Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
5. Конница при Юлии Цезаре. Битва при Фарсале{44}

Сражение при Фарсале (48 г. до н.э.) представляет большой интерес, доказывая, с одной стороны, опасность возлагать преувеличенные надежды на обходы конницы, с другой - искусство Юлия Цезаря, который сумел принятыми мерами вполне обезопасить себя от обыкновенных последствий этого маневра. До него в течение 150 лет всякий начальник, умевший пользоваться этим маневром, мог смело рассчитывать на победу.

Обе армии встретились на равнине, близ реки Эниней. Помпеи поставил на правом своем фланге, примкнутом к реке, 600 всадников, в центре - пехоту, а всю остальную массу конницы сосредоточил на левом фланге с целью обойти правый фланг Цезаря и прижать его к реке. Его распоряжения были вообще удачны, но только ему следовало оставить известную часть конницы в резерве, что было очень легко, так как он в значительной степени превосходил противника этим родом оружия, а между тем в кавалерийских делах успех обыкновенно на стороне того, кто последний вводит в дело резерв. У Помпея было 7000 всадников и 45 000 пехотинцев, у Цезаря - 1000 римских всадников и 22 000 пехотинцев. Цезарь распорядился своими войсками с замечательным искусством; левый фланг - 8-й и 9-й легионы под командой Антония - был примкнут к реке; когортами центра командовал Эней Домиций; правый фланг составлял любимый легион Цезаря - 10-й - под начальством Публия Суллы. Каждый легион был построен в 3 линии, так что оказалось 44 когорты в первой, 24 - во [80] второй и только 16 - в третьей. Конница расположилась на крайнем правом фланге, наравне с первой линией против 6000 всадников Помпея.

Осмотрев расположение Помпея и придя к убеждению, что он намеревается обойти правый фланг, Цезарь перевел 6 лучших когорт в числе 3000 человек из третьей линии за правый фланг и приказал им до начала боя стоять совершенно смирно, чтобы не быть замеченными противником.

Конница Цезаря, заметив наступление конницы Помпея, не оказала никакого сопротивления, а отошла назад и стала под прямым углом к общему боевому порядку, правее вышеупомянутых 6 когорт, которые между тем переменили фронт направо, чтобы встретить неприятельскую конницу. Конница налетела на них, но встретила сильный отпор: легионеры пользовались своими дротиками, как копьями, и поражали ими всадников преимущественно, по совету Цезаря, в лицо. Конница Помпея обратилась в бегство, бросив сражавшихся вместе с ней лучников и пращников. Конница Цезаря воспользовалась этим беспорядочным отступлением противника, налетела на него, довершила поражение и пустилась преследовать бегущего врага{45}.

Одержавшая верх пехота зашла налево, охватила оставшееся с уходом конницы без защиты левое крыло противника и атаковала его с тыла и фланга одновременно с атакой 10-го легиона с фронта. Бой колебался недолго. Помпеи признал дело проигранным и побежал сначала в свой лагерь, а потом, когда Цезарь завладел лагерем, продолжал бегство дальше. Потери Помпея доходили до 15 000 убитых и 24 000 пленных; Цезарь потерял 30 центурионов и 200 нижних чинов.

Распоряжения Цезаря для противодействия обхода были целесообразны и указывают на его гениальные способности. Он понимал, что все зависит от стойкости 6 когорт, а бездействие его конницы до атаки этих когорт неприятельской конницей показывает, что он сознавал важность сохранения свежей части в виде [81] резерва. Его гениальная сообразительность дала ему возможность, имея конницы в 6 раз меньше, чем противник, сохранить до решительной минуты 1000 свежих всадников и решить ими победу.

6. Иноземная конница в римском войске{46}

Прежде чем обратиться к дальнейшему описанию римской конницы, следует сказать несколько слов о коннице в Галлии, Испании и Германии, так как народности, населявшие эти страны, выставляли конные части, сражавшиеся или за римлян, или против них, и часто действовали с большим успехом.

Галльская конница давно пользовалась хорошей славой; еще Страбон говорит, что она гораздо лучше их пехоты. Давно уже у галлов была конница. Когда, по словам Ливия, Амбигат послал [82] своего племянника Беловеса в Италию, во время царствования Тарквиния Древнего, чтобы основать там колонию, то дал ему большое войско, конное и пешее, с которым он и остановился окрестностях Милана.

Когда два столетия спустя Бренн взял Рим, то, по словам то; же писателя, его многочисленная конница запрудила всю страну и с большим успехом несла сторожевую и разведывательную службу. При вторжении галлов в Италию в 227 г. до н.э. у них было 50 000 пехоты, 20 000 конницы и очень много колесниц.

Галлы ценили конницу гораздо выше пехоты. Они всячески старались добыть себе хороших лошадей и платили за них большие деньги. Вооружение их состояло из дротика и длинного меча, иногда еще лука и стрел, шлема и щита; одежда - из кожаной туники, закрывавшей только туловище, так что ноги оставались голыми, позже они стали носить широкие штаны и рубахи с рукавами и одевать тунику поверх рубахи. Народ отпускал бороду, а вожди и лица знатного происхождения носили только усы.

В еще более позднее время галлы начали надевать тяжелое предохранительное вооружение; так, им приписывается изобретение железных лат, бывших у них впоследствии в большом употреблении. Шлем украшался оленьими рогами или металлическим гребнем с большим пучком перьев, что придавало воину более свирепый вид; тогда же был введен большой щит с девизом на нем. Еще позже галлы, в подражание римлянам, приняли вооружение и снаряжение греческих катафрактов. По словам Тацита, у них был род конницы под названием crupellari. По предположению Рокфора, это были солдаты или гладиаторы, закованные с головы до ног в железо и, следовательно, еще более тяжеловооруженные, чем катафракты; о всадниках этих упоминается, впрочем, очень редко. Тактическое искусство было у [83] галлов очень малоразвито. Обыкновенно конница располагалась на флангах, иногда же крайние фланги занимались колесницами. Вообще они строились в одну линию и, как кажется, не имели понятия об употреблении резерва. Иногда они смыкались в одну массу, в виде четырехугольника, смыкали щиты между собой и образовывали таким образом непроходимую толпу.

Напротив того, образ действий конницы был построен на очень верных началах. Тяжелая конница должна была силой удара и быстротой движения пробить расположение противника, и тогда следовала за ней легкая конница и атаковала его с флангов и тыла. Некоторые из галльских народов делили свою конницу на группы из трех человек: одного рыцаря или воина и двух оруженосцев или слуг. По словам Павсания, это деление было уже во времена Бренна. При этом в случае выбытия воина он заменялся одним из оруженосцев, а в случае потери им лошади он брал лошадь оруженосца. В этой организации мы видим первообраз позднейшей lance fournie средних веков. Назывались эти три воина вместе Trimacresie{47}.

