Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
Свернул в Сумгаит и выехал через набережную на трассу, но с другой стороны.Так простился с городом Миша Бабаян.15 января, около 12 часов дня, ограбили квартиру 9, дома 3б по улице 40 лет Октября, где жили Леонора и Грант Осипяны, их дочь Карина, студентка 4 курса Бакинского планово-экономического техникума. Они звали на помощь. Никто не отозвался. Пропал муж сестры Карины - Михаил Мартиросов, который перелез через балкон к соседям с тем, чтобы позвать милицию. Но как относились к происходящим событиям в 5-ом отделении милиции на Разина, мы уже имеет представление на основании свидетельства Миши Бабаяна. Ограбленные люди попали на паром.В поселок Забрат в квартиру 25 по улице Октябрьской, 25 к главному бухгалтеру пансионата машиностроителей Армиде Джанунц ворвались 14 января, в половине первого дня. Их было человек 20-30, все вооруженные палками и ножами. Приказали сейчас же убираться из дома, посадили в красные "Жигули" и увезли в поселковый Дом культуры. Там уже было много армян-заложников. Предводителем бандитов был 50-летний мужчина по имени Нурмамед, который, как выяснилось потом, успел лечиться в психоневрологической больнице и имел судимость. Некоторых заложников, требуя выкупа, он отвозил в гараж. Попала туда и Армида Арташесовна. Нурмамеду потребовался за нее выкуп в 3500 рублей - все деньги, которые были у нее в сумке. Еще многое пришлось пережить ей такого, о чем она не хочет вспоминать. И это, конечно, можно понять.В Сабунчах, по улице С.Осипяна, 101 жили три поколения семьи Аветисовых. Старший - Артем Сергеевич, сын с женой - Лева и Аида, их внук и сын - Карен. 15 января в 6 часов вечера к ним стали ломиться. Ворвались. Впереди - участковый милиционер, капитан милиции, за ним человек 20, которые назвали себя народнофронтовцами. Лидером, чувствовалось, был человек, у которого через все лицо шел широкий и глубокий шрам. Все они, включая и участкового, стали громить квартиру, угрожая, требовали денег, драгоценностей, унижали и оскорбляли хозяев. 78-летнего Артема Сергеевича ударом сбили с ног, затем всех вывели во двор, не дав взять даже верхнюю одежду, и посадили в автобус.Рассказав об этом, Лев Артемович с волнением продолжил:- У нас дома во время погрома находился рабочий ваточесального цеха Вазген Айрапетян. Его по приказу участкового обыскали и избили, отобрали все, что нашли в карманах. Затем опять же по знаку участкового скрутили и насильно посадили в грузовую бортовую машину, в которой находились члены НФАз. С тех пор мы ничего не знаем о нем. Куда его дели?Характерная деталь: в толпе, которая громила квартиру 21, по улице Расул-заде, тупик 3, дом 3, где жила мужской парикмахер Евгения Каспарова, также находился милиционер, который активно участвовал в разбое.Любопытный штрих к коллективному и индивидуальному портрету "беженцев" из Армении добавляет история преследования, депортации и грабежа квартиры оператора НГДУ Лениннефть Карины Торосян, которая жила в поселке Сабунчи, по улице Маяковского, 9. Почти главным действующим лицом среди тех, кто издевался над ней, был "обездоленный" владелец красного "Запорожца" с номерными знаками Я-63-15АГ, обитатель квартиры 64, по улице Суворова, 24, в 5-м микрорайоне. Наличие квартиры и машины отнюдь не помешали ему участвовать в грабеже армянской квартиры в совершенно противоположном конце города. Зачем? Чтобы принести к себе домой пару кусков мыла или золотую цепочку, снятую с шеи очередной жертвы?Но вернемся к тому, что пришлось испытать Карине Альбертовне. Соседи не давали ей покоя, обзывали, бросали вслед камни, подбрасывали записки, писали на дверях, угрожали. Текст был одинаковым: "Убирайся из нашего двора, армянская тварь, пока жива, даем тебе два дня срока, потом тебя убьют", или "Армянская тварь, тебе здесь не место, ты ждешь, чтобы тебя убили". Беженцы из Армении показывали на ее окна и категорически запрещали начинать с ней обмен, обещали и так выгнать. Карине пришлось скитаться по знакомым. Однажды ее избили в электричке - все началось с того, что она читала газету на русском языке. Спросили паспорт, вытащили из салона и стали бить. 13 января орали: "Армянская гнида, выходи, все равно тебя убьем". Спасителями от самосуда толпы стали милиционеры, которые провели ее после погрома квартиры сквозь строй и не дали окончательно убить.В поселке Джапаридзе, в доме 17 жила семья Степанян. Маро и Баграт были пенсионерами, сын Вячеслав работал электромонтером и шофером на Азербайджанской железной дороге до увольнения в октябре 1998 года. 10 января представители народного фронта потребовали в течение двух дней освободить квартиру. Но только от себя, а не вещей. Требовался уход без ничего, налегке. 