венгров (занятой печенегами) остается спорной. Дата овладения новыми хозяевами этой землей (ср. коммент. 4 к гл. 37) определялась по-разному (DAI. II. Р. 114; Bartha A. A 9-10. szazadi. 96-97, 111-113.1.).
8. Известие о переселении печенегов в результате войн с гузами и хазарами иа территорию мадьяр ("турок") сопоставимо с сообщениями арабо-персидских геогвафов Х в. ал-Истахри и Ибн Хаукала, согласно которым печенеги завоевали земли "между хазарами и Румом" (Византией), отрезав эти земли от владений русов (BGA. Т. I. Р. 10; BGA. Т. 11/2. Р. 15). Сходную информацию содержит персидское анонимное сочинение "Худуд ал-Алам" (80-е годы Х в.), где сказано, что, печенеги, покинув места прежнего обитания, расселились на территории "между хазарами и Румом" (Minorsky V. Hudud al-"Alam.  47). Впрочем, вполне вероятно, что сведения последних двух сочинений восходят к книге ал-Истахри, сведения которого зависят, в свою очередь, от сочинения географа конца IX в. ал-Балхи (его труд не сохранился). Указания восточных авторов о появлении печенегов в южнорусских степях подтверждаются и русской летописью, и Хроникой Регинона. Археологически места обитания печенегов определены в обширном пространстве от Дона до Прута (Плетнева С.А. Печенеги. С. 163), где они столкнулись с мадьярами, византийцами и молодым Древнерусским государством (Gyorffy Gy. Sur la question).
9. Термин "фема" употребляется здесь не в его техническом, обычном для царской канцелярии Х в. значении (военно-административный округ - см. коммент. 1 к гл. 27), а как обозначение места, области расселения и даже самого племени.
10. Наименования "фем" печенегов после их переселения в бассейн Днепра (Czebe Gy. Turco-byzantinische Miszellen. S. 219) считаются их племенными названиями (Nemelh.l. Zur Kenntnis. 219. 1.). Все формы этих названий в гл. 37 - краткие и расширенные - имеют в основе тюркскую форму и поддаются переводу (Баскаков Н.А. Тюркские языки. С. 129; Nemeth J. Zur Kenntnis. 219-224 1.; Idem. Die Inschriften. S. 50).
Племя Иртим (в расширенном варианте - Иавдиертим) соответствует тюрк. Йабды Эрдим - "отличающееся заслугами". Племя Цур (расширенный вариант - Куарцицур) соответствует тюрк. Куэрчи Чур - "голубой чур" (где "чур" - должностное лицо). Племя Гила (расширенный вариант - Хавуксингила) соответствует тюрк. Кабукшин Йула - "йула цвета древесной коры" (где "йула" или "гила", "дьюла" у мадьяр, - должностное лицо с весьма высоким титулом). Племя Кулпеи (расширенный вариант - Сирукалпеи) соответствует тюрк. Суру Кул-бэй - "серый кулбэй" (где "кул" - часть титула или имени, а "бэй" - "господин"). Племя Харавои соответствует тюрк. Кара Бэй - "черный господин". Племя Талмат (расширенный вариант - Вороталмат) соответствует тюрк. Боро Толмач - "темный переводчик". Племя Хопон (расширенный вариант Гиазихопон) соответствует тюрк. Яазы Копон (где Йазы - собственное имя, встречающееся еще раз у Константина ниже и в перечне имен печенежских "архонтов", а "копон" - титул должностного лица). Племя Цопон (расширенный вариант Вулацопон) соответствует тюрк. Була Чопон (где Була - собственное имя, а "чопон" - "чабан", т.е. пастух). Отмеченный во многих племенных названиях элемент цвета - весьма характерное для кочевых народов явление.
Структура разделения "фем" (племен), описанная Константином, а именно: восемь округов, состоящих из сорока родов, разделенных на две части, каждая - по четыре (см.: DAI. 37.32-40), напоминает племенную структуру и современных кочевых народов (Плетнева С.А. Печенеги. С. 192). Во главе этих восьми округов (племен) стояли "архонты", т.е. племенные вожди, имена которых в тюркском варианте выглядят следующим образом: Майчан, Куэл, Коркут(ан), Й(а)пан, Кайдум, Котан, Йазы/Йазай, Бота(н) (Баскаков Н.А. Тюркские языки. С. 129). Некоторые из этих имен также поддаются объяснению. Так, Майчан - уменьшительное от "бай" (господин); Куэл - "глуповатый"; Коркут - часто встречающееся тюркское имя, первоначальное значение которого: "Тот, кого следует бояться"; Котан (или Коста) - "стрела героя, сама разыскивающая врага"; Бота или Ботан - "новорожденный верблюд" (Nemeth J. Die Inscnriften. S. 51). Сорок родов печенегов, подчиненных архонтам, имели, в свою очередь, предводителей более "низкого" разряда.
11. Здесь автор главы не касается вопроса о сезонных перекочевках печенегов (видимо, названных здесь четырех "фем") с левого берега на правый (см. коммент. 13 к гл. 8); проблема эта, связанная с периодическими переменами отношений в среде самих печенежских "фем" и взаимоотношений кочевников с Древней Русью, Византией, Херсоном, рассмотрена Д.А. Расовским (Печенеги) и П. Диакону (Diaconu P. Les Petchenegues).
12. О Климатах см. коммент. 15 к гл. 1.
