Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
Период I.
С древнейших времен до падения
Западной Римской империи

Глава I.
Конница в древнейшие времена

1. Конницы: скифская и ассирийская{32}

Совершенно невозможно точно определить время, когда впервые вошла в употребление конница в настоящем значении этого слова. Во время Троянской войны или, по крайней мере, когда Гомер писал об этой войне, она была грекам совершенно неизвестна: иначе встречались бы в литературе хотя бы намеки на ее существование. Так же точно и в Библии не упоминается о ней вплоть до времен Давида. С другой стороны, при Геродоте мы уже встречаем конницу у всех народов Азии в общем употреблении с давних пор. Обыкновенно принято считать, впрочем совершенно произвольно, что первые всадники-воины появились лет 120 после Троянской войны.

С гораздо большей вероятностью, хотя и без твердых исторических оснований, можно утверждать, что скифы первые воспользовались лошадью для верховой езды. Кочевая жизнь, совершенно ровная страна, климат и условия почвы, которые способствовали развитию коневодства, наконец занятие почти исключительно скотоводством, все это вместе взятое должно было навести на [18] мысль воспользоваться лошадью для быстрых переездов. При столь благоприятных условиях через короткое время применение лошади сделалось всеобщим, и скифы так привыкли к лошади, что проводили почти всю жизнь на коне.

По всем вероятиям, скифы уже ознакомились с лошадьми и привыкли на них ездить задолго до того, как грекам пришла в голову мысль о возможности сесть верхом на лошадь; несомненно, этому незнакомству греков с верховой ездой следует приписать происхождение мифа о кентаврах. Человек, не допускавший мысли о том, чтобы ему подобный мог сидеть на лошади, очевидно, при первой встрече с всадником был вполне расположен принять этого последнего за особое существо: получеловека, полулошадь. Далее, так как скифы никогда, по-видимому, не пользовались колесницами, уместно считать их первыми всадниками, если только не принимать за таковых китайцев, согласно уверению Патера Амиота.

Вооружение скифов состояло из лука и стрел; эти последние имели наконечники, по словам Геродота, из меди или бронзы, по словам же Аммиана Марцеллина (описывавшего скифов 800 годами после Геродота) - из кости. Кроме того, они имели копья, [19] ножи и топоры и носили бронзовые грудные латы; были хорошими стрелками и отличными ездоками. Они сражались быстро, без определенного порядка, обыкновенно треугольными кучками; забрасывали противника издалека стрелами и при приближении его отступали, редко или почти никогда не доводя дела до рукопашной схватки. Таким образом, они держали вторгнувшегося в их страну неприятеля как бы в постоянной осаде, угрожали ему со всех сторон, утомляли беспрестанными нападениями, не давая в то же время возможности нанести им решительный удар, и этим доводили его до полного изнеможения. В их действиях нет и следов искусного ведения боя, и они не имели понятия об устройстве армии; лучшим полководцем считался тот, кто был постоянно впереди.

Сделанные в последнее время исследования памятников-надписей и недавно найденных барельефов и других скульптурных работ ассирийцев бросают яркий свет на историю, обычаи и нравы этого народа. Они же дают нам возможность проследить с большой точностью происхождение конницы и развитие ее деятельности, тем более интересной, что это единственные сведения, которые мы имеем о состоянии кавалерии в самые древние времена и дальнейшем ее росте.

Как кажется, употребление конницы до и во время царствования Тиглатпаласара I, вступившего на престол в 1120 г. до н.э. (вскоре после окончания Троянской войны), было ассирийцам неизвестно. По крайней мере на одной длинной надписи того времени неоднократно упоминается о колесницах, о кавалерии же совершенно речи нет; между тем как на скульптурных изображениях времени Сарданапала (885 лет до н.э.) рядом с колесницами встречаются уже и всадники, хотя и в очень ограниченном числе, что дает нам право предположить, что конница тогда только начинала входить в употребление. Еще позже, при Салманасаре и Сеннахерибе (722-705 гг. до н.э.), количество изображений всадников значительно возросло, так как они постоянно встречаются на памятниках, и только цари и высшие военачальники изображаются на колесницах.

Снаряжение лошади было вначале очень своеобразно: оно состояло из наголовника, хомута, жемчужной нитки и сбруи почти такого же образца, как в нынешнее время у упряжных лошадей; для управления пользовались ременной уздечкой с украшениями. Хомут был богато отделан, обвешан кругом гранатами [20] и кисточками и оригинально помещен почти на средине шеи.

Седла не было. Нельзя не обратить внимание на сходство снаряжения лошадей верховых и упряжных; сходство, доходящее до того, что первые носили даже хомут - вещь для верховой езды, очевидно, совершенно бесполезную.

Обстоятельство это наводит на мысль, что переход от езды на колесницах к езде верхом совершился сам собой, например, когда военные действия были перенесены в страну очень пересеченную, для колесниц недоступную, тогда лошади откладывались, колесницы оставлялись и воины переходили к езде верхом.

Сама посадка всадника очень оригинальна: колени подтянуты почти к спине лошади и крепко обхватывают ее шею, так что опущенные книзу части ног висят вдоль плеча лошади. Посадка эта, очень напоминающая обыкновенную манеру сидения на земле восточных народов, как бы указывает на то, что воины только что начали ездить верхом и не вполне еще применились к этому делу.

Как кажется, при этом каждый конный воин сопровождался безоружным всадником (одетым в тунику и остроконечную шапку), единственным назначением которого было вести лошадь воина и держать ее, пока этот последний стрелял из лука. Это еще более подтверждает ранее высказанное мнение, что первоначально пользовались для езды лошадьми, выпряженными из колесниц: воин садился на одну из них, а возница - на другую, причем на этом последнем продолжало лежать управление обеими. Несомненно, что кавалерия, действовавшая подобным образом, была еще в периоде своего младенчества.

Воин, одетый в вышитую тунику и в каске с шишаком, имел, кроме лука и стрел, еще меч и щит, но нет ни одного изображения, на котором он был бы представлен сражающимся этим оружием.

Вышеописанный тип всадника прошел впоследствии через значительные видоизменения. Прежде всего произошло разделение на два рода воинов: стрелков из лука и копьеносцев и далее пошли усовершенствования в искусстве езды. Подушка или попона, четырехугольная или в форме чепрака, представляла из себя седло; она придерживалась троком, а иногда еще и нагрудным ремнем и подхвостником. Головной убор и нагрудный ремень богато разукрашены. Сама посадка всадника, если [21] судить по позднейшим изображениям, изменилась к лучшему, сделалась более правильной и красивой. Управление лошадьми сделало такой успех, что воины начали сами управлять ими без посторонней помощи, причем копьеносцы держали повод в левой руке, а копье - в правой; стрелки же при стрельбе бросали повод на шею лошади; это показывает, что лошади были приучены без управления поводом стоять смирно или продолжать двигаться. Хомут встречается еще изредка, но на большей части изображений его уже нет, что опять-таки может служить доказательством первоначального употребления для верховой езды упряжных лошадей; когда впоследствии перешли к верховым лошадям, то хомут сначала оставили по привычке, а потом как украшение, и действительно он всегда был богато убран.