Ганнибал имел в составе своего войска много галльской конницы, и она, как мы уже видели, оказала ему большие услуги в итальянском походе.

Цезарь по прибытии в Галлию прилагал большие усилия, чтобы организовать там кавалерию и скоро довел ее численность до 4000 всадников. Они набирались исключительно из союзных народностей, но Цезарь питал к ним сначала очень мало доверия, так что вместо них взял на свидание с Ариовистом 500 человек из 10-го легиона, посаженных на лошадей галльских всадников. Но в сражении, где он победил Ариовиста, он воспользовался услугами галльской конницы для преследования, которое продолжалось на протяжении 50 миль и причинило германцам большие потери.

Во время войны в Галлии Цезарь довел свою конницу до 10 000 всадников из испанцев, нумидийцев и германцев, главным же образом из галлов. Также и Лукулл имел, как мы видели, в сражении при Тигранокерте отряд галльских всадников.

Верцингеторикс, галльский вождь, ставший во главе восстания против римлян, очень часто прибегал к пользованию своей конницей и умел распоряжаться ею в совершенстве. Сам Цезарь [84] говорит про него, что он, будучи выбран предводителем галльского войска, прежде всего обратил внимание на формирование хорошей конницы. После двух или трех успехов, одержанных Цезарем благодаря его быстрым движениям, Верцингеторикс собрал военный совет и предложил ему план действий, на основании которого не следовало позволять коннице вступать в открытый бой, а надо было пользоваться ею для опустошения страны вокруг расположения Цезаря, для нападения на его фуражиров, для уничтожения запасов, сожжения деревень, вообще для обращения страны в пустыню, чтобы таким образом окружить римское войско поясом недосягаемых всадников и довести его до голодной смерти. Предложение было принято. В один день было сожжено 20 деревень и городов, и если бы галлы так же настойчиво держались этого плана, как русские в 1812 г., то и результат был бы для Цезаря, по всем вероятиям, тот же, что и для Наполеона в 1812 г.

Верцингеторикс оказался, однако, вскоре вынужденным против своего желания пощадить город Аварик и начать опять военные действия в поле. Наказание не замедлило последовать: Аварик был взят штурмом и 40 000 его жителей перебиты. Верцингеторикс потребовал тогда 15 000 всадников и начал опять уничтожать продукты, сжигать дома и перехватывать подвозы. Ввиду этого Цезарь, понимавший грозящую ему опасность, должен был отойти ближе к римским провинциям, составлявшим его базу; нетерпеливый галльский вождь принимал это движение за начало полного отступления, решился дать римлянам битву, в которой потерпел полное поражение. Тогда он отошел к Алезии, считавшейся неприступной, и заперся в ней. Цезарь решил блокировать его, совершенно отрезать контрвалационными линиями и вынудить к сдаче голодом. [85]

Между тем Верцингеторикс и тут сумел воспользоваться своей конницей. Еще до окончания полного обложения он выслал ее всю, силой в 15 000 коней, с поручением прорваться через линии римлян, что ей и удалось без особого труда, а затем постараться собрать войско для освобождения Алезии. Оно действительно и было собрано, но к его походу Цезарь усилил свою пехоту до 70 000-80 000 человек, набрал 10 000 германских всадников и сделал циркумвалационные линии настолько сильными, что подошедшие галлы не могли их форсировать, и Алезия, отрезанная от всякой поддержки, вынуждена была сдаться безусловно.

Если бы Верцингеторикс мог вполне применить свой первоначальный план, или даже будь у него другой противник, а не великий Цезарь, то весьма вероятно, что восстание увенчалось бы полным успехом.

Германцы были народом особенно воинственным. Главную часть их войска составляла пехота, но у них была и конница. Их снаряжение, вооружение и одежда были очень плохие; они покрывались [86] звериными шкурами без определенного покроя и недостаточной величины, чтобы ими покрыть все тело, так что, несмотря на холодный климат их родины, ходили наполовину нагими. Как пехота, так и конница имели плетеные щиты, окрашенные в яркие цвета, иногда круглые, обыкновенно же продолговатые, у всадников несколько меньшего размера, чем у пехотинцев. Несмотря на постоянные войны с римлянами, причем вооружение с убитых и пленных попадало к ним в руки, несмотря на то, что к ним часто заезжали торговцы из Рима и соседних стран, германцы ничего не делали для улучшения своего вооружения; латы и шлемы, кажется, совсем не были у них в употреблении. Наступательное оружие составляло копье, называвшееся фрамеа, с коротким железным острием; оно служило преимущественно для нанесения уколов, но иногда бросалось, как дротик. Никто не смел иметь фрамеа, не будучи предварительно признан достойным и способным носить оружие вообще, так что, когда юноша достигал лет, дававших ему возможность стать в ряды воинов, один из вождей или родственников его давал ему в присутствии народа фрамеа и щит. [87]

Этот обряд делал из него воина и, кажется, давал право голоса в собраниях; по крайней мере, собрания эти происходили с оружием в руках.

Лошади германцев не были породисты, и они не имели обыкновения, как галлы, покупать хороших лошадей. Они довольствовались местными лошадьми, которые при всей их наружной невзрачности были выносливы и втянуты.

Очень часто среди боя германские воины соскакивали с лошадей и продолжали сражаться пешими, причем лошади были приучены смирно стоять, пока всадники не вернутся. Вскакивали на лошадей и соскакивали с них с большой ловкостью; ни подушек, ни попон не было, и езда на них считалась большой роскошью и признаком постыдной изнеженности, так что германские всадники атаковали без малейшего колебания превосходящие их числом конные части, если они имели этот убор.

Такой пример мы видим в 55 г. до н.э. в войне Цезаря со свевами, вторгнувшимися большой толпой в Галлию. При этом на берегах Мааса произошла стычка между 800 германскими всадниками и 5-тысячным конным отрядом Цезаря. Численное превосходство противника ничуть не привело в смущение германцев; они немедленно атаковали, привели всадников Цезаря в бегство, затем соскочили с коней и продолжали бой в пешем строю, убивая лошадей и стаскивая с них всадников, пока, наконец, противник, понеся тяжкие потери, не обратился в бегство. Конница Цезаря была так деморализована этим делом, что на следующий день, производя наступление, он должен был оставить ее в последней линии.

