Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Михаил Панарет Трапезунтская Хроника
 
МИХАИЛ ПАНАРЕТ

ТРАПЕЗУНТСКАЯ ХРОНИКА

Предисловие.

Трапезунд принадлежит к древнейшим городам в миpе. Хроника Евсевия относит основание его к 756 г. до Р. X.1 Скилакс Крианденский 2 (521-485) знает греческий город Трапезунд. Гекатей 3 за VI в. до Р. Хр. называет Гермонассу (Ermwnassa) уже колонией Трапезунда. Ксенофонт в своем Анабазисе 4 считает самый Трапезунд (TrapezouV) колонией Синопа. Население Трапезунда отличалось крайней пестротой. Здесь водворились народности не только греческие, но и выходцы с Кавказа. Трапезундская область соприкасалась с пределами древней Иверии. Колхи - их древнейшие соседи, с которыми они находились в общении (Anabasis, IV, 8, 23). За Диоскурией следует остальная часть Колхидского берега и примыкает берег Трапезунда, говорит Страбон (География XI, 2.4) Сношения между Колхидою и Трапезундом восходят к темным временам. Был момент даже объединенной гocударственной жизни между этими двумя странами. Страбон сообщает (XI, 2.18, XII, 3), что Митридат Великий Евпатор (121-64 до Р. Х.), озлобленный враг римлян, но ими же побежденный, вынужден был сначала ограничить свои владения лишь пределами Понта, потом Помпей, победив его, раздробил его государство между многими князьями. 'Последним царем в Колхиде был Полемон, получивший от Антония I за заслуги, ему оказанные, царство на Понт. А по смерти его 'умная и дельная' супруга его Пифодорида (современница Страбона) была царицей тибаренов колхов, Трапезунда, Фарнакии и живущих над ними варваров)'., [2] Иверия и Трапезунд соприкасались не только географически и политически, но и этнографически. 'Над Трапезундом живут тибарены, халдеи, санны (прежде называвшиеся макронами), говорит Страбон (XII, 3.18). Тибарены и санны народы грузинского племени, как показали исследования этнографии. М. Азии Закавказья 5. Плиний (Historia Naturalis VI, 1.3) замечает: 'До Трапезунда в море впадает р. Пиксит (Pixites), за которой живет племя гениохово и саннов (sanni). Река у них Абсар, при устье ее стоит крепость того же имени на расстоянии 140,000 шагов (20 миль) от Трапезунда. Тут за горами лежит Иберия и у берега живут гениохи, амирейты, лазы'. Арриан же, ссылаясь на Ксенофонта, подтверждает, что колхи сопредельны с трапезундцами, другой же народ, сопредельный с последним, по его мнению, санны.

Трапезунд находится под 41 °,1 северной широты и 9° 26" 8" восточной долготы от Пулкова. Он находится в северо восточной части Азиатской Турции, называемой Анатолией.

Благодаря своему выгодному географическому положению и счастливому порту на берегу Черного моря, Трапезунд стал, по словам Финлея, богатейшей жемчужиной земного шара. 'The city of Trebizond wants only a secure port to be one of the richest jewels of the globe'. (Empire of Trebizond, стр. 354). Он служит лучшим портовым городом для торговли между Европою, Персией и Средней Азией. Трапезунд достиг высшего развития в торговом значении в римскую эпоху. Император Адриан, по словам Арриана, построил здесь порт, ставший рынком для продуктов восточных стран и в том числе предметов, привозимых с берегов Фазиса. 'Трапезунд и Керасунт - самые знаменитые города' говорит, Помпоний Мела, писатель I в. по Р. Хр. (Desitu orbis, I, 19). Трапезунд быстро развивался и обогащался, - его цветущее состояние с давних пор привлекало жадные взоры различных завоевателей из Бактрии, Персеполя, Ниневии, впоследствии он подвергся разорительному вторжению киммерийцев. Эти тяжелые перипетии пагубно отразились на благосостоянии города. Аммиан Марцелин в начале IV в. по Р. Хр. не называет его уже urbem illustrem, как [3] Помпоний Мела, не oppidum liberum, как Плиний 6, ни большим хорошо населенным Polhn megalhn kai poluanJrwpon, как Зосим, но лишь oppidum nоn obscurum 7. При Юстиниане Трапезунд превращается в провинциальный город Понтийской епархии. Во время войн Византии с Анушиваном персидским в VI в. и наступательных движений арабов в VII в. Трапезунд оживляется и становится операционным базисом военных действий. В этому же времени приблизительно относится колонизация страны тчанов грузинского племени.8 Эти исторические события и обстотельства подняли значение Трапезунда и послужили поводом признать его центром вновь организованной тцанами или тчанами, которые известны под именем лазов, фемы-Халдии, пограничной с Грузией. С этого момента до XI в. префекты Халдии стремились к отделению oт Византии и именовали себя князьями земли Трапезундской 9.

В конце XI в. на престол византийский вступил Алексей I Комнен. Царствование его совпало с нашествием турок-сельджуков на М. Азию, захвативших всю Анатолию, за исключением приморской волосы. Появление турок-сельджуков в Западной Азии изменило условия быта народов от Инда до Галиса. Они в своем стихийном движении разрушили города и каналы, опустошали их в такой меpе, что провинции, кормившие тысячи жителей, не были уж в состоянии пропитать несколько семейств. Провинция Халдия подверглась их разорительным набегам. Грузия также была опустошена. Сын султана Альп-Арслана Мелик-шах в царствование Георгия II, царя Карталинии и Абхазии (1072-1089), вторгается в Грузию и разоряет ее.

Попытки сельджуков овладеть Трапезундом были отбиты префектом Федором. Но этому городу стала угрожать серьезная опасность с другой стороны. Давид, грузинский царь, прозванный Возобновителем, заняв престол в 1089 г., изгнал сельджуков из своей страны и Тифлиса, и простер свои завоевательные претензии на всю Анатолию до самого [4] Трапезунда. Он, впрочем, не мог укрепиться здсь, так как префект Федор оттеснил его войска из Трапезундской земли, как прежде Габры отстоял ее от сельджукских полчищ 10.

Преемник Федора, его сын Григорий, был не так счастлив. Византийский император Алексей в эпоху первого крестового похода лишил его владения, отправил его в качестве пленника в Константинополь и, лишь по истечении одного года, вернул ему звание и свободу. Второй крестовый поход также окончился не удачно для Григория. Он взят был в плен в 1119 г. и только за богатый выкуп был отпущен на свободу.

При сыне его, Константине, в Трапезунд, произошла революция, в результате вся фамилия Габр была изгнана из страны. Император Мануил назначил своим наместником в Трапезунде Никифора Палеолога. При его помощи состоялось примирение Мануила с прославившимся своими приключениями Андроником, родственником императора. Андронику назначили местожительство в гор. Иное, на границе с Трапезундом. Это случилось в конц третьей четверти XII в. Вскоре после этого Трапезунду пришлось вступить в союз с лазами, жителями Западной Грузии, против грузинской царицы Тамары.

Трапезундская область 11 с восточной стороны примыкала к Колхиде, расположенной в бассейне Фазиса и получившей название Лазики со времен Юстиниана. Византийские историки [Прокопий, Aгaфий и др.] утверждают, что колхи впоследствии стали называться лазами, а страна их Лазией или Лазикой, поныне населенной народом грузинского племени. Лазы, под этим именем, известны уже в I в. по Р. Хр. У Мемнона в фрагменте (XVI, LIV) указывается, что у берегов внутреннего Понта живут санеги (Sanhgai) и лазы (Lazoi). В санегах же [5] нужно видеть саннов (Sannoi) иди тзанов (Txanoi), как назызвают их комментарии Евстаефя к Дионисию Периегету (ХПв.). Страна же названа им Тцаникой (Txanikh). Тзаны или тцаны суть дчаны, грузинской истории, говорящие языком картвельской (грузинской) группы В I же веке по Р. Хр. Плиний (в Hist Natur. VI, 4,3) называет саннов (ср. санеги) и лазов, живущих у берега. В начале II в. саннов и лазов знает Арриан (Periplus). О саннах он говорил что они очень воинственны и неприязненны к трапезундцам. Царем же лазов он называет Маласса, получившего царство от римского имератора, Кл. Птоломей во II по Р. X. (V, 9), определяя метожительство колхов и лазов, говорит: ближайшие соседи колхов на морском берегу лазы, а над колхами живут манралы (Manraloi), т.-е. мингрельцы, впервые упоминаемые под этим именем. Аммиану же Марцелину известно даже название Лазики, а Страбон (XII, 318), Арриан, Евстафий, коментатор Дионисия Приегета, называют саннов народом, сопредельным с трапезундцами. Мингрелия составляла часть Егера или Колхиды (География, приписыв. Моисею Хоренскому, 38). 'Егер, (Эгриси груз. источников) разделяется на 4 провинций: Манрали, Егревина Лазив, Джанив'. Что лазы тот же самый народ, что и прежде называвшийся колхами, утверждают Прокопий, Агафий и др. Оставим темный вопрос о колхах. Из вышеприведенных известий заключаем, что лазы и санны-тцаны - тчаны были соседи, жили у берегов Понта. Язык лазов и тчанов в живущих в Тчанетии или в Txanikh по Евстафию, язык грузинский, как показывают исследования Георга Розена и проф. Цагарели. В эпоху римского владычества лазы жили до обеим сторонам р. Чороха на границе с Тцаникой. Ныне лазистанский и джаникский санджаки с казами Самсун и Бафра входят в состав трапезунтского вилайета (Статист, таблицы вилайетов Турецкой империи Тифл. 1888). Лазистан географически занимает тонкую полосу земли по берегу Черного моря, на западном склоне Понтийского или Лазистанского хребта от мыса Кемер до приморского местечка Макриала. Ботаник Кох (Wanderungen im Oriente wahrend der Jahr 1843 and 1844. 1. Keise im pontische Gebirge. Weimar 1846) пoсетил только два-три места внутри Лазистана. Европа считала лазов [6] за народ самый дикий и неразвитый, по мнению же некоторых 'в Лазистане говорят имеретинским (?) языком, а по привычкам и костюму население много сходствует с черкесами и грузинами'. Bet эти ошибочный сведения о Лазистане могли жить упорно в понятиях европейцев, в виду того,- говорит Г. Казбек, автор соч. 'Три месяца в Турецкой Грузии',- что Лазистан по своему географическому положению и по топографическим свойствам, мало привлекал к ceбе путешественников (стр. 94).