Некоторые улучшения последовали и в одежде всадников. Она состояла из туники с бахромой по краям, широкого пояса, узких панталон, зашнурованных сапог и остроконечного шлема; иногда через плечо проходил широкий ремень, на котором висел меч. Руки были от локтей голы. Во времена Сеннахериба (705 г. до н.э.) конница (как стрелки, так и копьеносцы) носила кольчугу, закрывавшую все тело, кожаные штаны, сапоги и набедренники. Стрелки имели луки длиной в 4 фута и в колчане, носимом на спине, - стрелы длиной около 3 футов; иногда лук имели копьеносцы (на тот случай, если копье сломается), причем он носился заброшенным за плечо.

При Ассархаддоне (681 г. до н.э.) попоны для лучшего закрытия лошади были удлинены настолько, что покрывали грудь, спину и зад лошади; они делались из звериных шкур или толстого войлока и, очевидно, хорошо предохраняли от тогдашнего оружия.

По словам Геродота, Ксиаксар Мидийский, первый из азиатских владельцев, ввел разделение войска на когорты, а равно и по роду вооружения на копьеносцев, стрелков и конницу. Ксиаксар умер в 585 г. до н.э., процарствовав 40 лет. Между тем ассирийское войско было уже разделено на известные части еще при Сеннахерибе (жившем за 100 лет до Ксиаксара), если не ранее. На всех сохранившихся с его времени изображениях мы видим отдельные отряды всадников без пехоты, сцены из сражений, где кавалерия одна атакует неприятеля, длинные линии копьеносцев, следующих в две шеренги, а иногда разделенных на [22] роты; также стрелков отдельными отрядами, и каждый род оружия отличается особенной одеждой. Пращники тоже представлены вместе, одинаково одетые и вооруженные.

2. Персидская конница{33}

Кир Великий, которому персы обязаны многими улучшениями в военном деле, первый ввел, по словам Ксенофонта, в персидское войско конницу. Его мысль при этом была иметь постоянно под рукой род оружия, способный преследовать разбитого и отступающего врага. Таким образом, первое применение конницы было не для удара на неприятеля, а для назойливого на него наседания с целью отрезать ему путь отступления, когда пехота его разбила. Кир надел на людей и лошадей нагрудники и вооружил людей копьями, которые употреблялись и для бросания в противника, и для нанесения ему уколов. Конница его не имела ни луков, ни дротиков и не употреблялась для завязки боя в рассыпном строю метательным оружием; таким образом, им, собственно говоря, был сформирован тяжеловооруженный корпус конных копьеносцев, обученный действию холодным оружием и разделенный на эскадроны, строившиеся в 4 шеренги и имевшие 100 человек по фронту.

Однако в сражении при Сардах Кир побоялся пустить свою конницу против индийской конницы Креза, которая славилась умением ездить верхом и владеть копьем. Он поставил в первую линию всех имевшихся у него для перевозки вещей и провианта верблюдов с посаженными на них воинами, вооруженными, как всадники; приказал пехоте идти вплотную за ними, а конницу убрал в третью линию, что показывает еще его недоверие к этому только что сформированному роду оружия. Хитрость его удалась вполне: лошади лидийцев, испуганные появлением и запахом верблюдов, бросились назад в полном беспорядке; хотя всадники спешились и храбро атаковали пехоту Кира, они после упорного боя были опрокинуты.

Ксенофонт, напротив того, приписывает большую часть успеха в этом деле персидской коннице, но вышеприведенное описание, сделанное по Геродоту, заслуживает, как кажется, большей веры. [23]

После Кира конница заняла в персидском войске первое место. Она была очень тяжело снаряжена, люди и лошади покрыты медью и железом, так что борьба для нее с легкой конницей была не под силу. Впрочем, подобно ассирийцам, у персов вошло в обыкновение спутывать лошадей на ночь, что ввиду опасности нечаянных нападений вызвало обнесение их бивуака окопами.

Ксеркс при вторжении его в 480 г. до н.э. в Грецию имел в составе своего войска 80 000 человек конницы, не считая ехавших на верблюдах и колесницах. Она состояла из контингентов различных народов. Было 8000 саргатиан, кочевого народа персидского происхождения, вооруженных только арканами и кинжалами; [24] они издали захватывали противника арканом, притягивали его к себе и доканчивали кинжалом. Мидийцы и циссиане носили грудные латы с чешуйчатыми железными рукавами, щиты из ивы, короткие копья, длинные луки со стрелами и кинжалы на правом боку. Каспийская конница была одета в плащи из козьего меха и вооружена саблями и сделанными из камыша луками. Ливийцы - все на колесницах - носили кожаную одежду и имели закаленные в огне дротики. Арабы же, одетые в плащи, стянутые поясом, и вооруженные длинными луками, которые носились на правом плече, ездили на верблюдах и потому держались в третьей линии, вдали от прочей конницы, лошади которой боялись этих животных.

Самый образ действий конницы был совершенно иной, чем прежде. В сражении при горе Киферон, бывшем за несколько времени [25] до Платейской битвы, она атаковала сомкнутыми эскадронами, имея во главе своего предводителя Масистия в золотых латах; когда он был убит, то вокруг его трупа завязался горячий бой, так как всадники его свиты с громкими криками бросились врукопашную, желая вырвать труп Масистия из рук врага.

Вместе с тем персидская конница умела также хорошо действовать в рассыпном строю, поражая противника метательным оружием. Так, перед Платейской битвой Мардоний выслал своих конных лучников для нападения на греческое войско. Подъехав, они начали бросать стрелы и дротики, не доводя дела до рукопашного боя. Этим они нанесли грекам столь большие потери, что те вынуждены были переменить позицию. Едва ли это нападение персидских конных лучников не было причиной, побудившей греков вступить в бой, известный под именем Платейского.

100 лет спустя, когда Ксенофонт служил при Кире Младшем, мы находим в Персии и вышеописанное устройство колесницы с серпами, и конницу, как тяжелую, так и легкую. Вожди ездили безразлично на колесницах или верхом. Таким образом, Кир был на колеснице, когда ему сообщили о наступлении неприятеля; он тотчас соскочил, одел грудную кирасу, сел на коня, взял копье в руки и стал строить свое войско. У него был отряд телохранителей из 600 отборных всадников, одетых в латы, набедренники и шлемы и вооруженных мечами; лошади их также имели закрытие на голове и груди. Во главе этих 600 человек Кир атаковал в сражении при Кунаксе стоявшую в первой линии гвардию Артаксеркса силой в 6000 человек, разбил ее наголову и собственноручно убил предводителя ее Артагерза; в данном случае произошел настоящий рукопашный бой.