В войне Ариовиста, когда он в 58 г. до н .э. вел войну с Цезарем в Галлии, был отряд из 6000 всадников, при котором для поддержки его состоял такой же силы отряд пехоты. Если раненый всадник падал с лошади, пехотинцы окружали и защищали его, а один из них садился на его лошадь. Они были приучены не отставать от конницы при самых быстрых ее движениях, причем держались за гриву лошади и всегда оказывали большую помощь всадникам.

Когда Верцингеторикс поднял почти все галльские племена против римлян, Цезарю пришлось обратиться за конницей к другим народам. Так, в сражении при Неви в 52 г. до н.э. мы видим у него 600 германских всадников, которые служили ему с начала войны. Он говорит в своих комментариях, что конница Верцингеторикса не могла с ними бороться и была отброшена на свои главные силы. Возможно, впрочем, что этот успех следует приписать [88] не столько превосходству германцев, сколько тому, что они стояли в резерве и были пущены в дело, когда бой между обеими конницами уже шел некоторое время, и атака свежей части, какова бы она ни была, должна была неминуемо расстроить противника.

Затем Цезарь, видя численное превосходство галлов в коннице и не имея возможности вызвать таковую из Италии или римских провинций, так как был со всех сторон окружен восставшим народонаселением, потребовал от покоренных им в предыдущих годах германских племен присылку конницы и легкой пехоты. Требование это было исполнено, но прибывшие войска были в очень плачевном состоянии, и большая часть лошадей была совершенно негодна. Цезарь употребил все усилия, чтобы поправить дело. Он взял всех имевшихся при его войске лошадей, а также и принадлежащих трибунам, другим офицерам и ветеранам, постарался добыть еще лошадей, откуда только можно было, и всех их передал германским всадникам. Благодаря всем этим мерам ему удалось в очень непродолжительное время сформировать вполне способный к действию отряд конницы численностью, по словам Аппиана Александрийского, в 10 000 человек.

В более поздние времена, во время войн с римлянами, продолжавшихся около двух столетий, германцы научились многому от своих противников. Вооружение их, как наступательное, так и оборонительное, значительно усовершенствовалось; образ действий стал более правилен, так что они уже не ограничивались одной обороной, а стали вести и наступательные войны. Можно даже сказать, что германцы более всех прочих народов способствовали падению Западной Римской Империи.

Готы - народ германского происхождения - пользовались славой народа весьма воинственного. Вестготы почти не имели конницы, остготы, напротив, - очень многочисленную. Когда король, последних Теодорих Великий вторгнулся в 489 г. в Италию, он имел очень хорошую конницу, обучением которой он усиленно занимался в своей столице Равенне по завоевании всей Северной Италии. Он сам служил примером при всех воинских упражнениях, занятия производились постоянно и заканчивались смотрами. Обучались действию копьем, мечом и метательным оружием. Первоначально одетые, как и прочие германцы, в звериные шкуры и вооруженные только копьем и щитом, готы имели впоследствии уже мечи, луки и топоры. [89]

Вандалы - также германского происхождения - имели только копья и мечи и сражались, после завоевания Африки, исключительно верхом, чтобы быстрее пройти и опустошить страну, и нанимали мавританских лучников. Даже во время морских походов они брали с собой, со времен Гензериха, на корабли лошадей, чтобы, высадившись где-нибудь, немедленно начать набег и опустошить всю страну. Затем, собрав всю добычу, они также быстро отходили к своим кораблям и уплывали.

Франки вначале сражались только пешком. Когда же они оценили все значение конницы при производстве набегов, то набрали конный вспомогательный отряд из галлов. Трудно сказать, была ли у них конница в сражении при Суассоне в 486 г., но известно, что битва при Толбиаке в 496 г. против германцев была выиграна Хлодвигом благодаря коннице. То же самое видим мы позже, при его преемниках, когда галльская конница решает исход многих сражений.

Испанская конница была в древние времена вооружена копьем с железным наконечником, служившим преимущественно для нанесения уколов, но годным также и для метания. Оригинальную особенность этой конницы составляют только у нее одной встречающиеся мечи, одинаково удобные для нанесения как уколов, так и ударов. Как кажется, самое изобретение их приписывается испанцам, по крайней мере Полибий в описании вооружения современных ему римских легионов прямо называет подобного рода мечи испанскими. Кроме копья и меча, испанская конница носила еще кинжалы, а из предохранительного вооружения: шлемы с забралом, закрывавшимся под подбородком, и гребнем из красных перьев или лошадиного волоса и щиты из звериных кож. Одежда состояла из толстых стеганых холщевых камзолов и кожаных колетов.

Известная часть испанской конницы подобно германской постоянно сопровождалась пехотинцами, которые в случае необходимости быстрого передвижения садились на лошадь позади всадника. По прибытии на место назначения они соскакивали, и оба рода оружия вели бой совместно; всадники были приучены, если пехотинцев оказывалось мало, спешиваться и вести бой пешком, причем лошади их быстро привязывались к прикрепленному к поводьям колышку, который вбивался в землю.

Та же мысль встречается в наше время в формировании вольтижеров в Булонском лагере в 1804 г., которые обучались согласно вышеуказанному. Попытка эта была, впрочем, скоро оставлена. [90]

В войске Ганнибала во время его похода в Италию было некоторое число испанских всадников, которые все носили латы. Лошади были на мундштуках, как об этом ясно говорится в описании битвы при Тичино.

Конница располагалась в резерве в задней линии, она выходила оттуда или для атаки противника, когда над ним был одержан частный успех и он был приведен в некоторый беспорядок, или же для преследования его, когда он был обращен в бегство.

Ливии утверждает, что испанская конница часто одерживала верх над нумидийцами; но зато нужно сказать, что она, по общему мнению, не может быть сравнена ни с карфагенской, ни с галльской. Испанская же пехота была очень хороша; римский полководец Квинт Серторий предпочитал ее даже римской, особенно для защиты укрепленных пунктов.

7. Конница парфянская{48}

В то время когда на западе Цезарь продолжал завоевание Галлии и Британии и подчинял римскому владычеству огромные земли, на востоке шла также война, и римляне старались и здесь раздвинуть возможно далее свои пределы. Однако удача Цезаря на западе вряд ли была значительнее неудачи Красса на востоке.

Поражение Красса было самым тяжелым ударом, нанесенным римскому оружию со времени битвы при Каннах, и странно, что и оно должно быть приписано исключительно превосходству конницы противника. Мы видим у парфян тоже употребление конницы, какое почти в то же время предлагал Верцингеторикс, но только примененное с полным успехом.

