Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
ПАРИЖСКАЯ ХРОНИКА

(ГРУЗИНСКАЯ ХРОНИКА XVIII ВЕКА)

1614 Сам шах Аббас прибыл в Кахети в январе месяце, 1-го, в короникон 302. От царя Теймураза 222 отступились некоторые подданные: не посмел сразиться и ушел в Картли со своим епископом, вельможами, азнауруми. Принял его с великой радостью царь картлийский Луарсаб. Дали обет клятвой верной, что дела их будут едины. Взял шах страну Кахети, разорил, разграбил и захватил крепость [54] Торгас-цихе и все сокровищницы Кахети: крепы, и иконы, и священные писания, сокрушил собственноручно [икону] святого Георгия Алавердииского, сокрушил и осквернил все иконы, и церкви, и святыни. И камни, и жемчуга драгоценные сокрушенных икон и крестов отдал женам своим за украшения. О, ужас! Такой гнев божий обрушился за наши прегрешения на Кахети, какого не было никогда, и не будет подобною испытания за все ее дни. И смел мечом [с лица земли] все горные края - Эрцо, Тианети, ущелье Арагви, сверху до Авчалы, Марткопи, Уджарму, Сагареджо, жителей Сачеркезо от мала до велика. И никто не спасся от их руки, кроме немногих жителей Марткопи.

Затем напал на Картли 223. Цари Картли и Кахети, царь Теймураз и царь Луарсаб перешли в Лихг-Имерети и мать царя Луарсаба царица Тамар сказала: 'Никому не делала зла и ничего, кроме большого добра. Мой сын меня не слушался. Я женщина. Ни шах не помнит от меня зла - служила, чем могла, - ни картлийцы'.

Не собиралась уходить. Но когда собралась остаться, некоторые грузины повели себя недостойно. И много чего у нее отобрали. Не смогла она устоять. Ушла с большим грузом. Отправились вдогонку знатные и вельможи Верхней Картли и другие, догнали в Чератхеви и отняли у нее имущество. Из тех, кто ее сопровождал, кого хотели, отдали картлийцы, а иных - вернули.

Царь Георгий приютил царя Луарсаба и царя Теймураза с радостью. Царица Тамар прибыла на свою родину Салипартиано 224: приняли ее с почетом и предоставили приют.

Шах прибыл в Никози 225. Отправил войско, велел разграбить Осетию, послав царю Георгию гневное письмо, что, мол, мои подданные находятся у тебя и отправь их ко мне. А не то, пошлю на тебя войско. Тот написал ответное письмо. Вместе с человеком царя Георгия был и человек царя Луарсаба, доложил 226: 'Если слуга боится господина, это надо зачесть за преданность, а не за измену. Они Вас боятся. Если я и отпущу их, уйдут в Абхазию. А если Вы нападете на Имерети, то ничего, кроме мамалыги, Ваше войско не найдет. Они по своей воле не могут явиться к Вам' 227.

Шах, получив это известие, хорошо встретил посланников царя, заплакал и сказал человеку, посланному царем Луарсабом: 'Как я могу желать зла царю Луарсабу? Он мой сын и брат. Он сын служившего мне человека его отец и дед умерли на нашей службе. Он никогда не ушел бы от меня. Но в этом виноваты картлийцы, картлийцы не дали ему возможности'. [55]

Шах отправил письмо царю и Шадиману Бараташвили, суфраджи доброму слуге царя Луарсаба Ему шах также написал и посулил милости А сестру Луарсаба Лелу заставил написать брату доверительное письмо и рукой Сару-ходжи отправит в Имерети. А 228 царю Георгию послал такое письмо: 'Если царь Луарсаб нас не хочет, и мы не хотим его. Вы тоже из рола Багратиони. Пришлите Вашего сына Александра, и сделаем его царем Картли'. А Сару-ходже 229 дали наставление: 'Тайком покажи это письмо царю Луарсабу, и ест он захочет отправиться, царю Георгию уже этого письма не показывай'.

Как прибыл Сару-ходжа 230, дьявольски и заманчиво сладкоречивый увидел царя Луарсаба и преподнес ему письмо сестры. Он сумел заслужить его расположение и сказал: 'Скажу тебе по секрету. В жизни тебя не покину, но ты меня не выдавай'. Царь дал клятву: 'Как же я могу тебя выдать'. Тот сказал 'Я пришел потому, что шах попросил у царя Георгия царевича Александра, чтобы сделать его царем Картли'. Показал ему письмо шаха и сказал: 'Как увидел Вас я недостойный стал Вас жалеть. Если я этот ракам шаха отдам царю Георгию, он Вас поймает, пошлет царем своего сына и Вас отправит с ним, и приведут Вас недостойным образом. А если Вы отправитесь к урумам и я с Вами, и этот ракам не стану показывать'. Молодой царь ответил так: "Даже если и пойдем к урумам и ты не покажешь этот ракам какая от этого польза?"" Тот, кто написал его, может написать подобное еще. Если знаешь что-нибудь другое, полезное, посоветуй'

По приезду Сару-ходжи собрались царь Георгий, Дадиани Манучар, Гуриели Вахтанг. У Гуриели был превосходный шатер, который понравился и ходже. Вошли туда Цари и Дадиани устроили ему большое торжество. Царь Луарсаб и царь Теймураз приняли его так хорошо, как равного. Царь Георгий, Дадиани и Гуриели решили: "Раз он пришел сюда, не следует отдавать его таким образом, не пристало нам [это]".

Царь Луарсаб просил у Дадиани дочь. Пригласили ходжу, показали ему пир, удивили его своим величием, выделили ему большие средства на содержание и преподнесли дары. Ему ответили 'Что раз [царь Луарсаб] прибыл сюда, к Вам, не подобает Вам не оказать нам милость и не дать ему его царство'. Явились посредниками: 'Мы не можем отказать ему в убежище. Если сам пойдет, пусть поступает, как знает'.

Ходжа пристал к царю Луарсабу, подослал и Шадимана и сам стал говорить ему сладкие слова. Шадиман посоветовал: 'Ничего не сделает плохого, уладьтесь'. По [56] его совету [Луарсаб] уладился с ним. Ходжа 231 сказал: 'Как вы прикажите, так я и постараюсь'. Царь сказал: 'Я пошлю письмо своей сестре, ты напиши счастливому шаху, чтобы он дал мне клятву о безопасности, и я пойду, предстану пред ним'.

Сару-ходжа тотчас же написал об этом шаху. Шах обрадовался и послал клятву, и сестра его также написала добрые, обнадеживающие, утешительные письма. Так был обманут царь Луарсаб Сару-ходжой по молодости, и отправился он к шаху. Отговаривала 232 его мать, но он не послушался. Перешел в Верхнюю Картли. Царь Теймураз остался там же, в Имерети. А мать царя Луарсаба, царица Тамар осталась в Салипартиано. А царь Луарсаб прибыл в Верхнюю Картли. Шах послал к нему человека и пробил передать ему сладкие слова. Взяли 233 царя Луарсаба и привели в Руиси. Шах узнал об его прибытии в Руиси и нарочно вышел на охоту: сопровождали его все иранские ханы и султаны. Привели и царя Луарсаба и вывели его навстречу шаху. Шах притворился перед царем Луарсабом, что, мол, вышел навстречу. Встретился царь Луарсаб с шахом, заставили его сойти с коня и поцеловать шаха. Шах встретил его как сына и сказал ему много обнадеживающих слов.

Снялся оттуда и прибыл в Гори. Там 234 стоял недолго. Снялся и оттуда и пошел в Мцхету, захотел ее разрушить, но законники отговорили. Они сказали: 'Воздвигнуто для молитвы, как божий дом. Негоже человеку его разрушать. Когда подошел к мцхетскому мосту, снял саблю, разулся и прошел от моста до Свети Цховели; обошел крепость и вошел в нее; заставил разложить свой ковер перед патриаршим престолом и помолился. И выдал ракам о пожертвованных имениях в Картли и Кахети. Побыл там три дня: осмотрел Самтавро, Мгвиме, Джвари: понравились ему мцхетские строения. Прибыл в город Тбилиси 235. Согнанных с мест в Кахети людей иных выселили в Персию, иных в Мазандаран, иных в Шираз, а остальных разбросали. Разрушенную Кахети отдали внуку Александра Иесе, а векилем при нем назначили Давида Асланишвили. Картли за Иори и за Сачеркезо отдал сыну Дауд-хана Баграту 236.

В августе месяце ушел шах, взяв с собой с почетом Луарсаба обманом и захватив также моурава. Преданный слуга шаха заявил ему: 'Если хотите сделать царем Картли Баграта, не оказывайте столько почестей царю Луарсабу, а иначе на него же будут надеяться, и никто не будет на стороне царя Баграта'. По таким наговорам царь Луарсаб был послан в Астрабад. [57]

Прошло немного времени 237. Шах стал пить и веселиться. Велел моураву: 'Не грусти! Окажу столько милостей, заставлю принести столько серебра 238, что не сможешь донести до дверей'. Велел принести мешки серебра, сложить у дивана и приказал моураву Георгию: 'Встань и подними эти мешки серебра, сколько сможешь поднять и насколько хватит сил'. Подошел к дивану, нагнулся и сказал про себя: 'Если возьму мало, скажут, что нет сил, если возьму много, возможно, скажут, что я жадный. Подумал про себя и решил: 'Лучше, если подумают, что я жадный. Возьму, что одолею'. По одному мешку взвалил на плечи, один на голову, один под мышки, один в зубы, два взял в руки и поднялся, донес до дверей. Шах велел: 'Не убивайте этого лазутчика. [Деньги] отдайте его людям'. Когда [тот] подошел к дверям, там [его] встретили его люди, и отдал [ношу] им: вышло четыреста туманов. А моурава шах опять посадил рядом.

1615 239 Спустя год, в короникон 303, кахетинского царя Теймураза привезли в Кахети. Занял ее, одержав победу над шахским войском. Иса-хана прогнали. Выждал моурави еще немного и сказал шаху: 'Раз привезли кахетинского царя Теймураза, картлийцы также постараются ввести суда из России и морем, тайком увезти царя Луарсаба'. Из-за этих слов разогнали подданных и разбросали по разным странам, а царя Луарсаба послали пленником в Гулабскую крепость, в Колгалу 240, в суровое, скалистое и жаркое место. Было это место отдалено от дорог и строений. И царь, выросший в неге и холе, очень страдал, особенно от жары.