13. Имеется в виду древнерусское племя уличей, проживавшее между Южным Бугом и Днепром.
14. Имеется в виду древнерусское племя древлян, занимавшее междуречье между Днепром и Горынью (см. коммент. 67 к гл. 9).
15. О лендзянах см. также коммент. 20 к гл. 9, коммент. 8 к гл. 33. Данное свидетельство позволяет заключить, что лендзяне были соседями древлян и уличей, а также граничили с кочевьями печенегов. В этой связи заслуживает внимания такой известный по поздним (XVI в.) источникам топоним, как Silva Pieczyngarum - болотистый лес между Стрвяжем, верхним Днестром и Луквой (Kuczynski S.M. Nieznany traktat polsko-ruski roku 1039 // Slavia antiqua. l956. T. 5. S. 274, карта между S. 276 и 277), получивший свое название, очевидно, за соседство с печенежской степью. Он, вероятно, и обозначает южную границу расселения лендзян. Судя по данным гл. 9, на севере территория лендзян захватывала, по крайней мере, бассейн южных притоков Припяти, так как лендзяне сплавляли моноксилы в Киев (ДА1. II. Р. 35). Очерчиваемый район расселения лендзян совпадает с ареалом распространения особого вида курганных захоронений, ограниченных бассейном верхней Припяти на севере, верховьями Днестра на юге, рекой Горынью на востоке и бассейном Западного Буга на западе. Археологи связывают эти курганы с таким племенным объединением восточных славян, как волыняне - бужане, проживавшие, по свидетельству Повести временных лет , в бассейне Западного Буга (Седов В. В. Восточные славяне. С. 94-102). Устанавливаемые соответствия между результатами анализа письменных источников и археологии позволяют ныне уверенно локализовать лендзян Константина на Волыни и отождествить их с восточнославянскими волынянами. Только из сообщения Константина известно о подчинении этого объединения Киеву в середине Х в. Как уже отмечалось в научной литературе (Wasilewski Т. Dulebowie. S. 18), сведения Константина о местожительстве лендзян не позволяют локализовать их в восточной части Малой Польши - Сандомирской земле, как предлагал X. Ловмяньский (towmianski H. Ledzianie. S. 97-114; Idem. Pocz^tki. T. III. S. 128-136). Остается, однако, неясным, почему восточнославянское племенное объединение обозначено у Константина термином, служившим позднее у восточных славян и венгров для обозначения польской народности (см. коммент. 20 к гл. 9). В связи с этим Т. Василевский предположил, что "лендзяне" - иное название волынян (Wasilewski T. Dulebowie. S. 181-187). Однако именно для этой восточнославянской группы известен ряд ее названий, сменявших одно другое: дулебы - бужане - волыняне (ср. во Введении к Повести временных лет: "бужане, зане седоша по Бугу, после же велыняне" и "дулеби, живяху по Бугу, где ныне велыняне" (ПВЛ. Ч. 1. С. 13-14). Кроме того, в "Баварском географе" IX в. Lendizi и Busani помещены в разных местах как название разных племенных объединений (Hordk В.. Trdvnicek D. Descriptio civitatum ad septentrionalem plagam Danubii (tzv. Bavorsky geograf). Praha, 1956. S. 2-3).
Иная точка зрения, согласно которой название "лендзяне" было распространено на это объединение восточных славян потому, что в предшествующее образованию Древнерусского государства время оно было подчинено польскому племенному объединению с таким названием (towmianski H. Ledzianie. S. 112-114), не опирается на прямые свидетельства источников: о таком племени на территории Польши ничего неизвестно. Население Южной Польши, граничившей с будущими древнерусскими землями в IX в., судя по данным "Баварского географа" (Hordk В., Trdvnicek D. Descriptio. S. 3) и дополнений короля Альфреда к "Истории" Орозия (MMFH. III. S. 338), носило название "висляне". При современном уровне знаний вопрос о том, почему Константин назвал волынян лендзянами, остается открытым.
Последняя обобщающая работа о лендзянах: см.: Labuda G. Czechy, Rus i kraj Ledzian w drugiej potowie X wieku // Labuda G. Studia nad poczqtkami panstwa polskiego. Poznan, 1988. T. II.
16. Единственное раннесредневековое свидетельство о названии территории расселения финского племени - мордвы (Moravcsik Gy. Byzantinoturcica. Bd. II. S. 132) Сp.: DAI. 42.78.
17. Важное свидетельство для решения спора о границах между Болгарией и печенегами в середине Х в. (см. коммент. 4 к гл. 8).
18. У Ибн Фадлана есть сведения о кочевьях печенегов, живущих среди гузов, подкрепляющие информацию Константина. Ибн Фадлан отметил бедность и неустроенность этих оторвавшихся от своих соплеменников печенежских племен (Ковалевский А. П. Книга Ахмеда Ибн-Фадлана. С. 130 - перевод; Zeki Validi Togan A. Ibn Fadlans Reisebericht. S. 17-18 - текст, S. 33 - перевод).