В 53 г. до н.э. Красс вступил в пределы страны парфян с 7 легионами численностью в 35 000 человек (в том числе 4000 всадников и около 4000 легкой пехоты). Вместо того чтобы идти через горную часть Армении, населенную дружественным народом и богатую местными средствами, он переправился через Евфрат и пошел по обширной равнине Месопотамии, где парфянская конница, составлявшая главную часть войска противника, имела все преимущества на своей стороне.

Парфянский царь Ород выслал против Красса своего полководца Сурену, а сам вторгнулся в Армению, владетель которой Артавасдес [91] собирался идти на соединение с римлянами. Войско Сурены состояло исключительно из конницы. Это, однако, не было обыкновением парфян: в основном она составляла 1/4 или 1/5 часть всего войска, но так как сам царь должен был вести войну в гористой Армении, то он взял с собой пехоту, а конницу дал своему полководцу, которому предстояло действовать на местности ровной и открытой.

Конница Сурены была двух родов: тяжелая и легкая. Первая носила почти полное предохранительное вооружение, а именно кожаные латы и наножники, покрытые бронзовыми или железными чешуями, и железные шлемы; щитов не было, так как всадники считались достаточно предохраненными латами. Копья были очень длинны и тяжелы, так что значительно превосходили римские. Кроме того, они имели луки и короткие мечи или ножи за поясом. Луки и стрелы были очень велики и последние пробивали [92] всякое обыкновенное снаряжение, вместе с тем полет их был очень быстр. Лошади имели также закрытия для головы, груди и боков, подобно всадникам, из кожи с металлическими чешуйками. Атака производилась сомкнуто и полным ходом, рассчитывая на силу удара и действие копьем.

Легкая конница, бывшая многочисленнее тяжелой, составляла ей совершенную противоположность. Она набиралась из отличных ездоков, с детства приученных к езде, так что лошадь и всадник составляли как бы одно целое. Лошади, легкие и поворотливые, носили только оголовье и управлялись одним поводом. Всадники были одеты в тунику и штаны; главное их вооружение составляли очень длинные луки и стрелы с крючками, которые они были приучены пускать с большой силой и ловкостью, как стоя на месте, так и будучи в движении вперед или назад. Образ действия их был следующий: они никогда не доводили дела до рукопашного боя, а окружали противника врассыпную; отступали, когда он намеревался их атаковать, опять переходили в наступление, когда он начинал отходить, все время покрывали его градом стрел и таким образом доводили до полного изнеможения. Очевидно, этот образ действий требовал огромного количества стрел, поэтому запас их возился в обозе на верблюдах, так что истраченные могли быть немедленно заменены другими. Сколько кажется, легкие всадники имели еще мечи и ножи за поясом.

Число всадников, бывших у Сурены, никем из древних писателей точно не приводится. Плутарх говорит, что их было огромное число; Веллей Патеркул - такое количество, какого нельзя сосчитать. Раулинсон ссылается на вышеприведенных писателей и говорит еще, что некоторое время спустя парфяне вывели против Антония 50 000 всадников, что дает возможность предполагать, что приблизительно такое же число было ими выставлено и против Красса.

Скоро после переправы через Евфрат Красс получил от выдвинутых им далеко вперед конных партий донесение, что они не встретили ни одного неприятеля, но видели следы многочисленных конных отрядов, как бы отступавших перед ними. Дня через три и или четыре после переправы, когда римское войско шло по безводной пустыне под палящими солнечными лучами, прискакало несколько человек из одного такого разъезда с донесением, что они были атакованы парфянской конницей, товарищи их перебиты [93] и сами они едва ушли; они прибавляли, что неприятеля было очень много и он наступает. Красс немедленно перестроил свое войско в боевой порядок: в одну линию, имея пехоту в центре, конницу - по флангам. Он удлинил его сначала как можно более в надежде обеспечить себя таким путем от полного окружения, но затем, видя, что цель эта против столь многочисленной конницы все равно достигнута быть не может, перестроил свои легионы в более сомкнутый порядок.

Плутарх не дает совершенно ясного описания боевого порядка Красса; как кажется, он разделил свое войско на 3 отделения по 24 когорты в каждом; из этих когорт половина была повернута фронтом вперед, половина назад, так что выходил плотно сомкнутый четырехугольник. Между этими тремя отделениями и на флангах стала конница и легкие войска. Одним крылом командовал Красс Младший, сражавшийся с отличием в Галлии под командой Цезаря и добровольно пошедший в поход с отцом, другим -Кассий, впоследствии участвовавший в убийстве Цезаря, центром - сам Красс.

В таком порядке римляне продолжали движение до реки Велик, или Белисс, где, наконец, измученные воины могли утолить жажду. Большая часть офицеров советовали Крассу остановиться здесь лагерем до следующего утра, но Публий Красс, с пылом молодого кавалерийского офицера и видя рвение своих всадников, упросил отца принять бой в тот же день. Поддавшись его настояниям, Красс дал войску кратковременный отдых в том же порядке, в каком оно двигалось, и затем сейчас же с большей быстротой продолжал марш.

Сурена ожидал наступления римлян и сначала показал им только передовые посты своей легкой конницы, тяжелая же конница, покрытая плащами и шкурами поверх блестящего вооружения, чтобы не выдать своего присутствия, была спрятана. Когда римляне подошли ближе, парфяне ударили в литавры, и, сбросив свои покрывала, блестящие эскадроны, освещенные лучами солнца, неожиданно предстали перед глазами противника. Их кирасы и каски горели огнем. Перед фронтом их появился Сурена, превосходивший ростом и красотой всех парфян, на своем чудном боевом коне; ему было только 30 лет, но он уже приобрел блестящую славу выдающимися подвигами храбрости. Плутарх говорит, что при его несколько женственной красоте нельзя было ожидать найти в нем столько мужества. Подобно Мюрату, Дюндее [94] и другим кавалерийским генералам он должен был быть большим щеголем: всегда нарядно одет, завит и нарумянен.

Первым его намерением было, кажется, начать дело атакой своей тяжелой конницы, но потом, убедившись в глубине и силе сопротивления римского боевого порядка и зная стойкость римской пехоты, он изменил свое намерение и приказал окружить неприятеля со всех сторон. Красс выслал вперед своих лучников, но они были встречены таким градом стрел, что принуждены были немедленно же отступить на главные силы. Затем началось расстреливание римлян издали стрелами, которые пробивали щиты и латы и причиняли глубокие раны. Римляне оказались в отчаянном положении. Как только римляне начинали наступление, парфяне отходили, не прекращая ни на одну минуту пускать стрелы, когда они отступали на прежнее место, парфяне сейчас же наседали ближе, продолжая стрельбу. Единственным утешением римлян была надежда, что, наконец, у противника не хватит стрел, но скоро они заметили, что передние всадники, исстреляв все стрелы, замещались другими, а сами отходили назад и пополняли колчаны из запаса, возившегося на верблюдах.

