Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
наш вклад в строительство Баку

 
Энциклопедии Брокгауза и Эфрона:

"Название Баку или Бакуиэ производят от персидского бадкубе, удар ветра, что указывает на давнишнюю известность здешних сильных ССЗ. ветров (норд). Под этим именем Б. существует с начала мусульманской эры, но вероятно он был основан ранее, так как выходы газа вблизи Б. или вечные огни были известны огнепоклонникам. Полагают, что здесь при Сассанидах был город, называвшийся армянами Багаван."
"Еще в 1860 г. Б. имел всего 13831 жит. и весьма незначительную торговлю. С того времени развито нефтяных промыслов в его окрестностях, множество нефтяных перегонных заводов в городе, развитие пароходства на Каспии, центром которого сделался Б., и постройка железной дороги до Черного моря изменили Б. до неузнаваемости. Ни один город России не развивался так быстро. Жителей в нем несомненно гораздо более официального числа, так как однодневной переписи произведено не было. Число жителей вероятно от 80 до 100 тысяч."
"Между населением преобладают две народности: - 1) азербайджанские* татары>, совершенно неправильно называемые персами. Они мусульмане шиитского толка и подражают персам во многом, но их язык -татарский. Они составляют массу чернорабочих, но между ними не мало купцов и владельцев нефтяных промыслов и 2) армяне, в руках которых большая часть торговли и многие нефтяные промыслы."
*В оригинале - "адербиджанские". Данный текст из электронной отредактированной версии энциклопедии.