19. Названия печенежских крепостей имеют тюркскую основу и поддаются переводу. Вторая составная часть большинства названий, звучащих в передаче Константина как "гатый" или "катый", означает "укрепление" (Баскаков Н.А. Тюркские языки. С. 129; Nemeth J. Die Inschriften. S. 51). Заимствования из древнеиранских наречий в языки западнотюркских групп произошли в глубокой древности (Баскаков Н.А. Тюркские языки. С. 32-33). Итак, названия крепостей переводятся следующим образом: Тунгаты - Тун-катай, т.е. "мирная крепость"; Кракнакаты - Карак-катай, т.е. "сторожевая крепость"; Салмакаты - Салмакатай, т.е. "патрульная крепость"; Сакакаты - Сака-катай, т.е. "крепость на сваях"; Гиэукаты - Иайу-катай, т.е. "военная крепость" (Баскаков Н.А. Тюркские языки. С. 129; Nemeth J. Die Inschriften. S. 51). Лишь название крепости Аспрон (ср.: 9.91) не связано с тюркским языком. Она означает в переводе с греческого "Белая" и идентифицируется с Белгородом Днестровским (DAI. II. Р. 57).
20. Константин выделяет среди восьми печенежских племен, переселившихся в южнорусские степи, три племени под названием "кангар". Их названия соответствуют характеристике кангаров как "мужественных и благородных". Это племена "отличающихся заслугами", "голубого чура" и "йула цвета древесной коры" (см. коммент. 10 к гл. 37). Два последних племени имели, как видно из их названий, весьма высоких должностных лиц ("чур" и "гила"). См. коммент. 10 к гл. 38.

К ГЛАВЕ 38 (Наверх)

Информация о мадьярах ("турках") в Леведии и Этелькёзе (Ателкузу) - мадьярского происхождения (DAI. II. Р. 146). В ней отражено предание мадьяр о их предках как элемент их этнического самосознания в середине Х в. (Шушарин В. П. Ранний этап. С. 198-236). Наряду с описанием, восходящим к несохранившемуся сочинению ал-Джайхани и отражающему ситуацию 70-х годов IX в. (текст - в труде Ибн Русте: ZA. 11/2. S. 32-33 - с польским переводом; МЕН. 86-89.1 - венгерский перевод; об ал-Джайхани: Ivdnyi Т. Mohamedan forrasok // Bevezetes a magyar ostortenet kutatasanak forrasaiba. Bp., 1976. 1/2. k. 221-222.1.; ZA, il/2. S. 12-13; гипотеза о так называемой Анонимной записке, вошедшей предположительно в труд ал-Джайхани: Левицкий Т. "Мадьяры". С. 57; ZA. 11/2. S. 16-17), гл. 38 - основной источник по истории мадьяр до начала Х в. (в Леведии и Этелькёзе). Ее исследование породило обширную литературу (библиография работ: Jak. I. 219.1., N 3735-3756; II. 210.1., N 5566-5593). Археологической культуры мадьяр восточнее Карпат (кроме отдельных вещей, аналогичных находкам Х в. в Среднем Подунавье) не обнаружено (Erdelyi I. A magyar. 19-44.1.; Kristo Gy. Levedi. 73.1.; Bdlin/ Cs. A szaltovomajaki kultura avar es magyar kapcsolatair61 // Archaeolugiai Ertesito. Bp., 1975. 53, 54, 60, 62.1.; Bartha A. magyar. 528.1.).
1. Поселение мадьяр в Леведии датируют условно 700-750 гг., а описываемые в главе события с участием Леведии, Алмуца (Алмоша) и Арпада - последней четвертью IX в. (Bartha A. A magyar. 528, 1487.1.; Czegledy К. Magyar. 53-54.1.).
2. О Леведии (венг. Леведи; имя финно-угорского происхождения: Bdrczi G. A magyar szokincs eredete, 2.bov. Bp., 1958. 131.1.) высказано предположение, что он мог родиться около 800 г., а во главе союза племен стоял в 30-е годы IX в. (Kristo Gy. Levedi. 35-39, 41.1.).
3. Перечень предположительных идентификаций: DAI. II. Р. 147. Точной идентификации нет (Barlha A. A magyar. 523.1.). О времени поселения в Леведии мадьяр и о ее расположении создано много гипотез: различные отрезки времеи между концом VI - концом IX в.; между Доном и Кубанью; между Boлгой и Доном; между Доном и Северским Донцом; между Доном, Днепром и Днестром (Banha A. A magyar. 523, 1620-1621.1.; Idem. A IX-X. szazadi. 116-118.1.; Idem. Hungarian Society. P. 79-81; Idem. A magyar honalapltas. 47-54.1; Kristo Gy. Levedi. 42-43.1.; Erdelyi 1. A magyar. 20.1).
4. Греч. ??? Р. Дженкинз оставляет без перевода. "По всей вероятности, это имя связано с этниконом сабиров и означает "непоколебимые сабарты"" (MABF 43.1.). Применение этникона к мадьярам - свидетельство о раннем этапе мадьярско-хазарских отношений, поскольку сабирами называли и хазар (Ligeti L. А magyar. 345.1.; Nemelh Gy. A hontoglalo. 192.1.; Bartha A. A magyar. 519.1.; Erdelyi I. A magyar. 25-26.1.). Этникон "сабарты" ("саварты") иногда отождествляют с арабским "ас-савардийа" у Баладзури, арабского историка второй половины IX в. (ум. около 892 г.): ^A.l. S. 220-221, 233-234), с этниконом армянских источников "севордик" (народ VIII в, на р. Куре), а также с латинским антропонимом "Зуард" Венгерского Анонима (SRA. I. Р. 41, 75, 77, 78, 80, 90, 92, 93) и автора XIII в. Шимона Кезаи (Ibid P. 160, 167). Обзор и критическая оценка гипотетических отождествлений с библиографией исследований: Ligeti L. A magyar. 344-347.1.; см. также: Минорский В.Ф. История. С. 214; Priisak 0. From the Sabirs to the Hungarian // Hungaro-Turcica. Bp., 1976. P. 28, Сближение с этниконом "спали" Плиния и Иордана (Toynbee A. Constantine. P. 422; Toth S. Megjegyzesek Toynbee magyar ostorteneti koncepciojahoz // Ada Universitatis Szegediensis. Acta Historica. Szeged, 1981. Т. 71. 13-181. 15.1.) не имеет оснований.
