Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
И если вы только посмеете придти, мы вас убьем. Жаль, что мы вас выпустили!".- После этого, - продолжает Ашот Аванесович, - нашей основной проблемой было не попасть в руки боевиков и вырваться из города. Одновременно с нашей семьей в доме оставались муж и жена Сергей и Эмма Давидяны. Они занимали 3-х комнатную квартиру на третьем этаже. Сергей - инвалид войны, тяжело больной, до 15 января мы с ними разговаривали по телефону, что произошло потом - неизвестно. В соседнем доме 57, в квартире 79 жила прессовщица макаронной фабрики, которую выгнали 24 ноября с предприятия, куда она пришла 38 лет назад. Итак, слово Раисе Айрапетовне:- Я родилась в 1935 году, в семье рабочего. Сейчас моя семья состоит из 6 человек, четверых сыновей и нас с мужем. Дети и муж поехали искать возможности трудоустроиться в других городах страны. Я осталась. Как теперь принято говорить, сторожить квартиру. А что было делать? Меня преследовали на улице, постоянно звонили по телефону. 15 января толпа выламывала дверь моей квартиры. Ворвались ко мне, требуя, чтобы я немедленно ушла. Избив, выгнали меня из дома. Я даже не успела одеться, взять с собой документы и ценности, нажитые за десятилетия нашего с мужем труда. Я наивно верила в свою защищенность, в законы, в государство.Огромная толпа ждала моего выхода из подъезда. Тогда я забежала к соседке, чтобы позвонить в милицию. Приехав, милиция потребовала 100 рублей, чтобы вывести меня живой из толпы и отвести в РОВД. Денег не было, тогда я, сняв кольцо с пальца, отдала его милиционерам. Только получив его, они отвели меня в отделение, где, не зарегистрировав всего происшедшего, отправили на паром. О тесной связи милиции с погромщиками свидетельствует и Кнарик Даниэлян. Пекарь хлебозавода ? 4, жительница поселка Монтина. На ее двери висела фамилия Мамедовых. Она с мужем сидела в своей квартире, не зажигая света, когда 13 января пришли погромщики. Соседка сказала, что здесь живут турки-месхетинцы, они поехали за вещами, скоро вернутся. Ушли. 14 января снова пришли. Отключили телефон, отрезав провод. Соседка снова им сказала о турках-месхетинцах. Они вновь ушли. И тогда Кнарик Айрапетовна с мужем допустили почти смертельную ошибку: соединив вновь телефонный провод, позвонили в милицию. Оттуда ответили, чтобы они быстро убирались из квартиры, что ничем им помогать не будут. Ультиматум завершился нецензурной бранью. И почти тут же приехала милиция с представителями народного фронта и стали ломать дверь. Их было человек 30-40, вооруженных ломами, дубинками, арматурными прутьями. С ними было четверо милиционеров. Ворвались. Раздели Кнарик Айрапетовну и увидели на ее теле пояс-косынку с припрятанными облигациями 3%-го займа на три тысячи рублей, кулон с цепочкой, два золотых кольца. Супруги вырвались из рук милиционеров, но их догнали, посадили в автобус и повезли в отделение. Там, в комнате, переполненной другими армянами, продержали несколько часов, затем отправили на паром.Квартиру 19 по улице 4-я Южная, дом 4, где жил дежурный морского вокзала Валерий Цатурян, разграбили в этот же день. Его семья - отец, жена, дети, проделала аналогичный путь в милицию, оттуда на паром."Так вам и надо. Убирайтесь!" - отвечали коротко и ясно в милиции 73-летней Пайцар Арзумановой, жительнице квартиры 11, дома 12, по улице Байдукова, когда она пыталась искать там защиты от шантажа и угроз. С 26 декабря звонили постоянно, грозили убить. Снова - звонок о помощи в милицию, снова издевательский ответ: "Обращайтесь за помощью в Армению, к Арутюняну". Зато 14 января, когда в 5 часов вечера погромщики ворвались в квартиру, они в полной мере ощутили на себе насилие. Квартиру разгромили, ее с больным мужем и сыном выгнали на улицу, не разрешив с собой взять ничего. На улице они прошли сквозь строй беснующейся толпы. Их били по чему и как попало. В милиции, куда их довели, повторили старое: "так вам и надо!".Для 75-летнего Паруйра Саркисова с 3-й Южной , дом 11, квартира 37 бакинский геноцид был вторым в жизни. Ему, ветерану войны и труда, старейшему работнику завода им.