Шах прибыл в Исфахан, явился посланец от царя Баграта и принес весть, что, мол, 'имеретины разорили Верхнюю Картли, а мы хотим опустошить Имерети. Каков будет приказ государя?' Шах сообщил об этом моураву. Тот сказал: 'Пока жив царь Луарсаб, Грузия не успокоится'. Послали тайком человека, удушили царя Луарсаба в Гулабской крепости тетивой лука 241. Сестру царя Луарсаба Фатьму-Султан-Бегум вывели из шахского дома и отдали Пейкар-хану 242, дав в сопровождение войско, царя Теймураза выгнали из Кахети, а Пейкар-хана сделали правителем вместо него. Кахетинцы разбежались: иные в Картли, а иные укрылись в горах. А кизикийцы и некоторые другие явились к Пейкар-хану.

А царь Теймураз 243 и некоторые кахетинские князья с домочадцами прибыли в Самцхе. Так как дом кахетинского царя сделал царю Баграту много добра, и сам господин Баграт не желал гибели кахетинцев, он тайно помог им и не перекрыл дорогу. Царь Теймураз оставил царицу Хоре-шан в Самцхе, а сам со своими вельможами и султаноносцами [58] отправился в Константинополь. Подковал одним гвоздем бурых коней серебряной подковой и так вступил в Константинополь Как только увидели это, побежали за ними, за добычей, очень удивились и сочли с их стороны безумием.

Государь оказал ему почести и выделил на кормление. Токийский санджак. Царь Теймураз поведал ему про свои беды и разорение и добавил: 'Грузия всегда была покорна кесарю, а сейчас кызылбаши подчинили и заняли нашу отчизну. Жду от государя, что он даст мне войско. Выступлю, займу свою отчизну и буду слугой хондкара'.

Хондкар ответил так: 'Мы с шахом единой веры. А вы придерживаетесь веры Иисуса. Не полагается нам оказывать помощь христианам против последователей веры Мухаммеда. Если примете нашу веру, тогда мы будем обязаны вам помочь'. Царь Теймураз ответил: 'Оттого и досталось мне столько хлопот, что не принял я их веры. Что же сейчас может заставить меня принять вашу веру?' Это глубоко обидело хондкара, и он уменьшил ему почести. Прошло много времени. Его не вызвали ко двору, и хондкар с ним не виделся.

Царь Теймураз 244 ждал султанского гнева и поэтому велел своему войску: 'Все вещи, у кого что есть, обратите в золото, так как не жду я добра: могут запросто перебить нас. Выступлю отсюда. Если пошлют вдогонку войско, без сражения они нас перебить не смогут. Если победим и пробьемся, будет божья милость, а если нет, умрем на конях со славой'. Войско одобрило совет царя Теймураза, и все стали улаживать свои дела.

Царь Теймураз занял деньги у святогорских монахов, а также у других монастырей. И сообщили святогорские монахи и другие, что, мол, если не уедешь, отравят или схватят.

Царь Теймураз притворился, что едет на охоту и перешел в Ускюдар, а оттуда сбежал и отправился в путь. На третий день доложили султану Мурад-хондкару 245, что царь Теймураз ушел. Немедля отправили на дороги гонцов и везде разослали письма: 'Перекройте дороги и не пропускайте, не дайте ему уйти'.

Во всех пашалыках перекрыли пути и поставили войска, но разве войска, охраняющие дороги, могли поймать отчаянных грузин? Отколотили их и прошли. Семьи их находились в Самцхе, в Олтиси. Некий ереванский хан султан табун обещал шаху, что, мол, семья царя Теймураза находится здесь и я могу их доставить. Шах обрадовался, посулил ему много милостей и дал согласие: 'Было бы хорошо'. [59]

Был порог весны, пора цветения роз. Царица Хорешан с женами вельмож спустилась с крепости вниз, в сад и находилась в том саду. В полночь, во сне, госпожа царица видела тот сад, полный змей. И все тянулись ее ужалить. 'И бежала я к крепости, но змеи погнались за мной, но не смогли настичь. Я вошла в крепость, а с неба примчалась стая коршунов и схватила всех змей. Вставайте, не спите! Пойдем к крепости, а не то, случится с нами недоброе'. Ушли, было за полночь. Подошли к воротам крепости. Гарнизон не отворил ворота ночью К утру кызылбаши напали на тот сад. Узнав об этом, гарнизон взял госпожу царицу и сопровождавших ее в крепость, и сверху стали стрелять из ружей.

Ушедший от урумов царь Теймураз услышал звуки пушек Приказал своему войску: 'Если ваши кони в состоянии идти, спешите Звуки эти не к добру. Поможем крепости' Подойдя ближе к крепости, узнал, что грузины взялись за оружие и напали на татар. Татары встретили их: отчаянно и сражались мужественно. Победа осталась за царем Теймуразом: перебили полностью и султана, и его войско: и кахетинцы победили. Царица ушла и стала в Гонии 246.

К царю Теймуразу дошла в Кахети весть о том, что доверившимся им кахетинцам кызылбаши отрубили головы на Арагви. 'Не стойте более, быстрее идите на помощь'. Взяв с собой семью 247, он прибыл в Гурию. Мамиа Гуриели хорошо его встретил. Попросил у него немного войска, прошел Имерети. Они также одолжили немного войска. Урумы были с ними. Прошел Картли, прибыл в Кахети. Явились к нему кахетинцы и собрались. Пейкар-хан прибыл с семьей из Чоетской крепости в Карабах 248.

Написали об этом из Ганджи шаху. Шах сделал сардаром Аликули-хана Шамлу и велел поймать царя Теймураза. Зашли в тыл, перекрыли дороги на Арагви. Перегородили все проходные пути 249 и посадили людей с ружьями Иранское войско и Аликули-хан расположились на Арагви. Царь Теймураз созвал годное войско и распустил слух, что переправляется в Имерети. Подошел ближе к горам, стал близ укрепленного места и прислал человека: 'Не отягощай моей вины перед шахом. Дай пройти!. Не убивай грузин и не дай перебить им кызылбашей'. Тот ответил: 'Нет на то государева приказа, чтобы дать тебе дорогу'. А он велел сказать так: 'Просьбу мою не уважили, завтра пройду с саблей'. Байндур Эристави с войском по приказу царя Картли был при Аликули-хане и передавал царю Теймуразу сведения о татарах. [60]

1616 В тот же короникон 304 250 доложили Аликули-хану, что царь Теймураз сказал: 'Завтра пройду с саблей'. Аликули-хан приказал кызылбашам: 'Все запаситесь конями и оружием, будьте осторожны и готовы к бою. Везде, где только есть брод и переправа на Арагви, поставьте стрелков и ночью будьте с часовыми и старайтесь не упустить'. До утра перекрыли дороги и были настороже. На рассвете кызылбаши снарядились и построили войско к бою. Ждали царя Теймураза. Их войско появилось поздно и стало поодаль. Царь Теймураз прислал человека к Байндуру Эристави и направил такое письмо: 'Попроси от меня Аликули-хана: пусть напишет счастливому шаху арзу и поможет мне остаться на моей разоренной земле, чтобы не скитался я по чужим дворам. А не то, вас много, а нас мало. Куда бы мы ни ушли, все равно придется сюда вернуться. Никуда не уйду и сражаться не буду'. Доложили об этом Аликули-хану. Он обрадовался. Сказал Байндуру Эристави: 'Отправь человека царя Теймураза и пошли от себя человека. Пусть напишет шаху арзу, какую хочет, и пусть пришлет нам такое письмо, чтобы можно было послать шаху Мы также отправим счастливому шаху арзу и будем посредниками. Поступим так, каким будет приказ шаха'.

И войско спешилось и расположилось Иные заснули, иные принялись молиться, некоторые сели поесть! В это время караульные увидели, что прибыло войско. Стали трубить и призывать. Раздался зов всадников и глашатаев 251. До построения войска прибыли кахетинцы и смешались с ордой. Кое-где начались бои и стрельба из ружей. Но, не дав [им] собраться вместе, побросали свой шатер и имущество, и иные верхом, а иные пешком убежали. Некоторые погибли, некоторые утонули в воде, а другие укрылись в городе Тбилиси. Шатры и имущество тех ханов и султанов целиком достались Теймуразу Каждомх князю пожаловали шатер и имущество, по одному султанскому шатру полностью в их распоряжение. Добыча так подешевела, что некому было брать и за полцены. Сам Теймураз остановился в шатре Аликули-хана и все его имущество взял себе. Грузины не одерживали такой победы. Царь Баграт был болен 252 Обо всем этом написали шаху. И он прислал на помощь царю Баграту хакима Дауда. Но он уже не смог помочь. Природа не изменила своему обычаю 253. Покинул сей мир царь Баграт в Болниси 254. Плач и траур объяли всея Грузию. И сын его царь Свимон 255 пребывал в горе и печалч.

Как узнал о смерти царя Баграта шах Аббас, глубоко огорчился и так печалился, словно это был его брат. [61] Тотчас послал человека и письмо с соболезнованиями, утешал сына и обещал милости. Через год оказал милость сыну царя Баграта Саймону. Сардаром был Карчига-хан 256. Шах послал царицей Картли и отдал в жены царю Свимону Джаханбанум-Бегум 257, рожденную его дочерью Зубейдой-Бегум от Иса-хана корчи-бега. Дали ей в сопровождение Карчига-хана, других десять-двенадцать ханов и иранское войско.

1624 В короникон 312 прибыли в город, называемый Тбилиси, сыграли свадьбу. Была песня, пир, веселье, игра в мяч, стрельба в цель.

Как сыграли свадьбу, поступил приказ шаха, перебить кахетинцев и поселить в Кахети кызылбашей. И были они под присмотром бардинского хана 258. Пейкар-хан созвал кахетинское войско, прибыл в Мухрани, пожелал устроить смотр войска. Выстроил войско от Понтхели до Канды с двух сторон. Провели кахетинцев по одному. Проведенного убивали так, что никто не узнавал об убийстве других. Резню устроили в Агайянском поле; вероломно перебили всех кахетинцев. После резни напали на Кахети. Сам стал в Норио.

Истребление невинных христиан вызвало недовольство картлийцев 259.

Моурави260 сказал картлийцам: 'Шах послал к ним гонца. Я поймал этого гонца. В письме просил передать - с кахетинцами поступил правильно, сейчас сделай то же самое с картлийцами'.