***
В 1851 году Х. Спасский-Автономов писал: "Город состоит из чрезвычайно кривых и тесных переулков, по которым только проходить или верхом с трудом проезжать можно. Площади малы и неправильны, базарная улица также узка, лавки дурно устроены. Всех домов в крепости и на формштадте 1992, лавок 505, улиц 23, площадей 3 и мостов 2. Заводов нет никаких, коммерческих учреждений не существует. Всех местных торговцев 294, из них судохозяев 75, торгующих заводскими, фабричными и мануфактурными произведениями 67, прочими товарами 231, иногородних торговцев 28, персидскоподданных 2".
Добавим, что доходы города составляли всего 6 тыс. руб. серебром, а население - 7431 человек. Из них 405 были армяне (283 - мужского пола), которые тем не менее имели свою церковь. Основным занятием армян была транзитная торговля, в особенности европейским сахаром. Последний беспошлинно завозился в Батуми или в Поти, где армяне его покупали и перевозили в Баку, а оттуда - в Персию.
Принятое правительством в 1850 году решение о возвращении к арендной системе добычи нефти побудило армян переключить свое внимание на этот продукт. Первыми в 1850-54гг. взяли в аренду скважины Кукуджяны, Бабанасяны и Тер-Гукасяны, выплачивая в год 110 тыс. руб.
Добычу бакинской нефти на промышленную основу первым поставил богатый тифлисский купец Ованнес Минасович Мирзоян (Иван Минаич Мирзоев). (Следует отметить, что приписываемое братьям Нобелям "отцовство" нефтяной промышленности Баку является полным недоразумением. Они действительно внесли большой вклад в доведение промышленной добычи до международного уровня, но вступили в Баку в 1875 году.)
Ов. Мирзоян сначала занимался традиционной для армянских купцов торговлей шелковым сырьем, затем основал в городе Нухи шелковую фабрику и заработал большой капитал. В 1854 году он не только арендовал, но и открыл 5 новых скважин в Баку, которые оказались наиболее богатыми. Только за период аренды в 1863-67гг. он выплачивал в госказну 162 тыс. руб. ежегодно.
В 1858 году русский инженер Кокорев и московский мануфактурщик Губонин основали в Баку первый завод по производству керосина, однако вскоре потерпели неудачу. Расширяя свою деятельность, Ов. Мирзоян в 1868 году взял Кокорева в партнеры, и они основали первый в Баку нефтеочистительный завод. В том же году Мирзоян основал на нефтяном промысле Сураханы два керосиновых завода и получил 160 тыс. пудов (1 пуд=16, 2кг) керосина на сумму 260 тыс. руб.(из сырой нефти получалось 30% керосина). Это было сказочным объемом. Для сравнения скажем, что остальной 21 завод в том же году в совокупности произвело 60 тыс. пудов керосина на сумму 64 тыс. руб.
Однако круг деловых интересов армянского промышленника не ограничивался одним только Баку. В 1847 году за ежегодную плату в 170 тыс. руб. Мириманяны, Аршакуни и другие армяне арендовали участок для рыбной ловли у устья Куры, называемый Соляны. В 1855 году, предложив большую цену - 312 тыс. руб. ежегодно, Мирзоян сам взял в аренду этот участок и лишь в 1863 году уступил это право генерал-лейтенанту Корганяну. У Мирзояна работали 2500 человек, которые ловили и обрабатывали отборные виды рыбы и изготавливали икру высокого качества.
Неоценима и его роль в развитии нефтяной промышленности Грозного. В 1865-85гг. он взял в аренду за 13, 25 тыс. руб. в год обе имеющиеся скважины и довел добычу до 66, 5 пудов, основал завод по производству керосина, на котором в основном работали армяне.
Именно Мирзоян в 1871 году на бакинском промысле Балаханы пробурил первую промышленную скважину, а в 1872 году - вторую. С тех пор все нефтепромышленники перешли на бурение, и в 1879 году число скважин составило уже 301.
Ов. Мирзоян со своими братьями Александром, Мелконом и Григором создал акционерное общество "Товарищество братьев Мирзоянов", подавляющее большинство акций которого было в руках армян (в том числе и Ал. Манташяна) - вплоть до всеразрушающей, катастрофической большевистской революции.
***
Арендная система принесла значительный доход империи. Достаточно сказать, что если в 1863 году было произведено 340 тыс. пудов нефти, то в 1872-м - уже 1 535 981 пуд. Однако эта система имела один существенный недостаток - временный характер.
Согласно действующему порядку, нефтепромысел сдавался на 4-летний период, и его хозяин не был заинтересован во вложениях капитала, бурении новых скважин, проведении геологоразведочных работ, поскольку по окончании срока участок мог перейти к новому владельцу, предложившему большую плату. Это существенно сдерживало развитие нефтяной промышленности, в то время как экономическое развитие государства требовало больших объемов нефти, бензина, мазута, и доминирующее положение на российском рынке заняла американская нефть. В этих условиях правительство прибегло к революционным, экономически обоснованным шагам - решило продать нефтепромыслы частным лицам. В ноябре 1872 года правительство выставило на аукцион все 68 промыслов Апшерона со стартовой ценой 552,24 тыс. руб.
На наш взгляд, это было необычайно важным событием, которое имело в дальнейшем огромное значение и в политическом, и в экономическом, и в социальном аспектах, а также с точки зрения межнациональных отношений.
Во-первых, государство по итогам аукциона получило 2 980 307 руб. Во-вторых, участки приобрели 11 армян и одно армянское товарищество под названием "Пайщики", заплатив в сумме 1 459 182 руб., из которых 1220 тыс. руб. уплатил один только Ов. Мирзоян. 12 русских заплатили 1 485 860 руб., из которых 1 333 328 руб. уплатили Кокорев и Губенин. А были ли азербайджанцы? Были, двое татар: Селимханов, заплативший 3000 рублей, и Хаджи Зейнал Абдин Тахиев. Последний стал единственным из татар, кто внес определенный вклад в развитие нефтяной промышленности Баку. Будучи каменщиком по профессии, он при каких-то обстоятельствах вошел в долю с братьями Багдасаром и Погосом Саркисянами (Саркисовыми), заплатил вместе с ними 14 961 руб. и стал совладельцем 20 участков. Впоследствии братья Саркисяны больше в документах не упоминаются (скажем только, что они были воистину богатыми, а жена Погоса была убежденной "Мшак"овкой и ее собственный пароход, ходивший по Каспийскому морю, назывался "Григор Арцруни"). К Тахиеву мы еще вернемся, а пока отметим, что он построил в Баку первый театр, второй построил крупный нефтепромышленник Маилян.
Выражаясь современными терминами, приватизация стала мощным стимулом развития нефтяной промышленности. Владельцу предоставлялись широкие права - он мог по своему усмотрению продать или сдать в аренду участок, осуществлять различные сделки, создавать акционерные общества и т. д. Результаты не заставили долго ждать: уже в 1875 году было произведено 5 809 043 пуда нефти - больше, чем в совокупности за 1832-50гг., когда этим занималось государство.
Прогресс был настолько значительным, созданные государством условия - настолько благоприятными, что начался приток крупного капитала как русского, так и иностранного. В 1875 году российскоподданные шведы братья Нобели, владевшие торговыми домами более чем в 30 русских городах, со своим огромным капиталом вторглись в Баку, приобрели нефтяные промыслы, поставили добычу на технико-инженерную основу, построили нефтепроводы, перерабатывающие заводы и приступили к транспортировке нефти на внутренний рынок России и за границу в цистернах и танкерах собственного производства.
Впрочем, все это началось в 80-х годах, 4-5 лет Нобели потратили на подготовку. До этого в 1879 году абсолютное первенство принадлежало Ов. Мирзояну, получавшему 103,6 т нефти ежедневно, и Геворку Мартыновичу Лианосяну (Георгию Лианозову) - 141,6 т в день. Сыном последнего был Степан, которому было суждено потерять все после большевистской революции, стать министром финансов в правительстве Юденича и до конца своей жизни бороться против Советов.
***********************
Каков же был вклад армянского капитала? В эти годы на сцене появилась еще одна крупная личность - Погос Овсепович Гукасян (Павел Осипович Гукасов). В 1878 году двое бакинских армян - Багирян и Мадатян объединившись с Бруно де Буром, создали "Каспийское товарищество". Тогда же, после окончания школы в родном Шуши, в Баку приезжает Погос. Изучив производство нефти и учитывая перспективы нефтяного бизнеса, он сначала за 27 тыс. руб. покупает долю Багиряна, а затем и Мадатяна и становится партнером де Бура. Их сотрудничество развивается настолько успешно, что 10 лет спустя это предприятие оценивается в 2 млн руб. и становится акционерным обществом. К Погосу по очереди после окончания школы присоединяются его братья Аршак, Акоп и Абрам. В 1888 году де Бур умирает, его доля выставляется на продажу на бирже, и Гукасяны становятся полновластными хозяевами "Каспийского товарищества". Спустя два десятилетия после создания их бизнес оценивается уже в 15 млн руб. Младший из братьев - Абрам, получив университетское образование в Германии, со степенью доктора философии переезжает на жительство в Лондон и становится там представителем фирмы. Начинается период владычества "Каспийского товарищества".
Гукасяны занимались также торговой деятельностью. Расположенная на Старо-Полицейской улице в Баку их фирма продавала нефтепромышленникам различные металлические изделия: трубы, двигатели, электроустановки. П. Гукасян создает в Баку "Каспийский водопровод", Каспийский машиностроительный завод. В 1906 году, когда создается Государственная Дума России, в ней выделяется 12 мест для промышленных и торговых кругов страны. Авторитет армянского промышленника был столь высок, что он избирается членом этого верховного органа власти. Переехав в Петербург, П. Гукасян и здесь основывает ряд промышленных предприятий, в том числе электромашиностроительный завод.
Вернемся к хронологии событий. Прежде чем перейти к анализу статистических данных за 1889 год, отметим, что в списке предприятий было несколько фирм, принадлежность которых мы не смогли определить ("Бакинское нефтяное товарищество", "Горное товарищество", "Солнце" и др.). Их нельзя считать татарскими по той простой причине, что татары никогда не создавали обществ или других объединений. Во избежание обвинений в предвзятости мы их "причислили" к русским. Доходы двух совместных армяно-русских фирм (Авакяна и Никитина, а также Гагена и Эвелины Тер-Акопян) мы разделили поровну.
Итак, в 1889 году 58 хозяйствующими субъектами было произведено 192 112, 484 тыс. пудов нефти. 20 российских предпринимателей и фирм совместно произвели 73 642, 910 тыс. пудов (в том числе братья Нобели - 31 850, 297 тыс. пудов), "Каспийско-черноморское товарищество" Ротшильда - 11 830, 300 тыс. пудов, единственный грузин - князь Амилахвари - 836, 296 тыс. пудов, 30 армянских предпринимателей и фирм произвели 91 285, 000 тыс. пудов. Эти цифры показывают, что первенство принадлежало армянам. А что же татары? Вчетвером они произвели 14 518, 028 тыс. пудов нефти, из которых 13 981, 105 тыс. пудов составляла доля Тагиева.
Столь обильное количество нефти, безусловно, требовало развития транспорта. В 1889 году по Каспийскому морю перевозили нефть и нефтепродукты всего 34 судов водоизмещением 1330 тыс. пудов. 7 судов принадлежало армянам - "Васпуракан" и "Эвелина" Аветяна, "Спасатель" братьев Колманянц и Буниатяна, "Григорян" Парсаданяна, а также "Сережа", "Аршак" и "Константин" знаменитых братьев Туманянов. Их общее водоизмещение составляло 249,524 тыс. пудов, или 18,7%. Татарам Гусейнову, Керимову и Дадашеву принадлежало 6 судов водоизмещением 192,271 пудов, или 14,4%. Любопытно, что одно из трех судов Дадашева называлось "Арарат", а судно, которым совместно владели Гусейнов и Керимов, имело название "Армения". Объяснение этому вряд ли лежит в сфере дружбы народов, скорее всего дело в том, что армянским капиталистам принадлежала доля во владении этими судами.