5. *Генеаи здесь в значении "племена" (ср. гл. 40. 1,4 и др.) (Gycrffy Gy. Tanulmanyok. 7-8.1.), Известия о семи племенах подтверждаются другими источниками (Kristo Gy. Levedi. 63-65.1.). О возникновении союза племен около 830 г. вблизи Дона: Kristo Gy. Levedi. 65.1.
6. Слово могли заимствовать мадьяры или византийцы из языка восточных славян (Kniezsa I. A magyar. 545-546.1.; Pom A.M. Венгерско-восточнославянские. С. 245). О возможности заимствования византийцем этого слова у болгарина - переводчика посольства во главе с Булчу (см. гл. 40): MABF. 42.1. или у переводчика, использовавшего термин языка паннонских славян: Moor E. Az Arpadmonarchia kialakulasanak kerdesehez // Szazadok. 1970. N 2. 354.1. Высказывались мнения о недостоверности этой информации или о достоверности лишь для времени около 830 г (изложение: Kristo Gy. Levedi. 59-62.1.).
7. Слова "трех лет" вызвали попытки исправить текст: предлагались 300, 200, 20 лет, "много лет" (последнее значение характерно для народных сказаний); DAI. II. Р. 148; MABF. 43.1. Предполагают, что "саварты-асфалы" жили в Хазарском хаганате до ухода оттуда в 861-862 гг. 30 или 33 года (Krisio Gy. Levedi. 89-94.1.) либо с 626-628 гг. до 30-х годов IX в. (Gyorffy Gy. Tanulmanyok. 78-79.1.), либо с 750 до 830 г. (Barlha A. A IX-X. szazadi. 103.1.; Idem. Hungarian Society. P. 67; Idem. A magyar. 1487-1488.1.).
8. Видимо, в основном - против печенегов (Kristo Gy. Levedi. 95.1.). Ср. коммент 2 к гл. 3.
9. Подобное родство у тюркских народов - высшее отличие для вассального предводителя (Czegledy К. Magyar. 121.1.), Предполагаемая дата: между 840 и 880 гг., когда, как полагают, Леведия (Леведи) стал сакральным главой (кенде. кюндю) союза мадьярских племен, попавших под власть хазар (Krisio Gy. Levedi. 89.1.; 81--86.1. - изложение других предположений). Но сам этот факт не изменил зависимости союза племен от хагана.
10. Значение этого тюркского слова: "упорный, решительный, мужественный, храбрый" (Moravcsik Gy. Byzantinoturcica. Bd. II. S. 145 - с библиографией исследований). Термин зафиксирован в сирийском источнике VI в. См. также: Кляшторный С. Г. Древнетюркские. С. 164, 178; Кумеков Б.Е. Государство кимаков IX-XI вв. по арабским источникам. Алма-Ата, 1972. С. 59; Агаджанов С.Г. Очерки. С. 129).
11. О дате ухода печенегов нет общепринятого обоснованного мнения; место нового поселения предположительно: Леведия или Этелькёз, или "восточное Дона" (изложение различных выводов: Krislo Gy. Levedi. 97-100.1.).
12. Предположительная датировка ухода мадьяр в Этелькёз (Ателкузу) - около 850 г. (Kristo Gy. Levedi. 111.1.). Поскольку саварты, если относить к ним известия Баладзури и .армянских источников (см. коммент. 4 к гл. 38), жили в Закавказье уже в VIIi в., то предполагают, что информатор Константина путает венгеро-леченежскую войну с более ранней войной печенегов (кангар) с савартами (DAI. Р. 148; Czegledy К. Magyar. 246-278.1.).
13. Вснг. Этелькёз - "Междуречье". Расположение области и время прихода туда мадьяр окончательно не установлены (обзор гипотез: Bartha А. А IX-X. szazadi. 116-118.1.; Idem. Hungarian Society. P. 79-81). Современные исследователи предположительно локализуют Этелькёз между Днепром и Сиретом (Kristo Gv. Levedi. 117.1.), восточнее Днепра (Bartha A. A magyar. 527.1.), определенно - западнее Леведии (DAI. П. Р. 148; MABF. 44.1.).
14. Видимо, речь идет о попытке хагана снова подчинить мадьяр, предположительно незадолго до 859 г. (Krislo Gy. Levedi. 120-121.1.).
15. Речь Леведии - свидетельство о явном нежелании мадьяр находиться под властью хагана (Kristo Gy. .Levedi. 129-132.1.). Это - самый древний памятник венгерского языка, переведенный на среднегреческий (MABF. 44.1.). Он был сохранен устным преданием мадьяр.
16. В традиции раннесредневековых латиноязычных сочинений по истории мадьяр - Almus (перечень упоминаний: SRA.I. Р. 508). Венгерский антропоним - Алмош.