Имя Лазистана или вернее Лазики встречается помимо византийцев и у армянских писателей (Инджиджиан, География древней Армении, и Минас Бжушкян, История Понта). В грузинской истории этот термин заменяется Мингрелией, иногда Одиши, но чаще Джанети, т. е. страна джанов или лазов. Лазистан Джанетией называет также географ Вахушт. Вообще под именем Лазики подразумевается грузинская провинция Эгриси и заключает в себе нынешнюю Имеретию, Гурию и все прибрежье от Ингура до устья Чороха. В этих пределах в V в. образовалось царство Лазика, составлявшее предмет раздора между персами и византийцами. В VII же в. на берегах Риона образовалась абхазское царство, и с этих пор исчезает самое название Лазики и до нашего времени остатки его сохранились только в названии нынешнего Лазистана 12. Все важнейшия события в судьбе древней Лазики происходили на берегах Риона, нынешний Лазистан остался в стороне от политических движений того времени. Обстоятельство это легко обясняется топографическими условиями Лазистана - страны бедной естественными богатствами и недоступной для военных действий ни с моря ни суши... Ни венецианцы, ни генуэзцы 13, господствовавшие на Понте после четвертого крестового похода, не основали здесь колонии. Турки, [7] завоевавшие в XVI и XVII ст. все соседния земли, не могли проникнуть в нее до 20 годов XIХ в. (Казбек, н.с. стр. 94-95).

Г. Казбек, сводя общее цифровые данные о населении Лазистана, говорит,что там живет до 12.000 дворов, следовательно, от 70 до 80 тысяч жителей, принадлежащих одной расе, говорящих одним языком и отличающихся, вопреки мнению Европы, хорошими физическими, нравственными и умственными качествами. Лазы прежде всего купцы, не любящие и не знающие хлебопашества; их хлебный рынок Гурия и Мингрелия, их симпатия - свобода, их любимое занятие - торговля.

Язык лазов, как теперь несомненно доказано, есть ветвь картвельского и мало чем отличается от мингрельского. В настоящее время в Лазистане существуют три наречия: хоппское, архавейское и атинское. Первое из них почти тождественно с мингрельским; второе на котором говорят в ущелье Абу, есть среднее между хоппским и атинским; а это последнее от влияния греческого и турецкого языков больше других удалилось от общего корня. (Стр. 133).

В окрестных деревнях Артвина почти все говорят по-грузински, в самом же Артвине грузинский говор слышится редко. Старые монеты, здесь виденные г. Казбеком, относятся ко временам трапезундских императоров (стр. 87). В церкви нашел он одно старинное грузинское евангелие, читать которое приходил священник - грузин, живущий около Пархалы (там же стр. 89).

ArconteV twn LaVwn до времен Юстиниана подчинялись византийским императорам, и Лазика имела для империи значение пограничной провинции, на которую обрушивалось вторжение северных варваров и народов, двигающихся с Кавказа. При Юстиниане возгорелась война между Византией и Персией из-за обладания Лазикой, продолжавшаяся с трагическими перипетиями долгое время. Лазы переходили то на сторону персов, то на сторону византийцев 14. Столкновения грузин с византийцами из-за пограничной области относятся к началу XII в. Василий Болгаробойца и Георгий I, царь Абхазии и Грузии (1014-1097), воюют из-за [8] трапезундской области. Георгий I вознамерился занять трапезундский порт в 1022 г. и явился пред вратами города, но был отбит Василием Болгаробойцей 15.

Столкновения с византийцами усилились в XI-XII в. Царь Давид Возобновитель береговую полосу встревожил своими завоеваниями и Трапезундская фема подверглась его вторжению. Царица Тамара вновь попыталась подчинить Трапезунд грузинскому трону. Поводом послужил разрыв ее с мужем, русским князем Георгием (?), сыном Андрея Боголюбского, который, будучи изгнан в 1190 г. из Грузии, за нравственный обиды, наносимый им царица, нашел приют и поддержку в Византии. С отрядом греческим оскорбленный князь вторгся в Грузию для вoзвpaщeния себе престола. Первый грузин, перешедший на его сторону, был правитель Кларджетии и Шавшетии в Чорохским бассейне, Гузан, возведенный в звание полководца областей Самцхе и Боцо. Его примеру последовали другие и с огромным ополчением чрез Самцхе мятежники достигли крепости Гегута, близ Кутаиса, где и возвели Георгия на престол. Они перешли Лихския горы и добрались до г. Гори и укрепились в Агарани. Царица Тамара,собрав верное войско, у верховьев Куры, на равнине Нигали дала сражение Георгию и одержала блестящую победу. Георгий был взят в плен, прощен и удален из Грузии. Вторая попытка его с помощью греков овладеть престолом кончилась также неудачей. Об этом событии византийския хроники (Киннам, Никетас) хранят полное молчание, и это обстоятельство можно объяснить тем, что русский князь обратился за помощью не в Константинополь к импер. Мануилу, а в Трапезунд, к Никифору, который был заинтересован в том, чтобы влияние Грузии в приморской полосе ослабело. Значительная помощь греков князю могла быть доставлена скорее из Трапезунда, чем из Константинополя, сообщение с которым было прервано сельджуками. Союзные войска потерпели поражение и с этого времени усилились тревоги трапезундской чинимой лазами 16.

Царице Тамаре пришлось вмешаться в дела трапезундские, связанные с дворцовыми переворотами в Константинополе. В 1181 г. [9] умер Мануил (Комнены итальянского происхождения; их появление в Византии относится к 976 г., когда Мануил Комнен стал префектом Азии. См. Finlay, назв. соч., 364 - 5. Трапезунд с VII вселен, собора был местопребыванием митрополита церковной провинции Понта Полемониака. Fischer, назв. соч., 196.) и престол перешел к его Алексею, мать же последнего, Ирина, стала регентшей Андроника дядя императора, жил в это время в Иное, Понтийской области. Когда в его пользу организовалась дворцовая партия, направленная против фаворитов регентши, то он явился в столицу и был провозглашен императором (в 1182 г.). Он был из числа тех правителей, которые могут народ осчастливить, а пределы государства расширить. В делах законодательства, суда, администрации он выказал силу своего ума; он облегчил налоги, уменьшил продажу должностей, уничтожили некоторые дурные правительственные обычаи. Но он опозорил себя тем, что императрицу Mapию, обвиненную в сношениях с королем венгерским, велел бросить в море, а Алексея велел удавить тетивой лука. Как при стремлении к власти он попрал все обязанности чести и родства, так в волокитстве все законы нравственности. Убивши императора Алексея, семидесятилетний развратник женился на его супруге, Агнессе, дочери Людовика VII, короля французского. Свирепость, с какою он преследовал всех, мешавших его преступным делам, навлекла на него всеобщую ненависть. Толпы бежавших па берега М. Азии и на острова взялись за оружие на борьбу с тираном. Андроник искусно подавлял мятежи, но чаша страданий переполнилась. Исаак Ангел, по женской линии потомок Алексея I, приведенный на казнь, убил палача и бежал в храм Св. Софии. Вокруг него собрались люди, которым тоже угрожала казнь. Они освободили заключенных в темницы и провозгласили Исаака Ангела императором. Покинутый всеми Андроник хотел уплыть на азиатский берег, на его галера была настигнута, и, будучи схвачен, предан жестокой смерти.

Революция в Константинополе и жестокие меры Исаака Ангела (1185-1195), принятые по отношениям к своим противникам, ослепление Мануила, приобревшего популярность своей оппозицией суровым карам Андроника, отца своего, и представлявшего опасность для нового императора [10] в качестве претендента на престол, мятежи, волновавшие государство, побудили многих из императорских принцев бежать из столицы и искать убежища у царицы Тамары - ""Кавказской Семирамиды"". У Мануила осталось два сына - Алексей и Давид. Алексию было 5 лет, когда умер в страшных муках его отец. Во время разгара революции друзья укрыли юных царевичей от мести Исаака Ангела. Они тайно жили в Константинополе до взятия его крестоносцами. После занятия столицы Византии латинами, Алексей и Давид скрылись в Колхиде. С этого времени народное сочувствие разделилось между двумя династиями: узурпаторской и легальной. Из них вторая в лице молодого Алексея Комнена нашла приют у царицы Тамары в Иверии на берегах Фазиса, а первая - Ангелы - утвердилась в Константинополь. Трапезунд же во время этих династических междоусобий пытался приобрести полную независимость как от Византии, равно от Грузии. Поражение, понесенное у Кутаиса трапезундским войском, в борьбе русского князя с царицей Тамарой, побудило искателей свободы пополнить ряды армии вооруженными иноземцами. Цель их близилась к осуществлению.