***********************
В 1889 году было 20 судов общим водоизмещением 750 тыс. пудов, перевозили исключительно керосин. Пять таких пароходов принадлежало армянам - "Арменяк" Армянского пароходного товарищества, "Рафаил" Арафеляна, "Адмирал", "Лазарь" и "Константин" братьев Туманянов. Их совместное водоизмещение составляло 156,821 тыс. пудов, или 20,4%. Татар среди владельцев подобных пароходов не было, во всяком случае справочник "Сборник статистических данных о русской и американской нефтяной промышленности", изданный в 1890 году в Баку, о них умалчивает.
Следует отметить еще одно существенное обстоятельство. В морской торговле по руслу Волги и с Персией монопольная роль принадлежала первенцу российской нефтяной торговли - пароходному обществу "Кавказ и Меркурий". 1889-й был последним годом славной жизни одного из достойнейших армян - Мкртыча Санасаряна. Национальному благотворителю широкой души, родившемуся в Тифлисе и имеющему ванские корни, принадлежала большая часть акций этого российского общества. Он был также председателем правления этого общества, а пароход под его именем - "Мкртыч Санасарян" - плавал по Волге и Каспийскому морю.
И наконец, если добавим, что председателем попечительского совета бакинского мореходного училища дальнего плавания императора Александра II был Степан Тагианосян, а в числе прочих в нем преподавали двое армян, то станет ясно, что и в вопросах каспийской морской торговли и подготовки кадров армянский финансовый и интеллектуальный капитал занимал передовые позиции.
1889 год был примечателен еще одним событием - к нефтяной промышленности Баку подключился Александр Ованесович Манташянц (Александр Иванович Манташев). Подробно рассказать об одном из величайших сынов армянского народа в рамках статьи невозможно - не написанная до сих пор история его жизни и дела является одной из золотых страниц истории нашего народа.
Манташянц первым из армян создал империю бизнеса. С сугубо предпринимательской точки зрения, он был наделен божественным талантом. Начав с торговли мануфактурой и получив в наследство от отца-торговца 20 тыс. руб., он после своей смерти оставил целую торгово-промышленную империю и на 40 млн руб. финансового, движимого и недвижимого имущества. Обладая крупными денежными средствами, будучи главным акционером Тифлисского коммерческого банка и председателем его правления, он уловил дух времени, понял громадное значение нефтяной промышленности и осуществил крупные инвестиции в эту сферу. Его собственные и взятые в аренду суда заходили во множество портовых городов Каспийского и Черного морей. Его торговую марку с изображением "Агнца Божьего" можно было встретить в десятках стран мира.
И наконец, Ал. Манташянц одарил мир нефтяного бизнеса "Мистером 5%" - Галустом Гюльбенкяном. Пожалуй, мало кому известно, что Манташянц пригласил 22-летнего отпрыска своих лондонских и манчестерских друзей в Баку, содержал его один год и на практике ознакомил с азами нефтяной промышленности. Именно в Баку Г. Гюльбенкян написал свои первые журналистские статьи, брошюры, с которых начался его путь. Один из ближайших советников Манташянца - Аракел Сарухан (дядя карикатуриста Ал. Сарухана) в 1931 году писал относительно вступления английских нефтяных компаний в Баку: "... Ко всем английским компаниям имел отношение один ловкий, деловой и дальновидный молодой лондонский армянин, который в дальнейшем, еще больше углубившись в нефтяное дело, должен был сыграть лидирующую роль не только в Баку, но и во всех подобных предприятиях мира и стать миллиардером".
Очень показательны данные 1896 года - начального этапа деятельности Ал. Манташянца. В этом году на Апшеронском полуострове было произведено 386 030, 100 тыс. пудов нефти. 22 российских предпринимателя и фирм произвели 138 699 тыс. пудов (36%), "Каспийско-черноморское товарищество" Ротшильда - 32 032 тыс. пудов (8,3%), 5 татар - 34 420 тыс. пудов (9%, из них 32 300 тыс. пудов произвел один Тагиев), 2 грузин - 1032 тыс. пудов (0,2%), а 48 армянских промышленников и фирм - 179 847 тыс. пудов (46,5%). Доля Ал. Манташянца составила 31139 тыс. пудов.