По сговору с моуравом собрались грузины, напали на кызылбашей в Марткопи, в Нории, в благовещенскую ночь, убили сардара Карчига-хана, ширванского хана Юсуф-хана и много других ханов и султанов: обогатились добычей, золотом, серебром, драгоценными камнями, жемчугом, множеством необыкновенных тканей, конями, верблюдами и мулами.

После этого, в июне, привезли кахетинского царя Теймураза в Мцхету; присягнули ему грузины и сделали его царем в Картли и Кахети. Дочь свою 261 Дареджан царь Теймураз отдал Зурабу Эристави. Царь Свимон находился в Тбилиси, владея Сомхити и Сабаратиано. Тем временем счастливый шах пожаловал должность моурава своего престола Исфахана сыну Дауд-хана куллар-агасы Ростому 262. И тот возвеличился. Тем временем прибыл божий приказ. И шах Аббас освободил трон.

1632 264 Покинул сей мир в короникон 320 в Мазандар[ан]ской стране, в Ашрафе, где находится шахский дворец.

Незаконнорожденный сын Дауд-хана Ростом-хал находился в Исфахане. Там же были сыновья и внуки шаха. [62] Не раз случалось раньше, что после смерти шаха перебивали друг друга и проливали кровь. Ростом-хан рассудил силой и с помощью божьей. У шаха был сын, но слепой. Но был еще старший внук, зрячий, лицом красив и станом прекрасен; ему и надлежало быть царем. Вывел его, посадил на трон и поздравил с царствованием шаха Сефи 264, велел трубить в трубы и бить в литавры, разослал приказы дальним и близким, чтобы пришли и поклонились.

Съехались со всех мест ханы и султаны, поздравляли с восшествием на престол, осыпали драгоценными камнями, чествовали в течение года. Понравился всем, кто его увидел. Говорили и славили: 'Нет на свете подобного ему'. Удивил людей всех и всяких вероисповеданий пиром, охотой, раздачей.. И пронеслась хвала его добрым деяниям по всей стране.

Сразился в то время сын царя Баграта 265 Свимон с кахетинским государем и отнял у него Картли. Кахетинский царь был у себя. В тот же год царь Теймураз Приложил столько усилий, что вероломно подослал свою дочь, зятя Эристави Зураба и его же слугу Черкеса Георгия, заставил убить спящего царя Свимона в Цхвшюси 266 и как царь Картли занял Сомхити и Сабаратиано. Узнав об этом, шах Сефи сильно огорчился и разгневался на кахетинского царя.

1635 В короникон 323 отдали Картли сыну Дауд-хана куллар-агасы Ростому 267. Дали в сопровождение 268 кызылбашского сардара Ростом-хана, сына сахлтухуцеса 269 царя Баграта Саакадзе Бежана. И еще много воинов - тавадов и азнауров попросил у шаха царь Ростом. И он дал. Взял с собой самого Бежана Амилахвари, Заала Ксанского эристава, Твалдамцришвили Давида с сыновьями, Павленишвили Бахуту, его близнеца Роина, Тамаза Мачабели, Папуну Цицишвили, Турмана Турманидзе, имеретина бокаултухуцеса 270 Теймураза, Бараташвили Хасан-бега и Мелик-Садата 271, мелика Сомхити атабега и с ним его братьев. Выступили и отправили вперед Реваза Павленишвили. Мелик Сомхити послал письма грузинским князьям, написав, что 'шах внял посланным вами просьбам и пожаловал [престол] сыну вашего наследного царя Дауд-хана царю Ростому. Дали нам с собой войска Ирана и сардара Ростом-хана, тавризского владетеля, и с божьей помощью мы прибыли до осени'.

Царь Теймураз стоял в Сапурцле 272. Доложили ему так, что Реваз и письма попали в руки к царю Теймуразу. Прочитав эти письма, сообщили обо всем кахетинцам, кому они были адресованы, и о том, что такие письма попали к нему в руки. По этому поводу [Теймураз] созвал [61] войско Картли, что, мол, выступим навстречу кызылбашам. Никто не явился к нему на помощь, кроме одного Иотама Амилахвари. Царь Ростом и иранское войско подошли близко. Не решичись на бой. Снялись из Сапурцль, пришли в Тези 273. Картлийцы не поддержали Теймураза и попросили о помощи имеретин. Именно в это время против них выступил Леван Дадиани с большим войском. Поэтому и они не смогли помочь Татарское войско прибыло в Агча-калу; явились к ним Баратианы и сомхитары.

Царь Теймураз прибыл в Верхнюю Картли 274. Царь Ростом вступил в город. Встретили его некоторые знатные картлийские князья и отправили навстречу человека с письмом. Как только стало известно, что царь Теймураз без войска, вызвали в город две тысячи дюжих всадников на добрых конях для нападения на Верхнюю Картли. Те узнали об этом и отправили вперед на Перангу 275 семьи и поклажу, а сами пошли следом. Преследователи устали: у большинства пали лошади. Некоторые догнали, но уклонились от сражения. Взяли немного из брошенного багажа и несколько человек и прибыли в Гори.

Царь Ростом, командующий Ростом-хан и иранское войско задержались и в течение двадцати дней отстроили Горийскую крепость и завершили, поставив в ней Муслу-бега минбаши 276, месха и его табунщиков, а также мазандаранских стрелков. Картлийцы явились в полном составе, кроме Парсадана Цицишвили. А тот не пришел и уклонился потому, что совершил насилие и несправедливость по отношению к дому сардара.

Сардар Саакадзе Ростом-хан созвал войско и совершил набег на Сацициано. Это огорчило царя Ростома. Он послал к нему человека и велел передать: 'Картли и так разорена. А вы разоряете то, что осталось. В какой же стране мне царствовать?'. По этому делу рассорились, и оба направили шаху арзу. Прибыл приказ от шаха: 'Пусть сардар отправится на Ван, а ширванский бейлербей останется у царя Ростома'. Выполнили приказ. И как только вернулся сардар, все, кто не пришел, Цицишвили Парса-дан и другие, явились.

В тот же год 277 [царь] породнился с Леваном Дадиани. Попросили у него сестру в царицы Картли. И он отдал царицу Мариам. И в том же году пожелал свадьбу царь Ростом, но имеретинский царь Георгий не дал ему пройти. Собрался с этой стороны царь Ростом и прибыл в Самцхе, расположился в Оцхе. С той стороны выступил навстречу Дадиани, взял сестру. Встал ему на пути царь Георгий. Сразились. И одержал победу Дадиани и схватил царя Георгия. Царь Ростом прибыл в Имерети в Какасхиди, [64] пожаловал и господин Дадиани. Встретились, обрадовались встрече, пиру и веселью. Отправился Дадиани к себе, и вернулся царь Ростом радостный. Прошли Имерети, прибыли в Тбилиси, сыграли свадьбу.

Царь Ростом стоял в Сурами 278. Оттуда ушел от него Датуна Эристави от страха, так как брат его Зураб Эристави убил племянника царя Ростома царя Свимона. Иные князья предпочитали царя Теймураза, т. к. он был христианином, и сказали Датуне Эристави: 'Убьет тебя царь Ростом'. Напугали его, и он ушел в саэриставо. Оттуда стал приглашать царя Теймураза к себе. Но так как царь Теймураз убил его брата Зураба Эриетави, он усмотрел в этом обман и не доверился.

Обо всем этом узнал царь Ростом. Прибыл с большим войском в Мухрани. Приманил с помощью посланцев Датуну Эристави и пожелал отправить его к шаху. Предложили снять оружие, но он не снял; решились снять силой. Выхватил кинжал: одних убил, других ранил. Доложили об этом царю. Был приказ: 'Бейте'. И Датуну Эристави убили 279. Простил своего двоюродного брата и владения Амилахвари отдал опять Иотаму. Так как от Иесе Эристави [царь] помнил много зла и был кровником, [ибо тот] убил своего брата Шанше и его жену, а жена Шанше была племянницей царя, и в его же правление был убит Заал Эристави, посему он с ним не помирился. Неоткуда было ждать помощи, и пошел он к шаху. Шах оказал ему большие почести. Назначил к нему мехмандара и определил ему хорошее содержание. Выделил ему место в меджлисе 280, приглашая его на каждый меджлис. Но так как Иесе убил Папуну Амилахвари, два сына этого Амилахвари Паата и Йотам, бывшие при шахе, искали случая убить Иесе.

1636 В короникон 324 281 прибыл хондкар султан Мурад. Взял Ереван и вернулся. На восьмой месяц напал шах Сефи и вновь отобрал Ереван. Тем временем напал царь Ростом, разрушил страну Самцхе, взял много добычи. Шах Сефи обрадовался и пожаловал ему двадцать тысяч настоящего золота 282. Шах из Азербайджана приехал в Исфахан.

Царь стоял в Гори. Цицишвили Нодар и Иесе, ксанский эристави, оспаривали друг у друга Каралети. Арагвийский эристави Заал стал на сторону Нодара, а Йотам Амилахвари на сторону ксанского эристава. Ксанский эристав и Амилахвари с войском стояли выше Гори, на опушке леса. А Нодар со своим войском стоял на берегу Куры, ниже Гори. Войско арагвийского эристава еще не двигалось. Царя Ростома огорчил их поход. И раньше помнил много [65] обиды. Послал в Горийскую крепость семьи эристава и амилахвара. Каралети пожаловал Нодару и, созвав со всех сторон войска, пожелал погубить эристава и амилахвара. Они узнали об этом. Царь пожаловал эриставство и Ахалгори Элизбару, а амилахварство - Бежану. Тем временем от них ушла большая часть слуг. Царь созвал в Гори войско; выступил против саамилахвро и саэриставо.

Когда царь подошел к Рехисхеви, они прибыли в Кахети. Царь велел разрушить Цхвилооскую крепость. Снова прибыли эристави и амилахвари в Гори из Кахети. Написали госпоже царице просительное письмо и попросили семьи. Царь простил госпожу царицу, послав ее в Кахети с большим почетом и с войском. Оба были при царе Теймуразе. Так как мать Иотама Амилахвари была дочерью Вахтанга, дяди царя Ростома и была замужем в Имерети за Чиджавадзе, оттуда прибыла с большими подношениями и попросила простить грехи ее сыну. Так как царь Ростом был милосерден душой, он уважил просьбу своей двоюродной сестры.

Тем временем 283 кахетинский царь, находившийся в Имерети, прибыл в Кахети по горным дорогам через разные места. Захотел он предать царя Ростома и напасть на него.