Совершенно так же Тисаферн, предводитель конницы Артаксеркса, атаковал греческих пелтастов, но греки расступились перед его атакой и затем своими мечами и копьями привели всадников в полное расстройство; следовательно, здесь опять была рукопашная схватка. По смерти Кира Младшего греки, по словам Ксенофонта, оказывались часто в очень затруднительном положении вследствие недостатка в коннице{34}. Персидские лучники и [26] пращники постоянно беспокоили издали тяжеловооруженных греков, поспешно отступали, когда эти последние переходили в наступление, причем они, оборачиваясь, ловко стреляли назад. Поэтому Ксенофонт сформировал небольшой конный отряд из 50 человек, который оказал ему значительные услуги; лошади для него были взяты из под вьюков; люди получили кожаные нагрудники и колеты.

И во время войн Дария с Александром Великим персы продолжали пользоваться боевыми колесницами, но, кажется, они особенной пользы не принесли, так как македоняне ловко увертывались от них, а затем атаковали. Конница была очень многочисленна и делилась на тяжелую, вооруженную мечами и копьями, и легкую, вооруженную луками и дротиками, назначение которой заключалось в постоянном назойливом наседании на неприятеля, не доводя вместе с тем дело до рукопашного боя.

Глава II.
Греческая конница

1. Конницы: афинская и фессалийская{35}

Греки стали пользоваться конницей в войнах позднее, нежели многие другие народы, как, например, скифы, персы и ассирийцы. Объясняется это недостатком пастбищ и гористым характером местности. По этой же причине и позже, когда конница уже вошла в состав войска, применение ее было гораздо ограниченнее, чем, например, у скифов, персов и ассирийцев.

Первая война с участием греков, о которой мы имеем какие-нибудь сведения, - фиванская (1225 г. до н.э.), не может дать нам никаких серьезных данных, так как едва ли она не должна быть отнесена к разряду мифов. Во всяком случае конницы в то время не было. Следующая война - осада Трои - имела место 40 лет спустя, т.е. в 1184 г. до н.э. Гомер оставил очень подробное описание ее, дающее возможность вполне ознакомиться с оружием и состоянием военного искусства в то время. Из него мы можем вывести [27] заключение, что конницы в то время у греков не было, а имелись только боевые колесницы.

Как кажется, можно признать верным мнение, что колесницы были изобретены в Малой Азии или Египте, а уже оттуда переняты греками. Геродот прямо говорит, что четверочная запряжка была заимствована у ливийцев.

Первыми из греческих народов завели у себя конницу фессалийцы еще тогда, когда другие греческие народы ее не знали вовсе. Ровная страна, богатые пастбища, климат и условия почвы вполне способствовали развитию коневодства. По словам Виргилия, лапиты, одна из фессалийских народностей, раньше других сели на лошадей, научились управлять ими и даже дошли до обучения всадников владению оружием на карьере.

Так как фессалийцы первые завели конницу, то понятно, что другие народы обращались к ним, когда нуждались в этом роде оружия. Так мы видим, что при известии о приближении лакедемонян Писистратиды, изгнавшие из Афин Алкемеонидов и захватившие верховную власть, послали в Фессалию за 1000 всадниками и очистили всю Фалерскую равнину, чтобы сделать ее удобной для действия конницы. Как только лакедемоняне начали высадку, высланные против них фессалийцы смело атаковали их, перебили многих, в том числе предводителя Анхимолия, а прочих отогнали на суда. Экспедиция потерпела полную неудачу.

При второй высадке лакедемоняне были счастливее: они отбросили атаковавших их фессалийцев, убили у них около 40 человек и поселили в прочих такой упадок духа, что они сейчас же ушли на родину. С этих пор фессалийская и фракийская конница принимает участие во всех греческих войнах до времен Александра Македонского, у которого лучшие полки набирались именно из нее.

По словам Плутарха, основывающегося на показаниях Филостефана, Ликург первый ввел конницу в состав спартанского войска, причем он разделил ее на отделения по 50 человек каждое, строившиеся в виде четырехугольников. Безусловно, верным этого показания считать нельзя, так как Плутарх же приводит несколько далее слова Деметрия Фалерского, что Ликург не издавал никаких военных законов, так как в его время везде царствовал глубокий мир. С другой стороны, Ксенофонт в своем 'Рассуждении об управлении в Лакедемоне' утверждает, что Ликург разделил войско на [28] конницу и пехоту и каждый род оружия на 6 рот. Как бы то ни было, но достоверно известно, что в первой Мессинской войне в 743 г. до н.э., т.е. 60 лет после Ликурга, конница уже участвовала. По словам Павсания, обе стороны, т.е. лакедемоняне и мессинцы, имели по 500 всадников и легковооруженную пехоту. В одном из сражений тяжеловооруженные фаланги обоих враждующих народов, разделенные углубленной дорогой, никак не могли сойтись, и бой велся только конницей и легкими войсками. Про другое сражение тот же историк говорит, что конница обеих сторон была очень малочисленна и ничего существенного не сделала, как и вообще все народы Пелопоннеса в то время не умели ловко пользоваться этим родом оружия. Этим, вероятно, и можно объяснить тот факт, что в последней стычке той же войны у подошвы горы Итом конницы уже совсем не было ни у одних, ни у других.

Вообще греки не любили кавалерийской службы; они не придавали коннице большого значения и содержали ее очень мало. Богатые граждане, обязанные нести службу верхом, предпочитали заменять себя другими людьми, которым и передавали своих лошадей, а сами поступали в пехоту. Вся надежда возлагалась на тяжеловооруженную фалангу, и, несмотря на несколько поражений, которые должны быть приписаны недостатку конницы, ею все-таки не обзаводились. Предпочитали уменьшать недостатки, присущие фаланге, введением в войско легкой пехоты, вооруженной дротиками, пращами, луками и стрелами. Надо сказать, что лучники, будучи всегда в незначительном числе, оказывали тем не менее весьма важные услуги.

Конница же при ее немногочисленности ничего делать не могла. Кроме того, люди ездили на чужих лошадях, следовательно, на незнакомых им, и можно смело предположить, что они не были хорошо обучены ни езде, ни обращению с оружием на коне.

Будучи слаба числом и плоха по составу, конница в боевом порядке не могла быть распределена на обоих флангах, а располагалась или на одном фланге, или в первой линии - для завязки боя, или же, наконец, чаще всего - в резерве. Так продолжалось вплоть до персидских войн. Только одни фессалийцы составляли исключение: они ставили кавалерийскую службу выше пехотной и предпочитали действия на коне.