*********
Параллельно развитию нефтяной промышленности полностью меняется и облик Баку, его структурный состав. В 1891 году в городе насчитывалось 105 847 жителей, из которых 39 508 татар, 25 897 армян и 23 095 русских и других национальностей.
Армяне были самой богатой прослойкой и не жалели сил для процветания города. На улице Образцовый Ряд им принадлежало множество красивых европейских магазинов. Прибывшие в 1859 году в Баку К. Лалаян (Лалаев) из Шемахи и А. Неркарарян (Красильников) из Шуши были не только известными нефтепромышленниками, но и благоустраивали город - им принадлежала почти половина новых застроек. Оба табачных завода Баку принадлежали армянам, при этом завод братьев Мирзабекянц был известен за пределами Закавказья, а основанный в 1792 году братьями Измирянами (Измировыми) завод спиртных напитков был удостоен медалей на выставках в Париже, Генте, Тунисе, на Кавказе, имел склады в Кизляре, Петербурге, на Нижегородской ярмарке. Высококачественная продукция завода по производству натуральных плодовых соков и искусственных минеральных вод, принадлежащего С. Мелик-Гуламбарянцу, была удостоена диплома Почетного креста и Большой золотой медали на Всемирной Венской выставке.
Помимо класса торгово-промышленников, в Баку проживали множество армян с высшим образованием - занятые на производстве нефти молодые техники, а также врачи, юристы, учителя. Армянам принадлежали книжные магазины, бани, библиотеки, типография, а также 2 церкви.
9/10 российской нефти производилось в Баку, а на европейском рынке ее реализовывалось на 50% больше, чем нефти из Лимы и Пенсильвании.
После того, как "Белый клуб" сгорел, местные толстосумы выпросили у городской управы часть Губернаторского сада для постройки летнего клуба. Спроектировать его поручили архитектуру Тер-Микелову. Его даже откомандировали на Лазурный берег - в Монте-Карло, чтобы он присмотрелся к тамошней филармонии, познакомился с её проектом, и соорудил нечто подобное здесь, в Баку. Считалось, что филармония в Монте-Карло по своей красоте занимает одно из первых мест в Европе. От здания к морю вереницей спускаются девять площадок - террас. Тер-Микелов вернулся из Монте-Карло, переполненный впечатлениями и замыслами. Летний клуб построен на пересечении Николаевской и Садовой улиц. Фасадом он обращён на дом братьев Садовых, в профиль смотрит на здание Мариинской русской женской гимназии, построенной Тагиевым, а также на дворец Дебура, управляющего делами бакинской конторы Ротшильда. (Впоследствии он продал этот дворец нефтяной компании "Кавказское товарищество" Гукасова). Сейчас здесь находится Музей изобразительных искусств имени Р. Мустафаева.
80-е годы стали переломными. Уже в 1883 году американская нефть была полностью вытеснена с российского рынка, а бакинскую нефть стали экспортировать во многие страны мира. Именно с этих пор бакинская нефть стала фактором международной политики.