1645 В короникон 333 284, из-за того, что царь Ростом взыскивал за кровь царя Свимона, разрушали страну и много делали ему зла. Наконец стали посредниками патриарх, митрополит, епископы, эриставы и князья. Просили о пощаде: 'Пощадите друг друга до двух лет, а затем судитесь. И как порешит суд, так и спрашивайте за кровь царя Свимона Посулил кахетинский царь Теймураз клятвой верной деревни Гавази и Хисисхеви, пообещав пожаловать крестьян картлийским князьям.

Мы выполнили данные царем Ростомом все обещания и обеты, а кахетинский царь не выполнил ни одного из данных им нам обещаний 285. По этой причине началась смута. С одной стороны собрался царь Ростом, а с другой, - кахетинский царь. Со стороны Кизики поставил татар и казахского хана Джамал-хана. Кахетинский царь прибыл в Тианети. Царь Ростом отправился туда, прибыл в Мцхету, обошел Свети Цховели и попросил о помощи. Прошел вдоль Арагви и напал на Тианети. Благословен ты, могучий и неодолимый, всевышний Бог, что показал величие и справедливость твою всем людям!

1648 Сразились. И одержал победу царь Ростом в короникон 336 286. Отняли знамя, трубу и литавры. Убили сахлтухуцеса Реваза и многих вельмож. Царя Теймураза обратили в бегство и пустились вдогонку. Прибыл в Греми царь Ростом. Все кахи с домочадцами стояли там. [66]

Сам царь Теймураз был лишен всякой силы. Оказывается, сын царя Теймураза Давид, посланное нами войско [и] Джамал-хан встретились и сразились на окраине Кизики, в старой Анаге. Татары одержали победу. Убили там царевича Давида и много вельмож. Царь Ростом стоял в Греми. На шестой день была получена эта весть, и прибыли к нему кахетинцы.

Царь Теймураз был женат на дочери царя Георгия. Царь Теймураз лишился всех сил 287, не было у него ниоткуда помощи, ни убежища, ни места, ни дороги, чтобы пройти, ни коней, ни мулов для передвижения. Многие кахетинские мужи пришли к картлийскому царю и обещали ему схватить царя Теймураза. А царь не хотел его хватать и не одобрил их измены. Царь молвит: 'В жизни не совершали кахетинцы такого вероломства, как сейчас'.

Об этом доложили царю Теймуразу, и он сказал царице, полной невыносимой тоски по сыну: Царь твой двоюродный брат, иди, предстань перед ним, попроси о сыне, чтобы не убил его, возможно, простит нам нашу вину. И отныне будем сложить ему как слуги. А если не согласится, пусть одолжит нам столько коней и мулов, чтобы мы смогли добраться до Имерети'. Отправились царица, католикос и царевич Луарсаб. И все епископы, находившиеся на пути, выходили встречать их. Царь приказал парештухуцесу 'Поставь им палатки недалеко от нас в хорошем месте, вокруг установи перегородки. Если где здесь стоит войско, подними его, так как едет царица'.

Поставили палатки. Прибыла царица. Спешились. Царь велел, чтобы никто не говорил о смерти царевича Давида. Царица прибыла в царскую палатку: справа от нее патриарх, а слева - царевич Луарсаб. Подошли медленно. Царь встретил их перед палаткой; и царица с плачем обняла ноги царя: 'Прошу о том, чтобы ты простил нам каплю крови 288. Дай дорогу своему зятю'. Царь оказал ей уважение и не позволил ей опуститься на колени. Обняли друг друга и оба заплакали. Некоторое время побыли вместе, затем царица пожаловала в свою палатку.

Царь позвал дорийского хана Исахана и спросил: 'Царица пришла просить, как ей лучше ответить? Уважение к ней то же самое, что уважение ко мне. Она моя двоюродная сестра. Цари Грузии, будучи в трудном положении, всегда посылали с просьбой мать или царицу. Царь Теймураз исполнил обычай Грузии и обратился к нам с просьбой. Что Вы нам посоветуете, как быть?'. Затем тот ответил: 'Более ста тысяч человек из Ирана погибли в Кахети. Цари много приложили сил, но такой победы не добивался никто. Бог дал тебе эту победу за справедливость. А они [67] потерпели поражение, и, кроме того, сына ее убили. А тут царица просит тебя Пусть отдаст по своей воле Караяз, а остальное оставь им и вернемся' Царю понравился его совет. Так и собирался поступить.

Но в это время те, кто был замешан в погибели Теймураза, доложили царю: 'Недавно, еще до того, как Вы убили сына царя Теймураза, он не давал Вам покоя. А сейчас, когда Вы велели убить его сына, он и вовсе не оставит Вас в покое. Возможно, и шаха огорчит то, что Вы ее не прогнали. Царица просит только, чтобы Вы одолжили ей лошадей и мулов и послали в Лихт-Имерети. Этими словами смутили милосердие царя Царицу же обманули, чтобы она попросила не убивать ее сына и пропустить их невредимыми в Имерети.

На следующий день царь пошел навестить царицу. Царица попросила 'От Вашего дяди царя Свимона и от царя Левана никого, кроме моего Датуна, не осталось. А он давно хотел быть рядом с Вами. Но из-за того, что у нас никого, кроме него, не было, мы не отпустили его. А сейчас, о горе его матери, схватили его татары и отправили к шаху. Помоги спасти его'. Царь дал надежду, сказав: 'Поможем всем, чем только сможем. А двор этот такой, что там ему ничего, кроме добра, не будет. Но жалко Вас, что будете плакать до встречи'. Доложила: 'За все, что мы согрешили перед тобой, кажется, нам воздалось судьбой. Если окажешь нам такую милость и в старости не разлучишь нас с нашими могилами, возьмите себе пограничные места, а нам оставьте окрестности Алаверди. Господь возблагодарит, и страна одобрит. Царь сказал: 'Все, что скажете, мне для Вас не жалко Но шаху доложили о том, что схвачен Ваш сын и о вашем поражении. Вдруг придет государев приказ, чтобы послать к нему ко двору царя Теймураза с семьей. И окончательно погибнете". Царица сказала: 'Окажи нам милость, одолжи столько мулов и коней, чтобы переправиться в Имерети'. Царь одолжил вьючных лошадей, преподнес подарок, дал в сопровождение патриарха Христофора Урдубегашвили с войском, принадлежащим мцхетской церкви, и сказал: 'Кахетинцы, кто хочет, пусть отправится с ней'. Некоторые с семьями отправились с ней, а другие, большая часть, явились к царю.

Царь Теймураз прошел Картли и прибыл в Имерети. Заставил кахетинцев присягнуть ему на верность н занял в удовлетворение за кровь Кахети 289.

Шаху послали головы царевича Давида и других кахетинских вельмож, знамя царя Теймураза с Бахутой, сыном Хусейн-бега и Элизбар-бегом, сыном Давида. [68]

Шах отправился на завоевание Кандахара. Обо всем этом доложили шаху Аббасу 290. Три деревни в Гандже пожаловал Элизбар-бегу, украшенную драгоценными камнями корону, грамоту, осыпанную драгоценными камнями саблю, коня, украшенного золотом - царю Ростому, а картлийцам - халаты. Кахети пожаловал царю Ростому.

Царь Теймураз прибыл в Имерети. Царь Александр 291 отправил навстречу гелатского епископа и знать. Везде встречали его с готовой провизией, и привезли царя Теймураза и царицу Хорешан в Чхари. Оттуда прибыли царица Дареджан и царь Александр. Собрались все вельможи и жены вельмож. Там была оглашена весть о царевиче Давиде: начались плач и причитание.

1647 В короникон 335 292 шах Аббас отнял Кандахар у индийского царя и пожаловал Мехраб-хану, а сам прибыл в Мешхед. На следующее лето напал на него сын индийского государя с большим войском, и было много сражений. Мехраб-хан умер в крепости, но и тогда крепость не смогли взять, вернулись ни с чем. На следующий год отдали Кандахар Отар-хану.

Сын индийского царя Дарашуку подступил к Кандахару. Послал своего сардара Ростом-хана Дэкана на Калаи Бист. Шах Аббас назначил сардаром Муртазакуди-хана, дал ему с собой иранское войско и велел выступить. Так как большое войско оставалось в Кандахаре, а он думал, что здесь войско небольшое, напал, не став ждать подкрепления. Победа осталась за индийцами, но крепость взять не смогли, вернулись ни с чем, начались беспорядки. У них внутри в стране началась смута между отцом и сыновьями. Звали его Авренгиз. Отец его был царем. Поймал его и полонил. Перебил братьев и сам стал царем. Страна расстроилась. И не было времени для Кандахара.

Сыграли свадьбу царевичу и привели ему в жены из Гиляна дочь Адам-Султана Андроникашвили Тамар. На следующий год, весной, царь пожелал объехать с царицей Кахети. Написали письмо картлийским князьям. Отправились и прибыли в Лило. Там все еще лежал снег и дул холодный ветер. Пришел в укрепленное место, поохотился в Самгори и стал в Сатмсчале. Снялся оттуда, прошел Сатареджо и Сачеркезо и поохотился в Бежаибаги, прибыл в Магаро, а оттуда поохотился в Варцле и Шираках.

И спешился на берегу Алазани, выше Башинджага. Три дня стоял там. На четвертый день поохотился в Карагаджском поле, и много погибло зверья. Два дня стоял там. На третий день поохотился в Цинаминдори, и там перебили много [зверей]. И на обеих охотах преподнесли ему тысяча пятьсот туловищ с головой. [69]

Затем отправился на Абелиспони и велел поставить там соломенные дома. Побыли в них, наловили много кабанов и фазанов. Снялись оттуда, зашли в Гагмамхари и прибыли в Греми 293, оттуда в Алони. Повидал там церковь и снялся. Прибыл в Алаверди. Алавердская церковь разрушилась во времена царя Теймураза и сейчас по велению царя отстраивалась. Снялся оттуда и прибыл в Шуамта. Оттуда выступили и прибыли в город.

Получили известие об имеретинском царевиче Мамукеда 294. Он был в плену у Левана Дадиани. Тот выжег ему глаза, и он по этой причине умер 295.

Пригласил его царь Александр, и он взял с собой патриарха Урдубегашвили Христофора, сына владетеля Мухрани, архиепископа Доментия Тактакишвили, Мровели Иесе и еще некоторых епископов. Отслужили позднюю обедню, преподнесли им множество даров и пожертвования и отправили обратно.