После взятия в 1204 г. Константинополя крестоносцами при несчастной династии Ангелов, Византийская империя разбилась на несколько владений, из которых образовались, между прочим, две империи: Никейская, где водворился Федор Ласкарис, и Трапезундская, в которой государем сделался, при помощи иверийского войска, Алексей Комнен, сын Мануила, внук Андроника, знаменитого своими приключениями и злодействами. Алексей вступил в Трапезунд в aпреле 1204 г. при содействии войска грузинской царицы Тамары 17. Царица Тамара организацией [11] Трапезудской империи отомстила Исааку Ангелу за то что он ограбил грузин, отправленных царицей с дарами в обители Востока. Успех завоеваний Алексея в начале был блестящий, он создал государства от Синопа до Фазиса. Трапезундская империя - древнее Понтийское царство Пафлагония, была еще до падения Константинополя изолирована от греческой империи иконийским султанством. Горы помогали грекам отражать нападения тюрков на них. Несколько раз правители этой области - Федор Габра, Григорий Таронит, Константин Габра достигали почти полной независимости. Алексй Комнен, родом из Трапезунда и пользовавшийся симпатиями населения нанял иверийских наемников, сманил на свою сторону императорские войска и провозгласил себя императором. Давид, брат Алексея, прозванного великим, вторгся с наемным иверийским войском и добровольцами из лазов в Пафлагонию. Акрополита поэтому поводу замечает: PajlagoniaV pashV egkrathV hn DabidadeljoV wn Alexiou tou thV TrapezountoV krathsantoV oV kai o MegaV wnomazeto KomnhnoV. Западные Писатели называли его то Dominus de Trapezondes (напр. Vincent), то grant Comnenie (Joniville, Hist. de st. Louis).. Кроме Самсуна, занятого сельджуками, все побережье от Гераклеи дo Синопа покорилось новой империи 18. Алексей был признан basileuV, независимым от Византии государем, а Трапезунд второй столицей греческой империи. О возникновении в 1204 г. Трапезундской империи при содействии грузинской царицы, приютившей Алексея Комнена, находим сведения между прочим, у византийского историка XV в.- Халкокондилы. Он уверяет, что отпрыски дома Комненов бежали в Колхиду и оттуда двинулись овладеть Трапезундом. Алексей принял титул, свидетельствующий об его претензиях на Грузию: PistoV basileuV kai Autokratwr-pashV AnatolhV, Ibirwn kai PerateiaV, o megaV KomnhnoV .. Притязании успех трапезундского вазилевса вызвали отпор со стороны Феодора Ласкариса, властелина Никеи, и грузинского царя Георгия, сына Тамары. Падение Византии в 1204 г. и основание Никейской империи, привело к сближению Феодора Ласкариса с Комненами. Давид старался использовать слабость [12] мало-азиатского греческого царства, чтобы расширить свои владения. Но союз Феодора с сельджуками, которые Алексея пред Амисом разбили, и победы Феодора над Давидом, задерживали каждый шаг Комненов. Напрасно Давид, чтобы защитить Гераклею, стал вассалом латинян. Их вспомогательный корпус Феодором был раздроблен. В 1212 г. вырвал энергичный Ласкарис у Давида весь запад, и ограничил его синопские владения пределами гор Карамбиса до Галиса. Еще опаснее было для него вторжение сельджуков, которые направились морем и в 1214 г. взяли штурмом его столицу Синоп, при чем Давид, храбро сражавшийся, погиб. Счастливее утверждался его брат Алексей в Трапезунде с помощью иверийцев, против турецких нападений. Конечно, он должен был также платить подать Иконии, чтобы внутренней торговле важного экспорта Трапезунда не повредить. Новое государство обнимало приблизительно древний Понт Полемониак и распространялось на Восток до Фазиса. Господство Алексея I, выдающегося правителя и человека истинно-государственных качеств, характеризует блестящий пункт Трапезундской империи. С его же смертью начинается некоторое колебание. Феодализм не позволял установить прочный государственный порядок. Борьба схолариев и мезохалдиев, дворцовой знати и землевладельцев раздирало государство. С помощью латинского войска, посл ожесточенных битв Ласкарис вернул cебе Гераклею, Амастриду и Теос. Давид, согласившийся быть вассалом императора Генриха и получивший от него вспомогательный отряд, был разбить никейским военачальником Андроником Гидом. В мае же 1214 г. иконийский султан Аз-еддин-кай-кавс овладел Синопом, судя по свидетельству хроники Абулфарагия, хотя историки никейские и византийские об этом событии умалчивают. Давид пал с оружием в руках. Но еще сражение у стен Амастриды между Трапезундом 19 и Никеею решило судьбу Комненов, отныне предоставленных политике Грузии и Иконии (Fallmerayer, ор. с., 100). Преемник царицы Тамары вознамерился использовать падение Константинополя (1204 г.) и занять приморскую [13] область вплоть до Трапезунда. Грузины в это время, по словам Финлея (378-9), славились своею храбростью во всей Азии: The georgians or iberians were at this time the bravest warriors in all Asia. Осуществление этого плана было приостановлено вторжением монголов в Грузию в двадцатых годах ХШ в. Кратковременное возвышение Грузии посл монгольского нашествия поощрило ее взяться за opyжиe против трапезундского владетеля. Успехи Феодора Ласкариса, иверийцев и вторгшихся в Понт каппадокийских туркменов; поражение у Амиса, нанесенное Алексею правителем города Саввой и турецким войском Гайзеддин-Кайхосру, умерили честолюбие братьев - Алексия и Давида. 'С этих пор Трапезундская империя ведет чисто-азиатское существование, будучи принужден вечно воевать с мелкими князьями Иверии, с армянскими эмирами и туркменскими вождями. В конц концов она признала над собою суверенитет иконийского султана' 20. Алексей I умер в 1222 г. Он украсил ныне превращенный османами в мечеть монастырь св. Евгения, патрона и покровителя города и империи.

Этот основатель Трапезундской империи впоследствии превратился в мистического героя, стал предметом патриотического энтузиазма в поэтических воспеваний. Благородную осанку и красивое лицо историка готовы обяснять происхождением великих Комненов от грузинских предков (Finlay, The History of Greece, 382 стр.).

Непосредственным преемником Алекся был зять его Андроник I Гидон, который правил до 1235 г. Он заключил союз с преемником Азеддина, Алаэддином, на условиях вассальных отношений. [14] Трапезунду стала угрожать серьезная опасность, когда господство над западной Aзиeй стало предметом спора между Джелал-Эддином, Хваразмийским шахом и великим султаном Алаэддином. Андронику в этом их конфликте невозможно было отстоять свои владения без сильного покровителя, и он объявил себя вассалом Джелал-Эддина, подкрепив его армию вспомогательным отрядом. Но войско Джелал-Эддина было совершенно разбито в битве при Ахлате. Сам же хварзмийский шах через год после этого потерпел поражение от монгольского хана Октая, соперника Иконийского султана. В виду этого Андроник поспешил возобновить свои вассальные отношения с прежним сюзереном и отправить ему 2.000 всадников на помощь. А Лазика, воспользовавшись слабостью Андроника I, завоевала ceбе полную независимость.

Андроник управлял 13 лет. Ему наследовал брат супруги Иоанн, по прозванию Аксух. Он занимал престол всего три года и умер, упав с лошади во врема игры на площади.

Алаэддин-Кайкобад некоторое время стал господином огромного царства между Геллеспонтом и Тигром. Но против него вскоре соединились Эйбидиские (Айюбидские) князья и с 100.000 войском из франков, греков, иверийцев, армян и хваразмийцев выступили против него. Кайкобад был разбит и умер в 1237 г. Он временно возвел свое государство на высшую ступень политического могущества. В письме к Григорию IX он не без основания подписывается: Alatinus Magnus - Soldanus Iconii et Potestas omnium terrarum per Orientem et Septentrionalem Plagam existentiam et Magnae Cappadociae. Под землями Plaga Septentrionalis означены Синоп и Трапезунд. Естественным последствием этого невыгодного положения Трапезундского двора сравнительно с Иконией была утрата влияния над Колхидой, которая до того времени, повидимому, находилась в вассальных отношениях к дому великих Комненов 21.

Стремление со времени Юстиниана провинциальных областей к независимости от Грузии, Константинополя и впоследствии Трапезунда, теперь [15] осуществилось при появлении нового врага в М. Азии, именно монголов. Грузия стала провинцией их, Византия еще с 1204 года была ослаблена, Трапезунд сражался под знаменами Иконии. Царица Русудань, состоявшая в замужестве с иконийским султаном Могит Эддином (Муджит-Эддином), а потом с ним разведенная, под давлением Джелал-Эддина, бежала из Тифлиса в Имеретию.

Вот как рисуется положение Грузии в эту эпоху современником, автором Истории монголов, армянским иноком Магакией.

