Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
ПАРИЖСКАЯ ХРОНИКА

(ГРУЗИНСКАЯ ХРОНИКА XVIII ВЕКА)

1373 В короникон 61 пришли турки; убили царя Георгия: перебили все войско; разорили и разграбили Грузию 6-го, месяца августа 1.

1385 В короникон 73 Ланг Тимур разграбил Тбилиси, покорил крепость, вывел и взял в полон царя Баграта и царицу Анну 2.

1392 В короникон 80 мегрелы убили царя Георгия 3.

1394 В короникон 82 Тимур из Самарканда разграбил Армению и Картли, разрушил все крепости.

1395 В короникон 83 великий царь Баграт преставился 4.

1407 В короникон 95 царя Константина убили в Чалагане 5.

1414 В короникон 102 царь Александр и атабёг Иванэ сразились в Кохте. Турки разрушили Ахалцихе. 6

1413 В короникон 1017 воцарился Александр Была в ту пору вся Грузия безотрадно разрушенной нечестивым Тимуром, полностью разоренной была столица Мцхета, большая святая соборная церковь, а также все церкви и крепости разрушены и сокрушены были им до основания, все жители с семьями взяты в полон. И стал он царствовать в такой разоренной Картли. До его царствования страна наша подвергалась постоянным нападениям, опустошениям и разграблениям. Мощь Картли ослабела от множества нападений и опустошений; ждать утешения было неоткуда.

1431 В короникон 119 царь Александр взял Лоре 8.

1444 В короникон 132 татары захватили Константинополь 9. В тот же короникон Джаншах-хан напал на Ахалцихе 10. В тот же короникон атабёг Иванэ скончался.

1447 В короникон 135 сразились Агбуга и Кваркваре. В тот же короникон скончался царь Вахтанг 11. Супруга царя Вахтанга была родом Панаскертели, сестра Таки Панаскертели, царица Силхатун.

1456 В короникон 144 Узун-Хасан напал на Картли; перебил и разграбил [все] до Ташискари 12.

1462 В короникон 150 Узун-Хасан-хан прибыл в Самцхе; помог Кваркваре; сразились с царем в Чихори, и атабёг одержал победу13 [27]

1463 В короникон 151 царь грузинский (совершил поход) на Тавриз, разрушил Гилян (?) и Тимуру (?) 14.

1465 В короникон 153 Кваркваре полонил царя 15.

1471 В короникон 159 скончалась царица Гулкан 16.

1475 В короникон 163 скончался атабёг Баадур 17, на 21-м году, 10-го октября, в короникон 6982 от основания.

1478 В короникон 166 стал царем Константин 18.

1483 В короникон 171, 16-го, месяца августа, царь Константин и атабёг Кваркваре сразились в Арадети; атабёг одержал победу 19.

1485 В короникон 173 хан напал на Самцхе 20.

1486 В короникон 174 прибыл Якуб-хан, взял Ахалцихе и Ацкури, захватили ацкурскую богоматерь в сентябре, 25-го; вызволил ее господин Манучар.

1489 В короникон 177 татары прибыли в Ахалцихе. В тот же день сын Баграта Александр взял Кутатиси 21.

1491 В короникон 179, 15-го декабря, скончалась госпожа Дедисимеди, на 54-м году 22.

1495 В короникон 183, 23-го февраля, родился Баграт, [сын] Александра 23.

1497 В короникон 185, 1-го июня, скончался великий господин Кваркваре, на 82-м году 24.

1502 В короникон 190, 6-го мая, на 53-м году почил господин Кайхосро 25.

1503 В короникон 191 преставился царь Константин 26.

1505 В короникон 193 скончался Манасе, настоятель великого Гелатского монастыря 27.

1509 В короникон 197, в августе месяце, 6-го, сын Баграта Александр 28 взял Гори. В том же году в Кутатиси прибыли татары, сожгли дотла великий Гелатский монастырь, Кутатиси и церковь; другие церкви и крепость не сумели взять, угнали несметное количество пленных. Было 23-е месяца ноября.

1507 В короникон 195, 12-го марта 29, скончалась царица Тамар, 1-го апреля того же года преставился царь царей Александр 30. В том же году, в месяце июне, 3-го, в Мохиси сразился сын его Баграт 31 с царем Вахтангом и Мзечабуком 32 и одержал победу. В том же году, 3-го ноября, скончалась госпожа царица Елена, мать Александра.

1511 В короникон 199 кахетинский царь Георгий убил своего отца царя Александра и выколол глаза брату Дмитрию 33.

1512 В короникон 200 преставился Гуризли Георгий.

1513 В короникон 201 картлийский царь Давид и кахетинский царь Георгий сразились в Мухрани, в Дзалиси. Царь Картли Давид одержал победу и захватил царя Георгия 34. В том же году убили царя Георгия и похоронили его во Мцхете. Сей кахетинский царь убил своего отца и выколол глаза брату.

1516 В короникон 204, 3-го июня, скончался великий господин атабег Мзечабуки 35.

1518 В короникон 206 хан с улусом двинулся на христианскую Грузию 36, захватывал все образа и кресты. Господин царь Давид отправил сына своего Рамаза к татарам на встречу хану, и спас христианскую страну.

1519 В короникон 207, 6-го, мая месяца, скончался настоятель великого Гелатского монастыря патрон Иларион, и из Горисджвари переправили его сюда, в Гелати 37. В тот же короникон скончался сын царя Баграта от боли в животе.

1526 В короникон 214 дали Баграту 38 Картли по эту сторону реки Арадет и - Али, Сурами и Ахалдабу. В том же году скончался царь Давид 39. В том же году, 25-го марта, женился сын его Луарсаб, взяв в жены дочь царя Баграта Тамар.

1528 В короникон 216 умерла супруга царевича Вахтанга 40, дочь кахетинского царя Хуарамзе.

1529 В короникон 217, 10-го января, скончался Герасим Кутатисский 3 том же году был посажен его племянник Симеон. Отправился и был рукоположен в Пицундокой церкви. В тот же короникон царь царей Баграт то велению католикоса Абхазии Абашидзе разделил Лихт-Имерети на три епископства. Пожелали Богом венценосный царь царей Баграт и царица цариц Елена [жаловать] великую, небесноподобную церковь Гелати, новый Иерусалим, епископу Мелкисадеку Сакварелидзе; вечная им память.

Тогда же, тот же патрон сделал епископом Хони Маноэла Мичхетидзе, рукоположил тот же абхазский католикос в Пицундской церкви. Короникон был 217. Отправились мы в Абхазию для рукоположения в июне, 20-го вернулись в июле, 20-го 41.

1531 В короникон 219, 11-го июля, скончался Мхецидзе Саргис 42.

1533 В короникон 221 Мамиа Дадиани и Мамиа Гуриели отправились воевать морем на судах в Джикети. Сразились 30-го, января месяца. В первый день они одержали победу; на следующий день, в пятницу 43, разгневался Бог на одишцев, изменили они и сбежали, бросив Дадиани, Гуриели и войско Гуриели. Окружили их джики и сразились. Дадиани, Гуриели и войско Гуриели перебили многих. Убили сына Гуриели Георгия, а дворян их, уставших от боя, переманили проклятый Цандиа вместе с Инал-Ипа 44. Раздели Дадиани и совершенно нагого зарубили. Гуриели, трое его братьев, епископы и войско были взяты в полон. [29] Отправился католикос Малакиа и вызволил их: выкупил живых и мертвых.

1535 В короникон 223 родился царь Александр, сын Левана 45.

1535 В короникон 223, 13-го августа, в четверг, сразились в Мурджахети. Сразились царь царей Баграт и атабег Кваркваре 46 в Ахалкалаки; было перебито множество людей. Одержал победу царь и захватил Кваркваре с войском, покорил всё Саатабаго сын Александра.

1537 В короникон 225 родился царь Свимон 47, сын Луарсаба.

1543 В короникон 231 прибыли паши хондкара 48, 22 тысячи, и разорили все; напал на них царь Баграт, одолел и перебил многих 49.

1545 В короникон 233 в Сохой[с]те, у Басиана, сразились имеретинский царь Баграт, картлийский царь Луарсаб и атабег, господин Кайхосро 50. Была вся Грузия и двое пашей 51, цари были обращены в бегство.

1546 В короникон 234 имеретинский царь Баграт захватил и перенес в Цихисджвари [икону] ацкурской богоматери.

1547 В короникон 235 татары-урумы заняли страну Тао.

1553 В короникон 241 отняли у нас урумы Артанудж, заняв все до Арсиана; разрушили Парнаки и весь Артаани; восстановили Парнаки, но с помощью ацкурокой богоматери не смогли перейти Самцхе. Подоспел персидский шах Тамаз 52. Пришел господин Кайхосро - взял Вардзию, Тмогви, Ванис-кваби, Ацкури, Аспиндзу, Варнети и все самцхийские крепости; а вардзийскую богоматерь и все крепости отдал господину Кайхосро. Ушел шах и прибыл в Сомхити.

Убил Вахушти <и> Диасамидзе, а Амаона взял в плен в августе месяце 53. В тот же короникон захватили ацкурскую богоматерь и переправили из Цихисдзири в Имерети.