Царь Теймураз и царица Хорешан также отслужили позднюю обедню, преподнесли им множество даров и отправили их обратно.

Царь Ростом на Дебеде отстроил хороший мост Гате-хили-хиди с каменной аркой. Поставил караван-сарай - пристанище для путников и деревню для снабжения едой, чтобы путник не беспокоился. Пожаловал туда для их осмотра. Юноши сказали царевичу Луарсабу: 'Царь раньше, чем через пять-шесть дней, отсюда не снимется. Неплохо было бы перейти на ту сторону и поохотиться в лесу'.

[Луарсаб] был молод. Обрадовался. Попросили согласия царя. Переправились на ту сторону. Стали охотиться в лесу. Появились кабаны в проходах, началась стрельба из ружей и метание стрел, где нужно и не нужно. Попали из ружья в грудь царевичу навылет. Поднялись плач и крик, и охота расстроилась.

Послали гонца к царю и сообщили об этом. Царь в тот же миг послал гонцом Элиабара, бокаултухуцеса, дядю того же царевича, дав ему войско. Сам сел на коня и отправился. И застал его в живых. Спешился царь, вошел в палатку. Увидев царя, царевич приподнялся, чтобы встать, но не осталось у него сил и не смог подняться. Царь снял шапку и, бия себя по голове, с плачем сел рядом и спросил: 'Как это случилось, и узнал ли ты убийцу?'. Царевич сказал: 'Если выживу, своего убийцу найду сам, а если не выживу, дай Бог всем здоровья, поступайте, как знаете'.

До полуночи следующего дня [царевич] был жив, а затем скончался. Били себя по голове и причитали во всех палатках. Тот, кто радовался, плакал больше, чтобы не заметили. Наступило утро. Татары по своему обычаю раскрыли [70] знамена. Муллы громко читали коран. И понесли его но авлабарской дороге [в Тбилиси]. Затем его оплакали царица и некоторые картлийцы, после чего мертвого отправили в Ардебиль. Встретило его все городское войско со знаменами и с большими почестями предали земле.

Царь написал об этом шаху. Из-за того, что шла война за Кандахар, ничего не стали выяснять, кроме того, что велели Шиошу Бараташвили для заметания следа сказать, что, мол, в царевича выстрелили с той стороны, где стоял Туманишвили Байндур. Вынесли это на царский [суд]. Байндур отнекивался. Картлийцы и госпожа царица были на стороне Шиоша, татары и армяне на стороне Байндура и сказали: 'Не может быть такого суда без сабли'. Порешили, чтобы оба взяли духовника и помолились, назначили бы встречу и сразились на встрече. Все так и сделали. И явились на бой.

Перед царским дворцом, на той стороне Куры, указали место битвы, чтобы со всех сторон за ними наблюдало войско. Байндур и Шиош оба снарядились кольчугами и оружием Взяли копье и щит, сели на коней и переправились на ту сторону. Царь поставил шесть ясаулов на поле и велел' 'Заприте ворота крепости, чтобы никто не вышел и не вошел'. Оба стояли далеко. С той стороны крикнули: 'Время начинать!'. Вначале напал Шиош, галопом и, поломав об него копье и разорвав ему кольчугу, воткнул в бок, обломок копья остался внутри. Затем Байндур ударил копьем, поломав об его бедро. Шиош напал и ударил булавой Байндура и отступил. Байндур настиг его, ударил булавой по голове Шиоша, но, из-за того, что рука его была испачкана его же кровью, булава выпала у него из руки. И конь Байндура закусил удила и отдалился от Шиоша. Шиош бежал за ним, ударяя булавой. Байндур схватился за саблю и наотмашь через плечо ударил его по носу. Шиош свалился с лошади. Татары и армяне вскричали: 'Аллах, Аллах!'. Байндур напал на Шиоша, чтобы убить, но ясаулы не дали. Убил лошадь Шиоша. Царь приказал, и Шиоша отправили в городскую крепость узником. А Байндур с раной, на коне прибыл в приют. С большим трудом изъяли обломок копья. Два года не заживала рана. Грузины простили Шиоша. А царевич остался неотмщенным.

Женой царевича была дочь племянника царя Адам-Султана. Царь сказал: 'Хороший брат у царевича Луарсаба Вахтанг. Велю привести его ко мне в сыновья, отдам ему жену своего брата. Так и сделаю'. Этот царский приказ некоторых грузин огорчил, но они ничего не смогли сказать. Послал [царь] Турмана к шаху и попросил в сыновья царевича Вахтанга. Шах находился в Мазандаране, [71] а царевич Вахтанг был моуравом в Казвине. Турман прибыл в Ашраф и преподнес шаху царские арзы. Шах написал ракам 'Царь Ростом просит тебя в сыновья. К тебе пожалует Турман, хорошенько уладь свои дела, приди сюда, припади к нашим стопам и отправься отсюда'. Как только царевич получил это известие, мать его сказала: 'Одного сына забрали и убили Ныне у меня никого не осталось, кроме тебя. Я не позволю тебе ехать Или пусть шах при жизни царя Ростома пожалует тебе на границе Грузии владения, чтобы не смотреть ему в руки, или пусть отправит тебя уже после царя Ростома'.

Царь послал свою мать к шаху и дал согласие Турману: 'Отправляйся в Картли, и, когда я соберусь выехать, пришлю гонца и выходи навстречу'. Но ни почестей ему не оказал, ни даров не преподнес. Разгневанный Турман пришел к царю и много наговорил ему обидных и злобных слов, таких, как' Вы берете его в сыновья, а он сваливает на Вас смерть своего брата, и Вы кажетесь кровником'. Рассердился царь и сказал: 'На что мне сын? Будь на то воля Господа, дал бы Пока я жив, буду царствовать, а после меня, пусть дают [царство], кому хотят' А матери царевича шах сказал так: 'Если твой сын не хочет ехать, пусть не едет'.

Шах отбыл в Казвин. Оттуда пожаловал в Исфахан. В то время царь Ростом попросил царевича Вахтанга еще раз, послав владетеля Мухрани Бахуту-бега 296, в короникон.

1655 343, мол, сопроводи и доставь сюда царевича Вахтанга. Владетель Мухрани прибыл в Исфахан. Шах встретил его хорошо А царевич Вахтанг, оказывается, заболел и умер. Весть об этом была получена царем Послал он гонцом Хосиу Бараташвили и попросил за владетеля Мухрани Был ему пожалован ракам о джанешинстве 297, и с великими почестями прибыл он в Картли. Царь оказал ему великую милость. Был он джанешином. [Царь] пожаловал ему часть Савахтанго. Отдал дочь сыну Заала Эристави Зурабу, а [дочь] Нодара попросил для своего сына Арчила. Царица дала клятвенное обещание, а придворные слуги втайне от царя присягнули ему на верную службу, так как потеряли надежду на царя Ростома - сам в возрасте, при том бездетный и безродный - по этой причине все были на стороне владетеля Мухрани.

1656 В короникон 344 рухнул купол Свети Цховели, и царь Ростом его восстановил 298.

1657 В короникон 345 умер Дадиани Леван Тем временем [царь] послал Сехниу Туркистанишвили, что, дескать, умер Леван Дадиани, а казну его захватил царь Александр и посадил на его место одного дальнего родственника, а его племянники находятся у нас, и одишары хотят их 299. А у [72] нас больше нет сил. Дайте ракам владетелю Мухрани, чтобы после меня он был царем и чтобы войско боялось его. Хочу сыновей Дадиани сделать владетелями в своем наследственном владении.

К тому времени азербайджанский везир послал гонца и сообщил неправду: 'Царь Ростом умер в Гори, и азербайджанские кочевники встревожены'. Но с других мест такого известия не получали. Послали Махмуда джилавдарал 300 в Картли гонцом, чтобы узнал о царе Ростоме и сообщил. Джилавдар прибыл через месяц и уехал. Принес эту весть: 'Не умирал, но сильно болел и сейчас болеет'. Эристави послал гонца и написал арзу: 'Царь Ростом действительно занемог. А эти арзы [посланы] без ведома царя'.

Шах прислал гонца, дав в сопровождение Туркистанишвили. Прислал халаты для владетеля Мухрани и для Эристави и попросил гонца выяснить: 'Правда или ложь то, что написал Эристави. До сей поры он был добр к владетелю Мухрани, а сейчас зол на него. Узнай причину. И пусть составят свидетельство, кого хотят в цари после царя Ростома'.

Принесли халаты. Царь Ростом по причине старости был слаб и лежал в постели. И одел халат в постели. Царь Ростом послал Липарита Дадиани и его брата, чтобы сделать их правителями [Одиши] и одолжил им картлийское войско. А владетеля Мухрани и Эриставд поставили в Соманети. И шахские халаты принесли владетелю Мухрани и Эристави в Соманети, и там они их одели.

Липарит Дадиани был с картлийским войском, а Кайхосро Гуриели, Фархад-паша и урумское войско помогли Дадиаяи и прибыли с ним воевать.

1658 В короникон 346 301 сразились с имеретинским царем Александром в Бандзе. Царь Александр одержал победу и захватил много грузин и месхов; убили Липарита Дадиани и его брата. Гуриели был обращен в бегство. Об этом сообщили в Соманети владетелю Мухрани Бахута-бегу и Заалу Эристави. Царица Мариам была в Гори. Узнав об этом, Заал Эристави вернулся, и, взяв с собой ксанского эристава и всех кахов, прибыл в город и спешился в Авлабари. Владетель Мухрани также прибыл в город. Царь был болен. Эристави послал к царю Джамал-хана: 'Покуда ты жив, я твой слуга, а после тебя не желаю господина, кроме шаха'. Царь ответил: 'Я пока болен. Повремени с моим делом, Если выздоровею, я устрою все это, а коли нет, сам знаешь. Кахетинцы с тобой и будь спокоен'.

Владетель Мухрани сам явился к царю, больному, лежащему и обвинил в победе царя Александра над сыновьями [73] Дадиани Заала Эристави, Сказал так: 'Если бы мы прибыли в Имерети со своей ратью, царь пошел бы на нас, и они укрепились бы в Одиши. Сколько раз я хотел перейти, но Эристави не позволил. А как пришла весть о поражении нашего войска, снялся, взял с собой кахетинцев и ксанского эристава, а сейчас прибыл и стал в Авлабари'. Ему царь также сказал: 'Ты видишь мое положение. Если мне станет лучше, разберусь с обоими, а если не выздоровею, делайте, как хотите'. Как царь сказал это, владетель Мухрани Вахтанг велел послать царского мустофи 302 к Туманишвили Байндуру и Эристави, что, мол: 'Сперва ты хотел моего царствования, чем же я согрешил перед тобой сейчас, что ты на меня гневаешься?. Твоему сыну я отдал дочь. Отдам все, что пожелаешь'. Эристави доложили слова господина Вахтанга.