Шмидта, отдавшему предприятию 55 лет жизни, пришлось уже однажды бежать из Карской области Турции. Правда, тогда его мать держала на руках. Из Баку он еле-еле ушел своими, уже не всегда слушавшимися хозяина, ногами. Но до этого 12 ноября его до полусмерти избили на улице. Их с дочерью и 10-месячным внуком спасла соседка-азербайджанка. Но ее предупредил участковый 14 января в 11 часов вечера, что если армяне не покинут город, угол, где прячутся, то завтра живы не будут, и ее дому грозит опасность за укрывательство. Так они оказались в 13-м отделении милиции, где на их глазах избивали соседей: мужа и жену 86 и 80 лет.В соседней 31 квартире этого дома жила Лидия Амельянц, работавшая старшим инспектором отдела кадров ДСК-3 Главбакстроя. Атаковать ее жилище стали 14 января днем. В 12 часов к месту событий прибыл участковый Салех Керимов и представитель КГБ. Женщина просила дать ей минимальный срок собраться, но участковый сказал, что не ручается за ее жизнь: сейчас снова придут люди, которые ее растерзают. Он привел солдат с дубинками для сопровождения, но не забыл при этом вынести цветной телевизор "Рубин" к соседке, сказав, что возьмет его потом себе. Позднее, еще в Баку, Лидия Герасимовна узнала, что в ее квартиру вселилась женщина с детьми, которая, не стесняясь, во всеуслышание заявила, что заплатила деньги народному фронту и теперь эта квартира ее. 17-го утром Амельянц отправили на паром.Единение погромщиков и милиции было полным, что особенно ярко проявилось в Наримановском районе, в частности, в поселке Монтина. Седе Даниэлян, работавшей хозяйкой в ЦК КП Азербайджана, жительнице квартиры 12, по ул.50-летия ВЛКСМ, дом 2, участковый Эльхан сказал в ответ на жалобу по поводу того, что ее 7 января не пустили в свой дом: "хорошо и делают, уезжай, что сидишь". Так и пришлось семье, полностью ограбленной, покинуть город. Не раз нападали на квартиру 30, живущей на этой же улице, в доме 20, работницы завода Мусабекова Людмилы Шахвердян. В милиции отвечали так же, как и всем другим армянам. 13-го ночью окончательно выгнали семью из дома, квартиру захватили со всем принадлежавшим старым хозяевам имуществом.Не посчитались бандиты с прошлыми заслугами пенсионера Министерства обороны СССР Якова Арустамова, когда 12 января вломились в его квартиру 47, дома 5. Они грозились поджечь весь дом. Соседи, испугавшись за свое благополучие, позвонили в милицию. Им сказали, чтобы они не защищали армян, которые заслужили все то, что с ними делают. Разгромив квартиру, бандиты ушли, заперев стариков и оставив на дверях записку о том, что здесь занято народным фронтом завода им.лейтенанта Шмидта. 14 января за семьей заложников в собственной квартире пришли милиционеры и представители народного фронта. В милиции на вопрос, почему не приехали на вызов, отвечали, что не хватает людей, везде - погромы. Потом Арустамовых отправили на паром.О том, чем закончилась жизнь в ведомственном доме завода им. лейтенанта Шмидта, где свыше полвека проработал в горячем сталелитейном цехе отец, участник войны, более 30 лет - в здравпункте мать, десятилетия - дедушка, рассказывает Бениамин Саркисян, житель дома 15а, квартиры 8, по улице Наметкина:- 10 декабря пришел ко мне главный инженер ЖЭУ с двумя незнакомыми людьми, якобы для осмотра квартиры. 12 декабря группа хулиганов сделала попытку ворваться, били меня по лицу, шее, у меня лопнула перепонка уха. Соседи вызвали милицию, но те явились через продолжительно время, даже не зарегистрировав случай хулиганства и побоев, затем пришел участковый, который меня строго (!) предупредил о том, что нападения будут повторяться, и он не может отвечать за хулиганов. Посоветовал уехать из города как можно скорее. Кроме хулиганов пришел работник завода Фуад Велиев и сообщил, что заводское отделение народного фронта предоставило квартиру ему. После этого он сорвал на двери табличку с фамилией деда, отца и моей, которая висела там со дня ввода дома в эксплуатацию в 1948 году, и повесил свою. На протяжении нескольких недель моя квартира была осажденной крепостью, на нее совершались набеги ежедневно и поочередно - то Велиева со своей командой, то хулиганов. При вызове милиции, спрашивали: армяне? Получив утвердительный ответ, нагло отвечали: "на такие вызовы не являемся".