Красс в отчаянии разрешил, наконец, сыну произвести с частью войск атаку, чтобы заставить противника хоть несколько раздаться. Публий взял 1000 галльских всадников, присланных Цезарем, еще 300 всадников, 500 лучников и 8 когорт пехоты и стремительно атаковал парфян, которые повернули назад, отчасти не желая по своему обыкновению ввязываться в рукопашный бой, и вместе с тем с целью отвлечь отряд Публия как можно дальше от своего войска. Последнее удалось им вполне, молодой римлянин бросился преследовать по пятам отступавшего противника и совершенно отделился от главных сил. Тогда парфяне повернули кругом, тяжелая конница преградила ему дорогу, а легкая - окружила со всех сторон. Римляне сомкнулись и отбивались, как могли, но их положение было хуже, чем когда-либо. Опять начался дождь стрел, воины падали один за другим и корчились на песке в предсмертных судорогах. Когда Публий начал увещевать своих воинов атаковать неприятельскую конницу, они показали ему свои руки и ноги, пригвожденные стрелами к щитам и земле. Тем не менее часть галльской конницы произвела атаку, но, встреченная лучше вооруженными парфянами, принуждена была скоро остановиться. Галлы сражались с замечательной храбростью. Видя, что со своими короткими копьями они ничего не могут сделать, [95] они начали схватывать руками длинные копья парфян и стаскивали их таким образом на землю, где тяжесть вооружения мешала им двигаться, другие соскакивали с лошадей, пробирались пешими в ряды парфян и, поражая лошадей в живот, сваливали их вместе со всадниками на землю, причем нередко сами гибли задавленными. Наконец, видя, что все эти усилия не приводят ни к чему и что вместе с тем они совершенно отрезаны от главных сил и присоединиться к ним не могут, римляне собрались на вершине холма и построились в круг с тесно составленными щитами, чтобы хоть немного укрыться от стрел. Лошади были поставлены в середину круга. Все было тщетно. Несколько офицеров предложили тяжелораненому Публию попытаться спастись бегством, причем вызвали сопровождать его, но он отвечал, что нет такой ужасной смерти, которая бы заставила его оставить столько храбрых людей, которые бы умирали для его спасения. Вместе с тем он дал им формальное разрешение самим попытаться спастись и затем приказал своему оруженосцу убить его, подставил сам свой бок для удара и так умер. Весь его отряд почти целиком лег после храброго и упорного сопротивления - из 6000 отборных воинов, его составлявших, было взято в плен только 500.

Все это продолжалось около 2-3 часов, и Красс скоро увидел, что отделившийся отряд парфян возвращается с криками радости и победными песнями. Опасения его за судьбу сына все возрастали, пока, наконец, он не увидал голову его на копье. Судьба товарищей стала ясна утомленным и упавшим духом легионам. Нападения на них возобновились с большей яростью. Римляне отчаянно сопротивлялись, но не могли нанести большего вреда противнику, поражавшему их стрелами или длинными копьями. Дело тянулось целый день, и только ночь принесла некоторое отдохновение римлянам. Парфяне по своему обыкновению отошли далеко назад, чтобы стать биваком, и тем дали римлянам возможность ночью же отступить в соседний город Карры. Следующей ночью они продолжали отступление, но на рассвете были атакованы парфянами. С большим трудом и потерями удалось им занять вершину холма. Тогда Сурена начал переговоры о сдаче, во время которых произошла стычка и Красс был убит. Так кончился этот поход. Из 40 000 человек, перешедших Евфрат, 20 000 было перебито, 10 000 взято в плен и только четвертая часть спаслась.

Трудно найти в военной истории другой пример сражения, выигранного исключительно конницей, без всякого содействия других [96] родов оружия. Вместе с тем нельзя не обратить внимание на вполне правильное понимание со стороны парфян двух важных факторов: превосходства в быстроте движения и в дальности поражения метательного оружия.

Только что описанное сражение принудило римлян относиться с уважением к парфянам, так как они были единственным препятствием, встреченным при распространении владычества на востоке. Поражение Красса произвело в Риме глубокое впечатление. Римские писатели со злобой видели в парфянах единственных соперников Рима в главенстве над всем миром. И, действительно, в течение одного года римские легионы были оттеснены до Эгейского моря и Геллеспонта, и владычество над Сирией и Малой Азией перешло в руки парфян. Таковы были результаты небольшой разницы в тактике и оружии войск двух великих государств.

Однако римляне, узнав свою слабую сторону, немедленно занялись исправлением ее. Первый удар парфянам был нанесен-в 38 г. до н.э. Вентидием, очень способным полководцем, который понимал необходимость противопоставить парфянским стрелам метательное оружие если не большей дальности и силы, то по крайней мере равной, и завел поэтому сильный отряд пращников. С помощью их, а равно искусного пользования окопами и ловкого маневрирования ему удалось одержать победу. Правда, он отчасти был обязан ей случаю, а именно тому, что вождь парфян, сын царя Пакор, был в решительную минуту убит. Этот успех нанес решительный удар парфянам, и страна их вошла в свои прежние границы, а римские орлы стали опять парить от Атлантического океана до Евфрата.

Этим результатом римляне обязаны лучшей организации и вооружению войска и лучшей тактике полководцев. Конница была значительно усилена, и пращники получили вместо камней куски свинца, которые имели большую дальность и силу удара.

Когда позже Антоний вторгнулся в пределы Парфии, то в его войске было 10 000 галльских и испанских всадников, 30 000 легкой пехоты и конницы азиатских союзников, и затем Арменией было выставлено еще 6000 всадников, так что количество конницы доходило до 30 000-35 000, а всего войска - до 113 000. Несмотря на столь значительную силу, поход кончился все-таки неудачно; один из римских вождей, Статиан, с отрядом в 10 000 был окружен парфянами, и ни один человек не спасся, сам же Антоний был принужден начать отступление, произведенное с большими [97] потерями под постоянными нападениями парфянской конницы, причем ему удалось вывести из пределов неприятельской страны только 70 000 человек.

В более поздние времена римляне предпринимали еще четыре экспедиции в пределы Парфии, из которых только одна, Авидия Кассия, окончилась вполне удачно. Действительно, при Траяне и Севере им удавалось пройти по всей стране и даже временно занять столицу, но они никогда не могли там утвердиться, и отступление, вызванное невозможностью держаться, было почти всегда равносильно катастрофе. Как только оно начиналось, со всех сторон появлялись всадники, которые охватывали разъезды, препятствовали фуражировкам и не давали ни минуты покоя, засыпая своими стрелами.