По повелению Чингизхана, татары устремились на Агванию и Грузию. Царь грузинский выступил с 60000 всадников на великое поле Котман, насупротив крепости Терунакан. Как только начался бой, то 'по внушению сатаны' владетель манасагомский Хамидола из-за какой-то мести подрезал жилу лошади атабека Иванэ. "В то время не было в живых царя грузинского Лаша. У него остались сын Давид и дочь Русудань". (Явное недоразумение в этом показания Магакии. Русудань была не дочь Георгия Лаши, а сестра его. Kpoме того, при первом вторжении (1220-1221) татар Лаша был жив]. Сын его Давид, попав в руки румского султана, томился в темнице, а Русудань правила государством при содействии атабека Иванэ. Последний с грузинской конницей отправился в область Гаг к мудрому князю Вахраму, сыну Блу-Захаре и с его вспомогательным войском выступил против татар. Вахрам командовал правым крылом, а Иванэ левым. Когда они произвели нападение, проклятый Хамидола совершил вышеупомянутое преступление. Татары, заметив несогласие в лагере неприятелей, бросились на грузинских всадников и безпощадно истребили их. Князь же Вахрам Гагский во главе правого крыла рубил татар и покрыл все поле Сагамское их трупами. Узнав же об истреблешнии грузинского войска, он оставил в горести поле битвы и вернулся в укрепленный свой замок Kаpxepц. Это случилось в 663 г. армянского счисления (=1312-1313).

Три военачальника, Чорман, Бенал и Мулар, по повелению хана, вторглись в Агванию и Грузию, завоевали множество городов и крепостей. Пробыв некоторое время в муганских степях, где трава зеленая [16] летом и зимою, они снова вознамерились истреблять христиан Грузии и Агвании.

Независимые и великие князья грузинские кто волей, кто неволей сделались их данниками и каждый с известным числом всадников, по состояние, вступил к ним в халан 22. С их помощью брали непокоренные города, разоряли, брали в плен, умерщвляли мужчин, женщин, священников [Магакия, инок XIII в., пер. Патканова, СПБ. 1871 г. Стр. 5-7, 8-10.]

Сын царицы Русудани, Давид после победы иконийцев над Джелал-Эддином и Трапезундом, стал независимым царем в Кутаисе. Высшая власть, никогда принадлежавшая византийскому императору, грузинскому и трапезундскому царям над Имеретией, Мингрелией и Абхазией с 1241г., переходит к этому Давиду. Только Гурия более полустолетия остается верной великим Комненам. Грузия вместе с Трапезундом стала испытывать гнет владычества монголов.

По смерти Алай-Эддина закатилась и звезда Иконии. Его сын и преемник Гиасс-Эддин-Хосрев, пристрастный к вину и женщинам, муж Тамары, дочери грузинской царицы Русудани, потерпел поражение у Касадака от монгольского хана Октая, который в 1240 г. с огнем и мечем дошел до пределов Трапезунда. Гиасс-Эддин не получил помощи ни из Армении, ни из Месопотамии, ни из Сирии. Мануил (1238-1263), занявший престол Трапезундский 23 после Иоанна I, сначала был вассалом сельджуков, а потом монголов, после поражения Гиасс-Эддина. Политическое состояние М. Азии в эпоху Мануила описано Рубруквисом, который посетил Каракорум в 1253 г. Он говорит, что сваны и грузины живут в независимом государстве, а Трапезунд является вассальным владением татар. Иверийцы, пред тем усердные союзники Трапезундского императора, сражались также в рядах сельджуков. Грузины пришли к сельджукам под начальством [17] Саркиса Джакели, Авага Шагиншаха и Эликума Орбелиани. Грузинский двор был связан с Иконией родственными узами. За султана Гиасс -Эддина 24 была выдана Тамара, дочь грузинской царицы Русудани. Тамару вынужденную принять ислам, сопровождал Давид, племянник Pусудани, сын царя Георгия Лаша, (а не брат, как ошибочно назы вает Fallmerayer 25 Давида Георгиевича братом Тамары, смешивая с одноименным сыном Русудани). Давид, присланный Русуданью в Иконию, чтоб его здесь погубить, был заключен в темницу. Из заключения его освободили монголы, разбившие иконийского султана, войском которого командовал Дардан Шарашидзе и Парадаули, сын Шалвы Торели 26. Гиасс-Эддин недолго жил после своего поражения и был убит Фарсманом, супругой которого становится овдовевшая Хатун-Тамара, дочь Русудани.

Храбрые и именитые войска грузинские, говорят современные армянские писатели, с давних пор жили без главы и царя как стадо без пастыря. Царица Русудань также скончалась. Грузинские князья вспомнили о сыне царя своего Давиде, который томился в темнице, в стране румской. Схватив некоторых румских вельмож, они привели их к Бачу и просили пытками допросить их о царевиче. Когда их высекли, то сознались, что царевич находится в Кecapии, брошен в колодезь в оковах. Обрадованные князья грузинские отправили князя Вахрама в сопровождении одного татарского начальника с 100 всадников в Kecapию. здесь в глубокой яме нашли царевича Давида. Он был высок ростом, крепкого сложения, красив видом, с черною бородою. Он был исполнен мудрости и благодати Божьей. Одев его в превосходные одежды, поскакали в Тифлис, где все были рады видеть царевича, на счета которого были получены распоряжения Бачу и Альтана-Хатун, по смерти мужа Чормагана, заведывавшей ханством. Отправили князя [18] Вахрама к великому хану (очевидно к Гуюку, у которого Плано Карпини (кн. I, гл. 8) видел двух грузинских царевичей - сына царя и царицы грузинской, а также русского князя Ярослава) донести обо всем этом. Получивши грамоту от великого хана, они вернулись и возвели Давида на престол его отца в Тифлисе. Добрый и прекрасный царь Давид предавался постоянному веселью. Раз за обедом, разгоряченные вином, князья в шутку стали хвастать, называя пред царем, кто может выставить 1000 всадников, кто 500 и нашли, что им легко победить татар, притесняющих их поборами (мала, тагара, халана). Один из присутствующих, подобно Иуде предателю, донес об этом разговоре татарам. Те, поверив навету, напали на страну, разграбили ее, а жителей умерщвляли. Повлекли ко двору своего начальника царя, князей и, сына атабека Иванэ Авака, который не мог сесть на лошадь, вследствие нездоровья, положили в гроб. При дворе больной Авак и князья грузинские оправдались в навете и татары перестали грабить жителей и увлекать в плен. [Магакия, стр. 22-23. Ср. Киракос, стр. 179 и Вардан, стр. 148].

Грузия при монголах разделилась на два царства, в которых воцарились два Давида, сын Георгия и сын Русудани.

Результатом же поражения монголами Гиасс-Эддина был разрыв между Иконией и Трапезундом, который при Мануиле принимает сторону монголов, чтобы обезпечить мир за собою и предотвратить опасность, угрожающую спокойствию со стороны великого хана Октая и Гюйюка. Восточные и византийские писатели (Гайтон, Никифор Грегора и др.) передают, что в силу заключенного условия между Мануилом и Шермагуном, полководцем Октая, ни один из монгольских военачальников не должен был вступать в Трапезундскую область. Тонкий государственный ум Мануила настолько завоевал доверие монголов, что дому Комненов не приходилось заискивать у татар в Каракоруме, как делал по это необходимости грузинский царь Давид 27. Монголы, основав свое эфемерное торжество не силой оружия, а хитростью - seulement par le ruses et tromperies, как говорил Рубриквис, не сумели ввести в сферу своего влияния Черкесcию, [19] Иверию и Сванетию. Так, по крайней мере, замечает современник Рубруквис: Au de la, est la Zichie, qui n"obeit pas aux Tartares et les Sueves 28 et les Iberiensa l"Orient, qui ne les reconnoissent pas aussi. Аpres vers le midi est Trebisonde, qui, a un Seigneur particulier, nommee Guim qui est de la race des Empereurs de Constantinople et obeit aux Tartates. Под Иверией здесь следует разуметь Имеретию, Мингрелию и Абхазиию, так как внутренняя Иверия, т.-е. Карталиния с Тифлисом, была покорена монголами. Несомненно однако, что Грузия и Трапезунд принимали участиe в завоеваниях монголов.

Татары обезлюдили монастыри и церкви. Князья армянские в гpyзинские, по словам Магауии, приобрели в это время множество богослужебных книг и житий святых, роскошно украшенных (стр. 14).

Народ стрелков, продолжает он, (в 689 г. армянской эры) под предводительством Бачу-нуина пошли на румскую страну и постоянно одерживали победу над противниками. Причиною этих побед были те же грузинские и армянские князья, которые, образуя передовые отряды с сильным натиском бросались на неприятеля (стр. 14-16).

По словам Гайтона Хулаку в 1264 г., собираясь напасть на мамелюков в Сирии, пригласил в поход царей Грузии, Армении и прочих xpucmиан Востока, под которыми Fallmerayer разумеет ближайшую к Грузии и Армении Трапезундскую область 29.