17. Реальность личности Арпада сомнений не вызывает. О нем сообщают авторы исторических сочинений королевства Венгрии XI-XIII вв. (перечень упоминаний: SRA. 1. Р. 510; II. Р. 638), а также - византийский памятник Продолжатель Георгия Монаха в 963-969 гг. (MABF. 59.1.). В последнем, как и в сочинении ал-Джайхани (см. преамбулу к коммент. к гл. 38), отражена традиция о дуализме верховной власти у мадьяр IX в. Сведения мадьярского информатора, записанные византийцем, имели целью обосновать законность единоличной власти потомков Арпада (Gyorffy Gy. Tanulmanyok. 127-144, 158-159.1.; Idem. Istvan. 34, 55, 56.1.).
18. Обычай хазар. Слово среднегреческого языка, заимствованное у славян (DAI. П. Р. 145-146; MABF. 45.1.).
19. Вероятно, вставка византийца. Мадьяры такого обычая не знали. Ритуал применялся в Римской и Византийской империях при утверждении избранных императоров, а в германских герцогствах Х в. - при получении власти новыми династиями (Gyorffy Gy. Istvan. 114, 447.1.).
20. Элемент идеологической фикции, призванной обосновать законность династии Арпада. Ее необоснованность выявляется при сопоставлении со свидетельством восточного автора о дуализме верховной власти у мадьяр (см. преамбулу к коммент. к гл. 38) и со сравнительно-историческим материалом о вождях союзов племен.
21. "Туркия" в византийских памятниках (перечень упоминаний: MABF. 353, 364.1.) - перевод венгерского слова "Мадьярорсаг" - "Страна мадьяр" (русск. Венгрия).
22. Это утверждение мадьяр, информировавших императора. Из других источников ему было известно о нескольких архонтах, что было отмечено в сочинении "0 церемониях" (MABF. 34.1,, N 3) (см. коммент. 10 к гл. 8).
23. О Великой Моравии см. гл. 13, 40; о Моравии - гл. 41, 42. "Великая Моравия" могла означать также "Старая, Древняя Моравия" (Senga Т. Moravia. 317.1.; Kristo Gy. Levedi. 162.1.). О двух областях мораван ("мархарии" и "мерехани") говорит так называемый "Баварский географ" (первая половина IX в.: МMFH.III. P. 287). Занимало это государство небольшую площадь (центральная область - 50 на 50 км: Вопа I. A nepvandorlas. 369.1.). Великая Моравия в Действительности не занимала всей территории, где поселились мадьяры после овоения Среднего Подунавья. В независимых друг от друга памятниках (Константин Багрянородный, Житие Наума, "Хроника" прюмского аббата Регино, "Антаподосис" Лиудпранда) прослеживается традиция о "разрушении" мадьярами Великой Моравии (изложение свидетельств: Senga Т. Moravia. 325-342.1.; Szegfu L. Vatn. 14-15.1.). Генезис традиции требует изучения. Ее недостоверность, однако, доказывается итогами археологического изучения территории Моравии согласно которым "перед 950 г. в Моравии не прекратилось использование ни одного могильника. "Концентрация" населения произошла в 850-875 гг., а расцвет поселений приходится на 875-950 гг." (Вола I. A nepvandorlas. 1604.1.). Свидетельства о "рассеянии", "изгнании" населения относятся к княжеской дружине и дворцовым слугам, а не к массе мораван (убыль населения произошла лишь во второй половине Х в.). Таковы выводы венгерских, чешских и словацких исследователей (вывод археолога Б. Досталя: Вопа I. A nepvandorlas 1604.1.; см. также: Gyorffy Gy. Honfoglalas. 603-604.1.; Szegfif L. Vata. 14-15.1; Kutera M. Slovensko po pade Vel"kej Moravy. Bratislava, 1974. S. 47-59).
24. Известны свидетельства многих источников о существовании и постепенной ассимиляции части мадьяр, оставшейся на востоке. Зафиксированное здесь народное предание имеет, следовательно, объективные основания (сводка свидетельств: Шушарин В.П. Ранний этап. С. 221-235).
25. Несомненная вставка византийца в информацию мадьяр.
26. Нет никаких данных об этих отношениях.
27. Это Этелькёз, название которого не было известно информаторам императора Данное обстоятельство, а также печенежские названия рек Днепра (Варух) Буга (Куву) и тюркское - Днестра (Трулл) позволяют предполагать печенежский источник информации (DAI. II. Р. 145-146; MABF. 45.1.).
28. Гидронимы Брут и Серет (Прут и Сирет) соответственно иранского и древнего, индоевропейского происхождения (Kiss L. Foldrajzi. 526, 511.1.) Сохранение гидронимов - свидетельство непрерывности контактов народов, сменявших здесь друг друга.