Парфяне никогда не пользовались ни колесницами, ни слонами, все их боевые и продовольственные запасы перевозились постоянно на верблюдах, которых при войске находилось огромное количество.

Был, однако, один крупный недостаток в образе действий парфян: они имели обыкновение постоянно при наступлении ночи прекращать бой или преследование и отходить на значительное расстояние, чтобы стать биваком, и вообще ночью они воздерживались от всяких военных действий. Они были вынуждены к этому привычки треножить лошадей и необходимостью пускать их в поле для кормления. Это заставляло их быть вне сферы действий противника, так как для изготовления к бою требовалось значительное время, чтобы распутать лошадей, одеть предохранительное вооружение и т.д.

Кроме того, парфяне никогда не окружали своего лагеря окопами, и близость врага была им тем более опасна. Это удаление парфян на ночь давало отступающему противнику разные преимущества, например возможность переменить за ночь направление движения и т.п.

На предыдущих страницах были даны сведения о коннице у тех из древних народов, о которых имеются какие-либо известия. О других же племенах, обитавших вдали от греков и римлян и не оставивших почти никаких следов своего существования, трудно сказать что-нибудь положительное. Можно думать, однако, что состояние их конницы и образ ее действия мало отличались от пограничных с римлянами народов, о которых имеются сведения у древних писателей. [98]

8. Тактика, сторожевая и разведывательная служба во времена римлян{49}

Мы проследили применение лошадей к военным целям, начиная со времен самой седой старины, и видели, что первоначальной мыслью была быстрая перевозка воинов на поле сражения, и это выразилось на практике употреблением колесниц. Затем для той же цели стали брать лошадей под верх, потом уже перешли к бою с лошади и, наконец, дошли до мысли о возможности применить массу и скорость лошади как силу для непосредственного удара. Мы видели конницу при Ганнибале на высоте ее славы и тактического совершенства, как она под его гениальным предводительством во всех боях играла выдающуюся роль, которая за ней оставалась в течение двух столетий. Начиная с битвы при Фарсале, пехота опять занимает подобающее ей место.

У парфян принцип соединения возможной дальности метательного оружия с наивысшей быстротой достиг наибольшего развития, и нигде он не был так правильно поднят и столь удачно применен к делу, как у этого народа в конце I столетия до н.э.{50}

Применение конницы к сторожевой и разведывательной службе в те времена уже было правильно понято и основано на тех же принципах, как и теперь. Рассказ о том, как Александр Македонский за некоторое время до сражения при Платее отправился к греческим аванпостам с целью свидеться с афинским полководцем Аристидом, показывает нам порядок отправления службы, вполне схожий с принятым теперь: его останавливают и не пускают за линию постов, затем посылается донесение и, наконец, самое свидание происходит тут же, у постов.

Красс высылал разъезды далеко вперед. Кир Великий ставил кругом всего лагеря передовые посты и высылал разъезды из 5-10 человек, которые целую ночь ездили вокруг лагеря, чтобы своевременно открыть приближение неприятеля. Точно так же и при походных движениях он высылал разведчиков и разъезды, которые следовали впереди конницы, державшейся, со своей стороны, постоянно впереди главных сил. [99]

Ганнибал высылал разъезды и рекогносцировочные партии нумидийских всадников, которые сновали по стране вокруг всей армии, и, действительно, мы ни разу не видим, чтобы он был захвачен врасплох, благодаря непринятию мер предосторожности.

Наконец, римляне очень искусно применяли окопы к усилению своих лагерей, а также система постов и разъездов была у них очень хорошо поставлена. Они постоянно имели караул у ворот лагеря, особенно со стороны, обращенной к противнику. Затем внутри лагеря имелись пикеты для поддержания караула, а снаружи - выдвинутые далеко вперед посты из конницы и пехоты, которые имели целью наблюдать за всеми доступами к лагерю и поддерживать высылавшиеся еще дальше вперед разъезды.

Выдвинутые дальше всего вперед посты составлялись исключительно из конницы, они располагались в виде цепи ведетов и маленьких постов.

Вообще порядок отправления службы охранения был вполне совершенный и при правильном его выполнении вполне обеспечивал от нечаянных нападений. Передовым постам предписывалась самая строгая бдительность; малейшая оплошность строго наказывалась, и воин, оставивший свой пост, предавался беспощадно смертной казни.

9. Конница при императорах{51}

В первые времена республики войско формировалось из граждан, защищавших свое отечество, свое достояние и ими самими изданные законы. Впоследствии, с распространением владычества римлян, граждане заменялись в составе войска все более и более наемниками и воинами союзных государств.

В особенности конница, состоявшая вначале из представителей лучших и знатнейших фамилий, стала пополняться во времена императоров исключительно из беднейших классов населения и из провинций.

Всадники (equites), не обязанные более службой в коннице, слишком малочисленные для сформирования отдельной воинской части, слишком знатного происхождения, чтобы служить простыми рядовыми в такое время, когда военная служба из почетной сделалась средством наживы, обратились к службе судебной и [100] финансовой. Некоторая часть их продолжала служить в войсках, но только или при штабах полководцев, или командирами конных частей и пеших когорт.

Императорская конница была вооружена дротиками, длинными мечами и иногда копьями и железными палицами. Предохранительное вооружение состояло из шлема, щита, легких сапог и кольчуги. Она подразделялась на полки силой в 726 коней; каждый полк состоял из 9 отделений по 66 коней и 1 в 132 коня, состоявшего при первой когорте легиона. Вообще конные полки находились по организации в известной связи с пехотой, но для боя вся конница армии выделялась и ставилась или на флангах боевого порядка, или распределялась по первой линии, или же служила резервом.

Богатство Римской империи и появившиеся вследствие того роскошь и расточительность с течением времени подорвали могущество государства и стали оказывать вредное влияние и на войско. Патриотизм, чувство национального самосознания, отличавшие римлян от прочих народов, начали исчезать. Воинский дух, воодушевлявший всякого гражданина в то время, когда никто не мог получить какой-либо должности, не прослуживши предварительно известное время в рядах войска, стал понемногу угасать, особенно по мере того, как с расширением границ государства Рим, находившийся в центре, все более и более удалялся от сферы опасностей и тягот боевой жизни. От появления Ганнибала в211г. до н.э. у ворот города до Алариха, ставшего в 408 г. со своими готами лагерем около Рима, т.е. в течение 619 лет, город не видел у своих стен неприятельской армии.