В тот же короникон Дауд-хан ушел от отца своего царя Луарсаба 54 и прибыл к персидскому шаху Тамазу. Шах оказал ему почести и послушался его.

Впервые напал персидский шах Тамаз; разграбили и разорили Картли 55.

1555 В короникон 243 выступил хондкар султан Сулейман против шаха; восстановил Каре и отошел к Басиани. Поднялся персидский шах Тамаз и прибыл в Артаани 56. Сын шаха Исмаил мирза разрушил Каре. Ушел султан Отступил шах и прибыл в Картли: разрушил и опустошил крепости, разорил страну, взял Атенскую крепость. И вывели мать царя Луарсаба. Царь же перешел в Лихт-Имерети и там спасся. Царицу Нестан-Дареджан, мать царя Луарсаба, пешком увели из крепости до Зеда Вели; затем передали [30] ее погонщикам верблюдов, доставили в Ереван, и там она, приняв яд, умерла.

Второй раз прибыл шах Тамаз в Картли. Сыновья владетеля Мухрани Арчил, Ашотан и Вахтанг прибыли в Ацкури.

1558 В короникон 246, в Гарисе, сразились грузины и кызылбаши, и грузины победили 57. Убили татары мученика Христова царя Луарсаба, и стал царем сын его Свимон.

1557 В короникон 245 58 татары схватили Арчила, сына владетеля Мухрани Баграта.

1561 В короникон 249 в Цихедиди был бой: одержали победу татары 59, убили Георгия, сына кахетинского царя Леона. В тот же короникон убили пховы Ашотана, сына владетеля Мухрани Баграта.

1567 В короникон 255 царь Свимон и Дауд-хан сразились в Дигоми, и победил царь 60.

1568 В короникон 256 царь Свимон и Дауд-хан сразились в Самадло, и победил царь 61.

1569 В короникон 257 сразились картлийский царь Свимон и кызылбаши. Бой произошел в Парцхисе Царь Свимон попал в руки кызылбашей: схватили его татары, послали к шаху и заточили его в Аламутскую крепость 62.

1576 В короникон 264 сделали Дауд-хана царем Картли 63.

1573 В короникон 261 64, 29 сентября, во вторник, в 9 часов, во второй день луны, в Казвине, скончался патрон атабег Кайхосро, которому 13-го февраля 65 исполнился бы 51 год. В тот же короникон, 22-го октября, в четверг, отправили из Казвина в Шираз Арчила, сына владетеля Мухрани Баграта 66.

1575 В короникон 263 скончался кахетинский царь Леон. В тот же короникон сразились в Чиаури кахетинский царь Александр и его племянники. Царь Александр одержал победу, а племянники его были убиты 67.

1576 В тот же короникон кызылбаши разорили Оцхе. В короникон 264, 15-го мая, во вторник, умер шах Тамаз. Устаджлуаны 68 и Али-хан 69, сын Иотама, пожелали сделать шахом султана Хайдара мирзу 70. Набежали черкес Шамхал 71, афшары 72 и их соплеменники, убили Хайдара мирзу, перебили устаджлуанов, отправили человека вывести Исмаила мирзу.

В тот же короникон, того же мая, 22-го, во вторник, вывели сына его, бывшего пленником в крепости Калкаа 73. 26-го он прибыл в город Ардебиль и 26-го 74 же отправился в Казвин.

Возвели 75 на престол шаха Исмаила 76. Велел он вывести царя Свимона 77 из Аламутской крепости и доставить [31] в Казвин, Сделал его царем Картли и оказал много других милостей, выделив ему со всех припасов царские украшения. Получив об этом известие, царь Давид, находившийся в городе Тбилиси, обиделся, отправил посланца к султану и попросил войско.

В тот же год, в июне, атабег патрон Кваркваре 78, брат его патрон Манучар и их двоюродный брат, сын владетеля Мухрани господина Арчила патрон Эрекле, отправились в Мгелцихе 79, дабы направить посла к шаху. Кое-как взяли с собой около шестидесяти сопровождающих. Остановились мы в Самцубт-геле 80. Ясон Шеданишвили сообщил из Олтис-кваби 81 Коколе Варазишвили 82, брату его Лашкаре и дяде Гургену. Те взяли с собой сына Элии Диаса-мидзе Автандила и брата его Шермазана, Аматака, сына Ростома Аматакишвили и Абдукапара, сына брата их Ростома и Сехниу Аматакишвили. Снарядились до пятисот человек и выступили. Пройдя Ортвалт-хиди, подошли к Борги 83. Там к ним присоединился Джарасон, сын Иоба Панаскертели. Кто-то подслушал разговор: 'В действительности направляются, чтобы напасть на господ и перебить их'. Отправился и сообщил в Угубо Кандурали Доленджишвили 84. 'Точно перебьют господ! Срочно дай знать!'. Выступил Кандурали, сообщил господам. Пропел петух, встали господа и все, кто был. Снарядились около двадцати человек. Навьючили груз. Долго кружили, но те не пришли. Отошли к крепости в Охерат-тави. 30-го июня 85, в субботу, на рассвете, напали на бывшее место стоянки. Ничего не нашли, застали лишь палатку и имущество Тухарели. Взяли это. Мулов вернули обратно.

Сцепились наши и их люди; одного убили, другого схватили наши. Ушли осрамленные Хвастались: 'Не уйди они от нас, срубили бы им головы и искромсали бы мертвых. При случае, не оставили бы в живых и детей'.

Пронесся слух: стало собираться наше войско. Именем Бога выступили господин Кваркваре, господин Манучар 86 и Эрекле, и прибыли мы в Зеда-Тмогви 87 Опустошили город Тмогви и поднялись туда же, в Зеда-Тмогви. Туда прибыла и мать их, патронесса Дебора, бывшая Дедиоимеди 88. В понедельник подошли к Ванис-кваби 89, и в среду взяли его приступом В пятницу снялись. Заняли местность и присоединили Рчеулиани. В воскресенье взяли Оладис-кваби; поднялись в Карцахи 90 и устроили привал.

1576 19-го июля, в четверг, в короникон 264 снарядили Геракла, 16-ти лет, трех месяцев и трех недель, сына владетеля Мухрани Арчила. Подошли к Посо 91. Выжгли жилища и перебили многих. Увели войско. Взяли оставшихся без крова беженцев и знамя 92. Прибыли и стали у Палакацио [32] 93. Сожгли в окрестностях Тетрцихе 94 Алабут и Камроани 95. Отправили посла к шаху.

В том же месяце, июле, 26-го, в субботу 96, сын Зембады Шаликашвили отобрал принадлежавшую ему крепость Олтиси 97, и татары взяли на себя посредничество между нами 98. Пустились в погоню, прибыли в Мгелцихе. Остановились у источника Шераншианов, а затем отправились в Ацкури.

1576 В тот же короникон, 31-го августа, из Мгелцихе изменили Варнетской 99 крепости 4-го сентября Диасамидзе послал азнауров и слуг в Демоти 100, чтобы взять изменой. Но измена не удалась, семнадцать человек были схвачены Саджаром Шалвашвили, начальником крепости Патрон Манучар и патрон Эрекле, сын их дяди, находясь в Мгелцихе, напали на Шаликиановых азнауров. Азнауры бежали. Эрекле догнал их, сбил человека и заполучил доброго коня. Мы также прибыли из Самцхе и расположились у источника Шераншианов.

В тот же короникон 264, 24-го июня, господин Арчил прибыл из Шираза в Казвин с семьей. Затем выступили, напали на Посо и направили посла к шаху. Отступили и прибыли в Самцхе.

1577 В короникон 265, в марте, напал на нас Кокола и отнял Ахчис-кваби 101. Отправился господин Манучар и в тот же час отобрал его назад. Сопровождал его Эрекле.

Затем Гургак отложился от своего племянника Коколы и присягнул на верность господину Манучару, занял для него Каджис-цихе 102. Затем нарушил клятву и вновь изменил господину Манучару. Вернулся господин Манучар. Явились и расположились мы весной, переговорили, но они не присоединились к нам. Опустошили Посо, отправили посла и вернулись обратно.

В тот же короникон именем Бога выступили в поход в середине сентября 103 и подошли к Каджис-цихе.

2-го октября Гургаг перешел на нашу сторону и отдал нам Вели. Вернулись, отобрали крепость с церковью - Урту 104, удел Коколы, разрушили крепость, сожгли все укрепления, какие были, оставили церковь, опустошили Посо и отправили посла к шаху, вернулись и прибыли в Мгелцихе 105.

Мата Бостоганашвили убил своего старшего брата, по имени Атамирза. Выступил господин Манучар, схватил Мату, выжег глаза и ему, и всем его слугам 106. Вернулся господин Манучар, прибыл в Мгелцихе. И господин Квар-кваре, и господин Манучар находились там, госпожа Дедисимпи прибыла в Ахалцихе. [33]

1578 В короникон 266 показалась комета, подобно которой не видел никто. Убили ядом кызылбашского шаха Исмаила 23-го ноября и возвели на престол его же брата шаха Худабендэ 107.