Он сказал так: 'Мы предпочли его царствование. Он отдал моему Зурабу дочь, а дочь Нодара - своему сыну Арчилу. Очевидца всего этого Нодара нет в живых, но Турман с Тбилели живы. Царство в Картли мы обещали ему, а Кахети - мне. А нет, так много раз при нем клялся, что после царя Ростома не буду служить картлийскому царю'.

Весть эту принесли господину Вахтангу. Он отправил и других послов: те принесли те же вести. Эристави 303 послал к картлийцам гонца.

Так как он был джанешином и был у чего шахский ракам, владетеля Мухрани Бахуту-бега стали звать царевичем и, поменяв ему имя, нарекли Вахтангом. Приложили печать к постановлению о том, чтобы сделать царем царевича Вахтанга, отдали гонцу. Царь также написал арзу: 'Ослаб я, если выздоровею, о здешних делах сообщу через гонца'. Дали ему в сопровождение Германозишвили Паату и отправили гонцом.

Джемал-хан еще раньше был в городской крепости. Прибыл посланный шахом гонец и с ним Германозишвиля Паата. Доложил о здешних событиях и царских делах: 'Болезнь одолела его; трудно его вылечить'. Повелел: ушел гонец. 'Пусть Алаверди-хан прибудет в Карабах, а Сефикули-Султан отправится в Картли и сопроводит Заала Эристави'. А о царствовании владетеля Мухрани сказал: 'Посмотрим, как будут дела царя Ростома'.

1659 В короникон 347 304, в городе Тбилиси, умер царь Ростом. Ни у царицы, ни у грузин не было времени его оплакать. Поплакали для облегчения день-два. Царя Ростома татары занесли в крепость. Оттуда послали в Кум для погребения. Еще раньше туда прибыл Джамал-хан и передал ракам шаха царице: 'Имеется приказ шаха'. Ввели [74] ее в крепость и хотели отвести к шаху. Царица послала белый волос и велела передать шаху: 'Я выполнила Ваш приказ: вошла в крепость с сопровождающими меня лицами. Я старая женщина. Мои муж и брат много служили его семье. Пусть не уводят меня отсюда'. Волос и письмо отдали сардару Папуне Цицишвили и отравили его гонцом.

Сардар Папуна прибыл скоро. Шах был огорчен смертью царя Ростома. Много было ему рассказано и о добрых делах царицы и показаны белые волосы. Царь Ростом и при жизни отдал и по завещанию завещал свое царство владетелю Мухрани. И царство, и царицу [шах] отдал владетелю Мухрани Вахтангу. И Картли, и имущество царя Ростома, и все то, что было у царя в Иране, все пожаловал ему, назвав его по имени Шахнаваз-хан.

Быстро отправил Папуну обратно. К новому году он прибыл в Соганлуг. Царь приехал и одел шахский халат, закрепил на голове ракам 305 и так вступил в город. Царя обратили в мусульманство. Спустя сорок дней устроили свадьбу царю Шахнавазу с царицей Мариам. Наступило веселье, поздравляли царя и царицу.

Заал 306 Эристави прибыл к шаху. Тот оказал ему большие почести, показал иллюминацию на Исфаханском мосту и на зиму отвел в Мазандаран, дав ему повеселиться и поохотиться. Ему и всем, кто был с ним, много чего преподнес, назначил жалованье. Заалу Эристави определил пятьсот туманов жалованья, отдав ему в Кахети приграничную сторону. Отдал ему в табуны ганджинского хана, который правил в Кахети, и отправил в Ашраф. Позавидовали из-за этого эриставу его же близкие Пристали к нему: 'В твое время Кахети наполнилась татарами Устроим что-нибудь такое, чтобы христианство не искоренилось'. Эристава не смогли склонить на свою сторону. По молодости обманули его сына Зураба. Гушины, собравшись, напали на Аликули-хана Кангарлю. А он укрылся в Бахтрионской крепости. Поселенных им в Кахети татар большинство убили и увели в полон.

Об этом сообщили шаху, свалив все на Заала Эристави. Шах дал согласие: 'Постарайтесь схватить эристава'. Поймать его было трудно, и подослали к Заалу Эристави изменниками племянников. Напали втроем на безоружного, сидевшего в одиночестве, и убили 307. Сын его Зураб, зять Шалва и Георгий Чхеидзе были в Тианети и не успели ему помочь, перешли через Куру по тианетскому пути, направились к Ахалцихе. На пути им встретились татары, узнали [их], поскакали галопом, сообщили царю в Цхирети. Вызвали войско, убили Георгия Чхеидзе, а Зураба и [75] брата его послали к шаху. Шах послал Зураба в Керман, и он там умер. Младшего брата держал среди кулиев, Эриставство пожаловали Отару, а Кахети владел ганджинский хан. Ганджинский хан послал к шаху Элизбара Эристави, сына Шалвы Эристави и суфраджи Бидзину. Шах оказывал им большие почести. Но стали доносить, что в Кахети перебили татар и что это дело их рук. Дали их в руки татарам, отправили в Азербайджан и дали их убить.

1657 В короникон 345 308 сел патриархом Картли Доментий, сын владетеля Мухрани Кайхосро.

В том же году царь Александр умер в Имерети. Оплакали и похоронили его в Гелати. Царица Дареджан овдовела. У царя Александра был сын Баграт 309 от прежней жены, дочери Гуриели. Внуки царя Теймураза - т. н. 'дедов мальчик', по имени Луарсаб, и Георгий умерли, Эрекле был послан в Россию. А одна дочь Кетеван была у тети: выдали ее замуж за Баграта и венчали на царство. Спустя некоторое время царица Дареджан пожелала выйти замуж за своего пасынка Баграта 310. Баграт не согласился. Царица, увидев это, а также за другие дела разгневалась, велела схватить Баграта, выжечь ему глаза и предложила царство отцу.

Царь Теймураз рассердился и не поехал из Сканды в Кутатиси. Царица вышла замуж за Чучунашвили Вахтанга, которого считали Багратионом. Имеретины, те, кто не был на стороне царицы, пригласили, с одной стороны, картлийца, а с другой, - Дадиани Оба явились Царица обратилась за помощью к картлийскому царю, что, мол, 'если поможешь, отдам свою племянницу за твоего сына и сделаю его царем Имерети'. Отправили они на помощь стрелков и послали патриарха в крепость. С другой стороны Дадиани выманил мужа царицы Вахтанга 311, выжег ему глаза. Извне царь и Дадиани договорились таким образом: по сию сторону реки за Аргвети, называемой Чала-бури,- царю, а по ту сторону, - Дадиани Затем пусть Дадиани отдаст свою дочь Арчилу и сделают его царем в Имерети.

Царь находился в крепости Сканды, доложили ему: 'Все Ваши слуги, которые предстанут пред шахским двором, добьются царства. Вы все равно не помогли дочери, отправляйтесь к шаху'. Послал сахлтухуцеса Отара к Шахнаваз-хану: 'Хочу отправиться к шаху'. Он очень обрадовался, послал к нему Гиви Амилахори; с большими почестями доставили царя Теймураза в Картли. С большими почестями отправили его к шаху. С большими почестями прибыл он к шаху. Шах оказал ему великую милость. Сказал: 'Приведи ко мне внука Эрекле, и я отдам ему Кахети'. [76] Послали Черкеса Георгия и Бебуришвили Аббаскули-бега в Тушети, чтобы привезли Эрекле, но тот не поехал. Это обидело шаха Аббаса, и, уезжая в Ашраф, отправил царя Теймураза в Астрабад 312.

1663 В короникон 351 царь Шахнаваз поехал в Имерети, посадил сына своего Арчила царем и велел его венчать 313. Отправился в Одиши. Прибыв в Зугдиди, подстрекнули сванов и заставили их убить Вамика Дадиани и одного его сына. Царицу Елену, дочь ее и сына привезли к дарю Шахнавазу. Царицу Дареджан вывели из крепости Чаквиджи и привезли в Кутатиси. Царицу Елену - жену Вамика Дадиани, ее дочь и сына увезли в полон в Картли. Посадили дадианом Шамандавле 314. Царь добыл добро Вамика Дадиани - гвоздь 315 из Гелати, книги, иконы, кресты и имущество, драгоценные камни, золото, серебро и много пленных, и картлийцы приобрели столько, что все разбогатели.

От урумов 316 прибыл гонец: 'Грузинский царь опустошил Одиши и Имерети, прогнал наследных владетелей, в Одиши сделал владетелем шурина, а в Имерети - своего сына. Желаем узнать - по вашему приказу сделал он это или нет?' Отсюда ответили: 'Он виноват, и мы заставим его поплатиться за это'.

1663 В тот же короникон 351, в месяце январе, господин Теймураз умер в Астрабаде 317.

В тот же короникон шах прислал к царю Шахнавазу амира Хамза-хана Талышского: 'Откажись от Имерети, брось. Пришли ко мне своего сына Арчила, отдам ему Кахети'. Привезли из Имерети Арчила и отправили в Мазандаран к шаху, а с ним Гиви Амилахвари.

Шах хорошо встретил его и Гиви Амилахвари. Сделали его царем в Кахети, назвали Шахназар-ханом 318 и отправили обратно. Кахетинский царь Арчил прибыл в Картли, и царь Шахнаваз встретил его в Куркуте. Оттуда выступили в город, а из города кахетинский царь отправился в Кахети.

Спустя некоторое время привезли царя Теймураза мертвого, доставили на окраину города, в Крцаниси. Отправил его шах. Прибыли кахетинцы, отвезли и похоронили его в Алаверди. А кахетинцев, которые сопровождали царя Теймураза, шах определил порубежниками 319.

Царевич Эрекле, узнав о смерти царя Теймураза, напал на бывшего в Кахети царя Шахнаваза и его сына Арчила с тушинским войском ночью. Многих убили и причинили им большой вред. Гиви Амилахвари и большинство убежали. Царя не смогли сдвинуть со своего места. Он находился в Ацкури 320. Рассвело, прогремели трубы. Собралось [77] рассеянное войско. Догнали и убили многих тушин. Царь Шахнаваз одержал победу и вступил с сыном в город.