Римская пехота в то время, когда она завоевала весь мир, представляла собой вооруженный народ, тогда как впоследствии она стала комплектоваться наемниками из варваров и из людей, принадлежавших к низшим классам и привлеченных в войско высокой платой, между тем как лучшие классы вели в столице праздную [101] жизнь, предаваясь в роскоши и неге разным излишествам. Отвращение выродившихся римлян к военной службе сделалось столь сильно, что итальянские юноши, подлежавшие зачислению в ряды войска, часто отрезали себе пальцы правой руки; это обыкновение получило такое распространение, что потребовалось издание весьма строгих законов против членовредителей.

Наемные войска скоро осознали свою силу и начали требовать от своих господ все новых и новых уступок; дошло до того, что они избирали императоров, которые сознавали очень хорошо, что без согласия войска им не удержаться на престоле. Понятным следствием этого была полная распущенность и отсутствие дисциплины в войске.

Септимий Север, избранный императором паннонскими легионами и нуждавшийся в утверждении этого избрания прочими войсками, первый значительно подорвал дисциплину. Он не только значительно увеличил плату воинам, но, кроме того, начал раздавать им подарки по случаю разных празднеств и т.п. и допустить их вести в своих казармах совершенно праздный образ жизни. Офицеры подавали пример роскоши, и дух времени выразился в ослаблении воинского духа; войска становились положительно неспособны к перенесению трудностей и лишений военного времени. Каракалла совершенно продался войскам и истощал государство, чтобы обогащать бесполезную и непокорную солдатчину.

Александр Север видел пагубную распущенность войска и старался восстановить хоть тень той дисциплины, которая когда-то способствовала росту государства. Однако зло так внедрилось, что он был вынужден платить очень большое жалованье воинам и отменить правило, по которому каждый из них нес в походе 17-дневную дачу провианта на своих плечах, и вместо того завести огромное количество мулов и верблюдов. Не видя вместе с тем возможности положить предел развитию роскоши в войске, он постарался по крайней мере обратить ее на приобретение хорошего оружия, высокого достоинства лошадей и украшение одежды и снаряжения.

Изнеженность войск выразилась, между прочим, в нежелании их носить предохранительное вооружение. Вегеций, писавший свое сочинение, как думают, при Валентиниане II в конце IV столетия, оставил описание в высшей степени печального состояния вооружения легионеров в его время. Он говорит, что с основания Рима до императора Грациана воины постоянно носили шлем и латы, но впоследствии, когда вследствие лености и беспечности [102] обучение пришло в упадок, предметы эти стали носиться очень редко, воины нашли, что они очень тяжелы и потребовали от императоров разрешения не носить сначала лат, а потом и шлема. Как раз в то время, когда римляне таким образом отказывались от этих доспехов, в которых они победоносно прошли весь свет, варвары стали вводить их, и конница готов, гуннов и аланов носит полное предохранительное вооружение. Очевидно вследствие этого легионеры оказывались совершенно беззащитными перед готами, которые вдобавок грозили им полным истреблением, имея полчища лучников; но, несмотря на целый ряд поражений, на потерю многих городов, ни один полководец не решился принудить своих воинов опять надеть тяжелое вооружение. Вследствие этого воины больше думали о бегстве, чем о бое. Вегеций является поэтому горячим защитником предохранительного вооружения. Он говорит: 'Тем, кто находит, что прежнее вооружение очень тяжело, предстоит или быть раненым, так как их тело ничем не защищено, или, что хуже, быть взятыми в плен, или, наконец, даже изменить своему отечеству, обратившись в бегство. Они же, чтобы избежать носки незначительной тяжести, позволяют себя убивать, как скотов на бойне'.

С трудом верится, чтобы описание это относилось к потомкам той великолепной пехоты, которая дралась при Треббии{52} и целым рядом побед в течение десяти столетий заслужила такую великую славу. Легионы, которые стояли на границах и вели беспрерывные войны, держались несколько дольше на прежней высоте, когда семена разложения проросли в сердце страны, но слабость императоров вскоре и их испортила, и со временем характеристика Вегеция могла быть отнесена и к ним. Это ослабление военных качеств не могло не быть замечено варварами, и они не преминули им воспользоваться.

Сами римляне, рассчитывая на удаление от границ, считали себя в полной безопасности от вторжения варваров в коренных землях. Вторжение готов около 248 г. в царствование императора Филиппа открыло им глаза. Наемные войска сдали без сопротивления наиболее важные пункты и даже, опасаясь наказаний за эту сдачу, поступили на службу к противнику. Обитателям римской провинции Мезий не осталось ничего другого, как заплатить большой выкуп за свою жизнь, свободу и достояние. [103]

Один или два года спустя готы вторглись вторично в эту провинцию, разбили римские войска и умертвили императора Деция. С этого времени для римлян начался ряд поражений, окончательно подорвавший в них веру в свою пехоту. Благодаря этому упадку пехоты неприятельские всадники без труда одерживали над ней постоянные успехи, доставившие коннице известную фиктивную славу, так как для самолюбия римлян было менее постыдно объяснить свои поражения превосходством конницы как рода оружия над пехотой, чем распущенностью и другими недостатками собственных войск. Когда это убеждение стало укореняться, стали обращать главное внимание на конницу, значительно увеличили ее численность и надеялись с ее помощью удержать свое военное могущество. До 312 г. конница была настолько усилена, что в сражении при Турине между Константином и полководцами Максенция войско этих последних состояло преимущественно из тяжелой конницы, в которой как люди, так и лошади имели полное предохранительное вооружение, дававшее, однако, полную свободу движениям. Она обыкновенно строилась, как мы это и видим в вышеупомянутой битве, в виде клина, обращенного острием к неприятелю. Удар ее был очень силен и сопротивление ей почти невозможно, но вряд ли она обладала подвижностью и ловкостью в маневрировании: Константин разными эволюциями принудил ее разделиться на части, ослабил и затем одержал полную победу. По-видимому, такой род тяжелой конницы был перенят у восточных народов.