31-го декабря, во вторник, господин Кваркваре и господин Манучар подступили к крепости Тмогви.

5-го января 108, в короникон 266, госпожа Дедисимеди и господин Бока подступили к Квели.

В том же январе, 5-го 109, в среду, [они] отобрали Тмогви, и в тот же день у них отобрали Квели. В среду, 7-го ноября, у господина Эрекле упала лошадь Упала так неудачно, что жизнь была под вопросом, но удалось избежать большой беды. На тринадцатый день отправился он на охоту. Сидел под скалой, свалился камень, упал на него, отсек ему кончик пальца с костью и ужасно покалечил; через два месяца кость зажила 110. Из-за этого не был он ни в Тмогви, ни в Квели.

Кокола, сообща с Караханом, отправились на помощь в Тмогви, но не поспели Обе крепости были взяты Госпожа Дедисимеди отправилась из Квели в Тмогви. Оттуда господин Манучар отправился в Джавахети. Опустошил Посо н Джавахети и снабдил провиантом Каджисцихе для Гургака. Господин Кваркваре и господин Манучар отправились в Ахалцихе, а госпожа Дедисимеди осталась в Тмогви. Велела принести провиант 111, необходимый для крепости Тмогви, снабдила продовольствием и отправила посла к Твалшвениери, сообщив о взятии крепостей и о выступлении урумов. Молва об урумах быстро распространилась. Потронесса Дедисимеди прибыла в Ахалцихе к детям. Патрон Манучар и патрон Эрекле, собрав войско, выступили [и стали] лицом к лицу с урумами. Господин Кваркваре слегка разнемогся. Не смог пойти. Прибыли мы в Згудери 112.

Тем временем, 26-го февраля, в среду, восемь тысяч человек османов 113 напали на Карахана. [Тот] отступил, чтобы изыскать средства Урумы пустились вслед и убили до десяти человек Вернулись, сожгли Гори, устроили привал в Зарлшате 114. Вернулся Карахан в сопровождении шестисот человек, напал на них, именем Бога перебил урумов, обратит их в бегство. Одержал победу Карахан, обогатилась имуществом и оружием. Господин Манучар повернул обратно и прибыл в Ацкури.

1578 В короникон 266, 21-го мая, в среду, Эрекле, сын владетеля Мухрани Арчила 115, отправился в Сурами к царице Картли Нестан Дареджан. Царица скиталась. Поехал, чтобы побыть с ней 116. [34]

В тот же короникон 117 скончался абхазский католикос Эвдемоз Чхетисдзе. В тот же короникон, 22-го мая, умер Баграт, сын царя царей Георгия, и мать его, урожденная Шервашидзе, царица Русудан, умерла 4-го августа.

В тот же короникон, 7-го августа, в четверг, войско хондкара и Лала-паша подступили к Мгелцихе. Сразились. До вторника защитники крепости воевали ежедневно. Гогоришвили Роин и брат его - Бэри Эрушнели и племянник Зураб с помощью Бога и подданных обратили их вспять, крепость осталась за нами, и наше войско одержало победу.

В пятницу, 5-го августа 118, урумы отняли у нас крепость Каджис-цихе, Вели и Тетри- цихе. Защитники Каджис-цихе были полностью перебиты, и 9-го, в субботу утром, между Дзурдзной и Цинцали 119 прибыли эрзерумский и ванский паши. Встретились там султан Карахан Базуклу и владетель Мугалу Махмад-султан занял гору, поставив рядом всех своих людей. Остальные дворяне сразились с урумами. Сначала победили кызылбаши, затем взяли верх и победили урумы. Махмад султан бежал и скрылся.

На той же неделе, 10-го, в августе, господин Манучар с турками подступил к Каджис-цихе. Не подоспел ни к сражению, ни к взятию крепостей. Койяр Амилахваришвили встретил их у Артаани и 2-го августа преподнес в дар Лала-паше две крепости.

Еще раньше Арпаксад перешел на его сторону с шестью крепостями, и он передал в дар Хертвиси и 5 крепостей и отправился вместе с Манучаром. В тот же миг вывели его и пожаловали в качестве санджака Хахали 120.

17-го того же месяца владетель Манучар отдал Тмогвскую крепость Лала-паше. Еще раньше у него отняли Ахалкалаки - там стоял гарнизон Коколы. И оттуда отдал Тмогви.

Миновали эти места. Направились к городу Тбилиси, который спалил и покинул Дауд-хан [Лала-паша] прибыл в Лоре. Отправился в Тбилиси. Посадили пашу, а в Гори - санджак [бега].

Дауд-хан отправился к хондкару. Там ему оказали большие почести, определили ему на кормление два пашалыка 121, а самого держали при дворе. Двое его сыновей- Баграт и Хосров - не последовали за отцом. Господин Баграт был зятем кахетинского правителя, и он остался у тестя. Младший брат, Хосров мирза 122, также остановился у брата, и в конце концов они поехали к шахскому двору. [35]

Когда в Тбилиси посадили пашу, а в Гори санджак [бега], собрались вместе владетель Мухрани патрон Вахтанг, Эристави ЭлизЗар, Амилахвари Бардзим.

Лала-паша послал войско против царицы и всей Картли. Но они явились к нему и, благодаря им, войска отозвали обратно, и страна не была разрушена. Им дали их: владения и раньше чем через четыре дня вернули обратно. Они вернулись в свои владения. Сомхитцы причинили много вреда [туркам]. Лала паша направил войска, двинулись к Картли. Но преградили им дорогу имеретины и жестоко их перебили.

Второй раз оказался Эрекле, сын патрона Арчила, в бою зажатым в кольце, но он одержал победу. Великолепно сражался. Под ним была убита лошадь. Шестнадцать стрел попало в шлем, до сорока - [в кольчугу] 123, но не смогли пробить ни шлем, ни кольчугу. Одна сабля ударила по кинжалу, и сломалась рукоятка кинжала. Тяжело были ранены шесть азнауров. Победа осталась за Эрекле, обратили в бегство татар, большинство было перебито и уничтожено.

1-го сентября имеретины сразились и одержали победу, а картлийцы и Эрекле сразились и полностью перебили [их] 10-го сентября.

Явился Оравжандас-швили и сопроводил Манучара к Лала-паше. Паша и господин Манучар из Ахалкалаки отправились в Картли. А сюда прислали Кайхосро Оравжандас-швили.

1578 В короникон 256, 20-го сентября, в четверг 124, справили ему свадьбу с дочерью патрона Тамарой. Грозная ацкурская Богоматерь и св. Николай пусть сделают счастливым их брак! Пир был в Агуриани из боязни татар. Да, невеселая была свадьба из боязни татар.

Кахетинский царь господин Александр 125, сын господина Леона, вышел навстречу. Лала-паше. Встретил его в Сатисчале, и направились они к Шеки и Ширвану. Тогда же от шаха прибыл Шераншашвили, был у Твалшврниери: принес такую весть: шах узнал о том, что Манучар явился к Лала-паше, послал людей к Твалшвениери, изгнали его из жилища и передали корчибаши 126. В августе, 25-го, в понедельник 127, схватили Твалшвениери.

Заняли Ширван, построили церковь, поставили там Осман-пашу с войском и вернулись.

Сын Александра сопровождал их до Арагви и вернулся. Лала-паша остановился в Мухрави, укрепил Гори. Шах Худабендэ отпустит картлийского царя господина Свимона. Доставили его больного, на паланкине. Привез с собой Арчила, сына владетеля Мухрани 128 господина Баграта с [36] одним сыном и множеством пленных, и прибыл он 15-го июня 129. Лала-паша стоял в Картли. Прибыл в Сомхити, переговорил [Царь] был болен, поэтому не смог с ним увидеться.

1-го октября снялось, а в пятницу стало прибывать войско. Мы стояли в Ацкури. В понедельник отпустили патрона Манучара, и он прибыл раньше. Господин Кваркваре вышел навстречу. Прибыл и сам Лала-паша и расположился по ту сторону на Леки 130.

В четверг патронесса Дедисимеди вышла из крепости и повидалась с Лала-пашой. Воинам и верблюдам не было числа. В субботу, на заре, [паша] снялся и ушел. Патрон Кваркваре обманом ушел вместе с ним и не вернулся. Патрон Манучар [также] пошел вместе с ним. За десять дней с трудом очистилось место от войска. Во вторник было получено известие, что господин Кваркваре не вернется. Выступила патронесса Дедисимеди, гналась за ним до Джаки, но не настигла. Отправили в погоню азнауров, но не смогли их вернуть; так и уехал, не попрощавшись с матерью и семьей. Дали ему Олтиси в качестве санджака. Туда и отправился.

Прибыл патрон Манучар, пожаловал в Ацкури.

Царь 131 Свимон взял Гори, укрепился в Картли Из тех, кто изменил царице и царевичу Георгию, одни уехали к урумам вместе с царем Давидом, иные нашли убежище в Имерети и Кахети, а владения ксанского эристава отдали за бесчестие госпоже царице Нестан-Дареджан, а часть - царевичу. Каспи, принадлежавшее Амилахвари, пожертвовали Свети Цховели, азнауры были объявлены царскими, а моуравство Гори было пожаловано Сулхану Турманидае 132.