В 1203 г. скончался получивший прозвище strathigikwtatoV Мануил, оставив вдовой третью свою жену грузинскую принцессу Русудани, на которой женился по смерти первых двух своих супруг - [20] Анны и Ирины. Преемником Мануила, основателя монастыря св. Софии, был сын его Андроник II, от первой супруги Анны Ксилалои. Процарствовав около трех лет, Андроник скончался, а престол перешел к Георгию, сыну Мануила от второй супруги Ирины. В его правление и проявились первые следы возрастающего затм недовольства царских вассалов, известных под именем архонтов. В первом же столкновении с завоевателями туркменами из внутренней Азии Георгий был изменнически предан и в сражении у Тавра был взят неприятелями в плен. В 1251 г. на монгольский всемирный престол вступил Макку, который послал своего брата Хулаку 30, в качестве главного наместника в западные владения. В его полчищах оказалось много еще неизвестных номадов, которые именовались кара-татарами или туркменами. Хулаку рисуется другом христиан и врагом мусульман; он поставил целью своей предприятия разрушить Багдад и обратить в прах величие магометанства на западе. Этим объясняется участие христианских воинов из М. Армении и Иверии в рядах монголов. Грузины под начальством царя Давида отличились при взятии Багдада, 10 февраля 1258 г. Халифу Мостазему, (по армянским источникам Мастасару см. Вардан стр. 150 и Киракоз, стр. 92) Хулаку собственноручно, по словам грузинской летописи, отрубил голову. Хулаку стал могущественным повелителем от Хорасана до Трапезунда и Бассоры, и именуется у восточных писателей царем царей. Монголы под предводительством семи ханских сыновей при участии конницы армянской и грузинской взяли славный город Багдад. Когда все четверо ханских сыновей оказали сопротивление Хулаку или Гулаву, вознамерившегося сесть на ханский престол, то грузинские войска царя Давида, по приказанию Гулаву, перебили мятежников. Заточили одного и умертвили трех ханских сыновей Гулаву любил христиан и в удовольствие князьям армянским и грузинским в награду за их постоянную храбрость приказал казнить всякого таджика, если тот отказывался [21] есть свинину (Магакия стр.27 и 35). По смерти Гулаву на престол возведен его сын Абача. Прекрасные и любимые при жизни цари Гетум и Давид скончались в одном месяце (стр. 52).

Этот удар, постигший турок-сельджуков и расширение монгольского владычества, придвинувшего кара - татаров к пределам Трапезунда, не могло не отразиться на последнем.

Разрушение Багдадского халифата передвинуло торговые пути с берегов Тигра и Евфрата к Черному морю. Вемсто Багдада Тавриз сделался торговым центром, а Трапезунд приобрел важное значение стал передаточной станцией между Востоком и Западом.

При таком тяжелом положении престол наследовал младший брат Георгия Иоанн II, при котором дворцовые интриги не прекратились. Судьба Трапезунда усложнялась теми переворотами, которые испытал Константинополь в последнее тридцатилетие ХIII столетия после взятия его крестоносцами. Император Михаил, в интересах отклонения серьезной опасности со стороны Карла Анжуйского, вступил в переговоры с папой Григорием X. Признав же главенство папы и римский символ веры 31, он возбудил против себя все классы греческого народа.

Возгоралась религиозная борьба. Михаилу удалось перевести на свою сторону часть духовенства, и единение временно было восстановлено. Но вскоре монахи возбудили народ против единомышленников унии, и замешательство вновь охватило столицу. Прибегли к насильственным мероприятиям для восстановления порядка, - многие бежали в Фессалию и Трапезунд. Противником 'узурпатора престола', еретического императора Михаила и ревностным защитником православия выступил трапезундский царь Иоанн II, женатый на дочери Михаила Палеога, претендент на византийский трон своих предков. Он сложил с себя титул BasileuV Rwmaiwn и с того времени трапезундский владетель именует себя 'императором Востока, Иверии и заморских стран'. Царем же стал именоваться еще Алекей, первый независимый владетель Трапезунда: [22] недовольствуясь титулом дуки, он именовался царем. Гордость Комненов была насыщена еще одним важным собьтием. Но Иоанн II не имел достаточно сил, чтобы использовать свое выгодное положение. Михаил же для сближения с Трапезундом прибег к брачному союзу как базису, необходимого обеим империям против мятежников, чрез великого логофета Георпя Акрополиту, предложил Иоанну в жены третью свою дочь Евдокию.

Пахимер в истории Михаила и Андроника Палеологов [история обнимает период с 1255 до 1308 г. СПБ. 1862. Стр. 480-4) сообщает об этом следующее.

'Царь старался умерить горячность и тех, которые не подлежали его владычеству, видя, что они восстают против своих властителей... А Иоанну, правителю Лазов, хваставшемуся знаками царского достоинства, тогда как царство совсем ему не принадлежало, он однократно посылал приказания: - принадлежащей ему властно свободно пользоваться, как хочет, от титулов же и царских знаков воздерживаться; ибо пока сам он царствует в городе и занимает царский престол, другим - кому бы то ни было, неприлично величаться тем же верховным достоинством. Поэтому Иоанн, как представитель части империи, должен присоединиться к целому, а не припутываться к царскому величию. Сколь ни часто делал царь такия напоминания, успеха они не имели и только доказывали, что успеть этим. путем невозможно. Как варвар, Иоанн был человек надменный и приказание презирал; представляя в извинение, будто не сам он начал вводить эту новость, а выдумывал, что получил на то право от отцов; к тому же, его подданные, говорил он, не дозволяют ему лишить себя этого отцовского наследия, переходившего из рода в род и доставшегося ему; да и сами они не так мало заслуживают уважения, чтобы, чрез отнятие у него царского титула, могли быть лишены части своей славы. Впрочем, немного завидного носить красные сандалии и украшаться именем царя тому, кто имеет гораздо больше; это, говорил он, дает ему право только на земные поклоны и рабские встречи, на заключение мирных договоров и сношение со всеми. После того державный рассудил поступить иначе с Иоанном, еще с молодым в правительственном [23] служении. У него родилось намерение принять Иоанна в родство и тем изгнать из его души подозрение, будто царь хочет ограничить царские его права и, вместе с царским титулом, снять с него и приличную этому сану одежду. Царь отправил к нему послов - умных вельмож, чтобы они, отличаясь знатностью, могли убедительно говорить и изгнать из него вредную к царю недоверчивость. Были посланы великий логофет Акрополит, который тогда еще был жив, и великий Эконом великой церкви Ксифилин, как посредники при заключении брака; ибо у царя была и третья дочь Евдокия, которую он хотел выдать замуж за Иоанна. Они должны были склонить приближенных отпустить юношу к царю с несомненною надеждою найти там счастье, куда его зовут.

Но ни вельможи не думали отпускать своего правителя, ни сам он не изъявлял желания ехать... Послы возвратились к царю без всякого успеха. Однако царь продолжал манить Иоанна, обещанием будущих. благ. Наконец он посылает логофета, домочадцев Ятронула и вместе с ними пресвитера церкви: одного, чтобы оказать честь приглашаемому и возвестить предлагаемые от имени царя блага, а другого как бы для засвидетельствования и удостоверения в истинности царских обещаний. Церковь, как велел убеждать державный (севастократор), по лицеприятию обыкновенно никогда не соглашается обманывать, служить им в этом случае порукою. Итак, оставив всякое подозрение, они должны были судить по самым делам,- можно ли и принять кого-нибудь в сыновья, и хотл ему зла. Говоря это, послы наконец убедили и, дав клятву, что Иоанн будет зятем царя, и с богатыми дарами возвратится назад, что и свита его будет также принята хорошо, отправились в город на длинном корабле. Но случилось, что царь в то время находился в отсутствии и жил в Лопадии, а Иоанн между тем вступил уже в римские пределы. Тогда послы окружающим, его предлагают совет - снять с правителя красные сандалии и обуть его в черные, чтобы он представился царю совершенно достойным будущих почестей: хотя и было условие, что он будет облечен во все знаки достоинства, сделается сыном царя и достигнет блестящей славы, но красную одежду заменить двухцветною ему неприлично, так как иначе-то трудно и явиться к царю. Сделав это, они пристают к [24] городу и, вышедши из корабля в пристани Рога, получают великолепное помещение в подгородном доме потом через несколько дней, отдохнувши от морской качки, по приказанию царя, отправляются в Лопадий, а оттуда, после взаимных дружеских приветствий, взошедши на корабль, вместе с царем возвращаются в город... Прибыв в город, он отпраздновал свадьбу дочери'...

И Иоанн, впервые отправился в 1282 г. с византийским послом в очаровательный Константинополь. С этого момента он остался предан Палеологам.

При Иоанн II началась католическая пропаганда среди монголов, благосклонно принимавших римских послов. Пaпa Николай IV пригласил Иoaннa принять участие в крестовом походе вместе с xpиcтиaнами Гpyзии, Киликии и Армении, с целью вырвать Иерусалим у своих непримиримых врагов - мамелюкских египетских султанов. Трапезунд в это время испытывает внутренния неурядицы и вторжения извне. Царь Давид грузинский подступал с войском к Трапезунду и осадил его; Федора Комнена, дочь Мануила от иверийской царевны Русудани, временно в 1285 г. овладевает троном; Халибия разорена туркменами. Но Иоанн возвращает cебе престол и умирает в 1297 г. в крепости Лимнии. Прах его перевезли в Трапезупд и похоронили в храме Хризокефале.

Сын Иоанна, Алексей, вступил на престол 15 лет. Он был номинальным правителем, властью же пользовались министры его покойного отца 32.

Против воли своего опекуна Андроника, он женился на грузинской принцессе 33 и принял все меры, чтобы освободить себя от усиленного влияния византийского контроля. Он старался оказать сопротивление завоевательным успехам туркменов 'черного барана' и торговым oпeрациям Трапезунда, Генуи и Венеции, невыгодным для грузинского гарнизона. Он многим обязан при кровавом столкновении с генуэзцами, в их стремлении захватить монголы на Черном море. [25]

Алексей II отверг предложение Генуи заключить торговый договор на тех же условиях, на каких согласился Константинополь. Это вызвало неудовольствие генуэзцев и привело к погрому их торговых домов. Когда же состоялось примирение, Алексей II восстановил из развалин их разрушенный старый квартал - Леонтокастрон 34.

Он энергично восстановлял внутренний порядок и отразил нападение туркменов в 1302 г. Приходилось оберегать границы как от мусульманских, так и от христианских пиратов. Одно из нападений пиратов относится к 1314 г.