- Самое страшное в бакинских погромах, - продолжает Бениамин Григорьевич, - что ни одна инстанция никак не реагировала на происходящее, не оказывала никакого противодействия хулиганствующим молодчикам. Собственно, среди них были люди вполне зрелого возраста. И что хуже всего, женщины и дети. Кто из них вырастет? Все официальные лица, к кому мы обращались, хором советовали уехать из города как можно скорее. Велиев врезал новые замки и сказал, что он получил квартиру со всем имуществом. Сам поехал в деревню за семьей. Таков итог: я рабочий с 30-летним трудовым стажем, моя мать, участник войны, ветеран труда, остались без крова, имущества, средств к существованию. А Велиев вместе с ведомственной квартирой получил право пользоваться вещами, нажитыми постоянным трудом трех (!) поколений нашей рабочей семьи. О какой социальной справедливости могут рассказывать со страниц газет, телевизионных экранов руководители Азербайджана, один из которых, правда бывший, председатель Совета Министров республики Гасан Сеидов, хорошо знал и отца, и деда, потому что сам работал на заводе?Лицемерие, лживость партийной верхушки соседней республики четко прослеживается на примере судьбы Бабкена Егиянца, главного механика парома "Советская Нахичевань", заслуженного работника Каспийского морского флота и ... кандидата в члены горкома партии. Его жена - Люда преподавала в школе ? 39 черчение и рисование. Спасибо, его вывезли на собственном пароме. Но до этого он хлебнул унижения человеческого достоинства до конца. 3 дня - 12, 13, 14 января погромщики ломали дверь его квартиры. Но она была добротной, железной. 3 дня семья сидела, притаившись, в своей квартире, не зажигая света, не включая радио и телевизор. 3 дня они слышали истошные на весь подъезд крики бандитов: "Бабкен, если ты мужчина, открой дверь!". Их вывели, воспользовавшись коротким перерывом, который устроили себе погромщики к концу третьего дня. Уже потом соседка, с которой удалось связаться, рассказала, что в их квартиру вошла вначале первая партия народного фронта, которая и начала грабеж. Вторая группа пришла с участковым и продолжила начатое. И только третья группа вселилась, им и перепало все оставшееся после двух погромов. Нам же осталось только сообщить адрес бывшей квартиры бывшего кандидата в члены Бакинского горкома партии - улица Гасан-Оглы, дом 14а, квартира 31.Московский проспект - сквозная артерия поселка Монтина, берет свое начало у железнодорожного вокзала и является первым, самым сложным отрезком трассы, ведущей в аэропорт. Он всегда перегружен транспортом, по обе его стороны прочно обосновались ведущие промышленные предприятия города. Но есть там и жилые дома. Квартиру 5, дома 2 ограбили беспрепятственно. Но над ее бывшим съемщиком, экспедитором строительного управления Бакгорисполкома Андроником Акоповым поиздевались на улице. 13 января у дома его остановила довольно большая группа, которая спросила: "есть ли во дворе армяне". Он ответил отрицательно. Тогда они пошли за ним и потребовали денег и золота, отобрали ключи и начали избивать. По иронии судьбы все это происходило против здания Наримановского райисполкома, из окон которого советские служащие спокойно наблюдали за избиением. Собрались любопытные, но никто даже не подумал помочь. Один из мучителей даже показал удостоверение, там была проставлена фамилия "Буниатов". Он отобрал ключи, накинул на Андроника Христофоровича веревку, и так, с веревкой на шее повел его по улице, поднял на III этаж РОВД. Ключи от квартиры передал своему дружку. Поваром пожарной учебной части МВД Азербайджана работала Варсеник Мурадова до 10 января, когда ее вызвал начальник подразделения, полковник Кулиев и предложил уволиться, ввиду того, что не может отвечать за ее жизнь. 15 января в 5 часов вечера к ней домой, по адресу Московский проспект, 73а, квартира 32 пришли сержант милиции в сопровождении еще одного азербайджанца, которые потребовали немедленно удалиться, оставив все имущество. Ее ударили, напали на зятя, жестоко его избили, обоих на автобусе повезли в Наримановский РОВД, начальник которого им, как и многим другим, сказал классическую фразу: "Благодарите Бога, что только отняли имущество, а не убили". Под Богом этот ничтожный начальник в мундире высокого милицейского чина имел в виду, видимо, себя и своих подчиненных. Квартира 22, дома 79/2. Здесь жила преподаватель истории школы ? 200 Эмма Агабекян. Она много и напряженно работала, чтобы учить интереснее, полнокровнее, постоянно училась сама. В 1968 году была участницей первых всесоюзных педагогических чтений. Училась в заочной аспирантуре МГУ им.М.В.