Владетель Мухрани Вахтанг, сын владетеля Мухрани Баграта 133, в день введения во храм был схвачен господином царем Свимоном и посажен узником в Кехвскую крепость 134.

Лала-паша прислал войско и Мирзу-Али к господину Манучару, вызывая его в Картли. Но в Картли они не смогли приехать, расположились в Садгери и опустошили его. Пропали сокровища церкви св. Георгия. Во второй раз прислал [правителей] санджаков. Присоединился к ним господин Манучар, напали на Верхнюю Картли и разорили ее.

Явился человек к господину Кваркваре. Не дали ему побыть в Олтиси, отозвали в Эрзерум, увели в канун рождества.

Супруга шаха Худабендэ Бегум напала на Ширван; сразились, перебили [войско], крепость сожгли и разрушили; [37] казна вся досталась им, схватили татар-хана, увели пленником в Казвин; одолели кызылбаши. Осман-паша 135 остался в Демуркафе. Бегум прибыла в Казвин. Схватили победительницу Бегум 136, убили ее и татар-хана по распоряжению шаха.

После смерти жены кызылбаши стали притеснять шаха Худабендэ 137 и урумы заняли Азербайджан и Ширван. Ганджинский хан Шахверди. Султан прибыл в Кахети и просил о помощи господина Александра. А он приказал схватить просителя и отослал его к султану.

1579 В короникон 267, 23-го марта, патрон Кваркваре и патрон Манучар отправились в Константинополь из Эрзерума. Выступили 20-го апреля, в понедельник.

После этого пришло известие - господин Твалшвениери схвачен 23-го августа, а в понедельник, 1-го октября, уведен узником в Аламутскую крепость 138.

Распространилась повальная болезнь 31-го мая 139, в субботу вечером, бросило в жар в Саканапе Хоситу, сына патрона Кваркваре. С божьей помощью он его выдержал, 19-го июня бросило в жар господина Беку: с божьей помощью он тоже перенес. Многих лихорадило, но никто не пострадал.

Во второй раз явился Лала-паша, восстановил Кари, послал войско в город Тбилиси и завез провиант.

26-го августа, в четверг 140, бросило в жар патронессу Дедисимеди, а в понедельник было получено известие о том, что схватила лихорадка монаха, патрона Басили. Заболел он в Сафаре, на Сабурте. В тот же миг отправилась патронесса Дедисимеди. Оба - мать и сын, легли в одной палатке 141 3-го сентября. В ночь с четверга на пятницу, в два часа, разгневался Бог, и умер господин Басили, 15-ти лет и 22-х дней. Отправилась госпожа Дедисимеди на паланкине, прибыла в Згудери. В октябре прибыл вестник из Ускюдара с радостным известием об освобождении патронов 142.

В тот же короникон, в ноябре, из Константинополя прибыл господин Манучар. Султан пожаловал ему звание паши и вернул ему полностью его владения. Господина Кваркваре он на два месяца задержал в Тортоме и не отпускал.

1577 В короникон 265, 5-го января 143, патрона Беку отправили мы из Вале. Оказалось, что Лала-паша уехал, и Бека расположился в Олтиси. Патрон Кваркваре, непосрамленный перед Богом и людьми - поборол перед султаном палавана - был отпущен грузином, [хондкар] пожаловал ему его владение: 144; приехал в марте. [38]

15-го июня привезли Беку, и сами два господина отправились в Лоре, опустошили его и вернулись победителями. На следующий год прибыл Синан-паша, отправился в Тбилиси, и оба сопровождали его. Но, как выяснилось, господина Кваркваре вернул из Триалети, послав посредником в Имереги, и взял с собой господина Манучара.

В короникон 265 145, в начале июня, умер 146 владетель Мухрани Вахтанг, сын владетеля Мухрани господина Баграта 147.

1581 В короникон 269, 6-го февраля, короновался патрон Манучар, а Беку забрали в Константинополь.

В тот же короникон, 4-го августа, господин Арчил прибыл в Ацкури. Встретились сестра и братья 148 после долгой разлуки. В июне 149 уехал.

В тот же короникон, 26-го ноября 150, скончались господин Кваркваре и Арчил, сын владетеля Мухрани Баграта 151.

В тот же короникон сразились царь Свимон и кахетинский царь Александр в Марткопи, в местечке Чотори, и царь Свимон одержал победу.

В тот же короникон в Дзалиси прибыл сардар, по имени Махмад-паша. Встретил его царь Свимон; сразились в Мухрани. Царь Свимон одержал победу, и обращенный в бегство паша прибыл в город 152.

1582 В короникон 270 урумы 153 изменили господину Манучару. Но патрон спасся. Оба паши были тяжело ранены и обращены в бегство. Страна осталась за нами. Шах прибыл в Ганджу, пожаловал господину Манучару Чалабут, а патронессе Дедисимеди пять больших деревень.

1583 В короникон 271 вывели из ямы Твалшвениери и доставили к шаху.

В тот же короникон, 24-го марта, в вербное воскресенье, господин Манучар привел [в жены] дочь царя царей господина Свимона.

1584 В короникон 272 сардар Варад-паша 154 прибыл для восстановления Ахалцихе. Но не смог остаться и ушел, а страна осталась за нами.

1585 В короникон 273 155 сразились царь Свимон и паша в Лоре. Царь одержал победу и перебил многих, около четырехсот семидесяти трех человек. В тот же короникон царь Свимон взял дорийские пещеры до девяти; в тот же короникон подступил царь Свимон к крепости Лоре 1-го апреля, взял 10-го июня.

В тот же короникон шах опустошил Самцхе.

1586 В короникон 274 сразились царь Свимон и паша города Хасан в Табахмелё. Царь одержал победу и перебил урумов до пятисот человек: в тот же короникон взял тбилисскую ограду и крепость за ней. [39]

1587 В короникон 275 убил цирюльник Хамзу мирзу, сына шаха Худабендэ.

Послали ацкурского епископа в Константинополь и с ним заложниками знатных людей - Шаликашвили Эдишера, Шаликашвили Эллу, Амилахорисшвили Койяра. Заложников схватили, и господин Манучар уже не доверился им.

В тот же короникон, в августе, урумы отстроили Ахалцихе и Гори, в году 1092 156 от сотворения мира. Царь Свимон прибыл на помощь, но месхи не дали ему сразиться, опустошили страну и ушли. Много предателей окружили патрона Манучара; не смог устоять, отправился в Ахалдабу и увел с собой жену. Дедисимеди и сын господина Кваркваре господин Кайхосро расположились в крепости Саканапе. Элиа Диасамидзе приставил к Демотской крепости 157 Савалинашвили для измены. Изменили, отлили крепость; захватили большое имущество и казну. Гогоришвили Бежан взял Цихисджвари и отдал паше. Окружили нас изменниками, не смогли мы остаться и прибыли в Ахалдабу 15-го марта 158.

Весной сын шаха Худабендэ Аббас мирза 159 выступил, и прибыл в Ардебиль. Напали на Хорасан озбеги. [Шах] вернулся 160, отправился туда же, взяв с собой Твалшвениери. Пробыв в Тавриз, устроили бой. Трижды сразился Твалшвениери; трижды одержал победу; и перебил, и, взяв пленников, пригнал к шаху. Шах дал ему и награду, и большое имение.

Затем господин Манучар не смог довериться [урумам]. Но не сумел найти повода. Стали вести переговоры. К концу рождества послали в Ахалцихе к паше госпожу Дедисимеди и внука ее, господина Кайхосро.

1587 В короникон 275 сразились царь Свимон и имеретинский царь Левой в Гопанто 161. Свимон одержал победу, а царь Леван бежал 162. В тот же короникон Мамиа Дадиани 163 схватил царя Левона, и там он скончался.

1591 В короникон 279 царь Свимон взял крепость Кутатиси. Вывел племянника царя Георгия Баграта и поставил пашу города. В тот же короникон взяли имеретины Кутатиси. В тот же короникон, [...]24 164, отправился царь Свимон, чтобы занять Лихт-Имерети: взял Кацхскую крепость, Квару и Кутатиси.

В тот же коронштн, в Опискучи, сразились царь Свимон, Мамиа Дадиади и имеретины Одержали победу Дадиани и имеретины Свимон бежал. В Кутатиси посадили царем сына Константина Ростома 165. [В тот же] короникон скончалась царица Тинатин; скончался сын кахетинского царя Левана, к[атолик]ос Николай. [40]

1595 В короникон 283 родился царь Луарсаб, сын царя Георгия 166.

1599 В короникон 287 девять месяцев сражался царь Свимон за Горийскую крепость. С большим трудом взяли крепость, находившихся в ней урумов отпустили невредимыми. Доложили об этом султану. Назначили сардаром Джафар-пашу и послали бесчисленное засивасское войско 167.

В Картли, на берегу Алгети, в Ацупи, произошел жестокий бой. В сражении Тулашвили повалил коня царя Свимона, и он достался татарам схватили его и спешно увели 168.

Заняли Сомхити и Лоре 169.