1612 В короникон 300 (?) 321, следующей весной, еще раз напал [он] на Кахети. Собрал войско, иных силой, а иных, по своей воле. И с собранным [войском] дошел до Марткопи. Картлийский царь созвал войско, и на окраине Уджармы случились бой и схватка. Картлийское войско стояло в низине, а они прошли сверху горы и переправились. Царь тоже перешел в Кахети. Прибыло также на помощь татарское войско.

Царевич Эрекле ушел в Тушети, а мать его укрепила крепость Торгисцихе. С ним были некоторые кахетинцы с семьями. Семь месяцев царь, грузины и татары с войском осаждали ту крепость, но не смогли взять. Страдали находившиеся и внутри и извне.

Как-то ночью мать царевича Эрекле облачилась в кахетинскую чоху и ноговицы, надела шапку. Взяла с собой Панкели 322, Петриашвили, Бацашвили, Меланашвили, Марткопели. Посовещались, и Бацашвили сказал: 'Я спущусь, пройдусь там и сям, где лежат стражники. Войско поднимется, погонится за мной, вы смешайтесь с расстроенным войском и отправляйтесь в Тушети'. Бацашвили спустился и прошелся, появился среди войска там и сям. Погнались за ним. А те пошли своей дорогой. И [царица] пешком отправилась в Тушети. Кто попадался на пути и спрашивал, [отвечала]: 'Из крепости убежал человек, по этой причине беспорядок. Я же иду к себе'. Таким образом миновали войско и ушли.

Бацашвили схватили, привели к царю. Царь спросил: 'Где царица?'. Он доложил: 'Уже три дня, как ушла'. Применили силу и заставили сказать: 'Ушла вчера ночью'. Отправили Кайхосро Цицишвили, много татар и грузин, с ними также Бацашвили со связанными руками. Бацашвили повел их по другому пути. Подошли к обычной скале и сели. Бацашвили попросил: 'Веревка жмет, отпустите немного'. Отпустили, стали есть него покормили. Сложил веревку, бросил в глаза человеку, сидевшему рядом, и другому. Эти люди упали навзничь. Сам спрыгнул со скалы и ушел. А те не смогли спуститься и вернулись. Этот воин Бацашвили в тот же день встретился с царицей.

Отправились. В тот день остановились над Панкиси. Петриашвили спустился в свой дом, унес хлеб, вино, еду. Пришел в ту же ночь. На следующий день прибыла в Тушети к своему сыну царевичу Эрекле. На следующий день из крепости попросили клятву о безопасности, чтобы сдать крепость. Взяли клятвенное обещание. Когда спускались [78] находившиеся в крепости, царь спросил о царице: 'Где она?' Доложили: 'Три дня, как ушла'. Посчитал это ложью. Разослали людей в разные стороны: авось, схватят ее. Из Тушети прибыл кахетинец, [сообщив]: 'Мать царевича вчера прибыла в Тушети'. Картлийцы вернулись, прибыли в город изувеченные кахетинцами.

Царевич Эрекле провел ту зиму в Тушети, а как открылась дорога, вместе с матерью прибыл в Россию. Как. только перевели Шахназар-хана из Ймерети, вновь сделали царем слепого Баграта, обещав ему отдать в жены младшую дочь владетеля Мухрани.

Тем временем схватились Дадиани и царь. И полони ли имеретины Дадиани. Женой его была дочь владетеля Мухрани Константина. Отняли ее, выдали за Баграта, а сестру царя Баграта Тинатин, бывшую жену Гошадзе, отдали в жены Дадиани и, заставив его присягнуть, послали дадианом.

Баграт царствовал. Царица Дареджан была в Ахалцихе, а с ней - племянница Кетеван. С одной стороны, се просил Дадиани, а с другой, - Арчил-хан, царь Кахети. А у царицы Дареджан в Ймерети было много верных тавадов, ее воспитанников, и у самой было много драгоценных камней. Задобрила пашу, послала в султанский дворец хороший дар. Отняли Ймерети у Баграта и дали ей, сопроводив ее урумским войском, без боя сделали ее царицей Кутагиси, а Баграта вынудили перебраться в Лечхуми.

Приходили вести, что, мол, доставим к вам Батата со связанными руками. Дала согласие своим сторонникам вельможам: 'Ступайте все к себе, и, когда позову, приходите'.

Сехниа Чхеидзе и царица отдали Кутатисскую крепость султану и поставили в ней янычар. Это особенно обидело имеретин, и поэтому имеретины сказали: 'Что нас вынуждает служить Чучунашвили и царице? У нас есть наследный царевич'. И Сехниа Чхеидзе и Ахвледиани Хосиа заключили соглашение. Узнав об этом, царица призвала их. И они прибыли с войском. Хосиа Ахвледиани сперва припал к груди царицы, затем написал письмо и положил в рукав: 'Не буду верен тебе и, как смогу, буду вредить'. Когда царица потребовала клятву, Ахвледиани сказал: 'Напиши письмо, какое тебя удовлетворит, так и присягну'. Царица написала письмо, отдала ему. Он поднялся, и, когда дали ему в руки икону, Ахвледиани положил письмо царицы под колено, достал написанное самим письмо и, держа его в руке, присягнул: 'Как написано в этом письме, так и буду предан и так все исполню'. Не догадались об этой клятве. [79]

Царица стояла за Кутатиси. На следующий день, после полудня, вошли Хосиа Ахвледиани, Сехниа Чхеидзе, Софрон Гелатский. Царица и их сторонники совещались. Напали на них. Оерва воткнули копье в Софрона Гелатского, вывели его и ранили шашкой. Царице выстрелили в. грудь из ружья; двое из ее свиты выкрали и унесли ее из крепости, подпрыгивая на одной ноге. Еще раньше паша и татары крепости были переманены Ахвледиани и Сехнией Чхеидзе. Сопровождавшие лица и имущество царицы были в крепости. Подойдя к воротам крепости, в тот же миг копьем убили царицу, Чучунашвили Вахтангу отрубили голову, взяли имущество и сопровождающих. Некоторых взяли сами, а иных отдали паше. Царицу и Чучунашвили протоиерей кутатисской всесвятой церкви ггохоронил в притворе всесвятой церкви. Через год достали царицу и похоронили в Гелати 323. Спустя некоторое время сделали царем Баграта, своего наследного царевича.

1669 В короникон 357 (?) 324 [ложной] клятвой заманил Сехниу Чхеидзе Шошита, рачинский эристав, и вероломно убил. Когда царице Дареджан отдали Ймерети, племянницу ее, внучку царя Теймураза, отдали в заложницы ахалцихскому паше. Там она и осталась.

1667 В короникон 355 умер шах Аббас 325. Сел его сын шах Сулейман. Было новое царствование, и никто ни с кого не спрашивал. Пристали к кахетинскому царю господину Арчилу кахетинцы и Григол Алавердийский и убедили его жениться на внучке царя Теймураза. Арчил настаивал перед отцом, царем Шахнавазом: 'Не хочу жены, кроме нее'. Царь Шахнаваз послал паше шестнадцать киса 326.

1668 В короникон 356, в пасху, 22 марта 327, кахетинский царь Арчил привел [ее] из Ахалцихе, женился на внучке царя Теймураза Кетеван и сыграл свадьбу в городе Тбилиси. У кахетинцев была большая радость. И всех кахетинцев, где они только ни были, в плену или рассеяны, всех велели привести и отдать им их имения. Предались пиру и охоте.

Наскучило спокойствие и вновь захотели смуты. Заявили: 'Зовут тебя кахетинским царем, но [Кахети] полностью занимает Эристави. Над чем же ты царствуешь?'. Все это Шахназар-хан доложил отцу, и отец ответил так: 'Не от нас получил, и не нам у него отнимать'. Тот сказал: 'Шах дал мне Кахети, и я своего не уступлю, Эристави Ваш слуга. Вы отдали'. И на этом отец и сын и порешили.

1671 Прибытие царевича Эрекле в Кахети и отправление к шаху в короникон 359 328. О своем прибытии из России он написал письмо шаху: 'Хочу прийти к вашему двору; выдайте [80] охранный ракам. Тотчас написали охранный ракам и послали с джульфийским ходжой Грикором.

Как только получил ракам, выступил из России и по тушетской дороге переправился в Кахети. В Кахети царствовал Шахназар-хан, а при нем была сестра царевича Эрекле царица Кетеван. Двадцать лет не видели сестра и брат друг друга. Повидавшись, очень обрадовались и они, и вся страна. Преподнесли ему множество даров, зять отдельно и сестра отдельно. А от шаха в Кахети ему были присланы сабля и халат. Зять, сестра и брат расстались с плачем, и, так как он был наследным царевичем, кахетинские тавады и азнауры отправились с ним.

Когда он прибыл в Ширван, ширванским ханом был получен приказ: 'Отнесите сто туманов царевичу. Если у него имеются какие-нибудь убытки, пусть расплатится и отправится к нам'. Отправили к нему навстречу племянника Халаф-Султана назира мехмандаром. С большими почестями прибыл [он] в Казвин. Шах приказал: 'Пусть пошлют бокаултухуцеса и всех иранских царевичей, сопровождавших счастливого шаха, и с войском встретят его в Казвине и приведут в город'. По прибытии, на пятый день, послал ему еще [даров] на тысячу туманов.

На седьмой день в казвинском Чил-Сутуне был устроен большой меджлис. Царь Эрекле, сам красиво снаряженный и со снаряженным войском, подошел ко двору. Велели бокаултухуцесу Зейнал-хану встретить его. Когда он вступил в меджлис, поразились его стройному стану и красоте лица. Представили, дали припасть к стопам государя и посадили выше всех, справа от государя. Государь трижды спросил его о делах - прежде государя России, а затем об его, о том, как он проводил время в России, затем: 'Устал, должно быть, в пути'. Еще при прежней встрече шах полюбил его за высокородность, а затем за стройный стан и красоту лица. Определил ему жалованье в год две тысячи пятьсот туманов серебра и в день 12 стаканов ширазского вина, кроме прочих почестей и преподношений 329.

Шах отправился из Казвина в Мазандаран по тегеранской дороге, так как был с домочадцами.