12 января в дом ворвались человек 70-80. Они крушили мебель, все понравившееся грузили в специально подогнанный автобус, искали ценности. Но этого было им мало: они начали зверски избивать отца на глазах сына, сына - на глазах отца. Вырывали плоскогубцами волосы на голове, заставляли лежать лицом вниз, в лужах. Затем обоих увезли на желтом "Москвиче" в поселок Бюль-бюли, к озеру. Вытащили их из машины с намерением утопить. Потом отказались от этого, посчитав, как они выразились, что "эти армяне сдохнут быстро". Посадили в машину, привезли в Раманы. О дальнейшем рассказывает Вячеслав Багратович:- Приставили к левому виску - пистолет, к шее - нож с требованием сказать, где спрятал оружие. Сняли перстень с пальца. Открыли багажник, вытащили ведро и шланг, хотели нас с отцом живыми сжечь, но увидели, что бензина мало, повезли в поселок Джапаридзе в участковый пункт. Подсунули какую-то расписку, мы даже не поняли, какую, заставили подписать. После этого привезли в Орджоникидзевский РОВД, посадили нас в изолятор по обвинению в "спекуляции" помидорами. Через 4 дня в автобусе отвезли в морской порт.И еще один бакинский поселок - Лок-батан. Поселок нефтяников. Центральная улица поселка - проспект Ленина. В доме 25, квартиру 7 занимал оператор по добыче нефти Абел Шахзадянц. Вернее таковым он был до ноября 1989 года, когда его уволили. Каждая вахта была опасной: коллеги-азербайджанцы предупреждали, что выбросят из катера, на котором нефтяники выезжают на морские промыслы. 16 января в 11 часов ворвались домой. Избили и выгнали из квартиры. В Карадагском РОВД отобрали паспорт. Когда в Приморске старый нефтяник обратился к начальнику отделения милиции подполковнику Расулову с просьбой пресечь бесчинства, тот беспомощно развел руками, сказав, что бессилен что-либо сделать, власть принадлежит народному фронту, и он, со своими работниками должен им подчиниться. Из дома в тот вечер увели заодно со всеми и русскую невестку - Раису Мокроусову, оператора по исследованию скважин цеха автоматизации НГДУ имени 26 бакинских комиссаров. Словом, не разбирая, всех гребли под одну гребенку.На этой же улице квартиру 19, в доме 43 занимал Карлен Саркисян, директор подсобного хозяйства ИТК ? 19. 14 января к их дому подъехала грузовая машина с громкоговорителем, по которому объявлялось, что армяне должны выходить из своих квартир на улице с тем, чтобы их сжечь. Запер свою квартиру Карлен Григорьевич и с дочерью и женой убежал к соседям, в дом напротив. Из окна видел, как громили его квартиру, выбрасывали с балкона вещи. Звонил в Карадагский РОВД, там ответили, что не могут помочь ввиду того, что нет людей. За семьей Саркисян позднее заехала военная машина, они не имели права больше подвергать опасности соседей. Также военные спасли от позора 16-летнюю дочь русской женщины Клавдии Айрапетянц - Мадлену, когда бандиты, ворвавшись в ее квартиру , по улице Торговая 3/13, хотели изнасиловать девушку. Причем участковый, видя сцену, никак не препятствовал преступлению.14 января при погроме в этом поселке по адресу Второй переулок Ленина, дом 1, квартира 35 военные вырвали из рук бандитов Светлану Газарян и увезли вначале в воинскую часть, потом к парому. Интерес представляет рассказ продавщицы универмага "Бакы" об отношении к ней сослуживцев:- Меня выгоняли с работы еще осенью. Я пошла на прием к первому секретарю Бакинского горкома партии Муслюму Мамедову, он выслушал меня и сказал, чтобы я ни о чем не беспокоилась и опять пошла на работу. 1 января ко мне подошла одна моя сослуживица и сказала: "Эй, ты, армянка, еще работаешь?" Своим криком она собрала вокруг себя много людей и стала кричать: "Бейте ее, убейте ее. Вы не мужчины, вы не люди, почему она еще здесь, среди нас работает". Все вокруг стояли и смотрели на меня, как в зоопарке. Потом сказали: "Если сейчас же не уедешь, убьем". Так я распрощалась с работой. Слово первого секретаря оказалось всего лишь легким сотрясением воздуха.В эти дни имели вес только слова представителей народного фронта, а они были жестки и неумолимы. Никто не должен помогать армянам, убьем всех, кто поможет". Этот волчий закон правил как везде, так и в Лок-батане. Русский муж не мог помочь жене-армянке. Именно по такой драматической схеме в поселке развивались события в семье Титовых по адресу 28 Апреля, дом 14, квартира 4. 14 января, когда толпы стали расходиться после митинга и пошли громить армянские квартиры, Стелла Манучаровна с детьми убежала к своей русской подруге Тане. Бандиты с точным списком всех членов семьи ворвались в дом и поставили ультиматум ее мужу: "Пусть твои жена и дети убираются, пока не поздно, увидим - убьем".Словом, Лок-батан ничем на отличался от любой точки города. Везде лилась кровь. Всюду вершилось насилие. Наступил паралич официальной власти. Власть во зло и кровопролитие употребили те, у кого она реально находилась в руках. И никто не хотел защитить честь, достоинство, жизнь безвинных людей. Нечеловеческие, жуткие условия депортации только усугубили трагедию.

 
Rambler's Top100 Армения Точка Ру - каталог армянских ресурсов в RuNet Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Russian Network USA