Царевич Георгий, сын царя Свимона, узнал в Гори о том, что схватили и увели царя. В ту же ночь созвал войско и отправился туда, где был схвачен царь. Но не застал никого. Грузины, все, у кого лошади еще имели силы, пустились вдогонку, догнали отставших, обоз и войско и взяли много добычи. Вернувшись обратно, явились к царевичу Георгию. Собрались все грузины - посадили царем Георгия 170. Венчали его патриарх и епископы и стали ему верно служить. Царя Свимона представили султану в Константинополе и заточили в Иеди-куле 171.

Султан хотел Картли для Дауд-хана, а он умер еще до пленения царя Свимона. Грузины стали вести переговоры с султаном и просить. Послали ему выкуп и в качестве заложника сына царя Георгия Давида с тем, чтобы он от пустил царя Свимона. Царя Свимона убили в Йеди-куле, а царевич Давид пропал.

25 лет Азербайджан был завоеван урумами. Грузины участили бой, часто сражались, вернули назад завоеванные ими крепости и города. Боем отобрали церкви и монастыри.

1603 В короникон 291 прибыл шах Аббас войной, взял Тавриз, Нахичеван и подступил к Еревану. Храбро сражались османы за крепость, поэтому те не смогли ее отобрать. Призвал шах к Еревану, подряд присылая гонцов и письма. Выступил царь Георгий с картлийским войском, взяв с собой архиепископа, своего наставника Зебеде, кахетинского царя Александра с кахетинским войском, и отправились в суровую и морозную зиму на помощь персидскому шаху. Отвоевали у урумов Ереванскую крепость. Шах Аббас оказал им множество милостей и великими почестями и дарами осыпал картлийцев и кахетинцев, а царю Георгию дал слона с троном и паланкинов сверху и отправил в Картли.

1605 В короникон 293 172 шах явился в Картли и приказал царю Александру охранять ту гранвцу 'Твой сын [41] Константин воспитан мною. Он достоян быть царем. Я дам ему войско, а ты окажи ему помощь своим войском, пусть займет Ширван и будет там править Отсюда помогу я, а ты - оттуда, и он усилится'.

Шах дал войско и отправил Константина в Ширван: царь Александр дал ему кахетинское войско Шах напутствовал его 'Я очень сердит на твоего отца Как займешь Ширван, убей отца, и я отдам тебе Кахети'.

Прибыв в Ширван, татары и грузины сразились. Хорошо сражались татары и особенно кахетинцы, взяли крепость Кабалу, заняли Ширван и сделали Константина правителем.

Усилился, послал человека с письмом любви к отцу и брату, сообщив 'Хочу вас видеть'. Обрадовался царь Александр Кахетинцы попросили его приехать и пригласили с почтением. Увидев посланца от отца, [Константин] обрадовался. Спешно выступил, прибыл в Кахети. Царь Александр и кахетинцы вышли к нему навстречу посреди Кахети. Встретились, спешились, обнялись, расцеловались, прибыли в свой дворец в Торге 173.

1605 В короникон 293, 12-го марта, пригласил Константин отца - царя Александра и брата - царевича Георгия. Сели за стол. Заранее были им даны указания своим людям. "Тайно поразите отца и брата моего и убейте". Посреди еды явились подосланные люди, поразили в голову царя Александра и убили в 60 лет. Затем ударили по голове царевича Георгия и убили. Убитых им погрузил на верблюда и послал в Алаверди. И исполнили некоторый обряд погребения.

После этого покорил Константин [владения своего отца] 174. Покинул он место своего пребывания, подошел ближе. Пожелал жениться на своей невестке, царице Кетеван, жене царя Давида. Царица не поддалась. Не пожелала этого, и, встретив его мужественно, побрани та его и не подчинилась.

Ушел он в Ширван и много совершал недобрых и постыдных дел. Дивились кахетинцы, большие и малые тавады: 'Такого не творили ни прежние, ни нынешние'. Сетовали и оплакивали смерть своего царя и царевича и сожалели: 'Хоть бы мы умерли вместе с вами и не видели всего этого'. Посему сговорились люди отложиться от него и не дать ему господствовать в Кахети. Порешили таким образом: 'Убьем его тайком, ночью'.

Отправились однажды ночью в жилище Константина, увидели, что постель была пуста. Он как раз поднялся и вышел в отхожее место. Не застали его, чтобы убить. [42] Сразу сели на коней и отправились люди в Кахети. Выступил Константин, велел их убить, но не сумели догнать и схватить Пришли, рассказали все царице Кетеван. Явились люди, великие и малые, присягнули на верность царице, не покорились более Константину, остались верны и преданы царице. Все кахетинцы от мала до велика собрались воедино у царицы и верно ей служили.

Узнав об этом, Константин беспокоился денно и нощно и думал о том, как бы выправить свое дело. Стыдился, что столько хлопот доставила ему женщина 175. Прибыл в Ардебиль и написал об этом шаху. Оттуда был получен приказ: 'Возьми с собой азербайджанское войско. Ширван принадлежит тебе. Напади! Перебей непокорных тебе кахов, а верным окажи много милостей'.

На пятый месяц прибыл туда, в Ширван, с азербайджанским войском. С большим войском 176 направился к Кахети, чтобы выжечь ее и опустошить. Угрожал царице: 'Сожгу тебя на костре, в мучениях'. Сообщили об этом царице и всем кахетинцам. Собрались кахетинцы и утешили царицу: 'Не бойся и не беспокойся за это дело. Пойдем вместе'. Созвала войска, взяла с собой святой крест: ободряла и крепила воинов.

Прибыл Константин с большим войском, расположился по ту сторону Алазани, на Земоминдори, у Макабели. Написали 177 об этом картлийскому царю Георгию. Назначил он сардаром Папуну Амилахвари 178 и дал ему картлийское войско на помощь царице. Царица 179 привела всех кахов с домочадцами, которые поклялись ей: 'Семьи наши поставим вместе с царицей в тылу, а мы будем сражаться впереди'. И сопровождавшее царицу кахетинское войско понемногу выстроилось и расположилось лицом к лицу с ними, чтобы видеть друг друга с обеих сторон.

Ночь провели в молитвах и обращениях к Богу. Рассвело. С появлением солнечных лучей все поднялись и причастились. Одели кольчуги, надели оружие, взяли копья, ружья, сели на коней, выстроили войска.

Царицу и домочадцев поставили под знаменем. Беспокоилась и страшилась царица; молила Бога 180.

К тому времени войско Константина было наготове. Медленно спустились кахетинцы. Крепко стояли. По татарскому обычаю предсказания судьбы и гадания по звездам увидел Константин свою судьбу в книге и не хотел сражаться в тот день. Кахетинцы, сопровождавшие Константина 181, советовали: 'Картлийским войском командует Ваш двоюродный брат Амилахори, который предпочитает Вас. А царица Кетеван бездетная 182 вдова. Есть у нее один сын, малый, и тот находится при шахском дворе. А других [43] наследных царевичей в Кахети нет. Чего ради кахетинцы сразятся со своим наследным царевичем? Станьте впереди с малым отрядом Как только узнают Вас, пришлют к Вам человека с прошением. А затем поступайте, как лучше'. Он 183 одобрил это слово и послушался; сел на коня и, обходя войско, следовал за ним, Когда приблизился к кахетинцам, узнали Константина тавады, много раз видевшие его.

Жертвуя собой, выступили, атаковали трое добрых всадников - Джандиаришвили Давид, Вачнадзе Тамаз, брат его Бебур. Ударили копьем, спихнули его с коня, силой ударили оземь. Едва живой узнал он этих людей и взмолился: 'Не убивайте, я в ваших руках'. Посулил много других милостей, но те не стали слушать. Ударили по голове, раскололи надвое. Отрубили ее и преподнесли царице Кетеван. Победоносное войско кахетинцев пустилось вслед за татарскими воинами, перебили и захватили многих, заполучили богатую добычу.

Весть об убийстве Константина дошла до шаха. Он огорчился, но сказал следующее: 'Поделом. Отцеубийца достоин худшего' 184.

1605 В тот же короникон 293 картлийский царь Георгий стоял в Меджврисхеви; подали ему мед, а в нем была пчела. Когда царь попробовал мед, пчела ужалила .его за язык. Язык распух. И умер [царь] 7-го ноября, в пятницу привезли его и похоронили во Мцхете, в патриаршей церкви Свети Цховели 185. Оплакали и погоревали грузины, и жена его царица Тамар 186, дочь Георгия Липартиани, и сын его Луарсаб. Собрались грузины, послали гонца, сообщили о смерти царя Георгия и попросили сделать царем Луарсаба Доставили весть.

Шах был в Ардебиле 187. Хотел отправиться в Мазандаран и взять с собой царевича Теймураза. Получив это известие, он не стал брать его с собой. Сделал царем Картли Луарсаба 188. Послали Луарсабу халат, корону, саблю, убранного золотом коня и ракам 189 о назначении его царем.