В сражении при Марафоне, решившем первую персидскую войну, со стороны греков участвовали 10 000 афинян и 1000 платейцев, тяжеловооруженных пехотинцев, и ни у тех, ни у других не [29] было ни одного всадника или лучника. У персов же было очень много конницы и легкой пехоты. Мильтиад, понявший значение персидской конницы и потому опасавшийся ее, принял следующие меры: во-первых, он растянул свое войско по фронту настолько, что мог упереть фланги в непроходимую местность; через это избегалась опасность обхода их неприятельской конницей, действовавшей обыкновенно на флангах; во-вторых, он отбросил на этот раз медленный шаг, которым обыкновенно двигалась фаланга, и повел ее почти бегом на неприятеля, частью, чтобы захватить его врасплох, а частью, чтобы начать бой прежде, чем конница успеет сесть, изготовиться и начать маневрирование. Мильтиаду, без сомнения, было известно обыкновение персов держать лошадей в лагере спутанными, и на этом была основана вторая половина его плана; действительно, мы не находим в описании Геродота ни одного слова о действиях конницы, хотя он же говорит, что пунктом высадки был избран Марафон именно потому, что окрестная местность давала коннице возможность вполне развить свои действия. И на самом деле Мильтиад, уперши свои фланги в болото, обеспечил себя от обхода, а его быстрое наступление не дало персидской кавалерии времени изготовить и принять участие в сражении.

Как кажется, и в Фермопильском сражении греки не имели конницы; у Ксеркса же было 80 000 всадников и 20 000 ливийцев и арабов на колесницах и верблюдах. Геродот говорит, что греки по зрелом размышлении пришли к заключению встретить персов у Фермопил именно потому, что на такой местности эти последние не будут иметь возможности воспользоваться 'ни своим превосходством в силах, ни своей многочисленной конницей'.

Когда по возвращении Ксеркса в Персию греки предприняли наступление против Мардония, то о коннице у них не упоминается нигде. Персы же не только имели свою собственную многочисленную конницу, но и союзные с ними фивяне выставили конный отряд, который оказал большие услуги как в происходивших до Платейской битвы стычках, так и при последовавшем затем отступлении.

Трудно объяснить, каким образом произошло, что греки совсем не имели конницы в своем войске, между тем как союзные с персами греческие племена выставили таковую и притом очень хорошего достоинства - в смысле управления лошадью и владения оружием. Быть может, причиной тому был установившийся в Греции взгляд, что единственным надежным родом оружия можно считать [30] тяжеловооруженную пехоту и поэтому направляли все свои силы исключительно на нее. Есть еще другое объяснение, пожалуй, еще более вероятное (особенно если вспомнить, что союзные с персами греки все-таки выставляли конницу), что во всяком случае греческая конница была бы гораздо слабее персидской количеством и качеством и, следовательно, польза грекам от конницы была бы самая незначительная, а между тем для доставления ей возможности действовать греки должны были бы располагаться на местах ровных и открытых, что для персов было бы только выгодно.

Обладая же отличной пехотой, греки имели возможность держаться на местности Закрытой и пересеченной и этим лишить персов содействия их многочисленной и прекрасной конницы. Оно так действительно и вышло: Мардоний был вынужден отойти из гористой местности Аттики к Фивам, где была прекрасная равнина для действия конницы. Это отступление служит вместе с тем доказательством того значения, которое персидский главнокомандующий придавал своим всадникам.

Когда греки сняли свой лагерь у Элевзсиса, то, опасаясь открытой местности, они перешли к подошве горы Киферон, отрядив 3000 мегарян для занятия отдельного поста в равнине. Мардоний выслал против них Масистия с конницей; греки поспешили подать помощь мегарянам сильными отрядами своей пехоты. По словам Геродота, персидская конница атаковала сомкнутыми частями и нанесла грекам большой урон; Масистий был убит; бой продолжался с переменным успехом. Конница атаковала карьером, но опять вооруженная пехота не только не отступила, но сама перешла в наступление и отбросила персов. Это сражение выказало вполне рельефно все блестящие качества греческой пехоты, с которой ничего не могла поделать лучшая конница того времени. С другой стороны, и эта последняя проявила большую энергию и предприимчивость и исполняла выпадавшие на ее долю задачи с большим искусством и успехом.

Так как греки постоянно получали по проходам, ведущим чрез Киферон, подкрепления и продовольствие, то однажды ночью Мардоний выслал часть своей конницы к этим проходам для действия на сообщения противников. И, действительно, высланные всадники встретили транспорт из 500 вьюков, везших провиант из Пелопоннеса; произведенное на него нападение было вполне удачно: часть прикрытия была перебита, другая взята в плен и вместе с запасами отведена в персидский лагерь. Это едва ли не [31] первый пример применения конницы к самостоятельным действиям в тылу противника.

Особенные затруднения причиняли грекам персидские конные лучники постоянными нападениями. Они бросали издали стрелы и дротики, но никогда не доводили дело до рукопашной. Они же отрезали греков от реки Азопа, вследствие чего в греческом лагере оказался недостаток воды. Воины, посланные в Пелопоннес за продовольствием, были также окружены персидскими лучниками, не могли вернуться в лагерь и были вынуждены принять решение переправиться на один из островов реки Азопа, где считали себя обеспеченными от нападения конницы. Чтобы исполнить это безопасно и незаметно для противника, они начали движение ночью, что и было ближайшим поводом к Платейской битве, окончившейся для греков полной победой. При последовавшем затем отступлении персов союзная им греческая конница оказала важные услуги: виатийская все время прикрывала отступление, а фиванская, узнав о приближении следовавших на соединение с греческой армией мегарян и флиеонов, обратилась против них и блестящей атакой окончательно рассеяла. По словам Геродота, около 600 человек было перебито, а остальные обращены в полное бегство. Судя по описанию, все это предприятие носило характер замечательно живо, ловко и энергично выполненной атаки.

Недостаток хорошей конницы отразился столь чувствительным образом на военных действиях греков в течение вышеописанной кампании, что на первом народном собрании в Афинах после отступления персов Аристид предложил выставить 10 000 пеших и 1000 конных воинов и содержать 100 кораблей для более успешного продолжения военных действий. И, действительно, конница была приведена в значительно лучшее состояние, так что могла оказать важные услуги в следующей войне - Пелопоннесской, о которой до нас дошло очень обстоятельное и подробное описание.

К открытию военных действий афинское войско состояло из 13 000 тяжеловооруженных пехотинцев (кроме гарнизонов и 1600 человек, оставшихся в Афинах), 1600 пеших лучников и 1200 всадников, в числе коих были и лучники. Во флоте было 300 трирем. Вряд ли, однако, конница была хорошая, так как в первый же год войны она была разбита в двух сражениях и заперта в Афинах. То же самое произошло и на третий год войны в сражении под стенами Спартолы. Здесь тяжеловооруженная [32] афинская пехота опрокинула такую же пехоту халкидонцев и вогнала ее в горы, но халкидонская конница и легкая пехота опрокинули конницу, легкую пехоту афинян и при последовавшем затем отступлении афинских войск окружили их со всех сторон и своими стрелами и дротиками издалека, не доводя дела до рукопашного боя, нанесли им немаловажные потери. Вообще, из этой кампании можно вывести заключение, что афинская конница была еще плоха и ни в каком случае не могла померяться ни с македонской, ни с фессалийской.