Папа Иоанн XXII, напрасно стремился внушить Алексею мысль признать главенство Рима. Умер он в 1330 г., процарствовав счастливо 33 года.

При преемнике Алексея, старшем его сын, Андроник III, внутренние беспорядки привели к открытой гражданской войне и разладу между частными и общественными интересами. Над ним тяготет обвинение, что он убил двух своих братьев - Михаила и Георгия;

Процарствовав с 1330 до 1332 г. Андроник скончался, а на престол вступил 8-летний его сын Мануил. Народное возбуждение при нем усилилось. Город стонал от беспорядков. Знать, духовенство, провинциальные правители, вожди войска интриговали - друг против друга, оспаривая направление политики и влияние при дворе. Во главе дворцовой партии стали вельможи древне-византийского происхождения, бежавшие после революции 1185 и 1204 гг. с Комненами в Грузии и образовавшее свиту нового императора. Эта туземная партия, именуемая мезохалдиями или трапезундско-колхидской, находила противовес в партии трапезундско-византийской, называемой схолариями. Возникновение схолариев Прокопий относит к IV в. В Константинополе схоларии были дворцовыми солдатами, лейб-гвардией. Мезохалдии находили поддержку в провинции, а схоларии в столице. Этим моментом внутреннего раскола воспользовались туркмены, в виде разорения империи в 1332 г. [26]

Василий (1333-1346), второй сын Алексия II, при содействии византийской партии сверг своего племянника Мануила с престола, сам завладел короной и положил конец беспорядкам. Он прибыл в 1382 г. из Константинополя, куда он бежал от преследования Андроника III, и тотчас был провозглашен императором. Женился он на Ирине, побочной дочери византийского императора Андроника Палеолог. При нем знать в провинции завоевала положение почти независимых правителей, а схоларии приобрели значение, равное весу янычар в Оттоманской империи. Бездетная Ирина оттесняется, а он празднует новую свадьбу с одной своей подданной из Трапезунда.

Схоларии ему также надоели, так как они напоминали о связях с Константипопольским двором. Трапезундско-иберийская партия также не дремала, собирая силы в Иверии для поражения своих противников. Умер Василий в апреле 1340 г. После смерти Василия, разнузданные вассалы берут верх над короной, водворяется разъединение вместо порядка и единства. Одна партия возводит на престол Ирину, вдову Василия I, незаконную дочь византийского императора. При ней усилились неудовольствия трапезундско-иверийской фракции против византийской. Ирина приискивала себе мужа в Константинополе, и эта связь могла только закрепить влияние Византи. Начались дворцовые интриги. На одной стороне был глава схолариев Тцаник, поддерживаемый знатными фамилиями (Вабазитов, Камаков), и Константин Доранита, снискавший сочувствие части горожан Трапезунда и императорской кавалерии. Во главе второй партии стоял великий дука евнух Иоанн, убийца младшего сына Мануила II, овладвший крепостью Лимнией. Они засели в монастыри св. Евгения, а Ирина с другой частью кавалерии и архонтов укрепилась всо дворце. Столкновение, сопровождавшееся уличными беспорядками, побоищами и пожарами, кончилось торжеством Ирины. Монастырь св. Евгения был взят. Вожди знати и схолариев попали в плен и отправлены в Лимнию, где и были казнены.

Во время этой гражданской войны диарбекирские турки продвинулись к Пархари. Через год они взяли предместье Трапезунда, предали все огню и мечу. Андроник Палеолог, император византийский, после продолжительной болезни скончался и помощи никакой не мог оказать [27] правительнице Ирине. Даже жениха среди византийской аристократии не успел дочери приискать при своей жизни, Иоанн Контакузин, опекун и правитель при вдовствующей императрице Анне, послал Ирине просимого жениха в лице Михаила, второго сына великого Комнена Иоанна, которого мать в детстве привезла в Констанополь. Но прежде чем Михаил прибыл в Трапезунд, Ирина лишилась свободы и трона. Ее низвергла, при содйствии дворцовой партии, сестра Василия I, и Анна Комнена, по прозванию Анахутлу, старшая дочь императора Алексея II, сестра бездетно умершего Василия, принявшая монашество при начале гражданской войны, по внушению оппозиционной партии, покинула монастырь и удалилась в Имеретию, где она провозгласила себя императрицей, как законная преемница своего брата Василия. Лазы и тчаны и все провинциалы предпочли ее, по рождению представительницу дома великих Комненов, господству византийской отрасли Палеологов.

С грузинским войском и при содействии трапезундско-иверйской партии она овладела трапезундским троном. Ирина Палеолог, процарствовавшая один год и 5 месяцев, была низложена. Прибывшего, через несколько дней после этого переворота, Михаила, Анна отдала под стражу в замке Оенэе, (Оеnaeum); Ирина отправлена была в Константинополь, сама же Анахутлу стала игрушкой грузинского войска и дворцовой партии. Но вскоре ее свергли с престола и задушили; ее приверженцев постигла суровая кара. Схоларии, Мейцоматы и Дораниты, соединились и провозгласили императором Иоанна Ш, сына Михаила, который пышно короновался в храме Хризокефале. Излишества и увеселения его вскоре возбудили против него неудовольствия. Он был низложен и заключен в монастырь св. Саввы.

Второй сын Иоанна II, Михаил, великим дукой и схолариями был освобожден из заключения в Лимнии, провозглашен в 1344 г. императором и торжественно коронован. Перевороты этим не закончились, хотя они не возникали по замыслам, идущим из Имеретии и Константинополя, так как Византия и Грузия не менее Трапезунда были в это время раздираемы внутренними усобицами. К несчастью Михаила, служившего орудием партийной борьбы и не обладавшего талантом энергичного [28] правителя, в 1347 г. появилась страшная чума, похищавшая одного человека из пяти 35. Бедствие завершило землетрясение, превратившее многие селения в пустыню; туркмены, занявшие страну от Арсинии до Эрзерума, опустошали империю, в западной Грузии Гуриели объявил себя независимым правителем от Имеретии и Трапезунда, тцаны в горах и в верховьях Чороха пользовались полной свободой под крылом своей аристократии; наконец, генуэзский флот разорил Керасунт, второй город в государстве, и тцаны соединились с этими чужеземцами для опустошения страны. Михаил, признанный неспособным к правлению, был низложен в 1349 г. и пострижен в иноки в монастыре св. Саввы, после того как бесславно процарствовал 5 лет и 7 месяцев.

На престол вступил 11-летний Иоанн-Алексей III, сын Василия и Ирины. Он был провозглашен императором сенатом и народом. Через два года он был обвенчан с Феодорой Кантакузиной. Дворцовые интриги не прекращались и многие из вельмож подверглись изгнанию и тюремному заключению. Алексей пытался восстановить порядок в анархическом строе государства и утвердить свой авторитета. Мятежников, собравшихся вокруг великого дуки в Керасунт, он смирил и принудил их покориться. Однако, разорения, тревоги, причиняемые туркменами, стали все настойчивее. Иоанн Кабазита, дука Халдии, отвоевал у туркменов крепости в Xepиaне и Сорогене. Власть Алексея распространилась от Ойнайон до Батума. Но в стремлении своем обуздать туркменов, он потерпел поражение, свидетелем которого был Панарет, автор Трапезундской хроники. Вторая попытка его отвоевать Хериану кончилась неудачей. Он частью возобновил, частью построил странноприимные дома, иноческие кельи и монастыри 36. Он восстановил церковь св. Евгения. Монастырь Пресв. Богорд. Феоскенаст расширил и разукрасил. Лучший памятник его царствования монастырь св. Дионисия. [29]

Алексей III, будучи слаб противостоять магометанам, стенившим его государство, прибег к брачным союзам для обеспечения себе мира и спокойствия. Он породнился со многими государями от Константинополя до Тифлиса. Так Кутлубею, главе туркменской орды белого барана, отдал в жены свою сестру Mapию Комнену, вторую сестру Федору выдал за Хаджи-Омер, третью сестру Евдокию туркменского эмира Таджэддину, называемого у византийцев Цетинес (Татциатин), а дружбу грузинского царя Баграта VI (1360-1395) приобрел тем, что женил его на своей дочери Анне Комненой 37. Последним военным предприятием Алексея III был поход против тцанов, приобревших полную независимость. Они, спускаясь с гор, как лезгины с кавказских скал, уводили людей и угоняли стада из трапезундской территории, разоряя или предавая огню все, что не успевали захватить. Император отправился с пешим и конным войском наказать тцанов и в борьбе с ними и с их союзниками туркменами пало не мало трапезундпев 38. Умер он в 1390 г.

Мануил, единственный сын Алекся, наследовал его трон. С 12 лет он был отцом объявлен соправителем. Будучи 13 лет, он женился на Евдокии (Гулхан-Хатун), дочери грузинского царя Давида VII (+ 1360), невесте своего покойного брата Андроника (+ 1376). В то время как в Трапезунде происходили дворцовые интриги, османы делали завоевания в Азии и Европе. В царствование Баграта У (1360-1395), Тимур вторгается и в Грузии, берет Тифлис и разрушает храмы, в Мцхете и Руиси и Кватахевский монастырь. Баграт даже переходит в ислам 39 с целью с войском в 12000 чел., данным Тимуром ему, погубить монголов. Тимур мстит новым вторжением. [30] После битвы под Никополем (1396 г.). Босния, Болгария и обе Румелии покорились туркам. Баязед, преемник Мурада, появился под стенами Константинополя. Он завоевал образовашиеся пред тем княжества в Сивасе, Токае и Кесарии. К империи османов были присоединены Кастамуни, Самсун, Гераклея, Амастрида. Эти завоевания придвинули границы османов к берегам Евфрата и привели в столкновение с монгольской империей Тимура.