В тот же короникон кахи отправили к шаху посла: просили за господина царевича Теймураза. Шах пожаловал Кахети Теймуразу 190, выделил ему государственные украшения со всех царских припасов - золото, серебро, жемчуг, коня, оружие, шатер с коврами, верблюдов, мулов и все, что полагается государю. Дал ему с собой мехмандарат и отправил в Кахети царствовать. Великая радость была у кахетинцев, особенно у матери его, царицы Кетеван. Прибыл в Кахети, опоясали его саблей, поздравили с восшествием на престол. [44]

Царица Кетеван и кахетинские епископы и вельможи советовали царю Теймуразу: 'Из вашего роду никого, кроме Вас, не осталось, женитесь'. Он дал согласие. И отправили посла к Мамии Гуриели с просьбой отдать дочь Отдал Гуриели дочь. Послали за невестой епископов - вельмож и отправили в дар дому много серебра и шелка. Гуриели приготовил преподнесенное ими и еще больше ее собственного приданого и дал с собой, преподнес множество даров дружкам. Сам отправил дружками гурийского епископа и вельмож И отправил дочь свою Анну, добрую и поистине честную и красивую. Привезли в Кахети, сыграли свадьбу, большую, необыкновенную. Кахети была могущественна и благоустроена. Сопровождавшие невесту гурийцы были поражены свадебными расходами, раздачей и полученными подарками. Прибыли в Гурию, удивленные, хвалящие и благодарные.

От нее сперва родился Леван, затем Александр. Вскоре после рождения детей появился в горле у царицы Анны зоб. Долго лечилась редкими и тяжелыми снадобьями. Затем сорок дней не ела, не пила ничего, кроме сухого хлеба и водки Затем разрезала опухоль в короникон 297.

Долго отговаривали ее и царь Теймураз, и другие, но не смогли отговорить ни от лечения, ни от разрезания горла.

В тот короникон скончалась царица Анна 192. Царь Теймураз был на охоте. Вернулся, оплакал и похоронил ее в Алаверди. Печалился и горевал; раздал священнослужителям. Кахи стали сетовать, что смерть ее погибель для Кахети.

В тот же короникон Теймураз отправился к шаху Аббасу. В тот же короникон прибыл он в Кахети и попросил у царя Луарсаба сестру Хорешан 193. А они были в родстве: бабушка царя Луарсаба царица Нестан-Дареджан и дед царя Теймураза царь Александр были сестрой и братом. Поженить их было сложным делом. При этом женщина была обещана сыну арагвийского эристава. И возражали монахи и священники. Затем Теймураз оплатил наложенное на него церковное взыскание. Патриарх и епископ собрались и посовещались: для укрепления христианского мира дали разрешение Теймуразу Увел царь Тектмураз Хорешан и женился на ней. Кахетинцы и картлийцы собрались вместе и справили удивительную свадьбу и пиры. Другую сестру царя Луарсаба, царевну Лелу, отправили к шаху. И шах назвал ее Фатьма-Султан-Бегум.

1609 В тот же короникон 297 пришло известие к царю Луарсабу 194 о сборе войск татар-хана и переходе их через Триалети 195. Царь вызвал [Ярала] и велел: 'Ты умеешь [45] перекрывать дороги 196. Защищайте проходы, хорошенько следите, если увидите войско, сообщите и не дайте себя поразить'. Взял с собой только Ярала и никого больше. Они ничего не узнали о войске. Те ушли по другой дороге. Но в конце концов они же их и перебили. Войско татар-хана перешло через Триалети; за ними шли манглисцы - иные бежали за ними с серпами, иные с топорами. Прибыв в Квелту, схватили иерея Тевдоре, шли и били его булавой: 'Иди впереди, покажи дорогу, как нам перейти'. Поднялись на Эрикалу, впереди шел иерей. Подойдя к Гостибу, сказали: 'Ведн нас на царя, мы пойдем за тобой следом'. Двое держали связанного священника Священник решил про себя: "Меня все равно убьют Спасу хотя бы душу". Подумал: 'Никто не останется бессмертным на этом свете. Зачем я приведу столько войска и обрадую этих'. Провел их в Эртацминду. Царь стоял в Цхирети, но он не повел их на него и пошел по пути Квенадриои. И иерею отрубили голову 197.

Царь не знал, что они спустились. Когда глянул, увидел войско, внизу все было полно ордой. Царь, моурави 198 и грузины стали совещаться. Сказал моурави: "Вы пока не двигайтесь с места. Отмерьте мне время до семи часов и слушайтесь меня". 'Мы непременно погибнем перед тобой', - поклялся Царь послушался и остался на месте. Моурави отправился вестником в Кавтисхеви. Жители Сабаратиано 199, все, кто узнал, выступили на помощь царю.

Моурави собрал до пятисот человек или немного больше. Сообщили Деля-Махмад-хану 200: 'Приходи скорей, мы попали в трудное положение, не уклоняйся от помощи, доселе мы всегда были заодно'. Здесь никто не уклонился. Пришли все - и вооруженные палками, и воины. К семи часам моурави вновь прибыл к царю с войском и стал рядом с царем. Отправились в бой - моурави и Заза Цицишвили, Захарий и Ярали, а с ними другие дарбаисели 201, за ними войско и царь.

За Ниабом место называется Схертой. там была роща небольшая, а перед ней орошенная пашня. Как увидели они нас, напали, а мы напали на них, и очи ворвались в пашню Моурави и Заза Цицишвили атаковали, вонзили копья, вышибли (из седла) людей. Царь и войско стояли в поле. Заза Цицишвили сразил пашу, отрубил ему голову. И атаковали стройными рядами. Вскочил на коня Заза, держа голову за бороду зубами. Напали все Захарий, вслед за ним Ярали прибыли скоро в орошенную пашню и многих перебили.

Кура тогда была полноводна. Был июнь месяц. Князь Мухранский, эриставы 202, Амилахори были на той стороне. [46] Ни один не смог перейти Куру. Послали человека ко всем: 'Присоединяйтесь к нам в Верхней Картли'. Махмад-хан прибыл с семьюстами воинов. Довольные снялись, чтобы отправиться в Карагадж, и моурави доложил царю: 'Прославлю грузин. Они идут спокойно. Мы отправимся вслед вдогонку. Когда нападаешь на большое войско, это приносит успех'.

Некий армянский священник прибыл из Гори, ничего не зная. Впереди, в Дуэсском поле, встретил войско. Вернулся, переправился в Гори, разрушил горийский мост и сообщил Верхней Картли. Достал войско. Все снялись с мест и ушли в укрытие. Не встреть их тертера 203, прошли бы без труда и принесли бы беду стране. Затем стали строить мост у Квахврели. Разрушили дома, унесли, проложили мост, перешли в Гори и расположились там Царь и войско прибыли в Атени. Сзади к нам прибывало войско. Прибыли мы в Сацициано 204. По ту сторону собралось войско, заполнили все, идут вдогонку. Мы послали к ним пловца: 'Вы медленно идите за ними, а мы выступим и присоединимся'. Они, где только побывали, жгли, уничтожали и разрушали. Отправились в Сурами.

Прибыли в Сурами. Царь явился в Брбону. Мы встретили его. Жаждали боя. Рассчитывали на мост у Сурамской Ахалдабы, чтобы переправиться. Но те послали войско и разобрали мост. Узнав об этом, мы опечалились. Было много епископов и духовных лиц. В ту ночь не спал никто. В молитвах и слезах упрашивали Бога: 'Дай нам завтра спокойно перейти воду'. Собрались выступить.

На следующий день они разрушили мост. Мы стояли в Брбоне. Наблюдая за ними сверху. Они же смотрели на нас с той стороны. Между Сурамом и Ташискари не осталось места: все было заполнено войском. В ту ночь не спал никто.

Рассвело. Помянули пресвятую Богородицу, Свети Цхо-вели. Послали в Кортанети Шалву с малым войском, велели перекрыть дороги Надели кольчуги, оружие, вошли в Куру за Сурамом и перешли без потерь. Ни один человек не утонул. Перешли вплавь. Был июнь, и было половодье. За Сурамом, по ту сторону реки, царя встретили рать и знатные люди Обрадовались сильно они и мы; радовались бою. Стали совещаться: 'Когда нападем? Некоторые сказали: Нападем сейчас же'. Другие сказали: 'Нападем сверху'. Нугзар сказал: 'Нападем ночью, горцы так предпочитают, не раз одерживали победу'. Иные сказали: 'Нападем утром'. Я, Великий Моурави, посоветовал: 'Братья, поверьте! Этот бой доверьте мне! И пусть мое сегодняшнее [47] дело будет вам примером. Следите за мной, как я буду сражаться, подобно льву. Утром построим войско. Там, где они стоят, выкопаем ров, поставим у рва стрелка и выстроим войска".

Какого-то человека поймали у Ниаба. Но он убежал и прибыл к нам. Мы обрадовались, спросили его: 'Как они осмеливаются сражаться, что собираются делать?'. Тот человек сказал: 'Враги в раздумье, колеблются. Собираются, наполняют мешок с песком, мечут стрелы, гадают на песке. Звездочеты смотрят в небо. Задумались и сказали: 'Проиграем дело. Ни один известный нам знак не выходит'. Они в смятении'. Это известие нам было приятно: значит, Бог гневается на них. Спросили того человека: 'Какое у них боевое оружие?'. Он ответил: 'Никакого оружия, кроме стрел, у них нет - ни ружья, ни копья; сражаются стрелами'.