Каков же был вклад армянского капитала? В эти годы на сцене появилась еще одна крупная личность - Погос Овсепович Гукасян (Павел Осипович Гукасов). В 1878 году двое бакинских армян - Багирян и Мадатян объединившись с Бруно де Буром, создали "Каспийское товарищество". Тогда же, после окончания школы в родном Шуши, в Баку приезжает Погос. Изучив производство нефти и учитывая перспективы нефтяного бизнеса, он сначала за 27 тыс. руб. покупает долю Багиряна, а затем и Мадатяна и становится партнером де Бура. Их сотрудничество развивается настолько успешно, что 10 лет спустя это предприятие оценивается в 2 млн руб. и становится акционерным обществом. К Погосу по очереди после окончания школы присоединяются его братья Аршак, Акоп и Абрам. В 1888 году де Бур умирает, его доля выставляется на продажу на бирже, и Гукасяны становятся полновластными хозяевами "Каспийского товарищества". Спустя два десятилетия после создания их бизнес оценивается уже в 15 млн руб. Младший из братьев - Абрам, получив университетское образование в Германии, со степенью доктора философии переезжает на жительство в Лондон и становится там представителем фирмы. Начинается период владычества "Каспийского товарищества".
Гукасяны занимались также торговой деятельностью. Расположенная на Старо-Полицейской улице в Баку их фирма продавала нефтепромышленникам различные металлические изделия: трубы, двигатели, электроустановки. П. Гукасян создает в Баку "Каспийский водопровод", Каспийский машиностроительный завод. В 1906 году, когда создается Государственная Дума России, в ней выделяется 12 мест для промышленных и торговых кругов страны. Авторитет армянского промышленника был столь высок, что он избирается членом этого верховного органа власти. Переехав в Петербург, П. Гукасян и здесь основывает ряд промышленных предприятий, в том числе электромашиностроительный завод.