Тимур наложил дань и на Трапезунд, после похода своего в Грузию в 1400 г., а во время своего столкновения с Баязедом он велел трапезундскому императору лично явиться в его лагерь.

Империя Тимура заключала в себе Трансоксиану, Джагатай, почти весь Иран, провинции кавказские и русские и северный Индостан. вследствии завоевания Армении Грузии, владения Тимура стали соприкасаться своими границами с Турецкой имперхей. Столкновение между Тимуром и Баязетом, двумя бичами божьими, стало неизбежным. Тимур, оскорбленный угрозами Баязеда, перешел через границу империи османов и завладел городом Сивасом с 100000 населением. Он велел убивать их всех и умертвить сына Баязеда, Этрогрула, правителя города. Тимур, победоносно прошел по Сирии, опустошил Багдад и дал Баязеду сражение у Ангоры. После битвы при Ангоре (1402), Тимур не старался окончательно разрушить Оттоманскую империю. Он поручил преследование армии своему внуку Магомету, который сжег Бруссу и опустошил Вифинию.

Тимур, возвратил сельджукским эмирам их прежние владения. Битва при Ангоре продлила на 50 лет существование Греческой империи 40.

В борьбе Тимура с Баязедом Мануил, император трапезундский, унаследовавший государство в цветущем состоянии, прибыв с вспомогательным отрядом в лагерь Тимура, принял сторону монгольского повелителя. Трапезунд, который после разложения сельджукской державы добился полной свободы, обязался выставить Тимуру 20 кораблей [31] при разорении М. Aзии, за несколько месяцев до битвы при Ангоре Трапезунд стал данником Тимура. Монгольские полчища вступили в город Керасунт, как свидетельствует одно место из книги о странствиях и завоеваниях Тимура 41. Разорив Имеретию и Мингрелию, Тимур вернулся на зимнюю стоянку в Карабаг. Весною 1404 г. он покинул Кавказ, поручив Трапезунд с Грузией в управление Мирзе Халил-султану 42.

По смерти Тимура начались среди монголов волнения. Ими и отъездом Мирзы Халила воспользовался Мануил, чтобы возвратить независимость и освободиться от дани татарам. Умер Мануил Ш, в 1417 г. Он был трижды женат, первая жена была Евдокия, дочь грузинского царя Давида VII.

В 1404 г. государство Мануила простиралось в длину 70 час. пути и в ширину более 1 часа (Fallmerayer, стр. 237) 43. Образовался из трапезундской империи ряд владений независимых от Трапезунда, в том числе Тцаника и Гурия. По смерти Тимура в 1405 г., Халил поспешил в Самарканд и ненадолго овладел троном.

Грузинский царь Гургин-Малек (Георгий VII, 1395-1407), не только прекратил платить дань монголам, но даже изгнал их из страны. Точно также подняли знамя восстания туркмены орды Черного барана под начальством Кара-Иусуфа Тавризского. Он покорил земли от Тигра и Евфрата до Грузии и восточной области Трапезунда. Он вновь вторгся в Грузию, где царствовал, вместо погибшего в борьбе с турками Георгия VII, брат его Константин (+ 1414) 44.

Кара-Иусуф потребовал от императора Алексея IV, преемника Мануила, его дочь в жены своему сыну и подать, которую Трапезунд платил прежде монголам. Его попыткам подчинить ceбе Иверию и Трапезунд оказывает противодействие Кара-Улуг, вождь орды белого барана [32] и сын Кутлубея от трепезундской принцессы Марии Комненой. Борьба их не возродила Трапезунда, жизнь которого подтачивал червь внутренних неурядиц. В это время против Кара-Иусуфа, овладевшего уже Арсингой, собрался младший сын Тимура Шах-Рух. Победа склонялась на сторону Кара-Иусуфа и можно было ожидать, что господство над Азией перейдет от монголов к черным туркменам. Но смерть похитила Кара-Иусуфа в 1420 г., а орда вскоре рассеялась. Белые туркмены стали независимы. Трапезунд перестал им платить подать 45. Сын Кара-Иусуфа, Искандер (Александр!) 46, неудачно вступил в состязание с монголами и был убит собственным сыном. Его преемник Джехен-шах был счастливее, - он разграбил земли грузинского царства и Трапезунда, но и большую часть Персии. Алексей прибег к обычному opyжию для смягчения его гнева: он послал богатые подарки и принцессу из царского дворца, в то время как грузины мужественно отстаивали свое отечество против несметных полчищ Тимура. Старший сын Алексея, Калоиоанн, прозванный так за свою красоту, был его соправителем. Этот, заподозрив свою мать, принцессу Кантакузину, в романических связях с протовестиарием, убил его, а отца с царицей намеревался также погубить, но архонты или общественное мнение помешали совершить это злодеяние. Алексей IV же заменил старшего сына с роли соправителя и будущего преемника, младшим - Александром-Калоиоанн женился на дочери 47 грузинского царя Александра (1413-1442), не желая расстаться с короной, составил новый заговор против отца и отправился с этою целью из Грузии в Каффу, чтобы снять судно с западными воинами и низложить отца, Кабаситы его поддерживали в этих замыслах. В момент их борьбы, Алексей был найден мертвым в своей постели: он был умерщвлен в 1446 г. подосланными убийцами и похоронен в церкви [33] Хризокефале. Отцеубийца Иоанн IV занял престол. При Алексее IV сделаны были первые нападения османских турок на Трапезунд атака была отбита, но страна подверглась опустошению оттоман, которые при Орхане уже завоевали Никею. Силу их армии составляли янычары - неофиты из христианских детей - сирот, воспитываемых в духе корана. Трапезунд терял опору внутри страны. Лазы, те же тчаны, стали смотреть на Комненов как на тиранов, возбуждаюших к ceбе отвращение за союз с туркменскими хищниками. Моровая язва, постигшая Трапезунд, способствовала разложение Трапезунда. Иоанн признал себя вассалом оттоманской империи и обязался платить дань. Его преемнику, Калоиоанну, злодеянием достигшему трона, пришлось выдержать натиск турок с суши и с моря, собравших войско в. Самсоне и в окружающих Трапезунд местностях. Одновременно пришлось воевать с цихами, явившимися пред вратами Трапезунда. При преемнике Иоанна IV Давиде (1458-1461), оказавшимся изнеженным и неспособным правителем, Трапезунд был взят Мохамедом II. Хриcтианe покинули город, где водворилась колония мусульман. Низложенный Давид вмсте с сыновьями в Константинополе был задушен. Дочь же Давида и сын его брата, Александра, Алексей, были вынуждены принять ислам. Значительная часть жителей гор Колхиды также перешло в мусульманство 48. Трапезунд сдался Магомету II в 1461 г. и он был превращен в турецкий город.

Главный источник, из которого черпаем сведения о Трапезундской империи, это - хроника, составленная М. Панаретом. Михаил Панарет, составитель хроники Трапезундской империи, 49 жил во второй половине XIV в. и в первой половине XV в. Хроника его обнимает период 1204-1426 г. Автор, вероятно, был сам трапезундец и принимал участие в некоторых событиях, которые он описывает. Из его хроники видно, что он имел двух сыновей, но несчастный отец пережил обоих: 15-ти летний его сын Константин в 1368 г. утонул в море в день [34] Преображения, а другой сын 17-ти лет позже умер от дизурии. Этим ограничиваются сведения об его домашней жизни. Несколько больше данных сообщает он о своей политической деятельности. Михаил Панарет сам себя называет нотарием ( 32). Он был близок к императорской фамилии, нередко сопровождал правителей Трапезунда и описывал их походы, как очевидец. Так он участвовал во многих экспедициях императора Алексея III (1349 - 1390). В 1356 г. он был свидетелем неудачного нападения на турок в Xepиане (недалеко от Триполиса) и поражения императора, под покровом которого он избег угрожающей ему гибели или плена. Спасла лошадь его, которая мчалась за конем царя. С императором он переезжает в 1361 г. из Халибии в Керасунт, когда турки уже смирились пред троном Алексея, с ним же он отправляется в 1363 г. в Константинополь вместе с великим логофетом для разрешения вопроса о браке между сыном императора Палеолога и дочерью кира-Алексея. Успешно исполнив свою миссию, чрез 27 дней вернулись они в Трапезунд. Он был в свите императора во время поздки его в Пархари и встречи в 1372 г. с князем Гуриели ( 44). Второе путешествие в пределах Грузии ему пришлось совершить в 1377 г. Он целое лето провел тогда в Лазике, ведя переговоры с Давидом о заключении брака между дочерью последнего и сыном императора - кир-Мануилом. О событиях первой половины XV в. он рассказывает, как современник. Можно с уверенностью, сказать, что он сам был уроженец города Трапезунда.

Приведенная на греческом языке хроника Михаила Панарета под заглавием Peri tn thV TrapezountoV twn Mehalwn Komnhnwn opwv kai pote kai poson ekastoV ebasileusen переиздана из труда Dr. I. Phil. Fallmerayer"a "Original-Fragmente, Chroniken, Inschriften und anderes Materiale zur Geschichte des Kaiserthums Trapezunt" напечатанного в Abb. der Hiistorisch - Classe d. bayer. akad. d. Wissensch. (Muenchen, 1844). Это издание в нашей работе для краткости называем трапезундской хроникой. Небольшую оценку хроники Панарета можно найти в Geschichte der byzantisch. Litteratur известного ученого Карла Крумбахера (стр. 151, 1 изд., Muenchen, 1891; и 2е изд., Muenchеn, 1897, стр. 393-394).