Отправились в бой, стрелков поставили у рва, а мы напали сверху. Стрелки стали стрелять в них из рва. После выстрела из ружья атаковали мы. Но их войско в шесть раз превосходило наше: 'Выстрой войско, моурави, и врубайся в орду'. Выступил с большим рвением и разил. Подошел царь довольный, повергая в прах всех, в кого вонзал копье. Здорово бились грузины. Участились бой и выстрелы из ружья. Подоспели и те войска, которые отстали в бою.

Я хоть и не люблю хвастаться, но никто не смог удержаться в седле из тех, в кого я вонзал копье. Где я только ни появлялся, атаковал, наводил страх и ужас, убивал, сражался без пощады: разил, кружился посреди войска, больше атаковал и убивал султаноносцев. Сломал три копья. Затем сражался булавой. Сломал булаву и достал саблю. Доблестно борются грузины, слышится звон и бряцание: перебили войско татар-хана. Кто мог пощадить себя ради царя? Великий бой и сражение были подобны грому. Наш бой был копьями, их бой щитом, стрелами и саблей. Царь был хорош. Многих сшиб. Начавшись утром, до девяти часов длился бой. То сражение невозможно передать словами. Метались стрелы беспощадные, некоторых убили. Держали копья, и только мне досталось двенадцать человек. Выиграли сражение, перебили и сделали все так, как было лучше для царя и грузин. Люди стали стекаться перед царем. Такой победы грузин я не видал.

Вступление 205 в родство царя Луарсаба и кахетинского царя Теймураза, их объединение и усиление огорчило картлийцев и кахетинцев, и стали они доносить на них шаху. Шах пригласил обоих в Мазандаран на охоту, зимой. Но иначе объяснили царю Луарсабу и царю [48] Теймуразу: 'Ваше вступление в родство огорчило шаха, потому он и вызывает вас обоих, чтобы не отпустить'. Придумали причину, не пошли в Мазандаран на охоту и этим подкрепили донос. Перепугались 206.

Прошло время. Моурави пригласил царя. Прибыл он, веселый, во дворец к щедрому, радушному. На третий день устроил пир 207. Приглянулась царю сестра моурава, стал он к ней присматриваться. Все идет по чину. Все сидят на своих местах. Захмелели и стали пьяные выходить из дома. Царь приказал моураву: 'Вели своей сестре налить вино'. Сказал он сестре: 'Налей царю вина'. Царь воспылал страстью. Мать моурава, узнав об этом, обиделась. Царь разговорился с женщиной. Моурави сказал: 'Лучше, если бы у меня не было сестры. Если царь со мной так поступит, я и он не сможем жить вместе: позор. И сабля сможет порешить дело. Как он посмел?'.

Моурави послал человека к царю: 'Допустимо ли это, чтобы я склонял на распутство свою сестру, где это видано? Не следуйте злому умыслу и гоните от себя прочь такие мысли. Не то, приму смерть! Хотел сыну передать имя, добытое в бою. Отныне же будут говорить, что дом моурава стал блудилищем. Выбросьте это из головы. Жду от Вас милости. Вспомните позапрошлогоднюю войну, неужели забыли?'. Царь поклялся: 'Я бы не посмел, хочу с ней венчаться, и будет она царицей в Картли'. Моурави передал [ему]: 'Не теряй меня и не поступайся мною с такой легкостью. Увидит знать, велят [ее] бросить, плохо обойтись со мной. Враг мой Шадиман велит тебе убить меня. Лучше отступиться сейчас, чем потом мне оказаться в беде. Шадиман стал моим врагом оттого, что я как-то сказал ему, что клинок его притупился, не сильно рассекает. Он и затаил в сердце злобу. Чем же он может отомстить? Возможно, клеветой устроит мне западню. Говорю Вам, царю, высокому, умному, мудрому и могущественному'. Доложили: 'Ты внук царя Свимона. Не следуй вожделению сердца. Поступай так, как [поступали] Ваши предки. Где была родня у них, с теми и роднись. Знаю, что [дочь] кахетинского царя не может быть Вашей женой. Все другие владельцы, какие только есть, гордые своим происхождением, с радостью отдадут дочь, если от Вас услышат хоть слово. Отступитесь от меня, не могу отдать сестру, сжальтесь'. Царь сказал: 'Ни за что не откажусь от женитьбы на твоей сестре. Если и замыслил что плохое, сейчас, видишь, женюсь на самом деле. Не огорчай меня'.

Затем моурави попросил мать царя: 'Ваш сын не отстает от меня. Просит сестру. Я по своей воле не отдаю ее, не достоин я его родства, и Вы отговорите как-нибудь [49] и примите службу от меня, брата и сына моего. Будем рядом с вами'. Сказала царица: 'Мой сын меня не слушается, а то я бы породнилась с Дадиани. А ты и так нам верен. Сам знает, как ему лучше. Не вмешивай меня'. Моурави сказал царице: 'Я еще раньше сказал ему, что породниться с Вами - это удел великих. Среди Ваших слуг ниже меня нет никого. Сестра моя не останется без мужа. Будет лучше, если отстанете от меня. Не ввергайте меня в печаль' Царь рассердился и молвил: 'Вижу, хочешь, чтобы тебя убили'. Затем я ему сказал: 'Поклянитесь, царь, что не бросите мою сестру'. Он поклялся: 'Не брошу'. И получил согласие.

Царь не медлил со свадьбой. Отправился в Кватахеви, там близко Ноете. Прибыл в Ноете, привел женщину белолицей красы. Навстречу им [вышел] настоятель Насидзе в ризе: 'Свадьба в Кватахеви для царей вполне допустима'. Венчал их Иосеб Канделаки. Прошло время, пять или шесть месяцев. Стояли в Кватахеви. Собрались картлийцы воедино и доложили: 'Где она и где ты. Не подходит она тебе в жены. Нельзя не оставить. Не огорчай нас, грузин, так сильно'. Родня моурава радовалась, враги бранились. И когда царь был один, суфраджи 208 стал говорить ему: 'Отпусти ты ее'.

Царь стоял над Цавкиси, в Коджори, 20-го мая. Моурави говорил ему: 'Поохотимся в Караязе, развлечемся'. А они готовили ему измену. Обманули царя, долго советуя, уговорили. Раньше он не раз говорил: 'Не просите меня больше погубить его. У какого царя еще был или может быть такой слуга? В большом бою и в беде кто ему подобен? Не в угоду ему будет сказано, но в большом бою он спас меня от смерти. Если за мною его сестра, за что вы с ним враждуете? Если согрешит против меня, и сестру его оставлю, и его погублю'. Стали настаивать: 'На что сдался он тебе один, если мы все против. Пусть погибнет ради страны один человек, даже если он и хорош'. Наконец царь сказал: 'Оставлю его сестру! А те говорят: 'Не выйдет, если не убьем его. Если он останется жив, как же ты оставишь его сестру? Не даст покоя, нельзя не убить его'.

Порешили убить моурава: 'Убьем завтра утром'. Херхеулидзе Баака, парештухуцеси 209, подслушал это предательство. Тотчас явился к моураву и, поклявшись, сказал: 'Сейчас же спасайся, не то нападет войско и убьют'.

Встал [моурави], тотчас опоясал ахалухи 210 саблей, сел на коня с попоной и поднялся к Удзо. Узнали об этом, парештухуцесу отрезали нос. Миновал Самадло, [50] скалу Него. За ним гонится войско. Шадиман подошел к скале, окликнул: 'Стой'. Повернулся к нему моурави, отозвался: 'Подойди и посмотрим, кто из нас пожалеет'. Бежал до потери сознания, подошел к скале, там встретил путника. Спешился, снял с него лук и стрелу, одел на себя. Снял одежду, отдал ему, а его носки и каламаны 211 надел моурав. Сидел на славном коне. И лук и стрела придали ему силу.

Пересек Дидгори, спустился к Гостибу. Вступил в Ноете. В тот же миг забрал в лес жену и детей. Не стал глядеть на добро. Немного золота и серебра взяли его люди. Когда взглянул с горы, войско стало собираться. Разграбили добро, сожгли дома, и принялось войско искать моурава в горах. При нем было шесть бравых слуг, выращенных им. И сказали ему слуги: 'Пойдем куда-нибудь, где вы знаете легкий путь. Вы опытный и видавший бои, не тревожьтесь'.

Перекрыли ему все дороги в Самцхе и к долине. В полночь он послал людей. [Так как] у него не было коней, заставил украсть у них семь оседланных скакунов для войска. Как раз было достаточно и для женщин. В бытность свою в Цавкиси, с ним был Папуна Чивадзе. Когда моурав ушел, тот забрал кольчугу и копье, и месяц они были у него. Искал моурава, нашел и отдал ему кольчугу и копье. Слуги сказали моураву: 'Пойдем по дороге, которая лучше'. Он сказал: 'Не знаю, как быть. Все дороги перекрыты. Поищем путь. Где лучше, туда и пойдем. Если кто встретится на пути, сразимся насмерть'. Не рассчитывал он- пройти Мохиси живьем 212. Сказал слугам: 'Направимся к Дидгори'. Когда стемнело, женщины и мужчины собрались воедино. И обратился [моурави] к своим слугам: 'Вы принадлежите мне. Пусть мы погибнем вместе. Со мной не бойтесь ничего'.