В седьмом году Пелопоннесской войны у афинян были транспортные суда, специально приспособленные для перевозки конницы. На этих судах было доставлено в Коринф водой 200 всадников. По показанию Фукидида, они решили победу афинян над врагом, совсем не имевшим конницы.

Пагонд выиграл сражение при Делиуме в 424 г. до н.э. благодаря тому, что выслал два конных отряда в тыл победоносно наступавшим афинянам, которые, приняв этих всадников за прибывающее к противнику подкрепление, приостановились, а затем были разбиты и рассеяны. В этом сражении обе стороны поставили легкие войска и конницу на обоих флангах боевого порядка. То же мы видим и в первом сражении при Мантинее в 418 г. до н.э., где конница обеих сторон была построена на обоих флангах тяжелой пехоты на одной линии с ней; из описания, однако, не видно, чтобы действия ее имели какое-нибудь влияние на исход сражения.

В это же время впервые указывается на придачу каждому всаднику пехотинца.

Фукидид рассказывает, что незадолго до сражения при Мантинее беотийское войско, собранное при Флиусе, состояло из 5000 тяжеловооруженных, 5000 легковооруженных и 500 всадников; при каждом из последних состоял пехотинец. Эти были специально обучены совместному бою со всадниками; каждый из них постоянно держался около одного и того же всадника, которому он в затруднительных случаях обязан был подавать помощь. Такой же обычай мы встречаем позже у германцев, где пехотинцы не отставали от всадников даже на быстрых аллюрах и бежали рядом с лошадьми, держась за гриву.

При экспедиции против Сиракуз у афинян совсем не было конницы; это обстоятельство вынудило их в первом же сражении принять для обеспечения себя от нападений многочисленной и хорошей конницы сиракузян совершенно новое построение. Половина [33] армии стала в одну линию развернутым строем в 8 шеренг; другая же часть построила пустое внутри каре, каждая сторона которого была также в 8 шеренг. В середине каре стоял обоз и вьюки. Сиракузяне стояли в обыкновенной фаланге глубиной в 16 человек . После упорного боя афиняне одержали верх, но не могли воспользоваться плодами своей победы, так как конница сиракузян вполне успешно прикрыла отступление своей пехоты.

Убедившись в неудобствах недостатка конницы, следующей же весной афиняне послали в Катанию 250 всадников со всем снаряжением, но без лошадей; эти последние были частью поставлены союзниками афинян - эгейцами и катанейцами, частью куплены у соседних народов.

Спартанцы сформировали во время Пелопоннесской войны, после взятия Сфактерии и Цитеры афинянами, отряд из 400 человек всадников и лучников, между тем как до этого времени конница, в которой они нуждались для операции вне Пелопоннеса, поставлялась союзниками их, фиванцами и фокейцами.

Греческая конница была трех родов: катафракты - собственно греки и тарентинцы.

Катафракты или тяжеловооруженные были еще в большом употреблении; они носили шлем, закрывавший половину лица и [34] защищавший затылок и уши, латы из железных пластинок и роговых чешуек, закрывавшие грудь и спину; сапоги со шпорами; верхние части ног и правая рука предохранялись кожами, покрытыми металлическими пластинами. Оружие их состояло из копий, длинных мечей и иногда дротиков. Лошади также носили предохранительное вооружение.

Тактической единицей в коннице была ила из 64 человек. Строилась она различно в разные времена и у разных народов. Фракийцы придавали ей вид клина, обращенного острием к неприятелю; фессалийцы строили из 2 ил ромб, направленный одним из углов к противнику, прочие же греки строили изредка также ромб, но по большей части - квадрат или четырехугольник, причем последние 4 шеренги служили резервом. У Эпаминонда ила делилась на 4 взвода по 16 человек в каждом - 4 человека по фронту и 4 в глубину, всего же чаще'ла имела 16 человек по фронту и 4 в глубину. Две илы составляли эпилархию = 128 коням, две эпилархии - тарентинархию = 256 коням, две тарентинархии - ксенагию [35] или гиппархию = 512 коням, две гиппархии - эфиппархию = 1024 коням, две эфиппархии - телос = 2048 коням и 2 телоса - эпитагму = 4096 коням.

Конница второго рода называлась собственно греческой. Она имела более легкое сравнительно с катафрактами снаряжение, а именно: шлемы, латы из дубленой кожи или кольчуги, щиты и сапоги со шпорами. Вооружена была копьями и мечами. Лошади предохранительного вооружения не имели. Собственно греческая конница разделялась на дорифоров, контофоров и лонгофоров, которые различались между собой видом, длиной и способом употребления копий. Наиболее длинные были у дорифоров, у прочих -короче и приспособлены как для нанесения уколов, так и для бросания, а именно к их древку была прикреплена бечевка, с помощью которой всадник притягивал к себе брошенное копье.

Вообще собственно греческая конница была легко вооружена, но все-таки достаточно, чтобы вступать с противником в рукопашный бой. Некоторые всадники имели еще щиты, но не все.

Тарентинцы - легкая конница - не имели постоянной организации. Они были вооружены частью дротиками, частью луками и стрелами; атаковывали с мечом или топором в руках, имели маленькие щиты и иногда нагрудники из дубленой кожи. Они преимущественно вели бой издали метательным оружием, причем многие были обучены подобно парфянам отлично пускать стрелы назад при отступлении.

Они никогда не доводили дела до рукопашного боя, так как по своему снаряжению и вооружению не могли выдержать натиска тяжелой конницы. К легкой же коннице принадлежали конные лучники, между которыми особенной известностью пользовались критяне. Все эти всадники, вооруженные метательным оружием, были известны под общим именем акроболистов.

Место конницы в боевом порядке не было строго определено, а находилось в известной зависимости от местности. Тарентинцы, [36] перемешанные с легкой пехотой, становились иногда впереди средней конницы, иногда на ее флангах. Катафракты держались в резерве, пока бой не разыгрывался окончательно; тогда они атаковывали противника и пробивали дорогу прочим войскам, которые шли за ними следом и доканчивали поражение врага.

Греческая конница не имела ни седел, ни стремян; иногда на спину лошади клали попону из кожи или сукна. Лошади не подковывались.

Афиняне обращали гораздо более внимания на формирование и содержание своей конницы, чем спартанцы. У них было постоянно 1200 всадников, по 120 от каждой трибы, под командой выборного филарха. Если конница сводилась в один отряд, то начальство над ним поручалось двум ежегодно выбираемым гиппархам.

Спартанцы, не придававшие коннице особенного значения, содержали ее очень немного и назначали в нее преимущественно людей порочных и слабого телосложения. Ксенофонт говорит, что в сражении при Левктрах лакедемонская конница была очень неудовлетворительна, так как в мирное время богатые люди содержали лошадей, которые при начале войны передавались вместе с вооружением только что набранным людям. Каждый брал коня и вооружение и выступал сразу в поле. Таким-то образом составляли конницу из худших и наименее храбрых людей.