В сражении при Мурзе в 351 г. сыну Константина, Констанцию, удалось одержать решительную победу над Максенцием благодаря энергичной атаке его тяжелых латников, которые в своих чешуйчатых панцирях своими тяжелыми копьями сломили сопротивление галльских легионов. При Юстиниане почти вся полевая византийская армия состояла из тяжелой конницы. У варваров того времени конная служба была в большом почете. Главную силу армии Велизария составлял отряд его телохранителей, набранный из лучших воинов, и по храбрости и опыту людей, хорошему качеству лошадей и оружия составлявший действительно отборную часть. Пехота играла совершенно второстепенную роль. Большая часть конницы была вооружена скифскими луками. Прокопий выступает защитником конных лучников, к которым в то время относились с презрением. 'Презрение подобного рода, - говорит он, - было, пожалуй, совершенно законно относительно нагих юношей, которые появлялись пешими на Троянских [104] полях и, прячась за камень или щит товарища, с трудом натягивали лук и пускали почти всегда безвредную стрелу. Но наши лучники сидят на лошадях, которыми к тому же они управляют с замечательною ловкостью. Они защищены шлемом, кольчугой, щитом и наножниками. На правом боку у них висит колчан, на левом - меч, и они обучены действовать копьем и дротиком. Из их тяжелых и крепких луков они пускают стрелы во всех возможных направлениях, вперед, назад, в обе стороны, при наступлении, при отступлении, и так как они обучены натягивать тетиву не к груди, а к правому уху, то пущенная ими стрела обладает большой силой'.

Этот отрывок дает очень точное понятие о вооружении и снаряжении всадников того времени; нельзя не обратить внимание на то, что оно вполне скопировано с тех парфянских лучников, которые причинили так много вреда римлянам{53}.

Но ни большая численность конницы, ни хорошие качества ее лошадей и оружия не были в состоянии удержать от падения Империю. Оружие, снаряжение и тактика не могли спасти тот народ, который был лишен руководящих принципов, утратил чувство патриотизма и в котором эгоизм и любовь к роскоши стали отличительными национальными чертами. Варварские народы, воинственные и выносливые, скоро наводнили все провинции и поживились огромной добычей в богатых и цивилизованных странах Южной Европы, пока наконец в 410 г., тысячу сто шестьдесят три года после основания Рима, Аларих с готами не завладел этим городом, и владычице мира суждено было испытать на себе всю необузданность, дикость этих варварских племен.

Несколько лет спустя римскому государству угрожали еще большие опасности от короля гуннов Аттилы, и оно было вынуждено заключить с ним договор на самых унизительных для себя условиях. Аттила соединил под своей властью всю Германию и Скифию; численность его войска доходила до 500 000 человек, набранных из всех подчиненных ему народов.

Относительно гуннов, составлявших один из главных контингентов его войска, мы находим интересное описание у Аммиана Марцеллина, который говорит, что они не имели постоянных [105] жилищ, а переходили из одной страны в другую, имея с собой весь свой скот, часть которого была запряжена в повозки, перевозившие жен и детей. Привыкшие к разным лишениям, одетые в звериные шкуры, они почти не покидали своих уродливых, маленьких, но живых, выносливых и быстрых лошадей, с которыми они положительно срослись, на них они пили, ели и даже иногда спали. Образ действий в бою был самый беспорядочный, они производили нападение с громкими криками, отдельными кучками, под начальством различных вождей; если встречали сильное сопротивление, то немедленно поворачивали назад врассыпную, но с тем, чтобы атаковать вторично при первом удобном случае. Бой пешком, атака и оборона укреплений были им совершенно неизвестны, и они никогда к ним не прибегали. Они стреляли из лука замечательно ловко и пускали стрелы с костяным острием на очень дальние расстояния; для рукопашного боя имели мечи и арканы [106] или сетки, которые они набрасывали на противника и затем его убивали. В армии Аттилы, кроме гуннов, были контингенты почти всех народов, населявших Германию и Скифию. Некоторые из них имели роговые кольчуги и тяжелые копья.

В 451 г. Аттила вторгнулся со своим войском в пределы Галлии и обложил Орлеан. Однако приближение римского полководца Аэция и его союзников, короля вестготов Теодориха I и короля аланов Санжипана, вынудило его снять блокаду и отойти на Каталаунские поля близ Шалона. Здесь произошла одна из величайших и наиболее решительных битв.

Аттила поставил в центре свои лучшие войска и взял на себя командование ими, правое крыло было поручено королю гепидов, Ардариху, левое - королю остготов. У его противников Аэций командовал правым крылом, Теодорих - левым, Санжипан же, верность которого была сомнительна, был поставлен в передовой линии центра.

Небольшой холм, лежавший между обеими армиями и доставлявший значительные выгоды владевшему им, был занят Торисмундом, сыном Теодориха, с частью вестготской конницы. Это давало Аэцию большое преимущество. Аттила, понимавший важность этого пункта, послал для занятия его конный отряд, который, однако, был встречен атакой Торисмунда сверху вниз и отброшен. Тогда Аттила произвел сам отчаянное нападение на этот холм и поддержал эту атаку наиболее надежными войсками своего центра, но римляне, имевшие за себя выгоды местности, удержались и отразили его. Храбрый престарелый Теодорих произвел блестящую атаку на правое крыло гуннов, но был ранен дротиком, упал с коня и был затоптан до смерти своими же вестготами. Эти неудержимым натиском смяли все, что было перед ними, затем повернули направо и взяли во фланг центр гуннов, сражавшийся с аланами. Потерпев поражение на обоих флангах и обойденный в центре, Аттила отступил к своему лагерю, спешил своих лучников позади повозок и стрелами остановил преследование противника.

Весь следующий день Аттила оставался в своем лагере, ожидая нападения и приготовившись к самому упорному сопротивлению. Все поле было покрыто мертвыми и ранеными, так как резня была ужасная. Под впечатлением больших потерь, понесенных накануне, и при виде решимости все еще страшного врага сопротивляться союзники сочли более благоразумным не штурмовать [107] лагеря и дать возможность Аттиле спокойно отступить, что и было им исполнено.

Победа была выиграна конницей, и можно сказать, хотя описания сражения довольно неясны, что образ действия Аэция очень схож с образом действий Сципиона при Илинге: оба они имели малонадежные союзные войска, оба поставили их в центре, а атаку произвели обоими крылами с лучшими войсками. С другой стороны, Аттила подобно Газдрубалу поставил лучшие войска в центре, и они удержались по поражении обоих флангов, прикрыли отступление и спасли армию от уничтожения. Эта победа интересна тем, что она была последняя, одержанная войсками Римской империи.

* * *

Мы проследили историю конницы от самых древних времен до той минуты, когда Римская империя начала распадаться, когда старая цивилизация была предана уничтожению, следы искусств, науки и литературы стерты с лица земли, и наступили столетия мрака и невежества, характеризующие начало средних веков. Мы должны остановиться на этой точке, где события начинают теряться в тумане, и продолжим в следующей главе нить нашего рассказа, стараясь по возможности связать между собой события двух исторических периодов - древних и средних времен. [108]
 
Rambler's Top100 Армения Точка Ру - каталог армянских ресурсов в RuNet Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Russian Network USA