В ту ночь прошли Дидгори, ушли по траве, а не по пути. За Кошки свернули. Спустились с гор. Был июнь 213.

Подошли к Теловани. [Никто ничего] не узнал. Вошли вновь в лес, укрылись в густой чаще. Была запруженная вода, там их застал рассвет. Остались они на привале. Было у них немного провизии, поели и побыли там. А моурави думал: 'Если узнают, как быть, здесь и копья не расправишь'.

Стемнело. Наступила пора покоя. Молвил [моурав]: 'Время, пойдем. Нужно спешить'. Все время ждали смерти. Миновав Карснис-тави, вступили в Ахалкалакури, остановились в церкви, помолились. Там никого не было. Немного поели, послали человека на мост: 'Узнай, какие новости, сторожевые на дорогах часто теряют бдительность, [51] а, может, их и нет, возможно, [там] мало людей, убьем их и пробьемся'. Они остановились здесь помолиться, в слезах взывая к Богу: 'Даруй дорогу'.

[Тот человек] спустился к мосту, проверил. Шестьдесят человек были настороже, стоя, разговаривали между собой: 'Не может быть, чтобы мы не смогли схватить моурава'. Вернулся, рассказал человек. И велел моурави: 'Не отступайтесь от меня. Спустимся и перебьем. Мост все равно не сможем перейти. Поднимется шум и не сможем, убьют нас. А те защитники, что они могут, у них приказ царя'. Посовещавшись, решили перейти воду. Принес в дар Свети Цховели один большой серебряный кубок за шестьдесят марчилов. И попросил Свети Цховели: 'Не дай мне увидеть несчастья моей жены и детей, выведи меня к Иордану' 214.

Сели на коней: спокойно спустились к концу моста. Увидели Куру: она была вздута. Страшились женщины перейти. Приказал моурави: 'Не" бойтесь, Бог нам в помощь'. Вступили [в воду], отпустили поводья. Вплавь переправились через Куру. И свершилось чудо Свети Цховели, и защитники крепости ничего не узнали. Ушли тихо, подошли к мцхетской колокольне. Спешился Моурави, взял в руки кубок и вошел в притвор. Большие ворота были заперты. Помолился со слезами и поставил кубок на паперть. Вышли, сели на коней и прибыли в Мисакциели.

Сообщили Нугзару Эристави 215. Он явился сразу и сказал утешительные слова. Утром оба отправились в Ахал-Убани. Тот день провели там, отдохнули Моурави искали по ту сторону. Не знали еще, где он находится. Отправились, прибыли в Душети, и моурави поведал все свои беды Нугзару Эристави: то, что царь не выполнил своего обещания и бросил жену. Увидев свою дочь в печали, Нугзар также заплакал. И сказал Нугзар моураву: 'Быть в родстве с господином для слуги опасно. Много появляется доносчиков. Сейчас я тоже должен умереть вместе с тобой. Я сделаю то же, что и ты: останешься здесь, и я буду здесь, уйдешь, и я непременно отправлюсь с тобой. Не будем мешкать, пойдем. Меня никто не остановит'. Моурави доложил: 'Если останусь, на что я тебе гожусь, до каких пор ты будешь меня содержать. В слуги вы меня не возьмете И я не выдержу, глядя отсюда на своих слуг и имение. Пойду к иранскому шаху и таким образом избегну смерти'.

Собрался уйти, и сказали ему: 'Персам ты понравишься'. Нугзар сказал: 'А как со мной? Я тоже непременно пойду с тобой и не будем медлить, пойдем. Царю и картлийцам не принесу вреда, изучу великого государя, и [52] там развею свою печаль'. Моурави сказал: 'Я уезжаю, да еще другого забираю?' А Нугзар Эристави [в ответ]: 'Тебя погубили, кто же пощадит меня. Останемся там оба волей неволей. Чего же медлим, идем!'.

Отправились с семьями: прошли Сагурамо, оставили в стороне Лило, спустились к Лочини и перешли реку вброд у Куркуты. Все это миновали ночью, и когда подошли к Яглудже, рассвело. Были они снаряжены. Встретил их Колатаури с немногими людьми и воскликнул: 'Не уйдете, стойте!'. Когда перешли реку вброд, там он их и встретил, и моурави сказал: 'Зачем преследуешь, что имеешь против меня? Владетель Мухрани не враждует со мной, мы с ним родня, он бы не приказал У меня нет вины перед твоим господином'. Колатаури натянул лук. Моурави крикнул: 'Как, чтобы меня преследовал такой, как ты. Не прикоснувшись пальцем, сшибу тебя конем'.

Развернулся, пришпорил коня, ударил рукоятью копья и сшиб его. Переломал ему бока с обеих сторон, свалив в терновый куст, выругался: 'Если бежал, то что же сейчас плачешь?'. Собрался было убить, но молвил: 'Оставляю его в обмороке'. Сказал ему: 'Не дивись смерти и обмороку от меня. Видать, перед женой своей похвастал, что схватишь моурава. Думаю, горько пожалеешь и раскаешься'.

Вошли в крепость Агджа-кала 216. На пути больше никто не попадался. Встретили их хорошо: в крепости им подали много еды. Две недели отдохнули там: хорошо им прислуживали. Семьи оставили там в хороших условиях. Отправились моурави и Нугзар Эристави. Оказывается, шах Аббас искренне желал видеть моурава. Прибыли к нему. Шах Аббас был рад видеть моурава и Эристави. Они доложили ему о своих неприятностях и поведали о делах Грузии. Он хорошо с ними обошелся. Много чего им преподнесли. Прошло время, они были в большом почете, но беспокоились за свои семьи.

Затем шах отправился в Кандахар: врагом ему стала Хинди и взял с собой моурава. Не раз одерживал победу моурави и завоевал добрую славу. Шах вернулся победителем. Выступил шах, отправился в Багдад, а с ним моурави. Приказал ему взять крепость. Сразился крепко, добыл много [вражеских] голов. Взяли крепость. В бою убили брата моурава, доброго молодца.

Прошло немного времени. Шах прибыл в столицу. Прошло еще немного времени. [Решил]: 'Пойду в Картли'. В то время шахом Аббасом была получена арза 217, где писали о взятии крепости Арша и о разорении владений Эристави. Это огорчило шаха. При шахском дворе [53] были некоторые кахетинцы, жаловавшиеся на царя Теймураза. Они тоже присоединились к моураву и к Эристави и уговорили шаха отправиться походом на Грузию. И с великим войском совершили поход на Грузию а отправились со всем иранским войском.

Шах прибыл в Карабах 218. Эта весть была доставлена царю Луарсабу и царю Теймуразу. Царь Теймураз и царь Луарсаб послали просительное письмо и Пешанги. Шах прислал теплый ответ. Тем временем 219 порешили кахетинцы и посоветовали царю Теймуразу послать шаху навстречу его мать, царицу Кетеван и двух его сыновей 220 Александра и Левана: 'Пусть попросит царица. Женщине он окажет уважение и, возможно, вернется обратно. Царица Кетеван сказала кахетинцам и сыну своему царю Теймуразу: 'Если пошлете меня и твоих сыновей, потеряете нас. Насколько я знаю этого человека, он не успокоится, не прийдя сюда, и не пощадит нас'. Но не отступились. От правил царь Теймураз свою мать и двух сыновей Левана и Александра, послал много различных даров и написал просительное письмо.

Шах был обрадован их приходом, оказал им много почестей, внимания и сказал царице, посулив много милостей: 'Вы прибыли сюда и повидали меня. Сейчас напиши письмо своему сыну царю Теймуразу. Пусть приедет, повидает меня, окажу ему много малостей, тебя и его отправлю в ваше же царство'.

Шах 221 даже захотел вернуться, кызылбашские военачальники тоже не хотели этого похода, но картлийцы и кахетинцы, все, кто был при шахском дворе, стали говорить: 'Шах и войско Ирана настолько обеспокоились. Осталось три дня пути. Нас и наших детей оставьте здесь заложниками. Если ваше войско потерпит поражение, всем нам отрубите головы Коли государь пожаловал до этого места, пусть отправится в Грузию, увидит и поймет, кто ему друг, а кто враг'.

Пришла весть и о царе Теймуразе, что-де не пришел и не доверился и что в своем царстве созывает войско. Шах поверил их докладу и приказал матери царя Теймураза: 'Пока я вернусь, ты побудь в Исфахане'. Напутствовал ее уважительными и теплыми словами, но послал в Шираз. Отправили.

(пер. Г. Г. Аласаниа)
Текст воспроизведен по изданию: Парижская хроника. Тбилиси. Мецниереба. 1991

© текст - Аласаниа Г. Г. 1991
© сетевая версия - Тhietmar. 2003
 
Rambler's Top100 Армения Точка Ру - каталог армянских ресурсов в RuNet Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Russian Network USA