В только что упомянутой битве фиванская конница состояла всего из 500 человек, но это были старые, хорошо обученные солдаты. Они неожиданно атаковали лакедемонскую и отбросили ее на пехоту, которая была приведена этим в беспорядок. Таким образом, [37] конница открыла путь фиванской фаланге, которой Эпаминонд нанес решительный удар на правый фланг спартанцев. В битве при Мантинее в 362 г. до н.э. Эпаминонд построил свое войско так же, как при Левктрах, но для наступления было назначено правое крыло, куда и была поставлена конница в строю в виде клина, поддержанная пехотными частями. На левом же своем фланге он оставил только часть конницы, которая и построилась на небольшом возвышении против афинской конницы, стоявшей на правом фланге лакедемонян. План Эпаминонда увенчался полным успехом: конница его правого фланга разбила и окончательно согнала с поля сражения стоявшую против нее неприятельскую конницу; его фаланга, направленная на левый фланг противника, пробила его ряды и решила победу{36}, между тем как афинская конница не могла принять никакого участия в бою, удерживаемая превосходной фиванской кавалерией.

2. Греческая конница при Филиппе и Александре

Изобретение клина - построения, имеющего форму треугольника, обращенного углом к неприятелю и применявшегося скифами, фракийцами и македонянами, - приписывается отцу Александра Македонского - Филиппу. Он ставил офицеров по углам и лучших воинов в наружные ряды, а середина составлялась из слабых и недостаточно обученных людей. Во времена обоих вышеназванных царей военное могущество Греции достигло высшего развития и македонская армия может быть названа вполне образцовой и по устройству своему сравнена разве только с лучшими современными европейскими армиями. Она имела полевую и осадную артиллерию и особые обозные части (из лошадей, мулов и повозок), входившие в состав армии. Фаланга пехотинцев из 4096 человек строилась в четырехугольник, имевший по фронту 256 и в глубину 16 человек; к ней придавалось 2048 легковооруженных пехотинцев и 2 полка или гиппархии конницы, каждая из 512 всадников.

Конница была трех родов: тяжелая, носившая шлемы, кольчуги и металлические ножные кирасы и вооруженная мечами и короткими копьями; легкая, предназначавшаяся преимущественно для службы на передовых постах и вооруженная копьями [38] в 16 футов длиной; и, наконец, двоеборцы или димахи, сформированные Александром Великим, - нечто вроде нынешних драгун, так как они были предназначены как для конного, так и для пешего боя. Димахи были вооружены и снаряжены тяжелее прочей конницы, но легче тяжелой пехоты. Александр придал им слуг, которые держали лошадей, когда воины спешивались. В учреждении димахов проглядывает та же идея, которую мы встречали уже при введении колесниц, - желание довезти воина до поля битвы как можно скорее и притом свежим, неутомленным.

Военное искусство уже сделало в то время столь значительный шаг вперед, что необходимость быстрых передвижений, например для предупреждения противника на каком-либо важном пункте, была уже почти всеми осознана, и Александр Македонский, один из величайших военных преобразователей, вполне понимал, какую пользу он может извлечь из димахов на местности пересеченной, не допускавшей движения колесниц.

Вообще Александр Великий ввел значительные улучшения в свою конницу, он уменьшил глубину ее строя до 8 шеренг и оставлял между частями интервалы, в которых становились легкие пехотинцы. Ила была им доведена в военное время до 250 коней вместо 64. Фаланга тяжеловооруженной пехоты составляла главное основание боевого порядка и служила резервом. Бой начинался конницей и гипаспистами - отборным отрядом из 6000 пехотинцев, легко снаряженных и вооруженных и особенно подвижных, фаланга же вступала в дело позже для нанесения окончательного удара.

Александр был первый из греков, который начал вводить в состав армии значительно больше конницы, чем то делалось прежде. До него конница составляла обыкновенно 1/12 - 1/15 пехоты, он же начал персидский поход, имея 30 000 пехотинцев и 5000 всадников, следовательно, 1/6; при Арбеллах на 40 000 пехоты приходилось 7000 конницы. Впрочем, он не ограничился только увеличением количества кавалерии, но и развивал в ней способность к быстрым движениям и ловкому маневрированию. Обладая пылким, живым характером, он предпочитал конную службу пешей, и почти во всех сражениях мы видим его начинающим дело атакой во главе своей конницы правого крыла и затем появляющимся со своими победоносными всадниками на всех решительных пунктах. Он, по-видимому, первый возымел мысль пользоваться конницей в виде, так сказать, метательного [39] оружия, и отлично умел пользоваться силой ее удара для пробития неприятельских масс. Пока он, таким образом, наносил удары своей конницей и легкой пехотой, фаланга, оставаясь на месте, служила ему как бы точкой опоры боевой линии, держалась сначала оборонительных действий и переходила в наступление только в решительный момент боя.

Главную силу конницы Александра составляли 2 отборных полка, каждый в 1500 коней, один - македонский, другой - фессалийский; это была тяжелая конница, имевшая предохранительное вооружение, мечи и длинные копья. Кроме того, из самых смелых и ловких македонских юношей знатного происхождения была сформирована отборная дружина; она называлась друзьями царя и сражалась всегда около него. После битвы при Гранине он приказал отлить статуи 25 из них, павших в этом бою, и поставить в город Диум.

Первое сражение персидской войны при Гранике началось с того, что Александр во главе конницы своего правого крыла переправился вброд через реку и немедленно же атаковал персидскую конницу. Завязался горячий бой, невиданный до тех пор по упорству, как говорит Арриан. Персы, ожидавшие, по-видимому, атаку на берегу, метали копья с зубцами на конце, македоняне действовали ударом копья. Хорошо дисциплинированные и предводительствуемые и пользуясь оружием, предназначенным для рукопашного боя, они вскоре одолели неприятеля. Сам Александр, постоянно стремившийся туда, где персы оказывали наибольшее сопротивление, потерял шлем, был легко ранен и едва не был убит налетевшим на него сзади Спифридатом, но был спасен Клитом, зарубившим этого последнего. Легкая пехота была перемешана с конницей и, по словам Арриана, нанесла персам много вреда. Александр в этом первом бою выказал все свойства великого кавалерийского [40] генерала: он не увлекся преследованием персидской конницы после поражения ее, а сейчас же повернул назад и атаковал еще державшихся персидских наемников. Одновременно на них же двинулась и фаланга, и так как Арриан говорит, что атаковала вся кавалерия, то надо полагать, что конница левого крыла атаковала правый фланг и тыл противника, а Александр - левый фланг и тыл. Результатом этих одновременных трех атак было полное поражение наемников: 2000 сдались в плен, прочие были перебиты. Образ действия Александра как предводителя конницы выше всякой похвалы. Сражение при Гранике имеет много сходств со сражением при Рокруа, где Конде одержал победу благодаря такому же употреблению конницы. Зато какая разница с принцем Рупрехтом при Нэзби и Марстон Муре и с Иоанном фон Верт при Норддингене (Аллергейме).