К царевичу приставили мехмандаром талышского царевича Улубега, с большими почестями привели в Мазандаран по гилянской дороге и развлекли охотой, пиром и вином и прибыли в Исфахан, джанешинство Кахети пожаловали Кахаберу Горджаспу и отправили в Россию послов государя, прибывших с матерью царевича для посредничества, чтобы отдать Кахети. И написали государю России, что джанешинство Кахети на этот раз отдали слуге царевича Эрекле, а по родству Багратиони, Кахаберу Горджаспу, а царевича Эрекле с большими почестями удержали при [81] дворе, что, мол, пусть изучит наши нравы и обычаи, а затем отдадим ему царство в Кахети.

Когда Горджасп прибыл в Кахети, кахетинцы не отступились от своего непостоянства: некоторые приняли его сторону, а иные стали упрямиться. Послал с Агатосшвили пятьсот туманов серебра и двадцать пленников шаху, придворным также послал пленных. Рукой абхаза Георгия послал шаху шестьдесят лезгинских голов и 12 соколов. Занятие Кахети Горджаспом с такой легкостью и угрозы его огорчили сардара, ганджинского хана и порубежных правителей и они сказали: 'Какой же нам после этого почет?'.

Присоединили Черкезишвили Мамуку и выстрелили в Горджаспа из ружья. Но он не умер. Некоторые кахетинские вельможи, замешанные в измене Горджаспу, еще раньше обещали ганджинскому хану: 'Хотим тебя правителем Написали арзу сардару, отправили рукой корчи-Охии Джандиеришвили и попросили правителем Кахети ганджинского хана Аббаскули-хана.

Сардар отправил счастливому хану письмо, присланное кахетинцами, и дали Кахети Аббаскули-хану, а Горджаспу пожаловали халат и моуравство Кизики. Но ганджинский хан не отдал [Кизики] и рассудил иначе. Семь лет стоял сардар в Карабахе, и никто не мог понять, зачем он стоит.

Тем временем большинство тавадов сына имеретинского царя Баграта - рачйнский эристав с родней, Лордкипанидзе с родней, Чиджавадзе с родней и многие одишары связались с Гуриели, пожелали убить царя и сделать царем Гуриели. Абашидзе, Церетели, Чхеидзе и арагвийская знать преданно стали на сторону царя. Но их было мало, а Гуриели сопровождало большое войско. Дерзко напали на царя. Они также встретили мужественно. Из-за того, что Гуриели был неправ, и был клятвопреступником, и ни за что не пощадил бы человека, не верил в Бога, женился на теще и убил новобрачного юношу, своего неопытного и невинного зятя, здесь его настиг гнев Иисуса. Царь схватил Гуриели, рачинского эристава и их сторонников тавадов и азнауров отправил узниками в тюрьмы. Бог заставил его поплатиться за то, что он творил с другими. Среди морей проложен мост, чтобы бросить еду для страждущего. На суше Бог воздаст нам в тысячу раз больше доли эриставской. Всякий мастер получает мзду за свой труд.

1678 В короникон 366 прибытие царицы Елены из России в Ширван морем. Об ее прибытии ширванский правитель на писал шаху Сулейману. Был издан государев приказ: послали Юсуф-бега мехмандара-баши послом, и госпожу царицу [82] с большими почестями привезли в Исфахан. Определили ей в день сто марчилов жалованья, оставили ее с сыном Эрекле, уделяя ей большое внимание. Каждый праздничный день приглашали вовнутрь. Предлагали принять ислам, но царица отказывалась. Не получилось и не обратили ее в ислам. В Картли царствовал Георгий 330, а в Кахети правил ганджинский хан Аббаскули-хан, Эрекле и его мать были при шахском дворе. И ниоткуда не было видно помощи, кроме Бога.

Но шах гневался на Гурги-хана 331. Картлийские князья не подчинялись ему, упрямились. Было сказано, что арагвийского эристава убили ядом. Из страха к этому яду, брат его, Ясон, отступился, отпал со своим саэриставо и тайно по делу ганджинского хана стал вести разговор с шахом и привлекать его на свою сторону.

Шах потребовал ко двору сомхитского мелика. Об этом написал Луарсаб брату своему царю Георгию. Безжалостно заставили выстрелить в сидевшего в палатке Камар-бега мелика и убили. Это событие огорчило шаха. Царь Имерети Александр 332 написал арзу шаху рукой Пу-лазашвили: 'Предки наши были слугами государя. Пусть хан пожалует ракам и пусть примут наше преподношение к шахскому двору'. Один ракам послали царю Картли, а один - ереванскому хану: 'Когда выступят с преподношением имеретинского царя, дайте в сопровождение мехман-дара, пусть доставят ко двору!'.

Человек имеретинского царя был убит по велению ахалцихского паши. Это также свалили на Гургин-хана. Гургин-хан послал людей и письма в Россию к брату своему Арчил-хану. Шахмал поймал их и написал шаху. Это его также обидело. Гургин-хан женил своего сына Баграта на дочери Черкеса, а сам женился на дочери Микеладзе. И это не понравилось шаху, и он попросил его прислать брата и сына.

Капланишвили Тамаз-бег, дядя Гургин-хана, сардар Баратианов, имевший много милостей и богатство от царя Георгия, ушел от племянника, прибыл в Тавриз к сардару и написал шаху арзу: 'Собрался напасть на ганджинского хана, перебить порубежных ханов и разорить Карабах. Поэтому мы ушли, не захотели быть замешанными в измене государю. Не было другого выхода, потому и послал [он] брата и сына'. Получив это известие, Левану и Баграту не оказали никаких почестей и даже не повидались с ними.

Тем временем прибыла весть, что Ясон Эристави был убит по подговору его родственником, и что царь Георгий напал на саэриставо, но его обратили в бегство. Это их еще пуще обидело. Дали царство Картли царевичу Эрекле. [83] Нарекли его Назарали-ханом 333. Пожаловали с его помощью арагвийское эриставство Георгию, сыну Отара, и рукой Ахмед-хана Микри юзбаши 334 написали Гурги-хану: 'Царство Картли отдали Эрекле, сыну Давида, сына Теймураза. А ты приезжай ко двору'.

Ракам этот получили в Коджори. Прочли и написали арзу шаху: 'Пусть будет выполнен приказ государя'."Попросили мехмандара, а сами с домочадцами прибыли в Манглиси. От шаха прислали мехмандара. До прибытия мехмандара Гурги-хан снялся и прибыл в Ачабетскос ущелье. Тем временем Назарали-хан прибыл в город Тбилиси, а царь Георгий с домочадцами укрылся у рачинского эристава. Картлийцы явились полностью, кроме патриарха. Шах получил это известие. Оставленное царем Георгием некоторое снаряжение, украшенное драгоценными камнями, послали государю.

Государя огорчило то, что царь Георгий ушел в Рачу, и то, что не пришел патриарх. Схватил его братьев и сына. Левана к Баграта выслали в Герат, Луарсаба отправили в Керман, а католикосом сделали Иоанна Диасамн-дзе Руставского. Все, оставшееся от царя Георгия и посланное им ко двору или оставленное в Картли, движимое и недвижимое - стада, овец, коров и всякие украшения - государь полностью отдал Назарали-хану, вручив царю Эрекле жалованные ракамы. Шах приказал, чтобы мать царя царица Елена, царская семья и царевичи с большими почестями отправились в Картли.

При отправлении получили весть: 'Царь Арчил прибыл из России в Двалети'. По получении этой вести, расстроилось их отправление, так как Арчил был зятем царицы. Пришла и другая весть, что Арчил и Георгий собрались в Раче и хотят завоевать Имерети. Был приказ шаха, чтобы послать на помощь имеретинскому царю войско Картли и Кахети, а если нужно, послать и азербайджанское войско.

1676 В короникон 364 царь Шахнаваз отбыл в Исфахан, 25 июня. В тот же короникон, в сентябре, царь Шахнаваз умер в Хошкаро 335.

В тот же короникон, 22 сентября, умер мухранский царевич патриарх Доментий 336.

1678 В короникон 366 умерла Тута, супруга Левана, сына царя Шахнаваза, дочь Гуриели Кайхосро, 11 октября, в городе Тбилиси.

В тот же короникон умерла Родам, дочь Каплана Бараташвили, мать царя Арчила, царя Георгия и Левана, супруга царя Шахваназа, 17-го, месяца июня, в городе Тбилиси. [84]

1682 В короникон 370 (?) 337 умерла царица Мариам в м/есяц/е [...], в городе Тбилиси.

1683 В короникон 371 (?) 338 заболела корью царица Тамар, супруга царя Георгия: умерла в месяце рождества Христова, 4-го, в городе Тбилиси.

Царь Георгий стал с войском Картли в Эрцо, Нодокре и Чекуре. Царь Эрекле узнал; выступил, прибыл в Марткопи и послал человека [в Кахети] из оставшихся при церкви Спаса картлийцев и кахетинцев, призвав к себе кахетинцев. Оттуда снялся и расположился за Вагранети, в Тилтубани. На следующий день прибыли кахетинцы, стояли неделю. Царь Георгий отправил посла: 'Довольствуйся своим местом, отдай мне мое и уладимся. Но царь Эрекле не согласился: избил посла, собрался напасть. Но была плохая дорога, и царь Эрекле не смог пройти. Снялся царь Эрекле, поднялся вдоль берега Иори, стал в Жалети. Оттуда хотел перейти в Горану, напасть. Прибыл человек. Снялся царь Георгий. Оттуда спустились в Дзагнакору. Что смогли, разорили. Перешли Арагви. Стали на берегу Арагви.

В ту же ночь к царю Эрекле прибыл человек, [сказал]: 'Ушел царь Георгий'. В полночь отправился за ним вдогонку царь Эрекле. Перешел Эрцо, прибыл в Дзагнакору и стал там.

Прогремели трубы. Царь Эрекле стоял по ту сторону, царь Георгий - по эту. Прибыли в Жинван. Царь Эрекле занял ту сторону Арагви и Жинван. Затем царь Георгий подослал людей. Взяли Жинван и перебили людей.

Снялся царь Эрекле.

(пер. Г. Г. Аласаниа)
Текст воспроизведен по изданию: Парижская хроника. Тбилиси. Мецниереба. 1991

© текст - Аласаниа Г. Г. 1991
© сетевая версия - Тhietmar. 2003
© OCR - Загребнев В. 2003
 
Rambler's Top100 Армения Точка Ру - каталог армянских ресурсов в RuNet Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Russian Network USA