Вернемся к хронологии событий. Прежде чем перейти к анализу статистических данных за 1889 год, отметим, что в списке предприятий было несколько фирм, принадлежность которых мы не смогли определить ("Бакинское нефтяное товарищество", "Горное товарищество", "Солнце" и др.). Их нельзя считать татарскими по той простой причине, что татары никогда не создавали обществ или других объединений. Во избежание обвинений в предвзятости мы их "причислили" к русским. Доходы двух совместных армяно-русских фирм (Авакяна и Никитина, а также Гагена и Эвелины Тер-Акопян) мы разделили поровну.
Итак, в 1889 году 58 хозяйствующими субъектами было произведено 192 112, 484 тыс. пудов нефти. 20 российских предпринимателей и фирм совместно произвели 73 642, 910 тыс. пудов (в том числе братья Нобели - 31 850, 297 тыс. пудов), "Каспийско-черноморское товарищество" Ротшильда - 11 830, 300 тыс. пудов, единственный грузин - князь Амилахвари - 836, 296 тыс. пудов, 30 армянских предпринимателей и фирм произвели 91 285, 000 тыс. пудов. Эти цифры показывают, что первенство принадлежало армянам. А что же татары? Вчетвером они произвели 14 518, 028 тыс. пудов нефти, из которых 13 981, 105 тыс. пудов составляла доля Тагиева.
Столь обильное количество нефти, безусловно, требовало развития транспорта. В 1889 году по Каспийскому морю перевозили нефть и нефтепродукты всего 34 судов водоизмещением 1330 тыс. пудов. 7 судов принадлежало армянам - "Васпуракан" и "Эвелина" Аветяна, "Спасатель" братьев Колманянц и Буниатяна, "Григорян" Парсаданяна, а также "Сережа", "Аршак" и "Константин" знаменитых братьев Туманянов. Их общее водоизмещение составляло 249,524 тыс. пудов, или 18,7%. Татарам Гусейнову, Керимову и Дадашеву принадлежало 6 судов водоизмещением 192,271 пудов, или 14,4%. Любопытно, что одно из трех судов Дадашева называлось "Арарат", а судно, которым совместно владели Гусейнов и Керимов, имело название "Армения". Объяснение этому вряд ли лежит в сфере дружбы народов, скорее всего дело в том, что армянским капиталистам принадлежала доля во владении этими судами.
1889 год был примечателен еще одним событием - к нефтяной промышленности Баку подключился Александр Ованесович Манташянц (Александр Иванович Манташев). Подробно рассказать об одном из величайших сынов армянского народа в рамках статьи невозможно - не написанная до сих пор история его жизни и дела является одной из золотых страниц истории нашего народа.
Манташянц первым из армян создал империю бизнеса. С сугубо предпринимательской точки зрения, он был наделен божественным талантом. Начав с торговли мануфактурой и получив в наследство от отца-торговца 20 тыс. руб., он после своей смерти оставил целую торгово-промышленную империю и на 40 млн руб. финансового, движимого и недвижимого имущества. Обладая крупными денежными средствами, будучи главным акционером Тифлисского коммерческого банка и председателем его правления, он уловил дух времени, понял громадное значение нефтяной промышленности и осуществил крупные инвестиции в эту сферу. Его собственные и взятые в аренду суда заходили во множество портовых городов Каспийского и Черного морей. Его торговую марку с изображением "Агнца Божьего" можно было встретить в десятках стран мира.
И наконец, Ал. Манташянц одарил мир нефтяного бизнеса "Мистером 5%" - Галустом Гюльбенкяном. Пожалуй, мало кому известно, что Манташянц пригласил 22-летнего отпрыска своих лондонских и манчестерских друзей в Баку, содержал его один год и на практике ознакомил с азами нефтяной промышленности. Именно в Баку Г. Гюльбенкян написал свои первые журналистские статьи, брошюры, с которых начался его путь. Один из ближайших советников Манташянца - Аракел Сарухан (дядя карикатуриста Ал. Сарухана) в 1931 году писал относительно вступления английских нефтяных компаний в Баку: "... Ко всем английским компаниям имел отношение один ловкий, деловой и дальновидный молодой лондонский армянин, который в дальнейшем, еще больше углубившись в нефтяное дело, должен был сыграть лидирующую роль не только в Баку, но и во всех подобных предприятиях мира и стать миллиардером".
Очень показательны данные 1896 года - начального этапа деятельности Ал. Манташянца. В этом году на Апшеронском полуострове было произведено 386 030, 100 тыс. пудов нефти. 22 российских предпринимателя и фирм произвели 138 699 тыс. пудов (36%), "Каспийско-черноморское товарищество" Ротшильда - 32 032 тыс. пудов (8,3%), 5 татар - 34 420 тыс. пудов (9%, из них 32 300 тыс. пудов произвел один Тагиев), 2 грузин - 1032 тыс. пудов (0,2%), а 48 армянских промышленников и фирм - 179 847 тыс. пудов (46,5%). Доля Ал. Манташянца составила 31139 тыс. пудов.
Эти цифры свидетельствуют о том, что армянский капитал год от года рос и укреплял свои позиции. И именно в связи с этим мы сталкиваемся с одним удивительным, но объяснимым с сегодняшних позиций парадоксом, корни которого уходят в прошлое, а последствия непосредственно касаются настоящего.
В 1883 году по поручению Тимофея Морозова - отца мецената и друга революционеров Саввы - в Закавказье приезжает некий торговец А. Макаров с целью изучения состояния торговли и возможности в дальнейшем проникнуть сюда. Он посещает Тифлис, Эривань, Баку, направляется даже в Константинополь и возвращается. Увиденное его обезнадеживает. Он понимает, что вся торговля и промышленность Закавказья находятся в руках армян и вступление в регион Т. Морозова может привести того к катастрофическим последствиям. Бессильное разочарование приводит его к явному армянофобству, и он излагает мысли, имеющие, на мой взгляд, очень важное значение.
"Общий вывод, к которому я пришел, внимательно всматриваясь в настоящее положение Закавказья, заключается в глубоком убеждении, что этот богатейший по своим естественным богатствам край поставлен в чрезвычайно невыгодные экономические условия вследствие того, что вся производительность края эксплуатируется армянами, захватившими в свои руки почти всю торговлю и стремящимися в настоящее время присвоить себе и политическое преобладание в крае, стараясь занимать там административные посты, а между тем едва ли можно рассчитывать, чтобы они в должной мере служили русским национальным интересам".
Последнее предложение очень существенно. Устами этого русского торговца по сути выражается российское имперское мышление, а именно: Россия освободила сотни народов и народностей Кавказа и Закавказья (и это правда, хотя бы в отношении нас, армян) и требовала, чтобы покоренные народы платили за это - служили ей. Вопрос ставился в национальной, а не в государственной или экономической плоскости. В огромной общей империи действовала гегемония русского народа. И это в конце концов стало одной из причин развала империи.
Изучив ситуацию в Баку, Макаров пишет: "Составляя ядро городского населения и имея в руках своих всю торговлю, даже скажу более - всю экономическую судьбу края, армяне ревниво охраняют занятые ими позиции, стараясь по возможности закрепить настоящее положение вещей... Армянин-скупщик для Закавказья - то же, что еврей-шинкарь в западных губерниях, разница лишь в том, что обобранный шинкарем крестьянин пропивает последнее, а обобранный армянином татарин делается разбойником".
Чрезвычайно тонкое наблюдение - разбойничью суть татар Макаров замечает, но объясняет поверхностно. Просто смешно, что ее он объясняет угнетением со стороны армян. О каком угнетении может идти речь, если, скажем, в 1898 году число всех рабочих на нефтяных промыслах и заводах Баку составляло 18874, из которых 4783 армянина, 4048 персов и 3122 татарина? Армянами были 445 конторских служащих (а всех других национальностей вместе взятых - 357), 1877 бурильщиков (персов - 3606), 1472 ремесленника, 785 из обслуживающего машины и механизмы персонала и 204 занимались работами иного рода. Может быть, имеет смысл говорить скорее об угнетении армянина армянином? Особенно если учитывать, что средний годовой доход рабочего составлял всего 268 рублей (кстати, он был наиболее высоким среди рабочих России).
В конце концов, каким образом армяне грабили татар, если в 1880 году в Баку проживало всего 747 армян, среди которых мужского пола (в том числе и детей) - 396, в то время как татар было 13 526? В том же году в Эривани проживали 5 959 армян и 5 805 татар. Почему же в таком случае татары не эксплуатировали армян? Или могли, но не делали?
Да, вопрос в способности. Во все времена и во всех странах армянин считался в высшей степени полезным элементом общества (разумеется, речь идет о цивилизованных странах), поскольку армянская жилка к предпринимательству, к творчеству совершенствовалась, закалялась на протяжении тысячелетий. Как могли конкурировать с ними оседлые представители разнородных кочевников - татары, не имеющие ни интеллектуальных способностей, ни традиций? Просто Российская империя, исходя из государственных интересов, предложила общие для всех правила экономической игры, в которой превзойти армян было невозможно.
Очень любопытную характеристику этнической сущности татар дал в 1891 году учитель Шушинской гимназии. Я. Зедгенидзе, отметив, что в 1886 году в Шуши проживали 18 690 армян, 11 940 татар и 315 русских, говорит о ковроткацком деле, указывая, что местные ковры своими качеством и количеством занимали первое место на всем Кавказе, и подчеркивая, что оно было сосредоточено в татарских семьях. Объясняет он это следующим образом: "Татарин ленив, он даже считает труд за стыд и стремится жить в некоторой степени за счет своей жены, которая почти раба в руках его. Оттого татарка вынуждена посвящать большую часть своего времени не домашнему хозяйству и уходу за детьми, а заработку - в данном случае ковротканию. Не то в армянской семье: тут мужчина добывает жизненные средства; на женщине же лежат домашние хозяйственные заботы и уход за детьми. Отсюда у армянки нет настоятельных побуждений заниматься ковротканием, и она действительно мало занимается им, но зато она лучше, опрятнее ведет хозяйство, больше заботится о детях, нежели татарка".
Ошибется тот, кто подумает, что это фрагментарно-бытовое, не характерное для татар описание. Убедитесь в этом ниже.
Параллельно развитию нефтяной промышленности полностью меняется и облик Баку, его структурный состав. В 1891 году в городе насчитывалось 105 847 жителей, из которых 39 508 татар, 25 897 армян и 23 095 русских и других национальностей.
Армяне были самой богатой прослойкой и не жалели сил для процветания города. На улице Образцовый Ряд им принадлежало множество красивых европейских магазинов. Прибывшие в 1859 году в Баку К. Лалаян (Лалаев) из Шемахи и А. Неркарарян (Красильников) из Шуши были не только известными нефтепромышленниками, но и благоустраивали город - им принадлежала почти половина новых застроек. Оба табачных завода Баку принадлежали армянам, при этом завод братьев Мирзабекянц был известен за пределами Закавказья, а основанный в 1792 году братьями Измирянами (Измировыми) завод спиртных напитков был удостоен медалей на выставках в Париже, Генте, Тунисе, на Кавказе, имел склады в Кизляре, Петербурге, на Нижегородской ярмарке. Высококачественная продукция завода по производству натуральных плодовых соков и искусственных минеральных вод, принадлежащего С. Мелик-Гуламбарянцу, была удостоена диплома Почетного креста и Большой золотой медали на Всемирной Венской выставке.
Помимо класса торгово-промышленников, в Баку проживали множество армян с высшим образованием - занятые на производстве нефти молодые техники, а также врачи, юристы, учителя. Армянам принадлежали книжные магазины, бани, библиотеки, типография, а также 2 церкви.
9/10 российской нефти производилось в Баку, а на европейском рынке ее реализовывалось на 50% больше, чем нефти из Лимы и Пенсильвании.
Наступают 1900-е годы. Кавказский наместник Голицын заявляет, что уничтожит армянство и оставит только по одному мужскому и женскому чучелу армян в Кавказском музее древностей в назидание будущим поколениям (не напоминает ли это вам султана Гамида, младотурок, Гитлера?), а в июне 1903 года конфискует имущество Армяно-Григорианской Церкви.
6-10 февраля 1905 года в Баку происходят армянские погромы. Наступил звездный час татарской мести - по примеру резни, устроенной над армянами в 1896 году их соплеменниками - османскими турками.
Поводом для начала погромов послужило убийство армянами одного из татар (хотя при желании повод всегда можно найти). В течение 3 дней были убиты 224 армянина, 41 татарин и 4 русских. Были ранены 95 армян, 87 татар и 38 человек других национальностей. Сгорело в пожаре 4 дома, было разворовано 176 торговых объектов, мастерских и частных квартир, из которых 134 принадлежали армянам, 30 - татарам, а остальные - иным национальностям. Примечательно то, что никто не был арестован, хотя численность российских войск в городе составляла 1223 человека (не напоминает ли все это Сумгаит и Баку 1990-х годов?).
3 апреля того же года по велению императора в Баку приезжает сенатор Кузминский с целью выяснения происходящего. Пораженный сенатор сообщает: "Они (погромы. - Х. Д.) сопровождались массовыми убийствами, поджогами, грабежами и обнаружили такие проявления зверства и жестокости, на которые способна только разбушевавшаяся и ничем не сдерживаемая толпа".
Затем он начинает детально и методично углубляться в суть межнациональных столкновений. Для начала он отмечает: "С падением ханств и водворением русского владычества положение их (армян. - Х. Д.) резко изменилось: они явились как бы посредниками между представителями русской власти и завоеванным племенем, успели вселить в нее доверие к себе и не только были допущены к разного рода подрядам и поставкам, но и принимались на государственную службу".
Отмечая далее, что в Баку армяне составляют 15%, а татары - 60% населения, он добавляет: "... Как бы ни казались с внешней стороны условия их (армян и татар. - Х. Д.) жизни согласными, все же присущий мусульманам религиозный фанатизм и постоянная, тягостная зависимость их в денежном и торговом отношениях от армян всегда вызывают взаимное недоверие и затаенную злобу.