К ГЛАВЕ 39 (Наверх)

1. Свидетельство о каварах содержится также в западных анналах под 881 г (Kristo Gy. Levedi. 149, 516.1.; MMFH. I. P. 131). Этникон сохранился в четырех топонимах (Krislo Gy., Makk F., Szegfu L. Adatok. l.k. 12.1.). Предложены этимологии слова "кавар": от тюркского слова "не подчиняющийся, восставший" (Nemeth Gy. A honfoglal6. 39. 237.1.) или от венгерского "смешивать" (Kristo Gy., Makk F., Szegfu L. Adatok. l.k. 12.1.). Источники не содержат определенных указаний относительно времени присоединения каваров к мадьярам, Об этническом составе племен каваров, о их расселении на территории мадьяр. Эти проблемы решаются гипотетически (Erdelyi I. A magyar. 44-46.1.; Gyorffy Gy. A kabar kerdes // Forras. Kecskemet. 1983. N 7. 22-25.1.). Археологические поиски пока не дали определенных результатов (Эрдели И. Кабары (кавары) В Карпатском бассейне // СА. 1983. N 4. С. 179; Mesterhazy К. Die landnehmenden ungarischen Stamme // Acta Archaeologica ASH. 1978. Т. 30. N 3/4. S. 323; Idem. Nemzetsegi szervezet es osztalyviszonyok kialakulasa a honfoglalo magyarsagnal. Bp., 1980. 46, 64.1.). Выход каваров из Хазарского хаганата связывают с междоусобицами в хаганате, датируемыми 799-843 гг. (Macartney C.A. The Magyars. P. 122-123; Pritsak 0. Yowar und Kawar // Ural-Altaische Jahrbiicher. 1965. Bd. 36. S. 390-393; Dunlop D.M. The History. P. 197). Более обоснованной Представляется дата около 850 г. (Kristo Gy. Levedi. 112-115, 512-513.1) Гипотеза о тождестве каваров и "черных мадьяр" ("угров") памятников XI-XII вв. (ПВЛ. Ч. I. С. 14; CF. I. Р. 16, 430; Gyorffy Gy. Istvan. 166, 552.1.; Krist6 Gy. A fekete magyarok es a pecsi puspokseg alapitasa // Acta Universitatis Szegediensis. Acta Historica. Szeged, 1985. Т. 82. 15-16.1.) вызывает возражения (Шушарин В.П. Ранний этап. С. 243; Toth S. Kabarok es fekete magyarpk//Acta Universitatis Szegediensis. Acta Historica. Szeged, 1987. Т. 84.28.1.). Нет оснований считать Булчу (см. коммент. 38 к гл. 40) вождем каваров, который будто бы сообщи около 948 г. в Константинополе информацию, отраженную здесь (Dummerlh D. Az Arpadok nyomaban. Bp., 1977. 75-76, 102.1.).
2. О хазарах см. коммент. 3 к гл. 6.
3. Языковеды (см. изложение их взглядов: Ligeti L. A magyar. 360.1.; Kristo Gy. Levedi. 70, 506.1.) отвергают факт двуязычия мадьяр. Однако известны мнения о его возможности (DAI. II. Р. 150; Krislo Gy. Levedi. 71.1.; Wmeth Gy. A. honfoglalo. 279-280.1.).

К ГЛАВЕ 40 (Наверх)

1. Мдьярском происхождении информации свидетельствует соответствие греческих форм мадьярским названиям племен: Ньек, Медьер, Кюрт и Дьярмат, Тарьян, Енё Кер, Кеси. Первые два названия - финно-угорского, остальные - тюркского происхождения (DAI. II. Р. 150; МТЕ. I-III). Мадьярские формы наименований племен сохранились примерно в трехстах топонимах королевства Венгрии (Nemeth Gy. A honfoglalo. 233.1.; Kristo Gy., Makk F., Szegfff L. Adatok. l.k 32-38.1.).
Названия не всех племен интерпретируются в современной науке однозначно. Из предложенных Д. Неметом толкований (Nemelh Gy. A honfoglalo. 241-273.1.). одни остались общепризнанными, другие оспариваются (МТE. I-III). В финно-угорском по происхождению и форме имени "Ньек" усматривают значение "препятствие, защищающее границу; ограда, плетень, живая изгородь" (МТЕ. II. 1039.1.). Название "Медьер" (такого же происхождения и формы) сохранило самоназвание мадьяр (первоначальное "мужчина, человек, говорящий человек") (МТЕ. II. 816.1.; Вереш П. К вопросу о происхождении дуально-фратриальной организации обских угров // Некоторые вопросы изучения этнических аспектов культуры. М., 1977. С. 59). Ни в одном источнике не находит подтверждения широко распространенный взгляд, воспроизведенный и В. П. Шушариным (Шушарин В. П. Венгерские племена до прихода в Среднее Подунавье. Поселение венгерских племен в Среднем Подунавье. Образование раннефеодального венгерского государства (конец 9 - начало 11 в.) // История Венгрии. М., 1971. Т. 1. С. 94), согласно которому племя Медьер играло ведущую роль в союзе племен во главе с Арпадом, ставшим основателем династии королей Венгрии (опровержения этого взгляда: Gyorffy Gy. Istvan. 30-31.1.; Idem. Honfoglalas. 633.1.). Название Кюрт, тюркское по происхождению, означает "вьюга, снежные заносы". В последнее время высказано мнение, что происхождение слова неясно, а первоначальное его значение в языке мадьяр - "духовой инструмент из рога крупного скота" (МТЕ. II. 693-694.1.; Kristo Gy., Makk F., Szegfu L. Adatok. l.k. 34.1.). Название Дьярмат происходит от тюркского "неутомимый". Однако эта этимология не является общепризнанной. Отмечено совпадение названия "Дьярмат" с наименованием одного из племен башкир - "юрматы" (Кузеее Р. Г. Очерки, С. 50; Башкирские шежере / Составл., пер. текстов, введение и коммент. Р.Г. Кузеева. Уфа, 1960. С. 27, 178; Немет Ю.Ф. Венгерские племенные названия. С. 254; Mdndoki Kangur I. Magyar. 44.!.).