Текст воспроизведен по изданию: Михаил Панарет. Трапезунтская хроника. / "Труды по востоковедению" изд. Лазаревским ин-том. вост. яз. М. 1905


--------------------------------------------------------------------------------

Хроника Великих Комнинов (так называемая Трапезундская хроника) Михаила Панарета, охватывающая период 1204 - начало XV в., написанная в Трапезунде протонотарием и севастом трапезундских императоров в конце XIV в. и дополненная анонимом в первой половине XV в.

Текст воспроизведен по изданию: Карпов С.П. Итальянские морские республики и средиземноморьев XIII-XV вв. Проблемы торговли. М. 1990

© текст - Хаханов А. 1905; Карпов С.П. 1990
© сетевая версия - Тhietmar. 2002
© дизайн - Войтехович А. 2001
Комментарии

1 Clinton, Fasti Hellenici, i, 156.

2 Periplus,  85.

3 Fragm, 197.

4 Anabas. lib, IV, cap. 8, 22, V, 33.

5 А. Хаханов . Древнейшие пределы разсел. грузин по М. Азии.

6 Hist. Natur. VI, 4.

7 Amm. Marc. lib. 22, 8.

8 Procop. De aedific., lib. III, cap. 6.

9 Cwra Trapezousia. Eustath., notae ad Dionys., de situ orbis, стр. 201. Edit. Basil. 1556.

10 Фема Халдия была одна из важнейших провинций среди анатолийских провинций Византийской империи. Fisсhеr. Trapezus im XI-XII Jahrh. (Mittheil d.Jnst, oester. Geschichtsforsch. XB, II, 172.

11 История Трапезундской империи написана в 1827 г. Фаллмерайером, труд которого К. Крумбахер, автор Geschichte der bysant Litteratr., называет талантливым, а Г. Финлей лестно отзывается в своей истории Греции (Empire of Trebizond, Edinburg and London 1861 г.) об этой работе, 'which displays great critical acuteness". (Стр. 353, примеч.).

12 Описание Лазистана см. у Я. С. Проскурякова в заметках. Турций (З. К. О. Р. Т. С., кн. XXV, в. I, Тифлис, 1905). Все береговое пространство севернаго склона, говорит автор, проживший в Турции в 1840 - l842 гг.,- начиная от Трапезунда до впадения в Черное море населено преимущественно народом, у туземцев называемых лазами... Они происходят от грузин, не утратили свое вероисповедание (стр. 41, 84).

13 Игравшие первую роль в столице Комненов (Fallmerayer, 319).

14 Прокопий Kecapийский, История войн римлян с персами, вандалами и готфами, пер. Дестуниса (Спб.1862).

15 Fischer, op. см. стр. 178-9.

16 Fallmerayer. Geschichte des Kaiserthums von Trapezunt. Muenchen. 1827.

17 Finlау The history of Greece... and of the Empire of Trebizond 1204-1461 London, 1851, стр. 370, примеч. Ср. надпись греческую у входа монастыря (близ Трапезунда), возобновленную Алексеем Ш и открытую Турнефором. Тоurnеfort. Voyage du Levant t. II, p. 233. См. Fallmerауer op. c. 791, Ср. Geschichte der Bysantinischen Litteratur von Iustinian bis zum Ende des Ostromischen Reiches (527-1453) von Karl Krumbacher, a. o. professor an der Universitat Munchen. II Auflage. Munchen 1897, s. s. 1049-1051. Finlау ошибочно отнес смерть царицы Тамары в 1201 г. (op. с., стр. 369 пр.) и устранил ее участие в основании Трапезундской империи. Смерть царицы Тамары датируется 1212 г.

18 Fallmerауer, op. cit; стр. 46-47. Лависс и Рамбо, Всеобщ. ист., II, 796.

19 В Трапезунде, при церкви св. Георгия, покоится прах последняго царя Имеритинскаго Соломона II (+1815), Проскуряков, названное соч. 34.

20 Лависс и Рамбо, Всеобщ, ист. 11, 796. Также характеризует империю Алексея I и Финлей: Alexius of Trebizond was unable to resist a power-full, wealty and warlike Sovereign like Azeddin. Cut off from all direct collision with the Greeks empire of Nicaea, and the Latin empire of Romania he was almost forgotten in the West. Involved in a political and international circle of alliances and hostilities, that disconnected his interests from those of the Greeks ont the asiatic and European shores of the Egean his wars and treaties placed him in clase relations with the Christian princes of Georgia amd Iheria, with the Turkoman chieltains of Cappadocia and the emirs of Armenia. Finlay, ор. c. 380

21 Thn gar Kolcida kai Lazikhn ghn hx palai te proeicen hmetera. Trapzounta schma mhtro[olewV proV ta kuklw panta kai ton sumpatan Lazikhn ecousan etc. Ссылки Fallmerayer"a на рукоп. см. стр. 119. Gesch. d. Trapezunt.

22 Собственно значит "подать"; у Магакии употребляется в смысле 'военная повинность".

23 Трапезунд часто назывался Ионией. Fallmerayer. Gesch. d. Kais, v. Trapezunt, 5. 120. Ср. грузин. житие св. Або.

24 Броссе в Истории Грузии (на груз. яз.) называет его Гайат-Эддином Кайхосро II (ч. I, стр. 187). Тифлис 1895.

25 Ор. с., стр. 121.

26 Броссе, Ист. Грузии, стр. 188.

27 Плано Карпини видел Давида в Каракоруме.

28 Soanes - сваны.

29 Fаllmerауеr, G. d. К. v. Trapezunt, стр. 128. Один из 2 покорившихся Гулаву ханов Такудар с 40000 всадниками притеснял народ, грабил и безчестил монахов. Его всадники требовали у монахов, чтобы они доставляли им столько вина, чтобы они могли напиться и унести еще с собою или же держать во рту собачьи хвосты. Армянские и грузинские князья просили Абача-хана отмщения Такудару. Хан приказал истребить шайку Такудара, а его самого живым к нему привести. Хан взятаго в плен Такудара отправил на остров Соленаго моря. 2) Continue suum exercitum congregavit Haolonus et misit ad regem Armeniae et ad regem Georgiae et ad alios Christianos partium Orientis, ut venirent parati contra Soldanum Egypti. (Haithon, cap. 31).

30 Магакия, армянский писатель ХШ в.,называет его Гудаву, стр. 28 и см. перев. К. Патканова, Спб. 1871. Ср. Киракоз Гандзакаци, пер. К. Патканова, стр. 90.

31 На лионском coбopе 6 июля 1274 г. послы Михаила, в их числе великий логофет Георгий Акрополит, приняли символ веры, читавшийся римскою церковью и поклялись признать главенство папы. Герцберг, Ист. Византии, М. 1897 г., стр. 418.

32 Fаllmerayer. G. d. Kais. v. Trapez., стр. 163. Finlay, op. с. 407-408.

33 На дочери Беки, владетеля Самцхе-Саатабаго. Ср. H.de la Gr. 626, п. 2.

34 Koпия договора генуэзской республики, заключеннаго с Трапезундом 9 июня 1315 г. и утвержденнаго в Генуе 16 марта 1316 г., хранится в туринском архиве.

35 Villani (Historie fiorentine) говорит: a Tpabisonda e per tutti quei Paesi non rimasc per la detta pestilenta de cinque l"uno... Finlay, op. c. 423.

36 cм. Fallmerayer, op. c. 199-200, где приводятся им об этом сведения.

37 В истории Вахушти она по ошибке считается дочерью Мануила III.

38 К его царствованию относится история сближения императора с богатым генуэзским купцом Меголло Леркари, оскорбление этого иноземца одним придворным и вооруженным нападением генуэзцев, достижение в удовлетворении, в коем сначала Алексей отказал. Выданный купцу оскорбивши придворец был великодушно пощажен, но за то генуэзские куппы добились иных льгот. Об этой истори греч. историки умалчивают. Finlay, 441-4.

39 Finlay, op. c. 451, Вахушти, Ист. Грузии стр. 288.

40 Лависс и Рамбо. Всеобщ, ист., т. III, стр. 858-861.

41 Fаllmerауеr, ор. с. 231 -242.

42 Ссылка Fallmerayer"a на рукоп. Шерефеддина - Али.

43 В другом месте (ор. с. стр. 280) он считает это вычисление заблуждением и, ссылаясь на Францесса, заключает, что трапезундское государство 'mehr als vierzig Wegstunden von der Haupstadt enfernte"...

44 А не сын, как ошибочно полагает Fallmerayer, ор. с. 243.

45 О нравственном упадке дома Комненов и анекдотах, характеризующих их порочную жизнь, повествуют латинские и византийские писатели. Finlау, ор. с. 459.

46 По трапезундскому диалекту Скантариос.

47 Имя ее неизвестно ни в истории Грузии, ни в истории Трапезунда.

48 Finlay, 496.

49 Издал ее на греческом языке впервые L. Fr. Tafel в прибавлении в соч. Евстафия, митрополита Фессалоникского. Франкфурт на Майне 1832. Переиздал ее и снабдил немецким переводом Ph. Fallmerayer в 1844 г.; мы воспроизвели это последнее издание. Броссе перевел хронику по-французски.
 
Rambler's Top100 Армения Точка Ру - каталог армянских ресурсов в RuNet Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Russian Network USA