Ломоносова, где с 1973 по 1975 годы сдала три экзамена - кандидатский минимум. В 1972 году закончила вечерний университет марксизма-ленинизма. Была завучем школы, целый год заменяла директора. Участвовала во всесоюзных научных конференциях, печаталась на страницах центральной, республиканской и местной печати. Но все это было в прошлом. Прекрасный специалист был отдан на растерзание даже не толпе, нет, а учащимся школы, которыми умело управляла завуч Севиль Расулова и другие, ей подобные, бывшие коллеги Эммы Арамовны. 28 ноября после болезни она встретила ее у входа в школу и заявила, что та напрасно явилась на уроки, что единственный для нее вариант - написать заявление об увольнении.- Я против того, - кричала Севиль Аслановна, собирая сочувствующую аудиторию, - чтобы армяне преподавали в наших школах, тем более, что ни одного азербайджанца в Армении не осталось.О дальнейших событиях рассказывает Эмма Арамовна:- 1 декабря директор Н.Дойникова под давлением народного фронта заставила меня написать заявление. Одновременно со мной были уволены 11 учителей-армян. За две недели до увольнения была ограблена и избита учительница русского языка и литературы Жанна Ходжабекян. Весь ноябрь школу буквально терроризировали представители народного фронта. Дети-азербайджанцы оскорбляли детей-армян, в результате последние перестали посещать занятия. Заранее подученные, учащиеся школы провожали меня, учительницу с 30-летним стажем, с камнями в руках. Они бежали за мной по улице, смеясь и крича: "Бейте ее, она армянка".15 января двое милиционеров и человек 20-30 представителей народного фронта потребовали немедленно покинуть квартиру, ключи от которой тут же отдать им. Сказали: "Сюда ты больше не вернешься". Эта была кооперативная квартира, полностью мной оплаченная. За что так с нами поступили? В августе 1989 года у меня умерла мать, похороны состоялись в присутствии семи человек, из них только трое мужчин. Я даже не сумела оформить пенсию. 15 ноября обратилась в собес Наримановского района. При сдаче документов попросила расписку у инспектора Байрамова. Он замахнулся бумагами на меня, выругался и сказал, что в течение суток может выселить меня из Баку, отказался выдать пенсионную книжку. Тогда я обратилась в ЦК профсоюза, в Министерство социального обеспечения. Там мне дали незаполненную пенсионную книжку. Отнесла ее в собес. Байрамов и тогда отказался мне выдать ее, назначив придти на следующий день. Естественно, я не пошла. Так меня без документов, пенсии, ограбленную и изгнанную из дома, на пароме выдворили из города, где я родилась.Педагог музыкальной школы ? 1 по классу фортепиано Римма Каспарова, чья квартира 20, в доме 85 была также на особом учете, из названных посетителей своей квартиры помнит одного представителя народного фронта, размахивающего перед ней мандатом, выданным Физулинским отделением своей боевой "демократической" организации. Она успела на мандате прочитать только его имя - Аяз. Выгоняли ее из квартиры 15 января. Среди толпы узнала одного сотрудника милиции, которого звали Физули. Из Наримановского РОВД путь ее лежал на паром.Непосредственно с юга примыкает к поселку Монтина район, десятилетиями именуемый "Черным городом", хотя ему недавно дали новое национальное имя "Хатаинский", увековечив таким образом шаха-поэта и одновременно расправившись (уже в который раз!) с мертвым Шаумяном. В нашей картотеке есть адреса беды с нескольких центральных улиц этого района. О поселках и отдаленных новых жилых массивах, где охотно раньше давали квартиры армянам, переселенным из центра или Арменикенда, речь впереди.Сейчас о центральных улицах района. Баринова 27 "д", квартира 5. Во дворе этого дома забили почти насмерть скончавшегося через несколько минут в Сабунчинской больнице 35-летнего Александра Петросяна, рабочего завода эмальпосуды, откуда его выгнали еще в сентябре 1989 года. Случилось это 14 января в 5 часов вечера. Рассказывает его вдова Рита Петросян:- Муж был дома, когда я пошла по неотложному делу к подруге. Возвращаясь, во дворе увидела около ста азербайджанцев из народного фронта. Успела заметить, что на полу лежит мой муж - голый, весь в крови. В этот момент меня, схватив за руку, спрятала в своей квартире Таня Беличева. Муж кричал: "Я ничего не вижу, помогите". Ему выбили глаз, отбили почки, легкие. Другие грабили нашу квартиру, уносили вещи. Искали меня. Потом ушли. Отвез мужа в больницу сосед Володя. Он был еще живой, в больнице в полном сознании, в страшных мучениях, скончался. Соседи - Эсмира, Люба рассказывали мне, как его били. Я застала только конец трагедии и теперь осталась с двумя маленькими детьми на улице.