В названии племени Тарьян усматривают тюркское обозначение титула "таркан" - "тархан" (один из титулов военного предводителя). Гипотеза об Арпаде как главе племени Тарьян слабо обоснована (Gyorffy Gy. Istvan. 30-31.1.).
Название племени Енё возводится к тюркскому "название сана", "министр". Название совпадает с именем одного из племен башкир - Еней (Кузеее Р.Г. Очерки. С. 57; Немет Ю.Ф. Венгерские племенные названия. С. 14; Mdndoki Kangur I. Magyar. 41, 44.1.).
Племенное имя Кер Немет считал тюркским словом "гигантский, огромный". В последнее время это мнение оспорено, причем указано на то, что мадьярский глагол "кер" ("просить", "требовать") и устаревшее мадьярское "кер" ("кора") имеют финно-угорское происхождение (Kristo Gy, Makk F., Szegfff L. Adatok. 1.k., 36.1.).
Сходная ситуация в науке имеет место и относительно этимологии имени племени Кеси. Немет возводил его к тюркскому слову со значением "остаток, часть, кусок, ветвь". Ныне это толкование отвергнуто, вопрос не решен (Kristo Gy., Makk F., SzefgS L. Adatok. l.k, 37.1.). Немет усматривает совпадение этого племенного названия с наименованием башкирского рода - Кесе-Табын (Немет Ю.Ф. Венгерские племенные названия. С. 255; Кузеее Р.Г. Очерки. С. 51). и. Мандоки Кангур решительно отрицает такое совпадение (Mdndoki Kangur I. Magyar. 43.1.), доказывает неосновательность мнения Немета о совпадении названий племен Ньек с именем башкирского рода Нагман и отмечает беспочвенность сопоставления имен этнических групп, обозначенных в русских памятниках терминами "мочар", "можар", "можеряне", с этнонимом мадьяр и названием башкирского племени медьер (Немет Ю. ф. Венгерские племенные названия. С. 255-256; Mandoki Kangur I. Magyar. 43-44.1.). О необходимости дальнейшего исследования: Ligeli L. A magyar. 378.1.
2. Эти события имели место в 894 г. Походу мадьяр на Симеона предшествовало соглашение византийцев с главами мадьяр Арпадом и Курсаном, получение мадьярами императорских даров. Мадьяры воспользовались тем, что Симеон был занят на юге борьбой с войсками империи. Перечень известий: DAI II. Р. 150. См. об этом подробно гл. 51.109-124.
3. Столица Болгарии с 893 г. (с начала правления Симеона).
4. Имеется в виду крепость и один из религиозных центров Первого Болгарского царства и в языческую, и в христианскую эпохи - Мадара. Расположен в Северо-Восточной Болгарии. Под этим же названием существует и ныне как небольшой город.
5. Мадьярская форма - "Левейте". Предположительно о нем как о вожде каваров и военачальнике мадьяр см.: Gydrffy Gy. Istvan. 28, 34, 41, 57.1.
6. Мир с Византией был заключен в 895 г., поход Симеона и печенегов против мадьяр датируют летом 895 г. (Gyorffy Gy. Honfoglalas. 593.1.) Есть основания сомневаться в достоверности сообщения об "истреблении целиком... семей" мадьяр (Gyorffy Gy. Honfoglalas. 593.1.). Сообщение носит следы венгерской версии в объяснении причин их ухода в Среднее Подунавье и свидетельствует скорее не об историческом факте, а об элементе этнического самосознания мадьяр (Шушарин В. П. Ранний этап. С. 255-256).
7. Эта форма венгерского слова "Этелькёз" - следствие его непонимания византийцем (ср. коммент. 13 к гл. 38).
8. Его остатки существуют и ныне: DAI. Р. 151.
9. Свидетельство осведомленности авторов главы об античной истории Нижнего Подунавья. "Туркия", по их представлениям, начиналась у совр. Турну Северина, несколько ниже Железных ворот (венг. Сёреньвар). Обращает на себя внимание приведенное Константином славянское наименование Сингидуна - "Белеград" (Белград).
10. Некорректность выражения "обратное течение" объясняется древней традицией, согласно которой Дунай, поворачивая назад, "тек" по Саве и впадал в Адриатическое море (MABF. 48.1.; DAI. II. Р. 151).
11. Совр. Сремска Митровица. Форма, здесь зафиксированная, развилась, видимо, из латинского Sirmium, к которой восходит и южнославянское "Срем", получившее в венгерском заимствовании форму "Серем", "Серемшег" (Melich J. A honfoglalaskori. 77, 80.1.; Kiss. L. Foldrajzi. 610.1.).
12. О Великой Моравии и о причинах ошибки в определении ее как языческой страны см. коммент. 5 к гл. 12, коммент. 23 к гл. 38. Библиография работ по истории Великой Моравии: Jak. I. 202-203.1., N 3360-3391; П. 191-193.1., N 5056-5146; III. 295-297.1., N 7094-7158.
13. О Сфендоплоке (Святополке) см. коммент. 6 к гл. 13.
14. Название Дуная в античной традиции.
15. Как и сведения о мадьярах в главе 13, это описание расположения занятой ими территории сделано с их собственных слов.