В сражении при Иссе Александр опять во главе конницы правого крыла переправляется через реку и, несмотря на град стрел, атакует персов с такой энергией, что те поворачивают назад и обращаются в бегство, даже не выждав столкновения. Зато служившие у Дария греческие наемники и в этом деле сражались с замечательным упорством и причинили македонянам большие потери, прежде чем были разбиты. Только когда победа была уже одержана, Александр обратился со своей конницей к преследованию, причем выказал такую быстроту и энергию, что вынудил Дария бросить колесницу с плащом, луком и щитом и спасаться ночью на коне.

Также и при Арбеллах Александр во главе конницы правого крыла встречает охватывающее это крыло наступление персов. Персы протянули свой левый фланг далеко за правый фланг македонян, и очень может быть, что охват этот имел бы успех, если бы Александр не принял заранее мер для парирования его, а именно -он отделил резерв или вторую линию, из которой и вытребовал конницу Менидаса для атаки персов, когда те начали обходное движение. Завязался отчаянный бой, в котором вполне ясно выразилась важность резерва для конницы: когда Менидас стал отступать, Арет получил приказание идти с пэонийцами ему на выручку. Он отгоняет варваров, но к ним подходят бактрийцы и останавливают македонян. Наконец, Александр строит свою конницу в виде клина, с крайней энергией атакует персов и прорывает их боевую линию в том месте, где она еще раньше несколько разорвалась. Атака его была поддержана фалангой, ворвавшейся с неудержимой силой по следам конницы в густые массы персов; Дарий счел все погибшим [41] и обратился в бегство. Между тем дело далеко еще не было окончено, так как левое крыло македонян, бывшее под командой Пармениона, продолжало вести рукопашный бой с персами и несло большие потери. Часть персидской конницы успела даже прорваться в промежуток между Александром и Парменионом и достигла македонского лагеря, где под защитой фракийской пехоты находился обоз и пленные. Александр, увидав опасное положение своего левого крыла, приостановил преследование разбитого им врага, повернул назад, после горячего боя отбросил конницу неприятельского правого крыла и затем обратился на помощь к Пармениону. Между тем и здесь фессалийская конница левого крыла уже произвела такую лихую атаку, что при появлении Александра все крыло персов было опрокинуто и обратилось в бегство. Тогда Александр вернулся опять к преследованию Дария, которое и продолжал до наступления темноты, между тем как и Парменион со своей стороны преследовал опрокинутых им персов.

В этом сражении у персов было очень много колесниц, которые и расположились в первой линии. Но греки в то время уже нашли наилучший способ действия против них - они выслали вперед легкую пехоту - агрианов и лучников, которые своими стрелами поранили многих возниц и лошадей; при дальнейшем наступлении колесниц греки схватывали лошадей за уздцы, останавливали их, затем стаскивали возниц с сидений и убивали. Некоторое число колесниц прорвалось, впрочем, через ряды македонян, [42] которые по приказанию Александра расступались перед ними, а по проезде их опять смыкались и восстановляли порядок; большая часть этих колесниц была перехвачена стоявшей в резерве македонской конницей.

При преследовании Александр переправился через реку Ликус и затем остановился до полуночи, дабы дать некоторый отдых людям и лошадям. После того преследование продолжалось с прежней быстротой, так что на следующий день был занят город Арбеллы, удаленный от места сражения приблизительно на 18 немецких миль.

Трудно найти другое сражение, где бы до такой степени выказалось знание свойств конницы и умение ею пользоваться как во время самого боя, так и после него при преследовании.

После сражения при Арбеллах Александр сделал некоторые изменения в организации конницы. Каждому отделению он придал двух декурионов - звание, которого прежде в кавалерии не было. Мера эта была принята отчасти в видах удобства командования, отчасти же, как кажется, для того, чтобы иметь случай выдвинуть наиболее отличившихся людей. Затем он сформировал отряд конных лучников и несколько летучих колонн (преимущественно из конницы всех родов) для действий против народов, живших близ пути его следования.

С одной из таких колонн, составленной из конницы и нескольких лучших ходоков пехотинцев, сам Александр безостановочно преследовал Дария, когда узнал, что он захвачен бактрийским сатрапом Бессом. Когда наконец после марша, длившегося 3 дня и 3 ночи, окончательно утомленная пехота не могла следовать далее, он спешил 500 всадников, посадил на их коней лучших пехотных воинов в их тяжелом вооружении и с ними и с оставшимися верхом всадниками продолжал свое быстрое движение всю ночь, между тем как прочая пехота и спешенные всадники двигались по его следам более медленно. Таким способом ему удалось нагнать беглецов, но Дарий был найден уже умершим от раны, нанесенной ему Бессом, который сам с 600 всадниками успел ускакать.

Энергия и быстрота этого преследования могут быть отмечены в числе самых замечательных исторических фактов этого рода действий. Факт, что Александр посадил пехотинцев на лошадей спешенных всадников, показывает, какое важное значение придавал этот великий мастер военного дела войску, которое могло действовать и в пешем, и в конном строю и которое с быстротой [43] движения конницы соединяло стойкость и спокойствие в упорной обороне пехоты.

Остается еще прибавить, что во всех веденных Александром Великим войнах, как и раньше, легкая конница несла аванпостную службу, что постоянно высылались им отряды для рекогносцировок и что, наконец, часто выставлялись посты и ведеты почти на тех же, как кажется, основаниях, что и теперь.

3. Обучение греческой конницы{37}

Греки обращали большое внимание на обучение своих воинов. С раннего детства их занимали гимнастическими упражнениями, развивавшими силу и крепость. Борьба и метание диска были предоставлены атлетам по ремеслу, так как для солдат не придавали особенного значения в излишнем развитии силы и ловкости, а обыкновенными упражнениями греческих юношей были бег, прыгание, лазание, бросание дротиков, употребление копий и т.п. Предназначенные к поступлению в конницу обучились вольтижировке на деревянной лошади и быстрому слезанию и влезанию, что имело особенное значение в то время, когда еще не было известно употребление стремян. Из сделанного Ксенофонтом описания мер, принятых Агесилаем во время бытности его в Фригии для формирования конного отряда, можно вывести заключение, что этот искусный военачальник прилагал всяческое старание к тому, чтобы в конницу попадали молодые солдаты, подававшие надежду сделаться со временем хорошими ездоками. Поэтому он преимущественно набирал их из участков, богатых лошадьми, так как они должны были иметь большой опыт в обращении с лошадьми. Все молодые солдаты были собраны в Эфес, где Агесилай усиленно занялся обучением их, причем, чтобы возбудить соревнование, устроил выдачу призов лучшим стрелкам и ездокам, вследствие этого на плацах можно было постоянно видеть людей, упражнявшихся в бросании дротиков и стрел и в скачках. Столь заботливо обученная конница оказала важные услуги в последовавшей затем войне. В своем сочинении 'О коннице' Ксенофонт дает старательно обработанное описание способа езды в его время, из него можно вывести заключение, что уже в то время садились на лошадь с левой стороны. Он [44] говорит: 'Всадник должен взять повод (прикрепленный к нижнему концу удила или к цепке, облегающей подбородок) левой рукой настолько длинно, чтобы не дернуть за него, будет ли садиться с помощью ухваченной облиз ушей гривы или же вскакивать на спину лошади, помогая себе копьем'. Таким образом, надо думать, что садились на лошадь двумя способами. Первый способ похож на тот, который практикуется и ныне, если желают сесть на неоседланную лошадь, причем берутся рукой за холку. Как садились по второму способу, можно видеть, по словам Беранже, из имеющейся в британском музее гравюры, где изображен всадник, садящийся на лошадь с помощью копья. Копье поставлено сбоку лошади и на его древке имеется крючок, на который всадник ставит одну ногу, а другую переносит затем легко через спину лошади. Тот же автор прибавляет, что подобный же способ практиковался, по описанию Ливия, у римлян.