Рассказывают, что глава этого акционерного общества, миллионер Гукасов, упросил архитектора сделать так, чтобы из дворца, где он проживал с семьей, было не только слышно, но и видно всё, что происходит в летнем клубе. К тому же, ему не хотелось, сидя на балконе, "любоваться" немой сценой. Просьбу миллионера уважили и поступили довольно оригинально. Обычно сцена в зрительном зале "смотрит" на главный вход. В филармонии, то есть в летнем клубе, вход в зрительный зал находится сбоку от сцены, а сам зал повёрнут задом к глухой стене на Садовой улице. Так из окон и с балкона бывшего дворца Дебура, как на ладони, видна сцена летнего клуба....
Следует сказать о крупнейшем российском предпринимателе "миллионщике" Гукасове и его образовавшейся к предвоенному времени "Группы Гукасова" в электротехнической промышленности. В этой сфере он начал деятельность как член правления "Общества бакинской электрической силы" в 1894 г. в качестве нефтепромышленника. К 1908 г. он обладал крупным пакетом акций в "Русском обществе беспроволочного телеграфа и телефона". Затем занял ведущие позиции в кабельном производстве и в строительстве заводов: меднокатаного, проволочного и освинцованных кабелей. Затем начал строительство завода электромашин. Гукасов был одним из главных учредителей в строительстве московского завода "Динамо" с электрифицированным производством. Скупил у испытывающего затруднения дочернего отделения "Вестингауз" завод электротехнического оборудования, также электрифицированный; затем занял руководящий пост в АО "Общество русских кабельных и металлопрокатных заводов", названных "Рускабель".
Таланту ряда архитекторов-армян Баку обязан многими зданиями, украшающими город. Так, на средства братьев Маиловых в 1913г. Н. Г. Баев построил знаменитый Маиловский театр [30], ныне Оперы и балета - одно из лучших зданий города. По его же проекту в 1926 г. построен Сабунчинский вокзал [31].
Замечательные здания возвел Г.М. Тер-Мекелов: Клуба Общественных Собраний - ныне Филармония, Бак. Отделения Тифлисского банка - позднее Детский мир, Коммерческого училища - ныне Педагогический институт и многие другие [32]. В соавторстве с поляками И. Гославским и К. Скуревичем он спроектировал здание Городской управы [33] (Бак. Совет).
Множество других общественных здании, жилых доходных и благотворительных домов, мостов и других инженерных сооружений построено архитекторами-армянами. Строители-рабочие, возводившие эти здания, тоже в большинстве были армянами