16. Кроме реки Тутис, остальные четыре легко идентифицируются с Темешем, Марошем (рум. Муреш), Кёрёшем (рум. Криш) и Тисой (МАВР. 48.1.; DAI II. Р. 152). Важнейшим доказательством получения информации об этих реках непосредственно от мадьяр является тот факт, что в грецизированных формах названий рек отразились их мадьярские наименования. Основные формы этих гидронимов существовали еще в языке фракийцев (даков). Мадьярам гидронимы стали известны от славян (Kiss L. Foldrajzi. 358, 408, 637, 643.1.).
17. Обыденное сознание мадьяр, представление которых здесь зафиксировано, воспринимало болгар как своих восточных соседей, хотя они жили юго-восточнее бассейнов указанных рек. Впрочем, в самом начале освоения территории Среднего Подунавья мадьяры поселились в средней части междуречья Дравы и Савы, тогда как восточная часть междуречья (со Сремом) находилась под властью царя Болгарии Симеона. Она была занята мадьярами после его смерти (927 г), в первой половине Х в. (Melich J. A honfoglalaskori. 77.1.), так что некоторое время владения болгар соседствовали с жившими в упомянутом районе мадьярами действительно с восточной стороны.
18. О том, что мадьяры могли воспринимать печенегов как северных соседей, (m. коммент. 4 к гл. 13.
19. О франках и хорватах как соседях мадьяр см. коммент. 3 и 8 к гл. 13.
20. Поскольку племен названо восемь, ясно, что в их число включены безоговорочно и кавары. К середине Х в., следовательно, по представлениям самих мадьяр (информация исходила от них), уже не было оснований особо выделять каваров ни политически, ни этнически.
21. Заслуживает самого пристального внимания предлагаемая Р. Дженкинзом конъектура: убрать отрицание оиц перед глаголом uneixouoiv ("подчиняются"). Смысл пассажа как будто состоит в том, что в мирное время восемь племен венгров подвластны каждое собственному вождю, а во время военной опасности подчиняются, видимо, единому управлению и вместе идут сражаться "в какой бы стороне ни возникала война".
22. Фраза отражает представления мадьярской знати о структуре союза племен как объединения для защиты территорий, осью которых являлись реки.
23. *Генеа (в отличие от *генеаи в гл. 38.10 - "племена") имеет здесь значение "род". Это, на первый взгляд, неправдоподобное утверждение (наличие архонта у каждого рода и в то же время относительное единство мадьяр при их сношениях с Византией), а также разбросанность "племенных" топонимов на территории Венгрии в Х в. находят вполне правдоподобное объяснение. Полукочевые и кочевые общности знают быстрый распад племен на роды, ветви, большие семьи под влиянием военных поражений, эпизоотии и т.п. Видимо, в Х в. племен, названия которых сообщили мадьяры византийцам, уже не существовало как политической реальности, а начался новый процесс интеграции родов. Не случайно традиция хроник королевства Венгрии не знает наименований племен. В ней фигурируют выдающиеся главы именно родов (Gyorffy Gy. Tanulmanyok. 8-9.1.). Археологический материал Х в. также подтверждает факт исчезновения ко второй половине Х в. территорий, компактно заселенных племенами (Mesterhazy К. Die landnehmenden ungarischen Stamme. S. 345).
24. Грецизированная форма мадьярского "Дьюла" (имя и сан). Здесь - во втором значении ("судья"), а в описании мадьяр 70-х годов IX в., сделанном восточным автором, - фактический глава мадьяр (МЕН.86.1.; ZA. 11/2. S. 32-33). Как антропоним - в сочинении Скилицы (X в.), который сообщает о посещении Константинополя "архонтами" мадьяр - Булчу, а "немного позже" - Дьюлой (MABF. 85.1). Это известие подтверждается рассказом переводного древнерусского памятника (см. коммент. 1 к гл. 3). Кроме того, имя Дьюла носил один из военачальников мадьяр времени их поселения в Среднем Подунавье (перечень упоминаний в исторических сочинениях королевства Венгрии: SRA. I. Р. 525; II. Р. 653). Само слово попало в язык мадьяр из языка хазар (Ligeli L. A magyar. 253-254, 485.1.); в общетюркском языке имело значение "факел" (МТЕ. I. 1137-1138.1.); предположение о связи с этим словом названия одного из поколений башкирского рода ("Юламан": Кузеев Р.Г. Очерки. С. 57 (источник сведений неизвестен); антропоним "Юламан": Немет Ю.Ф. Венгерские племенные названия. С. 255) признается или неосновательным (Mandoki Kangur I. Magyar. 44-45.1.) или требующим дальнейшего исследования (Ligeti L. A magyar. 378.1.).
25. Грецизированная форма мадьярского имени "Хорка". О венгерском антропониме в памятниках королевства Венгрии: SRA. I. Р. 526; в арабском памятнике XI в.о событии 942 г. ("Хархади"): Czegledy К. Magyar. 131-132, 140-141.1.; Gyorffy Gy. Honioglalas. 609, 1636.1. Венгерское слово тюркского (Kristo Gy., Makk F., Szegfu 1.. Adatok. l.k. 55-56.1.; "перемешивающий, впутывающий"; есть в шести топонимах средневековой Венгрии) или неизвестного происхождения приобрело грецизированную форму благодаря передаче его переводчиком-славянином: Gyortyffy Gy. Honfoglalas. 1636.1.
 
Rambler's Top100 Армения Точка Ру - каталог армянских ресурсов в RuNet Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Russian Network USA