Ксенофонт рекомендует обучать садиться на лошадь и с правой стороны, тем более что это никакого затруднения представить не может. Всадников обучали сидеть прямо, брать ляшками крепкий шлюс и ногу от колена пускать свободно вниз. Поводья держались в левой руке, которая не должна была отходить от тела. Корпус держался совершенно прямо, чтобы можно было свободно владеть оружием.

Всадников обучали вольному бою верхом копьями и дротиками, на острие которых надевались шары, чтобы бойцы не могли друг друга ранить; взаимным нападением и отступлением они приобретали необходимую ловкость в управлении конем и владении оружием.

4. Сочинение Ксенофонта о коннице

Это древнейшее сочинение, которое мы имеем о коннице, представляет для нас крайний интерес, тем более что оно принадлежит перу опытного воина, выказавшего во всех своих трудах полное знание кавалерийской службы, глубокое понимание свойств конницы и горячую любовь к ней. Сочинение это написано в виде обращения к известному лицу (думают, к сыну автора Гриллу, служившему в афинской коннице) и содержит самое подробное описание всех обязанностей вождя афинской конницы: как содержать ее постоянно в необходимом числе, как целесообразно снарядить, вооружить и как и чему обучать в мирное [45] время и как пользоваться ею во время войны. Книга показывает, что в то время греки уже достигли во многих отношениях полного умения обращаться с конницей. Если подробности обучения не могут уже теперь иметь для нас большего интереса, вследствие слишком большой разницы в вооружении и образе действий, то основные принципы пользования конницей, излагаемые Ксенофонтом в его труде, заслуживают самого полного внимания.

В первой главе он говорит о необходимости самого строгого выбора при назначении лошадей в конницу, брыкливые и непослушные должны быть, безусловно, исключены из ее рядов, а приняты только хорошо выезженные. Дальнейшего внимания заслуживают ноги лошади, строение которых должно позволять движение по неровной местности, при этом он советует держать лошадей на полу из гладких круглых камней для укрепления копыта - обстоятельство крайне важное в то время, когда ковка еще не была изобретена.

Следующий пункт, на котором он особенно настаивает, заключается в необходимости самого полного и всестороннего обучения людей, чтобы они могли быстро садиться и свободно ездить на всякой местности. Как только кончалась рекрутская школа и молодой солдат приобретал крепкую посадку, его обучали владению копьем на коне. Когда же люди и лошади получали предохранительное вооружение, то следующей обязанностью начальника было внушение людям полнейшей дисциплины, 'так как без послушания и хорошие ездоки, и хорошие лошади, и прекрасное оружие не имеют цены'.

Затем Ксенофонт советует коннице не ограничиваться ездой по дорогам, а особенно заняться ездой, скачкой и маневрированием на всякой местности. Зейдлиц имел обыкновение обучать подобным образом свой полк на пересеченной местности с такой энергией, что однажды получил выговор от короля за большое число ушибленных и убитых при этом людей; в ответ он спокойно сказал: 'Если Ваше Величество будет поднимать такой шум из-за нескольких сломанных шей, то у вас никогда не будет тех лихих всадников, которые так нужны на войне'.

Филархам или командирам эскадронов рекомендуется обращать самое строгое внимание на снаряжение и одиночное обучение вверенных им людей; они сами должны уметь ездить верхом и знать службу лучше своих подчиненных, чтобы служить им [46] живым примером и тем приобрести уважение и легче достигать послушания.

Копье следует держать над головой лошади, между ее ушами.

Все движения, о которых он говорит при одиночном обучении, исключительно показные и производились на смотрах, в присутствии сената, так как по афинским законам никто не мог служить в коннице, не будучи предварительно подвергнут испытанию во всех подробностях.

Ксенофонт признает полезным, чтобы при походных движениях люди иногда слезали и вели некоторое расстояние лошадей в поводу, для доставления облегчения как спинам лошади, так и себе. Эта мера заслуживает особенного внимания при форсированных маршах, так как облегчение лошадей и людей достигается при самой незначительной потере времени.

Рекомендуемый им способ перехода из развернутого строя в походные колонны и обратно вполне схож с употребляемым ныне. Он говорит, что узкие дефиле следует проходить по одному; при следовании по широким дорогам вести каждую трибу развернутым строем, а при движении по открытой равнине построить из всех триб сомкнутый отряд.

Он рекомендует далее высылать в неприятельскую страну, кроме обыкновенных разъездов, еще и другие для получения своевременно извещения о приближении противника; следует думать, что под первыми разумеются сторожевые, охранительные разъезды, а под вторыми - летучие, разведочные.

Предводитель конницы должен еще в мирное время вполне ознакомиться как со своей страной, так и с неприятельской. Ксенофонт справедливо замечает, что 'предводитель, знающий дороги, находится совсем в отличном положении от того, кто с ними не знаком, и что при составлении плана действий знающий страну имеет большое преимущество перед тем, кто ее не знает'.

Указания по установке пикетов и сторожевых постов замечательны. Прежде всего он рекомендует ставить их скрытно, чтобы они были надежной охраной своим и вероятной засадой для неприятеля. Скрытые посты гораздо менее подвержены нечаянным нападениям и вынуждают противника к большей осторожности. Если при наступлении неизвестно, где можешь встретить сопротивление, то приходится ожидать его всюду и поэтому двигаться не быстро и не свободно. [47]

Весь труд Ксенофонта показывает большую опытность в кавалерийском деле и всестороннее знакомство с обязанностями вождя, проникнут глубоким знанием человеческой природы и ставит на подобающую высоту моральный элемент, играющий столь важную роль в военном деле.
 
Rambler's Top100 Армения Точка Ру - каталог армянских ресурсов в RuNet Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Russian Network USA