У Елены Назарян, лаборантки НБНЗ им.Владимира Ильича, живущей по улице Тельнова, 9/16, квартира 9, история менее трагична хотя бы потому, что ее муж и двое сыновей живы. Их спасли русские соседи. 15 января выгнали из дома, имущество разграбили, мебель разбили. Без верхней одежды они оказались на пароме. Но Елена Макаровна поделилась ценным, на наш взгляд, свидетельством о событии, очевидцем которого из окна своей квартиры ей удалось быть:- Мы видели, как сносили памятник Шаумяна. Собралось много народу, солдаты со щитами, в бронежилетах, милиция, подъехала техника. 4 человека залезли на голову памятника и стали разламывать лицо. После этого зацепили трос и потянули: памятник упал. Отлетела голова, вокруг нее положили 4 покрышки и зажгли. Во время загорания и сжигания покрышек (мрамор, естественно, не горел) толпа орала: "Ура!" Солдаты и милиция после сброса памятника уехали. На следующий день на постамент посадили собаку и опять орали: "Ура!" После того, как поломали постамент, позвали мальчика лет 10-12 и заставили его там оправляться. Затем место, где стоял памятник, заложили плитами. Так творение скульптора Сабсая, которым он гордился и которое возил на международные выставки, закончило свое существование.14 января в 3 часа дня погромщики хозяйничали на улице Гагарина. Пришлось из своего дома 2, квартиры 19 спасаться с помощью соседа-лезгина Эмме Мардян, дезинфектору отдела дезинфекции района СЭС им.26 бакинских комиссаров, ее мужу, сыну, брату мужа в домашней одежде, взял с собой только паспорта.Аналогичная судьба постигла водителя Александра Арзуманяна и его квартиру 37, по улице 9-ая Заводская, 6.Зыхское шоссе продолжает Рабочий проспект и проходит почти у моря, составляя вместе с ним южную границу района. В доме 12б в квартире 9, жил электромонтер судоремонтного завода имени Закфедерации Михаил Мартиросов. 43 года он работал на этом предприятии и хорошо запомнил ночь на 13 августа 1989 года, когда во время дежурства к нему подошел начальник караула, охранник Керим и, предупредив его о том, что на территории появились 4 азербайджанца, которые хотят его убить, посоветовал спрятаться. Выпрыгнув через окно и спрятавшись в подстанции, в 7 часов утра электромонтер встретил у проходной своего начальника Виктора Журавлева и все ему рассказал. Виктор Николаевич посоветовал взять отпуск и переждать события. Но больше не пришлось возвратиться в коллектив Михаилу Арменаковичу.13 января события перенеслись уже на другую, домашнюю территорию. К нему зашли трое, назвав себя членами народного фронта, и грубо спросили:- Ты еще здесь?А куда мне деться? - спросил Мартиросов.- В Армению убирайся, - последовал ответ.Они ушли, но всю ночь звонили. Спрятавшись у соседей, Михаил Арменакович видел, как бандиты ворвались в его подъезд. Им услужливо помогала соседка Месьма Мамедова. Она принесла лом, с помощью которого они взломали дверь. В РОВД, куда он позвонил, не стали даже слушать, резко оборвали, сказав, что ничем ему не могут помочь. Михаил Арменакович понимал, что подвергает опасности соседей-азербайджанцев, у которых прятался, и 16 января с семьей, приняв особые меры предосторожности, отправился на паром.Лилия Авакян из дома 32, квартира, 3, работала старшим продавцом филиала ? 3 универмага "Бакы". Ее новая пятикомнатная квартира со всем содержимым стала добычей бандитов. Она спаслась, укрывшись на территории воинской части Краснознаменной Каспийской флотилии. 15 января ее на военном корабле доставили в Махачкалу. Корабль был полон беженцами. О них рассказывает Лилия Григорьевна:- Когда я увидела этих несчастных, то забыла о своей потере - недавно полученной и обставленной квартире. На корабле были две сестры пожилого возраста с сильными ожогами на теле. Они жили где-то в поселке Монтина. Рассказали, что их избили, облили бензином и сбросили в яму, а потом подожгли и убежали грабить квартиру. Им обеим удалось выползти из ямы и частично, помогая друг другу, погасить огонь в лужах. Но в яме полностью сгорели их престарелая мать и инвалид-муж одной из них. Среди пассажиров корабля находилось много избитых людей, и все были ограблены.
 
Rambler's Top100 Армения Точка Ру - каталог армянских ресурсов в RuNet Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Russian Network USA