Гюлбенкян Галуст (1869-1955)- Мистер 5% (British Petroleum, Shell/Royal Dutch)

Один из самых известных меценатов мира. Своим состоянием не уступал Ротшилду или Рокфеллеру.

После своей смерти оставил богатейшую коллекцию живописи, нумизматических обектов, предемтов старины. Коллекции включают работы Гойя, Мане, Моне, Дега, Ренуара; предметы античности из Древнего Египта, Греции, Рима экспонируемые в величайших музеях мира- таких, как Метрополитан Нью Йорка.....

После смерти Гюлбенкяна согласно его завещанию был образован фонд, носящий его имя. Благотворительный фонд - 2.6 миллиарда долларов с годовым бюджетом в 104 миллиона долларов.

Под патронажем фонда работают научные институты, оперные и театральные труппы, поддерживаются образовательные программы. Центры имени Гюлбенкяна работают на постоянной основе в Лисабоне, Лондоне и Париже. Его именем названны улицы и площади в различных уголках мира. В своё время Гюлбенкян хотел завещать всё своё состояние Армении, только чтобы его имя было включено в названия всех тех заведении и здании, которые будут построенны на его деньги. Советское руководство в Москве- отказало империалисту.
имена армянских нефтянных баронов Баку: Манташев, Лианозов, Гукасов, Маилов, Мирзоев, Цатуров

***
информация : форум нг
 
Rambler's Top100 Армения Точка Ру - каталог армянских ресурсов в RuNet Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. Russian Network USA